Духи и парфюмерная вода от Оливии Джакобетти

Парфюмер Оливия Джакобетти – лучшие духи

Olivia Giacobetti – Оливия Джакобетти. Сегодня она известный и успешный парфюмер. Оливия среди тех счастливчиков, у которых с детства была мечта – стать парфюмером. Почему счастливчиков? Да потому, что так можно назвать любого из тех, кто нашел удачно свою профессию, и с детства об этом лелеял мечту.

Как когда-то мудро об этом сказал Аристотель: «Если вы удачно выберите труд и вложите в него свою душу, то счастье само отыщет вас».

Оливия Джакобетти родилась в Булони в 1966 году. Ее отец Франсис Джакобетти, известный режиссер и отличный фотограф, благосклонно относился к мечте дочери, да и вообще к парфюмерному делу, хотя считал, что если нет таланта, то парфюмера тоже не будет. Но у Оливии был талант. А в 80-х годах она познакомилась с Annick Goutal, которая взялась помочь юной девушке освоить парфюмерную науку.

Оливия Джакобетти с интересом постигала искусство композиции ароматов, и вскоре появилось ее первое творение – Premier Figuier для L Artisan Parfumeur. Аромат, в котором звучит мелодия инжира, восхитил всех поклонников парфюмерии.

Получив квалификацию парфюмера, Оливия решается создавать запахи в одиночестве. И даже теперь, когда она уже стала известным парфюмером, Оливия предпочитает работать самостоятельно. Ароматы Оливии Джакобетти многогранные, чаще всего древесно-мускусные композиции с дополнением фруктового или цветочного компонента.

В 1995 году Olivia Giacobetti создала для L Artisan Parfumeur чудесный аромат с нотами цветов, фруктов и цитрусовых – The pour un Ete.

Лучшие ароматы Olivia Giacobetti

The pour un Ete L Artisan Parfumeur – аромат настолько воздушный, что, кажется, будто он парит в воздухе. Кто-то причисляет его к юным и легкомысленным, а другие считают, что это уникальный аристократ. Возможно, в нем есть и то, и другое, но самое главное, что аромат создаёт вокруг своей обладательницы тонкую, как вуаль, ауру. Аромат сплетен из запахов бергамота, лимона и жасмина, зеленого чая и мяты. Бархатистые ноты кедрового дерева и мускуса замечательно дополняют цветочные и зеленые ноты, делая композицию более мягкой и теплой.

Dzing! L Artisan Parfumeur – это аромат для женщин, принадлежит к группе древесных ароматов. Dzing! выпущен в 1999. Композиция аромата включает ноты кожи, имбиря, бобы тонка, мускуса, карамели, шафрана, сладкой ириски, яблока и сахарной ваты. Все эту сладость дополняют ноты светлой древесины, придавая тепло и мягкость. Удивительно притягательный и необычный аромат, яркий и уютный, красиво играет на коже.

Drole de Rose L Artisan Parfumeur – женский аромат, принадлежит к группе ароматов цветочные. Drole de Rose выпущен в 1996. Верхние ноты аромата: африканский апельсиновый цвет и звездчатый анис; ноты сердца: роза, ирис, фиалка и пудровые ноты; ноты базы: кожа, миндаль и белый мед.

Легкий, ненавязчивый аромат очаровывает своей нежностью и непринужденностью. Он понравится женственным особам.

Extrait de Songe L Artisan Parfumeur – это аромат для женщин, принадлежит группе ароматов цветочные древесно-мускусные. Extrait de Songe выпущен в 2005. Аромат открывается оттенками розы, которую подчеркивают ноты искрящегося апельсинового цвета и липы. Драгоценный шлейф аромата составлен из светлой древесины и белого мускуса.

Аромат окутывает владелицу покровом непревзойденной элегантности и женственности. В нем вы найдете что-то свое, по достоинству оцените его изысканность и утонченность.

Mandarine Tout Simplement L Artisan Parfumeur. Аромат принадлежит к группе ароматов цитрусовые, выпущен в 2006 году. Нельзя не восхититься нежным и соблазнительным парфюмом, вобравшим в себя роскошь искрящегося мандарина, благородного, но вспыльчивого имбиря. Аромат способен подчеркнуть шарм и загадку своей владелицы. Завершает композицию белый кедр и франжипани, в которой проявляется вся прелесть тропического леса. Аромат для самой достойной и восхитительной женщины.

Джакобетти создала для марки Diptyque не один аромат, среди которых и аромат Philosykos. Он выпущен в 1996 году, относится к группе – древесные фужерные. Верхние ноты – лист инжира, инжир; средние – кокос и зеленые ноты; базовые – белый кедр, инжировое дерево, древесные ноты. Филосикос и инжир – это не столь неожиданно. Смоковницы, или инжировые деревья, растут именно в тех благодатных краях, где когда-то собирались философы и мудрецы.

Hiris от Hermes. Этот аромат можно назвать классикой парфюмерии. Он относится к группе – цветочные зеленые и выпущен в 1999 году. Теплый, ненавязчивый, но благоуханный аромат, в композиции которого кориандр, гвоздика, ирис, амбра, нероли, роза, мед, ваниль, белый кедр, дерево миндаля. А характеристика его весьма проста – нежный, переливчатый.

Оливия, создавая свои творения для разных брендов, оставляла в них всегда заметный след.

Для престижного нишевого дома Diptyque Оливия Джакобетти создала целую серию ароматических свечей, изготовив «Figue» («Инжир»), «Freesia» («Фрезия»), «Muguet» («Ландыш»), «Gardenia» («Гардения»). А «Boit cire» («Бочковой воск») стал шедевром ароматных свечей. Впоследствии она создала еще несколько знаменитых парфюмов для этого дома.

Читайте также:
Фото открытых раздельных купальников 2021

С ее духов Preparation Parfumee начался теперь известный бренд Andree Putman, для D Orsay Оливия Джакобетти создала Tilleul – олицетворение свежести, весны и молодости, в которых ощущается пробуждение природы с аккордами цветущей липы и цикламена. А Фредерик Маль обязан ей созданием En Passant с удивительно натуральным запахом сирени, чистыми и яркими нотами весны.

До сих пор этот парфюм считается одним из самых лучших и натуральных запахов сирени, поистине гениальный парфюм. Из сирени масло не добывают, поэтому уникальный запах парфюмеру приходится создавать самому. И у Оливии это получилось. Аромат обладает одурманивающей душистостью сирени, такой, какую мы слышим в садах нашей России.

При возрождении парфюмерного дома Lubin Оливия создала великолепный аромат – древесный, бальзамический, кожаный и пряный Idol. А для известного дома L Artisan Parfumeur она составила более 15 парфюмов. Сотрудники дома L Artisan Parfumeur считают ее гениальным создателем уникальных запахов.

Оливия Джакобетти стала значимым специалистом во многих французских парфюмерных домах. В сотрудничестве с японским концерном Shiseido парфюмер выпустила серию ароматов IUNX. Компания Iunx Parfums была создана в 2003 г. в Париже. На древнегреческом «Iunx» означает «очарование и обольщение запахом».

В бутике Iunx Parfums все строго и необычно, футуристический стиль мебели – черные блоки на фоне белых стен, духи представлены в виде черных пробирок, выставленных в один ряд. Все в японском стили дзен – ничто не должно отвлекать посетителей от духов. За год эта линия получила высокое признание, и цена на отдельные парфюмы возросла почти в 5 раз от первоначальной.

Оливия Джакобетти всегда в поиске чего-то необычного, а красота для нее важнее всего. Она всегда находит новую тему для своих ароматов, и не пройдет мимо неприметных на первый взгляд запахов и предметов. Источником вдохновения для нее может быть обыкновенный песок или чья-то улыбка, кора дерева или бревно, плывущее по реке, или просто смена настроений.

Оливия часто предпочитает селективную парфюмерию, ей нравится создавать свои индивидуальные ароматы, которые не могут быть для всех, так же, как и селективный, избранный стиль жизни не может быть у всех одинаков.

В 2008 году Оливия Джакобетти создала новый французский бренд нишевой парфюмерии Honore des Pres. Были сразу созданы ароматы: Chaman s Party (для мужчин и женщин), Bonte s Bloom (для женщин), Nu Green (для мужчин и женщин), Sexy Angelic (для женщин) и Honores Trip (для мужчин). Затем последовали – I Love Les Carrotes (для мужчин и женщин), Love Coco (для женщин), Vamp a NY (для женщин).

Ароматы Honore des Pres для тех, кто умеет радоваться солнцу, восхищаться свежестью раннего утра и просто любить природу. Парфюмы от Honore des Pres удивительно легкие, почти прозрачные, с оттенками зелени, древесных нот, романтичные и парящие.

«Только работая в одиночестве, можно создать тот уникальный запах, который может стать запахом вне времени», – говорит Оливия. «Чтобы качественно выполнять свою работу, мне нужен покой; денег мне и так хватает».

Olivia Giacobetti

Olivia Giacobetti (Оливия Джакобетти) – одна из лучших современных парфюмеров мирового уровня. Многие известные парфюмерные бренды желали бы заполучить ее в качестве своего ведущего сотрудника. Джакобетти создала для марки Diptyque ароматы Freesia, Muguet, Gardenia, Philosykos. Классикой парфюмерии является ее Hiris от Hermes. С ее духов Preparation Parfumee начался известнейший теперь бренд Andree Putman. Фредерик Маль обязан ей созданием En Passant. Для D’Orsay Olivia Giacobetti осуществила реконструкцию Tilleul — духов 50-х годов, пахнущих липой. Возрождая парфюмерный дом Lubin, придумала прекрасный древесно-кожаный Idol. Плодотворным стало сотрудничество Olivia Giacobetti с известнейшим во Франции торговым домом L’Artisan Parfumeur. Оливия Джакобетти создала для него более 15 наименований парфюмов и ароматных свечей. Это парфюмированые воды Passage, d’Enfer, Dzing, Navegar…

Но на вопрос о том, не собирается ли она открыть парфюмерный дом своего имени, Оливия Джакобетти обычно отвечает: «Чтобы качественно выполнять свою работу, мне нужен покой; денег мне и так хватает». Добавим, что и известности ей не занимать.

Родилась Оливия Джакобетти в 1966 году в Булони. Ее отец – отличный фотограф и известный режиссер Франсис Джакобетти с самого начала симпатизировал стремлению дочери к парфюмерному делу. Но при этом высказывал мысль о том, что если таланта нет, то дело безнадежно: “Фотографировать можно научиться за час, но чувство света у тебя или есть, или нет”. К счастью, у Olivia Giacobetti талант оказался.

Читайте также:
Как похудеть в домашних условиях, и чем опасны диеты

В начале 80-х юная Оливия Джакобетти знакомится с парфюмерной знаменитостью Анник Гуталь (Annick Goutal). Анник Гуталь приобщила девушку к миру ароматов, научила основам парфюмерии и дала урок доверия собственной интуиции. Эта встреча кардинально изменила жизнь Оливии. Обучаясь, она легко понимала запахи, словно заранее зная – какие из них станут сочетаться и какую дадут композицию.

С 17 лет она работает ассистентом парфюмерного дома Robertet – мирового парфюмерного центра в городе Грассе. Девушка настолько серьезно увлеклась искусством композиции ароматов, что уже через 5 лет придумала свое первое произведение: Premier Figuier для L’Artisan Parfumeur. Аромат сразу стал хитом в мире парфюма, ведь до этого момента никому в голову не приходило, что запах инжира настолько притягателен. Получив высокую квалификацию парфюмера, Оливия Джакобетти могла выбирать, где она хочет работать – уже тогда крупные парфюмерные дома знали ее имя. Но она идет по пути парфюмера-«отшельника» Эдмона Рудницка, предпочитая работать в одиночестве, чтобы создавать «запахи на все времена». Когда индивидуальность, смелость и трудолюбие сочетаются с талантом, то итогом становится успех.

Оливия Джакобетти стала ценным и необходимым специалистом во многих французских парфюмерных домах. С маркой Shiseido Джакобетти выпускает серию ароматов IUNX. Лишь за год эта линия IUNX получила такое признание, что цена на отдельные ее парфюмы возросла в 5 раз от первоначальной. Дом L’Artisan Parfumeur трепетно относится к независимой создательнице шедевров, носящих его имя. Сотрудники называют ее ангелом и гениальным создателем уникальных запахов.

Для Оливии Джакобетти источником вдохновения является буквально все: пляжный песок, кора дерева, церковный ладан, смена настроений, мимолетная улыбка – любая мельчайшая деталь. Кто-то проходит мимо таких запахов как семена моркови, чай с пряниками, кудри младенца, бревно, плывущее по реке или японская баня. Кто-то, но только не Оливия Джакобетти. Отличный нос во всем найдет новую тему для ароматов.

Преобладающие клиенты Джакобетти – бренды селективной парфюмерии, ее путь – индивидуалиста в огромном мире. Селективность – это стиль ее жизни. А селективный, избранный стиль жизни не может быть у всех. Оливия Джакобетти не подчиняется законам парфюмерного мира, она создает свои законы.

Фредерик Малль, «О создании ароматов»: Оливия Джакобетти и En passant

Перевод книги Фредерика Малля «О создании ароматов» — любимая рубрика парфманьяков и сочувствующих. Следующая глава — про Оливию Джакобетти и ее аромат En Passant.
Я с тревогой посматриваю на фолиант On Perfume Making — осталось меньше половины, а мне не хочется с ним расставаться. Эта работа — перевод глав из книжки Малля — одна из самых приятных, что со мной случались. Редко бывает так, что в книге все правда, и никаких маркетинговых глупостей. В этой — все так. Начало истории — о том, как начиналась Editions de Parfums — можно почитать тут. Перевод предыдущих глав — тут, тут и тут.

Оливия Джакобетти и En Passant

Я никогда не работал с Оливией, и, тем не менее, в моем списке парфюмеров, которых я планировал привлечь к Editions de Parfums, ее имя значилось одним из первых. Я ею всегда восхищался — издалека. Мне нравилось то, что она делала для нишевых парфюмерных домов, я любил ее некоммерческие ароматы — например, Premier Figuier, который она придумала для L’Artisan Parfumeur’s.

У нее был независимый дух и нрав, нестандартность мышления и абсолютно правильное понимание роскоши. Все это вместе сформировало ее неповторимый стиль, который до сих пор продолжает оказывать влияние на парфюмерные тренды. Особенно это заметно в категории ароматов для дома.

История Еn Passant необычна и показательна. Название духов — Еn Passant (в переводе с французского — «случайно», «мимоходом», «ненароком») — было первое, что я набросал на эскизе макета несуществующей упаковки несуществующего флакона. Я размышлял, кто из парфюмеров справится с этой «случайной» задачей. В списке значилось и имя Пьера Бурдона — так или иначе, но он был первым, кто принял мое предложение участвовать в проекте Editions de Parfums.

Но в итоге не Пьер, а Оливия стал автором этого аромата. Когда я показал ей набросок упаковки — и название — она сказала: «Окей, мне нравится. И да, я хотела бы поработать над духами с такой «мимоходной» идеей.»

Я даже не успел ей изложить идеи проекта Editions de Parfums, а она не успела их услышать, принять или опровергнуть. Но она сказала «Окей».

Я воспринял это как согласие войти в круг парфюмеров Editions de Parfums.

Читайте также:
Модная одежда для дома – идеальные домашние образы

До этого все духи в моей коллекции основывались на ольфакторных идеях, и начинались именно с них. Их названия рождались позже, когда характер аромата становился окончательно ясен, и тогда все, что тогда от меня требовалось — найти лучшие слова, чтобы описать этот характер и заключить его в звонкое (ну, по возможности) имя. За несколько лет работы я осознал: когда вы приступаете к поискам названия — значит, аромат уже почти готов.

Но с En Passant было все по-другому.

En Passant стал первым и единственным ароматом, который начался с названия.

Оливия рассказала мне, что, еще будучи девочкой, влюбилась в аромат сирени. Точнее, в запах ветра, который доносит аромат сирени. Для меня тот же запах был одним из первых ольфакторных шоков — и он тоже случился давно, когда я еще учился в школе.

Поэтому я легко согласился с тем, что плывущий по весеннему воздуху аромат сирени будет максимально точно соответствовать названию. Конечно, «случайность», конечно, «мимоходом». En Passant.

Но воспоминания иногда совершеннее и прекраснее, чем реальность. Особенно если это воспоминания об аромате сирени, в котором — если как следует в него внюхаться — обнаружится масса не слишком приятных черт.

Он начинается агрессивно, пахнет слишком «зелено» и даже слегка отдает скипидаром, а по прошествии времени — из-за своих животных анималистичных нот со щедрой примесью меда — становится почти грязным.

Чтобы воссоздать запах сиреневого ветра, Оливия сначала сконструировала искусственную сирень «в натуральную величину» — со всеми ее сильными и слабыми сторонами. Используя синтетические молекулы и последовательно добавляя их одну за другой в тщательно отмеренных дозах, она составила сложнейший ольфакторный пазл и в точности воспроизвела, как распространяется и эволюционирует аромат этого цветка. Ее сирень получилась чуть ли не более натуральная и живая, чем реальный куст.

После чего Оливия стала оттачивать и «чистить» аромат. Она работала, как опытный продюсер звукозаписи, который в своей студии редактирует треки, редуцируя одни ноты и усиливая звучание других.

Грязно пахнущую базу она, например, заглушила — но не убрала полностью, чтобы сохранить иллюзию реальности. Затем, чтобы придать джусу воздушные ноты, ноты ветра, добавила абсолю огурца. И, наконец, чтобы усилить впечатление чистоты и связать аромат с кожей носителя, водрузила свою формулу на прочную базу из пшеницы и белого мускуса.

Результатом стала, если можно так выразиться, отфотошопленная версия природы: аромат сирени, несущий в себе мощный заряд романтизма и ощущение почти девственной чистоты. И носить его можно легко и с удовольствием — в любой ситуации.

Критики и знатоки об аромате En Passant
Галина Анни , парфюмер, коллекционер и исследователь: «Снова импрессионизм, теперь Клод Моне и его сады, сирень и женщины в белых платьях, идущие по влажной траве. Утро, умытые дождем кусты, капли на гроздьях цветов. Ищем пятилепестковый цветок, загадываем желание. Парфюмер Оливия Джакобетти с ее любимой темой воды. Которая течет под мостом Мирабо.»

Матвей Юдов , химик, специалист в области душистых веществ, создатель научно-популярного парфюмерного блога «Гиперболоид кота Леопольда», постоянный автор парфюмерной энциклопедии Fragrantica, где описаны, в частности, все ароматы коллекции Frederic Malle: «Одна из лучших композиций на тему сирени, весьма реалистичная и комфортная.»

Яна Зубцова : «Если закрыть глаза, то где бы вы ни находились до этого — в заснеженной в Сибири или на острове Бора-Бора, где о сирени сроду не слыхали, — вы окажетесь в мае, в детстве, в средней полосе России. Окажетесь снова влюблены в одноклассника Сашу (Андрея? Игоря?), а он окажется снова влюблен в вас — настолько, что всю ночь рвал для вас во дворах сирень. И утром вы прогуляете школу, потому что будете отыскивать пятилепестковые цветы и загадывать желания. А в 16 лет желаний так много, что есть риск опоздать даже к пятому уроку.»

Где купить ароматы Frederic Malle:

  • Он-лайн: интернет-магазин ЦУМа
  • Офф-лайн:
    Москва: РИВ ГОШ «Цветной», ЦУМ, ГУМ, Смоленский пассаж, «Времена года».
    Санкт-Петербург: ДЛТ, ул.Большая Конюшенная, 21-23, +7 (812) 648 08 48
    Екатеринбург: Золотое Яблоко, ул.Малышева,83 +7 (343) 350-61-19
    Самара: Золотое Яблоко, Коммунистическая, 90 +7 (846) 302-02-30
    Казань: Золотое Яблоко, Пушкина, 2 +7(843) 237 55 37

Гениальные парфюмеры: история Оливии Джакобетти

Парфюмеров в мире много. Но только единицы из них становятся знаменитыми. Это гении, парфюмеры от бога. Среди них и Оливия Джакобетти, женщина-парфюмер, чей удивительный почерк знаком каждому любителю парфюмерии. Ее трехмерные, удивительно легкие и гармоничные ароматы, созданные буквально по волшебству из небольшого количества компонентов, завоевывают сердца тех, кто их хоть раз попробовал. Оливия Джакобетти умеет вместить в аромат целый пейзаж, и это не плоская картина, это настоящее объемное пространство, с цветами, красками и историей, которую аромат рассказывает.

Читайте также:
Модные летние шорты 2021 для женщин и девушек

Когда Оливия Джакобетти была еще маленькой девочкой, многие были абсолютно уверены: грациозная и красивая малышка сыграет не одну заметную роль в кино. Все оказалось несколько иначе — это кино сыграло заметную роль в жизни Оливии. Посмотрев в 8 лет фильм “L’eau Sauvage” (“Дикарь”) с Катрин Денев и Ивом Монтаном, девочка решила, по примеру главного героя, стать парфюмером.

Конечно, говорить о том, что дело всей жизни было выбрано лишь из-за одного увиденного в детстве фильма, было бы в корне неправильно. Запахи и ароматы оставались важны для Оливии всегда, даже до знакомства с одним из шедевров французского кинематографа. Возможно, в чем-то на выбор профессии повлияла и семья. Мать девочки была великолепным кулинаром и не боялась экспериментов с пряностями и приправами. Как бы то ни было, в 16 лет, окончательно убедившись, что парфюмерия — это то, что ей нравится, Оливия находит возможность познакомиться и стать ученицей Анник Гуталь. Знаменитая парфюмерша, талантливая пианистка, чью жизнь в корне поменяло знакомство с парфюмами дома Robertet, с готовностью согласилась стать наставницей Оливии, провела её в незнакомый мир запахов, познакомила с основными понятиями парфюмерии и помогла научиться доверять своей интуиции.

Анник не остановилась на том, что преподала Оливии несколько основных уроков. Она еще и помогла ей оказаться непосредственно в Robertet, доме, расположенном в святая святых парфюмерии, парфюмерной столице мира — Грассе. Еще 4 месяца талантливую девушку обучал Жан Гишар, передавя ей секреты работы с сырьем, собираемые домом Роберте уже более трех веков. Обучение не пошло впустую — девушка оказалась буквально одержима ароматами. Она схватывала все на лету, запоминая язык запахов, интуитивно догадываясь, какие компоненты лучше подойдут друг к другу и как будет вести себя получившийся аромат. Слова отца Оливии, Франсиса Джакобетти: “Фотографии учатся 2 часа, но зато чувство света у тебя или есть, или нет” стали чем-то вроде ее кредо.

Обучение не было напрасным. В день своего семнадцатилетия юная Джакобетти получила подарок, который впоследствии назвала самым лучшим в своей жизни. Дом Роберте предложил ей стать ассистентом. Конечно, это не сказка о Золушке и работа ассистентом далеко не предел всех мечтаний — она лишь еще одна ступень на пути к мечте. Семь лет Оливия формировала и воспитывала себя: взвешивала сырье, создавала формулы, делала первые шаги в составлении композиции. Став квалифицированным парфюмером, она вполне могла рассчитывать на прекрасно оплачиваемую должность в каком-нибудь крупном парфюмерном доме. Но и в этом Оливия была оригинальна. Ей всю жизнь хотелось быть похожей на великого парфюмерного отшельника Эдмона Руднитску, создавшим “L’eau Sauvage” для Christian Dior.

“Только работая в одиночестве, можно создать тот уникальный запах, который может стать запахом вне времени”, – говорила Оливия.

Никаких гарантий, что она справится, не было. Парфюмеры-одиночки вообще довольно редки. Но храбрость, упорность и невероятный талант, граничащий с гениальностью, сделали свое дело.

И вот Оливию пригласили на работу. Престижный нишевый дом Diptyque заказал ей изготовление ароматических свечей. И она блестяще справилась с заданием, изготовив “Figue” (“Инжир”), “Freesia” (“Фрезия”), “Muguet” (“Ландыш”), “Gardenia” (“Гардения”). “Boit cire” (“Бочковой воск”) – последний из ароматов стал шедевром и бестселлером коллекции свечей, теплый и одновременно с этим прохладный запах. Впоследствии она создала еще несколько парфюмов для этого дома, знаменитых и поныне.

Следующим шагом для Оливии стала работа на нишевый дом L’Artisan Parfumeur, и именно там парфюмер проявила свой талант на все сто. Большнство ароматов этого дома созданы именно ей, и благодаря ним Оливия стала по-настоящему знаменитой.

Через некоторое время Джакобетти участвовала в конкурсе на разработку формулы для дома Hermes, аромата «24, Faubourg». Она не выиграла этот конкурс, но при собеседовании обмолвилась о том, что на досуге придумала парфюм, который назала Hiris, и он основан на главной ноте – аромате свежих ирисов.

В том же году этот аромат, выпущенный Hermes, произвел настоящий фурор. И неудивительно. В лучших традициях Джакобетти, этот аромат легкий и свежий, однако при этом феноменально стойкий. Весенние цветы – пролески, крокусы, оттеняющие смесь из белых и лиловых цветущих ирисов. Ирис – сложнейший парфюмерный материал, и мало кто умеет с ним работать грамотно. У Оливии получилось.

Оливия Джакобетти была ведущим парфюмером IUNX, дочернего дома Shiseido. Парфюмы, разработанные под маркой IUNX, носии концепцию минимализма, однозначно подходящему к стилю Оливии. Однако в 2006 году, всего три года спустя после открытия, Shiseido закрыли бутик IUNX, посчитав его убыточным. Но. Ароматы этого дома сейчас считаются удивительным раритетом, за ними охотятся коллекционеры всех стран.

Читайте также:
Российская и Советская парфюмерия, духи Красная Москва

Также Джакобетти создала два малоизвестных аромата для Guerlain: Baby Guerlain и Le Petit de Guerlain. Это ароматы для маленьких девочек, которые в Украину почему-то не завозят. Видимо, мы не их целевая аудитория.

Венцом карьеры Оливии стало приглашение Фредерика Малля – он предложил ей стать одним из авторов парфюмов своей знаменитой Библиотеки, все ароматы из которой созавались самыми известными парфюмерами мира. Оливия Джакобетти создала для Малля аромат, названный En Passant. И до сих пор этот парфюм считается наиболее живой, достоверной и настоящей сиренью в парфюмерии. Это гениальный парфюм: ведь масла из сирени не добывают, ее аромат приходится создавать другими способами. И у нее это получилось.

Джакобетти часто задавали вопрос, почему же она не создает свой собственный парфюмерный дом. Парфюмеры ее уровня обычно уже работают сами на себя, непрестижно быть наемным парфюмером. Она отвечала всегда одно: “Для того, чтобы делать свое дело, мне нужно забыться. Уйти в себя. Отрешиться от внешнего мира. . Каждый шаг в создании аромата – прыжок в пустоту. Лучше я прыгну одна, чем потяну за собой кого-то еще”.

Ароматы, созданные Оливией Джакобетти:

  • Agnes b le b (2007)
  • Andree Putman Preparation Parfumee (2001)
  • Cinq Mondes Eau Egyptienne
  • Cinq Mondes Rituel du Java, Indonésie (2007)
  • Cinq Mondes Rituel du Kyoto, Japon (2007)
  • Cinq Mondes Rituel du l’Atlas, Maroc (2007)
  • Diptyque Essence of John Galliano (свечи и ароматизатор для дома)
  • Diptyque Ofresia (1999)
  • Diptyque Philosykos (1996)
  • Frederic Malle En Passant (2000)
  • Guerlain Baby Guerlain (2005)
  • Guerlain Le Petit de Guerlain (аромат для детей)
  • Hermes Hiris (1999)
  • Honoré des Prés Bonté’s Bloom (2008)
  • Honoré des Prés Chaman’s Party (2008)
  • Honoré des Prés I Love Les Carottes (2010)
  • Honoré des Prés Love Coco (2010)
  • Honoré des Prés Nu Green (2008)
  • Honoré des Prés Sexy Angelic (2008)
  • Honoré des Prés Vamp à NY (2010)
  • Линия ароматов IUNX
  • L’Artisan Bottega Veneta Intreccio #1 (аромат для дома)
  • L’Artisan Bottega Veneta Intreccio #2 (аромат для тома)
  • L’Artisan Drole de Rose (1995)
  • L’Artisan Dzing! (1999)
  • L’Artisan Extrait de Songe / L’Ete en Douce (2005)
  • L’Artisan Fleur de Carotte (2000)
  • L’Artisan Fou d’Absinthe (2006)
  • L’Artisan Jour de Fete (2004)
  • L’Artisan L’Eau de L’Artisan (1993)
  • L’Artisan Mandarine Tout Simplement (2006)
  • L’Artisan Navegar (1998)
  • L’Artisan Passage d’ Enfer (1999)
  • L’Artisan Premier Figuier (1994)
  • L’Artisan Safran Troublant (2002)
  • L’Artisan Tea for Two (2000)
  • L’Artisan The Pour Un Ete (1996)
  • L’Artisan The des Sables (2001)
  • L’Artisan Un Bouquet en Mai (2001)
  • Lubin Idole de Lubin (2005)
  • Michel Klein Cher Michel Klein (2005)
  • Parfums D’Orsay Tilleul (реформулирование)
  • Penhaligon’s Elixir (2008)

Diptyque Philosykos – отзыв

..Другие созвездья сплетают небесный навес – реминисценция. Безграничная философия? Смутные воспоминания, инжирные измышления.

..Вдыхаешь аромат и будто бы возникают смутные воспоминания чего то далекого. Непрошенного. Ностальгически – упоительного одновременно.
Память заключает меня в крепкие объятия и напрягается мозг. Реминисценция. Абсолютно мнемический эффект, и я усиленней наношу аромат. Испортить невозможно, звучание Philosykos очень легкое, обволакивающее, кремовое. Несколько нанесений, сразу 4 пшика, задушит? Отнюдь, я будто крепко накрепко спрятана в коконе.Коконе из памяти философски подобранного инжира в аромате.

Это, как согреть свои мысли возле камина. Вспомнить себя..и обнять крепко.

Philosykos надо наедине.. Без лишних звуков другой парфюмерии.
Аромат совершенно имеет что то свое, тонкоосязаемое, как будто с другой планеты.. под другими созвездиями. Нереальный.

Diptyque Philosykos (Диптик Филосикос), Eau De Toilette.

➤ Стоимость: 100 мл

8900 руб., по золотой карте РивГош, например, 7565 рублей. В различных имагах несложно найти подешевле.

➤ Производство, бренд: Франция.

(Дом) Diptyque изначально и по сей день занимается производством свечей для дома, это потом уже впоследствии стал выпускать парфюмерию и средства по уходу за кожей лица и тела. Занимает нишевый сегмент.

➤ Пол: это настоящий унисекс. Даже ни разу не вздумает аромат перетянуть ни в одну из гендерных сторон, Ж не перетягивает на себя одеяло, а М не пускается его тут же отнять. Аромат отлично звучит, как на женской, так и на мужской коже.
➤ Год создания: 1996.
➤ Парфюмер: Olivia Giacobetti (Оливия Джакобетти, тот самый парфюмер корсиканского происхождения, ученица дома Анник Гуталь).

Читайте также:
Итальянские пуховики от бренда ADD

➤ Упаковка:
В оригинале коробка с прорезями, они как бы вырезаны.
На коробке описываются ингредиенты, на дне ее мы можем увидеть выбитый код.
При открытии нашему взору предстает маленькая, сложенная в гармошечку книженция, но на русском языке ни слова.

Упаковка в фото:

➤ Описание:

Аромат копирует атмосферу залитой южным солнцем инжирной рощи, в центре древней Фессалии.
Композиция первого инжирного аромата в истории парфюмерии содержит все элементы инжирного дерева: листья, цветы, плоды, древесина.
Дезмонд Нокс-Ли и Кристин Гатро, одни из основателей бренда Diptyque, испытывали особую любовь к Греции. Во время путешествий Дезмонд коллекционировал различные вещицы, пропитанные её историей: кусочек мрамора из Акрополя, осколок камня, найденного на мысе Сунион, галька из Трои, а также засушенные листья инжира, срезанные с деревьев дикого сада, по которому прогуливались двое друзей, идя к морю.

Мои ассоциации не имеют абсолютно ничего общего с описанием про атмосферу южного солнца, про мрамор из Акрополя, про море. У меня к аромату нечто иное.

➤ Группы: фужерные, древесные и я бы добавила молочно-зеленые, свеже-сладкие.

Пирамида:

Средние ноты:
Зеленые ноты, Кокос

Базовые ноты:
Древесные ноты, Инжировое дерево, Белый кедр

Но это ненадолго, готова обрадовать тех, кто не любит в звучании зелень. Несколько минут спустя проступает сладковатый, но не приторный аромат инжира, его плодов. Это не настолько сочно, нет здесь косточек и сок не брызжет во все стороны. Кокос слышится, но здесь он не явный, но придает аромату кремовости, молочности и натуральности.
В аромате нет состязательной игры, все ноты едины, неимоверно приятны. Так нежно. Philosykos очень плавно и мягко помогает выйти из «запоя» тяжеловесами, коими моя зима была провозглашена. А сейчас с Инжиром и его философией мой нос, рецепторы и окружающие, которые рядом – отдыхают.

Отдалённо звучание в Philosykos напоминает детское, воздушное пюре, молочно – ванильное, но инжир с кедром придают прохладу и между тем сладкую свежесть.

Этими духами интригуешь, а не душишь. Абсолютная лёгкость, и в привычном понимании инжир, как сухофрукт или варенье – отсутствуют. Звучание немного суховато, но за счёт нот кокоса, нет шершавости.

Вообще, стоит сказать, аромат упоительный. Чувствуется Пина-Колада ближе к сердцу, но совсем немного, не переслащена и не дерзка. В Diptyque Philosykos настолько яркие ноты друг с другом в симбиозе, не выпирают, звучат органично. Немного деревяшек из леса, это фужер настоящий, но такое звучание, будто сквозь чащу леса пробиваются солнечные лучи.

База продолжает быть сливочно-кремовой, никакого мха, плесени, сплошь деревяшки из инжирового дерева.

Philosykos, какое название интересное, и означает оно не столько философию, а совершенно неожиданно – «любитель фиг» и фигову историю.

«Инжи́р, или Фи́га, или Фи́говое де́рево, или Смоко́вница обыкнове́нная, или Смо́ква, или Ви́нная я́года (лат. Fícus cárica) — субтропическое листопадное растение рода Фикус семейства Тутовые». А любителем фиг, оказывается, был великий греческий философ Платон. Он был учеником Сократа и учителем Аристотеля. И тут вообще все сходится, это! Греческая философия. Измышления, как реконструкция ауры, которая царила во время чтения Платоном своих великих лекций. Залитые солнцем деревья и лужайка. Древние греки расселись и слушают мудрого Учителя. И только инжировые деревья дают тень и благоухают.

Короткий. Аромат близко к коже.

➤ Стойкость:
Из-за обилия натуральности стойкость слабая, до 4-х часов максимум. Ее мне, конечно, мало.
Потому, в течение дня прибавляю немного «громкости».

➤ Погодные условия:

Когда хочется побыть со своими мыслями наедине, неважна погода. Где – то там, в другой вселенной с иными созвездиями поразмышлять, заглянуть внутрь себя, согреться теплыми объятиями аромата Philosykos. Поностальгировать, повспоминать счастливое детство – все это можно круглогодично. Здесь нет никакой конфронтации с сезонностью.

Мне марка Диптик безумно импонирует. Причина этому есть и она принципиальная, хотя к ароматам не имеет отношения.

…минутка ворчания про концепцию ниши *не философия*:
Увы, со временем многое, что меняется. Иногда в лучшую сторону, а иногда напротив, хуже некуда. Да простят меня ценители Домов и брендов Amouage, By Kilian и других известных парфюмеров в тенденции, политикой которых стала агрессивная реклама, что видно невооруженным – это неправильно. Или это нормально? Такие марки (не только указанные выше) продвигаются грамотно, но можно ли и их называть нишей, я лично стала сомневаться.
Мы знаем, что селективная (и нишевая) парфюмерия не склонна себя рекламировать.
Такая парфюмерия – это акт искусства, а не способ заработать деньги.
Diptyque для меня является искусством. А также олицетворением достоинства и натуральность звучания. И ценители на этот Дом обязательно найдутся, даже без всякой рекламы.
Да и стОят ароматы этой марки далеко не тридцать тыщщ, а вполне доступно для такого сегмента.
*усе, ворчать, наконец, перестала*

Читайте также:
Крем – правила применения, как правильно использовать

Diptyque Philosykos, громко кивая, рекомендую. К знакомству, к затесту, к приобретению, и стать быть может, ценителем, коллекционером, любителем.

Может быть, ваши созвездья вплетут свои образы и воспоминания..

Всем огромное спасибо за внимание!

Желаю вам ароматных открытий и потрясающих находок в огромном и разнообразном мире парфюмерии!

Предлагаю засунуть нос в другие флакончики (частичная коллекция, которая смогла увековечится в фотографии..)

Оливия Джакобетти – Olivia Giacobetti

Красавица Оливия Джакобетти (Olivia Giacobetti) родилась в 1966 году в Булони. Ее отец был фотографом и режиссером, и все прочили очаровательной малышке будущее актрисы. Но Оливия с детства была влюблена в ароматы. И к 16 годам у нее окончательно оформилось убеждение, что она станет парфюмером.

Оливия знакомится с Анник Гуталь (Annick Goutal), известным парфюмером и владелицей одноименного парфюмерного дома. С этого знакомства началась карьера Оливии. Гуталь приняла участие в девушке – открыла ей мир ароматов уже с профессиональной точки зрения, представила парфюмерам дома Robertet в Грассе, “парфюмерном сердце” мира.
И спустя некоторое время Оливия Джакобетти поступает в Robertet в качестве ассистента.
Она обучается всем процессам производства аромата, проявляя одержимость профессией парфюмера и талант. Джакобетти интуитивно подбирает наилучшие сочетания компонентов, с точностью хронографа определяет все этапы раскрытия аромата.

Спустя семь лет кропотливого обучения Оливия получает свой первый заказ в качестве квалифицированного парфюмера – от нишевого дома Diptyque. И Джакобетти блестяще справляется с задачей – созданные ей ароматы пользуются огромным успехом.

Оливия Джакобетти (Olivia Giacobetti)

Далее в ее карьере следует целая эпоха дома L’Artisan Parfumeur (как-то так складывается, что Джакобетти работает преимущественно с селективными ароматами). Или в истории дома L’Artisan Parfumeur начинается эпоха Оливии Джакобетти?… Сложный вопрос Но Оливия становится ведущим парфюмером дома, его “лицом” и музой.
Она создала 15 ароматов для L’Artisan Parfumeur, и ее почерк уже невозможно не узнать.

Да, Оливия Джакобетти – парфюмер со своим характерным, совершенно индивидуальным почерком. Что говорит о бесспорном таланте и принадлежности к профессионалам “первого эшелона”.
Ароматы Джакобетти – как ароматы феи… Легкие, природные, естественные, наполненные прозрачным воздухом и чистотой. Они – как акварели невероятной красоты… И основной “цвет”, с которым ассоциируются ее ароматы – солнечно-зеленый, цвет весны и пробуждения природы.
Джакобетти предпочитает выстраивать пирамиду аромата из минимума компонентов, она не любит перегруженных формул.

Она переформулировала классический аромат Tilleul парфюмерного дома D’Orsay, выпущенный еще в 1915 году. Аромат красивый, но безнадежно устаревший. Джакобетти вдохнула в него жизнь, наполнила легкостью и светом, придала актуальное современное звучание. И сейчас не найти среди парфюмов более красивой, натуральной, солнечно-медовой ноты липы, чем в ее Tilleul.


Вернемся к хронологии. После сотрудничества с L’Artisan Parfumeur Джакобетти пробует свои силы в конкурсе на составление композиции аромата для дома Hermes. Она не выиграла конкурс. Но это поражение обернулось триумфом.
На собеседовании Джакобетти обмолвилась, что у нее есть идея создания аромата, главной нотой в котором будет нота цветов ириса (очень сложная и капризная нота, между прочим. С ней нужно уметь работать). Руководство компании заинтересовалось и спустя некоторое время были выпущены духи Hiris Hermes, которые произвели фурор в парфюмерном мире. Долгое время этот аромат считался лучшим “ирисовым ароматом”.
Лишь недавно появился парфюм с совсем иным, но ничуть не менее красивым звучанием… Но это субъективное мнение

Однако не всегда все складывалось успешно. Но это обусловлено не профессиональными промахами Джакобетти, а маркетинговой политикой брендов.

Например, дочерняя компания Shiseido, бренд IUNX, предложил Оливии создать для них несколько ароматов. Японская философия чистоты и минимализма полностью совпала с мировоззрением Джакобетти. Ароматы она создала, но вскоре Shiseido приняла решение закрыть UINX, посчитав его нерентабельным.

…Трудно утонченной француженке в Америке, что и говорить Приехав в Нью-Йорк, Оливия заинтересовалась необычным концептуальным предложением создать линию ароматов из натуральных компонентов, одобренных Ecocert. Получившаяся органическая коллекция из трех ароматов восхитила приверженцев экологически чистого образа жизни.
Креативная упаковка аромата, придуманная Джакобетти, очень забавная, необычная и говорит о превосходном чувстве юмора парфюмера. Духи разлиты в упаковку, полностью имитирующую стаканчики “кофе на вынос”, с которыми не расстается ни один житель Нью-Йорка.

Но ароматы не получили признания широкой аудитории, коллекцию пришлось уценить и впоследствии закрыть. Как прокомментировала это Джакобетти – Этот бренд не пользуется популярностью – так как это органика. Для людей это странно.

Америка и искусство высокой парфюмерии – понятия несовместимые… Поэтому вернемся во Францию и закончим на позитивной ноте

Читайте также:
Покупки и подарки к Новому 2021 году

Признанием Оливии Джакобетти как парфюмера мирового уровня стало предложение от парфюмерного дома Frederic Malle. Маль приглашает к сотрудничеству только мастеров “высшей лиги”, поэтому подобное предложение – это признание парфюмера как профессионала экстра-класса. Для Джакобетти это было приглашением в ряды парфюмерных небожителей.
И она вновь оправдала ожидания.
Она создала аромат En Passant (мимоходом, проходя мимо), основанный на пьянящей ноте сирени. По единодушному признанию парфюмерных экспертов, у Джакобетти получилась самая живая, “дышащая” сирень из всех существующих.
En Passan… Хрустальный нежный аромат, легкий, чуть влажный запах веток сирени. Конечно, это не моноаромат, в нем слышатся и другие оттенки. И воздух… и дождь… и сумерки… и недолгий, но умопомрачительно красивый шлейф…
Маль может гордиться, что получил еще один парфюмерный шедевр в линейку своих парфюмов

Cамая необычная тема в советской парфюмерии
Винтажные ароматы

Сейчас сложно представить, чтобы какой-нибудь известный дом моды или производитель модной одежды не имел собственной линейки ароматов – настолько это давняя традиция. Кутюрье вовсю сотрудничали с парфюмерами уже в начале 20 века, а к его второй половине явление достигло своего апогея. Но это на Западе, а в СССР дело обстояло совсем иначе: парфюмерная промышленность существовала сама по себе, отдельно от дизайна одежды.

Духи “Модо”, “Дом Моделей” и “Медальон”

Есть, конечно, искушение оправдать это отсутствием в СССР модной индустрии – однако в Союзе были все модные институции, что и на Западе: дома моды во всех крупных городах и республиканских центрах, модельеры с именем, портные высокого класса с частной практикой, ателье экстра уровня, модные журналы. Было даже производство в сегменте лакшери – меха, кружево ручной работы.

Для возникновения связи между модой и парфюмерией в СССР не хватало главного: конкуренции за потребителей, за рынок. Для западных модных домов парфюмерия изначально была инструментом рекламы и пиара, дополнительным способом привлечь и удержать внимание клиентов, а потом стала еще одним (в некоторых случаях главным) источником дохода. А советские дома моды финансировались из госбюджета – по сути, они были методическими центрами, от них не требовалась прибыльность, и они не конкурировали друг с другом за потребителя. За внимание финансирующих органов – возможно, но там в ход шли иные методы борьбы.

Модельеры и портные, зарабатывающие частными заказами при всем желании не могли бы выйти на западные масштабы производства и доходов: государство бы попросту не позволило. Так что им именная парфюмерия тоже была ни к чему. Тут, конечно, может возникнуть резонный вопрос: а как же Вячеслав Зайцев со своей “Марусей” и новозаревский “Кузнецкий мост”, посвященный знаменитому на весь Союз Московскому дому моделей?

А так: оба они появились уже после развала СССР и перехода к рыночной модели экономики – “Маруся” в 1992 году, “Кузнецкий мост” и того позже. Причем в случае с “Кузнецким мостом” нет уверенности, что инициатива исходила от самого Дома моделей, потому что в 1990–х он балансировал на грани разорения, его покинули почти все работавшие в нем модельеры, а в начале 2000–х он вообще закрылся, но аромат продолжает выпускаться – из чего можно сделать вывод, что это изначально был проект Новой зари, а не Московского дома моделей.

Итак, советские модельеры не обращались к парфюмерам за фирменными ароматами, а парфюмерная промышленность игнорировала модную одежду как источник вдохновения. Но было, как всегда, одно исключение: союз Дзинтарса и Рижского дома моделей. Вот не зря Прибалтика, в особенности Латвия, воспринималась в советские времена почти как заграница, только там и могло произойти подобное. Хотя если вдуматься, ни Дзинтарс, ни РДМ не нуждались в этих отношениях именно для рекламы и пиара – так что делалось это скорее из любви к прекрасному.

Рижский дом моделей был основан в 1948 году, и его главной задачей была разработка моделей для латвийской легкой промышленности на основе производимых в Латвии тканей. Также Рижский дом моделей выпускал знаменитый на весь Союз журнал Rigas Modes, практически не уступавший заграничным изданиям, хотя делался он в условиях дефицита качественной аппаратуры и пленки.

У нас дома хранились несколько номеров Rigas Modes разных десятилетий, самые старые из них были уже совершенно неактуальными, но все равно их не выкидывали, потому что они продолжали очаровывать своей атмосферой. Это была, в сущности, единственная возможность для не-рижан соприкоснуться с деятельностью настоящего дома моды, потому что модели, разработанные Домом для фабрик, хоть и отличались высоким качеством, все-таки делались в расчете на упрощенное массовое производство (и все равно были дефицитом!), а на проводимые РДМ сезонные дефиле попасть было просто нереально.

Читайте также:
AVA by Valeria Aksionava осень-зима 2021

Есть свидетельства, что каждый показ был настоящим шоу, организованным в соответствии с темой коллекции, во время прохода манекенщиц звучали стихи и музыка, а за роялем сидел сам Раймонд Паулс. Такой стандарт задала художница-модельер Александра Грамолина, с 1955 по 1972 год бывшая художественным руководителем Рижского дома моделей.

А.Грамолина была женщиной совершенно необыкновенной для советского модельера судьбы: ее профессиональное становление произошло за границей. В начале 1920-х ее семья эмигрировала в Китай, а когда родители расстались, мать содержала детей (кроме Александры были еще двое), работая портнихой. В Китае Александра получила приличное для девушки из эмигрантских кругов образование, окончила художественную школу и пошла по стопам матери, но на поприще моды продвинулась куда дальше нее, возглавив успешное ателье – у Грамолиной одевались состоятельные русские эмигрантки и жены богатых западных бизнесменов.

В начале 1950–х вместе с мужем Грамолина переезжает в Австралию, получает там диплом модельера и закройщика женской и детской одежды, а потом несколько лет работает художником-модельером на швейной фабрике. И в 1955 году, совершив путешествие почти через полмира включая Италию и Францию, Грамолины приезжают в Ригу, где Александра устраивается на работу в Дом моделей. Сначала простой закройщицей, но благодаря опыту и художественному чутью быстро дорастает до руководящей должности. Правда, стать директором Дома моделей ей мешает непонимание некоторых механизмов функционирования социалистической экономики, но узнаваемый фирменный стиль и высокий статус РДМ в советских модных кругах – целиком ее заслуга.

Наряд от А.Грамолиной, Рижский Дом Моделей, 1955

Имея родственников за границей, Александра Грамолина долго была “невыездной” и не могла сопровождать свои модели на международные выставки, но благодаря знанию иностранных языков была в курсе всех событий в мире моды.

Говорят, у нее было такое чутье, что ее модели на несколько лет опережали моду. Скорее всего, именно от Грамолиной исходила инициатива заказать фабрике Дзинтарс духи для Рижского дома моделей. Хотя, конечно, автором идеи могла быть и Бронислава Шварцман – ввела же она на Дзинтарсе практику приглашать на дегустацию новых ароматов парфюмерно-эрудированных дам из творческой элиты и создала духи по заказу Аэрофлота (“Серебристая стрела”) и Сочи (“Бархатные сочи” и “Сочинка”), так что могла придумать и сотрудничество с миром моды. Но сейчас уже невозможно установить, с чьей подачи и в какой конкретно момент начался этот творческий союз, поэтому остается только наслаждаться его плодами, коих было как минимум два: духи “Рижский дом моделей” и “Модо”.

Духи “Рижский дом моделей” и “Модо”

Их обоих по стилю оформления можно отнести к 1960-м – тогда многие новинки Дзинтарса выходили в коробках, обтянутых тканью (“Моя Родина”, “Болеро”, “Коварство и любовь”, “Консуэло” в сиреневом футляре) или тисненым картоном (“Мадригал”, “Рижская сирень”, “Дзинтарс”), при этом имели притертые крышки или винтовые, но сложного дизайна. Точные даты выхода этих двух ароматов не сохранились, известно только, что “Рижский дом моделей” чуть старше “Модо”. Но раз уж они посвящены Дому моделей, можно предположить, что их выпустили к круглым датам – к 15-летию Дома в 1963 году или к 20-летию в 1968-м.

“Рижский дом моделей” выпускался в притертом флаконе и обтянутой черным джерси коробке, напоминающей ювелирный футляр. Этикетку украшала эмблема Рижского дома моделей в виде переплетенных букв RMN (Rīgas Modeļu nams).

Флакон очень маленький, объем около 8 мл – столько же у “Рижанки”, но “Рижанка” выглядит внушительнее за счет очень толстого стекла и высокого стоппера. Дизайн у флакона “Рижского дома моделей” не персональный – в таких же, но побольше размером, выходили “Комплимент”, “Прелюдия” и “Мадригал”.

По свидетельствам очевидцев, “Рижский дом моделей” продавался как минимум до конца 1970–х, но, похоже микроскопическими партиями, потому что сейчас его невозможно найти – за все годы увлечения винтажами я встретила ровно один экземпляр и еще одну пустую коробку. Судя по тому, что информации о нем нет и в архивах Дзинтарса, “РДМ” воспринимался как сторонний заказ. Тем не менее это “типичный Дзинтарс”, в котором угадывается почерк Брониславы Шварцман, но не осенне–пряный шипр, а фантазийный цветочный букет с заметным содержанием мускуса – по стилю он близок к хитам 1960–х “Консуэло”, “Иоланте”, “Болеро”, “Рижанке”, “Латвии”. Он такой же гладкий, тонкий и прохладный, как весенний воздух. Из ряда остальных его выделяют пудрово–фиалковые ноты.

Читайте также:
Карл Лагерфельд фото без очков

Пирамида “Рижского дома моделей”:

начало – альдегиды, ландыш, сирень, герань;
середина – жасмин, иланг–иланг, роза, фиалка;
база – гальбанум, сандал, мускус.

“Модо” на первый взгляд выглядит более простым из-за своей абсолютно прямоугольной формы, но это кажущаяся простота: у него двойная крышка и тяжелое, отполированное до идеальной гладкости стекло.

Коробка “Модо” сделана из картона, имитирующего выделанную кожу рептилии, и напоминает модные в 1960–х сумочки–чемоданчики. У меня – “красный крокодил”, а был еще вариант “черный питон”. Его аромат тоже совершенно в духе Дзинтарса 1960–х и напоминает “Агат”, но с более терпкой зеленью, почти шершавый по ощущениям, с уходом в кожу.

начало – альдегиды, бергамот, жасмин, герань;
середина – зеленые ноты, ветивер, кожа;
база – пачули, кедр, мускус, амбра, дубовый мох.

Духи “Модо” не такие редкие, как “Рижский дом моделей” – возможно, потому что выпускались до первой половины 1980-х.

В точно таком же флаконе, что и “Модо”, с 1973 года выходили духи “Силуэт”. Нет никаких свидетельств, что “Силуэт” был создан в союзе с Рижским домом моделей, тем более что в тот момент Грамолина там уже не работала, но слово “силуэт” явно из модного словаря – так что или сотрудничество Дзинтарса с РДМ продолжалось, или Бронислава Шварцман все еще рассматривала моду как источник вдохновения.

Духи “Силуэт” в каталоге, 1970-е

В 1980–х духи “Силуэт” продавались в нежно-розовой коробке с рисунком, изображающим вырезанный из черной бумаги силуэт женщины в длинном платье якобы под старину. Но и фасон платья, и прическа выдают в рисунке очень условную стилизацию вроде той, что в советском мультфильме про Золушку.

Несмотря на черный цвет, этот рисунок вместе с розовой коробкой создает очень нежный образ, не подходящий к флакону, в котором есть что-то от зажигалки. А все потому, что изначально для “Силуэта” предназначалась совершенно другая коробка, вызывающая в памяти показ “Мини-бикини-69” из “Бриллиантовой руки”.

Аромат – утонченный, но совершенно лишенный меланхолии – тоже больше соответствует силуэту короткого пляжного платья в геометрическом стиле, чем длинному наряду с плавными линиями “под старину”. Пирамида духов “Силуэт” в современной расшифровке дзинтаровских парфюмеров:

начало – лимон, персик, фрезия;
середина – дыня, тубероза, роза;
база – мускус, ваниль, мирт.

И еще один аромат в коллекции Дзинтарса был явно инспирирован контактом Брониславы Шварцман с миром моды в 1960–х – духи Medaljons, выпущенные в 1964 году. Их название почему-то переводилось на русский как “кулон”, но надо признать, что “Кулон” больше подходит для этого флакона, сделанного в виде ограненного кристалла.

В детстве, рассматривая журналы мод из маминых закромов, я, конечно, не могла четко сформулировать отличие между латвийским Rigas Modes и московскими “Журналом мод” и “Моделями сезона”, но чувствовала его. Сейчас, имея за плечами опыт работы стилистом модных съемок, могу сказать, что меня так цепляло в детстве: виртуозное использование аксессуаров и украшений в образах Rigas Modes. Их было много, они были разные, но не универсальные “подо все”, а каждый со своим характером и подходящий к конкретному наряду.

В московских журналах была какая-то более строгая атмосфера, в них демонстрировалась одежда как она есть – а в Rigas Modes показывали, как и с каким настроением нужно носить дизайнерские вещи, чтобы выглядеть в них естественно и непринужденно. Как говорится, моду делают детали, и духи “Медальон / Кулон” – ода как раз таким деталям и одновременно модный аксессуар: крышка флакона имеет петельку, чтобы носить его как подвеску.

Ничего подобного ни одна другая советская парфюмерная фабрика не придумала! С точки зрения стиля соперничать с таким украшением в оригинальности могли только часы-кулоны.

Духи “Медальон” в каталоге, 1970-е

Аромат “Медальона” – типичный дзинтаровский шипр 1960-х, теплый и пряный. То, что делает его особенным – это необычные для Дзинтарса глубокие, темные ноты ириса, роднящие его с “Пиковой дамой” первых выпусков.

начало – сирень, жасмин, флердоранж, бергамот;
середина – пачули, ветивер, фиалка, ирис;
база – сандал, цибетин, мускус.

Удивительно, что остальные советские фабрики предпочитали игнорировать тему моды, хотя в поисках вдохновения обращались буквально ко всему: природе, искусству, театру, истории, геологии, туризму, общественной жизни и т.п. Видимо, парфюмерам не хватало толчка, прямого контакта с каким-нибудь харизматиком от мира моды. Только для Дзинтарса звезды сошлись подходящим образом – да и то ненадолго.

Фотографии и визуальные материалы автора

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *