Перспективы модных блоггеров на фоне последних событий

Блоггинг доживает последние дни? Что ждать в будущем? Микроблоггинг?

Неужели блоггинг доживает последние дни? — подобное настроение встречаю в разных источниках не впервой, преимущественно, конечно, англоязычных. Ни для кого не секрет, что там блогосфефра развита получше и многое приходит до нас лишь со временем. Весьма интересная проблема (тенденция) поднята в статье «Твиттер, Фликр и Фейсбук сделали блоггинг старомодным» (Twitter, Flickr, Facebook Make Blogs Look So 2004), перевод которой дважды был замечена на Хабре. Это натолкнуло меня на некоторые размышления по данному поводу.

Думаете завести свой блог? Дружеский совет: не надо. А если он у вас уже есть — закрывайте.

Вести блог сейчас уже не кажется такой хорошей идеей, как четыре года назад. Блогосферу — ранее оазис для непринужденного самовыражения и умных мыслей — захлестнуло цунами проплаченной чепухи. Дешевая журналистика и партизанские маркетинговые кампании заглушили искренние голоса непрофессиональных мастеров слова. Стало почти невозможно привлечь к себе внимание, кроме разве что внимания критиканов. Да и зачем суетиться? Время, которое затрачивается на написание тонкой остроумной прозы, будет полезнее провести, самовыражаясь на Фликре, Фейсбуке или Твиттере.

Признаться с англоязычными блогами и их авторами не сильно знаком, но ситуация чем-то напоминает РУнет. Хотя Фликр и Твиттер, по моему, не сильно популярны, многие пошли туда лишь чтобы узнать что-то новое, кому-то понравилось, кому-то нет. Но массового увлечения я лично не наблюдаю. Фейбук лишь выходит на рынок СНГ, поэтому о нем смысла говорить нет, аналогичные социальные сети вряд ли используются для самовыражения.

Что касается маркетинга и рекламы — все описано весьма точно. В посте на 2-3 абзаца последний может быть целиком и полностью забит проплаченными постовыми — польза блога в таком случае сводится к минимуму. Кстати, подобное я практически (или точнее вообще) не встречал у зарубежных авторов — да есть баннеры, AdSense, но не постовые. Для рекламодателей это очень выгодный способ вложить деньги, так как показатели нормального блога более-менее стабильны и даже склонны к росту. Это как продажа ссылок — достаточно иметь хорошие показатели тИЦ, PR и число подписчиков, чтобы рассчитывать на некоторое вознаграждение. Ссылки остаются навсегда, индексируются неплохо, окружены текстом — в общем, что может быть лучше. Другое дело, конечно, что сейчас ходят истории об уменьшении значимости подобных ссылок со стороны Яндекса.

С другой стороны вполне резонно, что блоггер хочет получить за свою работу какое-то вознаграждение. Пусть даже чисто символическое. Считаю, это вполне нормальным, так как в блог вкладываются не только деньги (на хостинг, домен), но и свободное время. Причем последнее куда более ценное понятие.

Жизнь не настолько беззаботна, что, приходя домой вечером после тяжелого трудового дня, и проведенных 1-2х часов в общественном транспорте, человек с улыбкой и в бодром расположении духа приступает к блогу. Порой есть больший резон потратить это время на поиски дополнительного заработка. Но что плохого в совмещении этих вещей? Это как художники или писатель — человек пишет картины, книги, делает это от души, самовыражается. И то, что он продает потом свои работы, не значит ведь, что он плохой художник!

Поэтому мне кажется проблема немного у другой области. Отсутствует красивый и ненавязчивый механизм, который позволил бы автору получить немного денег за свои труды. Постовые, рекламные посты часто действуют негативно на читателей. Хороший выход, мне кажется, банерная реклама — 4-6 мест (125х125). Но у нас нет ни технического аппарата для этого, ни достаточно числа денег у рекламодателей, ни соответствующих тематик (не манимейкерских). Правда и показатели трафика с блогосфере тоже весьма скромные. Похоже на замкнутый круг: если не предпринимать никаких действий по заработку на блоге, то материальная отдача от него стремится к нулю. Поэтому авторы вынуждены находить любые способы, в том числе и не самые приятные для читателей.

Точно также не самая радужная ситуация с новыми «молодыми» блоггерами. Сейчас проектов насчитывается очень много, с каждым годом цифра растет, как и шанс быть затерянным в этом бескрайнем мире. Чтобы хоть как-то привлечь внимание нужно тратить много времени, а иногда и денег. Неважно как хорошо ты пишешь, важно оказаться в нужный момент в нужном месте. В топах прочно засели старожилы и большие серьезные проекты, где над созданием текстов трудится целая бригада редакторов. Частично из-за этого некоторые зарубежные авторы перешли на Твиттер.

Твиттер, ограничивающий длину записи 140 символами, в 2008-м является тем, чем была блогосфера в 2004-м. Вы найдете здесь Скобла, Калаканиса и большую часть их приятелей той золотой эпохи. Они утверждают: это потому, что Твиттер гораздо оперативнее блогосферы. И записи в Твиттере можно искать через собственный поиск, не дожидаясь пока Гугл проиндексирует их.

В таких условиях риски для монетизации и затраты по времени минимальны. Можно полностью расслабиться и насладиться процессом микроблоггинга. Пару минут в обеденный перерыв, немного мыслей перед сном — не нужно час писать длинный текст в Word, а потом тратить еще минут 20 на его публикацию. Все это также не отвлекает вас от работы, а реакция читателей может быть практически мгновенной. Но где гарантия, что Триттер не будет использоваться в маркетинговых целях? Что делать, если твоя аудитория — пару друзей и 10 читателей? И как поступить, если 140 символов для тебя слишком мало? — увы, не все так просто:)

Читайте также:
Как плохие зеркала в магазинах снижают продажи

В общем, к Твиттеру я бы присматривался, но уходить туда полностью не рекомендовал, не те у нас пока масштабы, да и блоги еще поборются за место под солнцем.

Социальные мультимедийные сайты типа Ютьюба, Фликра и Фейсбука сделали публикацию картинок и видео такой же простой, как набор текста. Даже более легкой, если учесть время, которое большинство блоггеров проводит в заботе о качестве своих текстов. Возьмите пример с Роберта Скобла (Robert Scoble), который сделал себе имя в блогосфере как «технический евангелист» Майкрософта в 2003-2006 годах. Сегодня он сосредоточился на публикации видео и заметок в Твиттере. «Я оставил для блога в основном длинные тексты», — говорит он.

Вот что еще хотелось сказать — не бойтесь экспериментировать и использовать новые способы подачи материалов — фото, видео, аудио подкасты. Не так много авторов (точнее сказать единицы) делают что-то подобное. При этом не только публикация, но и восприятие подобной информации теперь не так уже сложны. Кроме того, в статье рассказывалось, что наибольшей популярностью по версии Technorati пользуются коллективные блоги (своего рода онлайн-журналы). Учитывая как непросто раскрутиться самому, считаю, совместный проект — может быть достаточно интересным и перспективным решением.

А что вы думаете про будущее блогосферы? Какими видите новые тенденции? Что будет с блогами через год-два?

Как живые: кто такие виртуальные блогеры и модели и что их ждет в будущем

Виртуальные инфлюенсеры — это созданные с помощью компьютерной графики персонажи. Первые цифровые «звезды» появились более 20 лет назад: виртуальная группа Gorillaz, чьи альбомы несколько раз становились платиновыми, существует с 1998 года. Хацуне Мику — виртуальная певица из Японии — с 2007 года. Ее самый большой концерт, который посетило 25 тыс. человек, состоялся в 2009 году.

У новых героев свои характеры, истории, взгляды и стиль ведения социальных сетей. Они, как и живые lifestyle-блогеры, рассказывают о своих буднях.

Самые известные виртуальные модели

У Лил Микелы 3 млн подписчиков в Instagram, аккаунт ведется с 2016 года. Она меломан, имеет либеральные взгляды, продает рекламу модным брендам и общается с подписчиками в комментариях. Однажды она записала видео, в котором рассказала, что до нее домогались в такси. Ее создатели — сотрудники стартапа Brud. Лил — самый популярный виртуальный инфлюенсер в Instagram.

Если Лил похожа на реального человека, то Нунуюри — девушка с необычной внешностью. Это не мешает ей принимать участие в показах Gucci, Versace, Tom Ford, Chanel и других брендов. В описании ее аккаунта написано «digital character. activist. vegan» («цифровой персонаж, активист, веган». — РБК Тренды).

Имма живет в Японии. У нее есть брат — Пластикбой. Вдвоем они посещают актуальные выставки и фотографируются для модных журналов. Еще один виртуальный инфлюенсер-мужчина — Лиам Никуро, он работает продюсером.

Шуду Грэм — первая виртуальная супермодель. Она сотрудничает с The Digitals — первым агентством для виртуальных моделей. Сейчас помимо Шуду в нем еще itcnm моделей, они работают с Samsung, Louboutin и другими крупными брендами, а также модными журналами.

Компании все чаще стали создавать собственных виртуальных инфлюенсеров. KFC «обновили» полковника Сандерса. Теперь он летает на частном самолете, стильно одевается, у него есть татуировка с надписью «Secret Recipe For Success» («секретный рецепт успеха». — РБК Тренды). Фото можно посмотреть в официальном аккаунте компании. Бренд дизайнерских игрушек Superplastic оживил своих персонажей и успешно развивает аккаунт в Instagram, на него подписано уже 1,4 млн пользователей. Бренд одежды Yoox создал виртуального консультанта Дейзи. Она порекомендует, что вам подойдет, и может «примерить» вещи. Ее фото иногда выкладывают в аккаунте бренда наряду с живыми моделями.

Читайте также:
Покупка одежды «Вконтакте» и мошенничество

В России созданием персонажей занимаются несколько компаний, например, Malivar. Их персонаж Алиона Пол — самый популярный российский виртуальный инфлюенсер. Она пишет длинные тексты, призывает носить маски, чтобы не заболеть коронавирусом, а в октябре она «побывала» на форуме «Открытые инновации».

Как это работает

  • Виртуальные звезды — блогеры, которые рассказывают свою историю. Примеры: Лил Микела, Нунуюри и Имма.
  • Виртуальные модели — они участвуют в показах и снимаются в рекламе. Пример: Шуду Грэм.
  • Виртуальные спикеры — персонажи, которые представляют определенный бренд, его ценности. Пример: Полковник Сандерс.
  • Виртуальные маскоты — у них нет подробной истории, они помогают выполнять определенные задачи. Пример: Дейзи, которую создал бренд Yoox.

Независимых инфлюенсеров создают креативные агентства. Они продумывают их внешность и историю, набирают подписчиков и привлекают внимание брендов. Популярные виртуальные инфлюенсеры так же, как и реальные, продают рекламу в своих аккаунтах, участвуют в творческих проектах и снимают сториз.

Основа виртуального персонажа — CGI-технологии (computer-generated imagery, изображение, сгенерированное компьютером). Процесс начинается с концепции, затем создается 3D-модель. Ее улучшают: делают текстуры, добавляют цвета, детали. В конце персонажа анимируют, чтобы его мимика и движения были естественными. Создать персонажа, в зависимости от сложности, в России будет стоить от ₽150 тыс. до ₽600 тыс., а создать виртуального амбассадора бренда — уже около ₽1 млн.

Для бизнес-задач у виртуальных инфлюенсеров есть преимущества перед людьми:

  • нет дополнительных расходов, например, на стилиста, визажиста, водителя, перелет, питание, проживание;
  • виртуальный инфлюенсер не устает и может быть в нескольких местах одновременно;
  • свобода передвижения: виртуальный инфлюенсер может оказаться на Эвересте, а уже через час — на концерте в Лос-Анджелесе;
  • он может легко менять внешность: сбросить или набрать вес, накачать мышцы, поменять прическу.

Но есть и сложности. Реальный блогер может сделать селфи за несколько секунд, а каждый пост виртуального инфлюенсера создает целая команда 3D-художников.

Ядро аудитории виртуальных персонажей — женщины в возрасте от 18 до 24 лет (45%), а 14,5% аудитории — и вовсе в возрасте от 13 до 17 лет, что не типично для Instagram: подростки сегодня предпочитают TikTok и Snapchat. По данным британского маркетплейса OnBuy, самый высокий доход в отрасли сейчас у Лил Микелы. Пост у нее стоит $8,5 тыс. Эксперты считают, что в 2020 году Лил Микела заработает для своих создателей около $11,7 млн. На втором месте идет Нунуюри: пост у нее стоит около $1,8 тыс., в 2020 году она заработала около $3 млн.

Перспективы виртуальных инфлюенсеров

Глядя на этих персонажей, думаешь, что попал в сериал «Черное зеркало». На самом деле, это только начало. Коронавирус пришелся виртуральным инфлюенсерам на руку. Их деятельность почти всегда была в онлайне, кроме того, они не болеют. Компании могут устраивать с ними модные показы и концерты, ведь им не нужно переживать о социальной дистанции. В отличие от людей, виртуальные инфлюенсеры могут путешествовать, рассказывать о новых отелях и ресторанах.

Бюджеты на продвижение через инфлюенсеров растут. В 2019 году компании потратили $8 млрд, в 2020 году уже $10 млрд, а в 2022 году — $22 млрд. При этом виртуальные персонажи создают более вовлекающий контент. Средний показатель вовлеченности инфлюенсеров— 0,7%, а у Лил Микелы он достигает 2,7%. Эксперты ожидают появления нишевых микроинфлюенсеров с меньшей аудиторией и еще большей долей вовлеченности.

CGI-технологии совершенствуются, и разработчики делают все, чтобы снизить издержки на создание персонажей, либо делают надстройки к существующим технологиям, таким, как Maya или Unreal Engine. Это мобильные платформы для переноса виртуальных инфлюенсеров в реальный мир с помощью дополненной реальности. Таким образом, в будущем можно будет оказаться рядом с виртуальным персонажем.

С развитием технологий виртуальные инфлюенсеры смогут обрести физическое воплощение и, например, присутствовать на офлайн-мероприятиях и давать интервью. Так, в сентябре 2020 года IKEA построила в витрине магазина в Токио две комнаты — гостиную и спальню — и на три дня «поселила» в ней Имму. Она занималась обычными делами: проверяла социальные сети в смартфоне, разговаривала по телефону, лежала на диване, спала. Выглядело все реалистично благодаря светодиодным экранам внутри инсталляции.

Читайте также:
Спортивные хиджабы Nike для мусульманок

Инвесторы тоже заинтересованы в развитии отрасли. Компания Superplastic привлекла $10 млн в виде стартового финансирования в августе 2019 года и дополнительно $6 млн в октябре 2020 года. SV Angels и Scooter Braun вложили средства в японский стартап Aww Inc., который создал Имму и Пластикбоя. В сентябре 2020 года Aww Inc. привлек $1 млн в посевном раунде от Coral Capital. В прошлом году социальную сеть для виртуальных инфлюенсеров Toonstar проинвестировал фонд Social Starts, в портфолио которого входят стартапы, приобретенные Amazon, Indeed и другими гигантами. Сумма сделки, правда, не раскрывается. В этой социальной сети виртуальные инфлюенсеры могут делать прямые трансляции, выкладывать видео, общаться. Это поможет им развивать свои истории и сделает их еще более человечными.

Модные блогеры: что их ждет дальше

Пациент скорее жив

Статей о смерти фэшн-блогеров как явления в Сети предостаточно, последний громкий материал вышел совсем недавно, в середине апреля: пулитцеровский лауреат Робин Гивэн написала для The Cut текст, который так и называется — “Золотая эра фэшн-блогинга закончилась”. Заголовок этот скорее провоцирует, чем отражает суть. На самом деле Робин говорит о вещах несколько другого порядка: анализирует, как повлияли модные блогеры первого поколения (Сьюзи Лау, Тави Гевинсон, Скотт Шуман и другие) на современную модную журналистику, и рассуждает, есть ли нужда в чем-то подобном теперь, когда каждый редактор прямо из первого ряда постит фотографии с айфона в Twitter ничуть не медленнее, чем это сделал бы любой Брайан Бой.

Вопрос даже не в провокативности заголовков, которые сопровождают довольно умеренные и совсем нерезкие статьи. Проблема в том, что под одинаковыми названиями колонки в модном издании и поста в каком-нибудь блоге, автор которого ополчился против своих же коллег, могут скрываться тексты совершенно противоположного содержания. И под смертью фэшн-блогинга люди подразумевают абсолютно разные вещи. Одни, развивая знаменитую теорию о том, что раньше и люди были выше, и трава зеленее, считают, что первая волна действительно талантливых блогеров схлынула, а взамен им никого так и не появилось. Вторые — что блогеры выполнили свою функцию, совершив в моде digital-революцию, а теперь больше не нужны ни индустрии, ни читателям. Третьи — что блоги перестали быть личными и искренними и превратились в еще один инструмент рекламы. А четвертые говорят, что блогеров просто стало слишком много, никто из них не представляет никакой ценности, заняты они все только битвой за места в первом или хотя бы каком-нибудь ряду и превращением недель мод в “цирк” и, благодаря всему этому, уже сейчас теряют свое значение, чтобы вскоре окончательно уйти в небытие. Туда им и дорога, там им и место, ага.

В каждом из этих четырех утверждений, как водится, есть рациональное зерно, но ни одно из них абсолютной истиной не является. Начнем, пожалуй, с последнего и самого популярного. Все помнят, если не дословно, то в общих чертах, слова Кэтрин Беннет из IMG Fashion перед объявлением о решении сделать Нью-йоркскую неделю моды мероприятием более закрытым и урезать количество гостей: ” Это превращается в зоопарк. То, что всегда было платформой, на которой авторитетные дизайнеры представляли свои коллекции избранным медиа и байерам, сейчас превратилось в суматошный, дорогой и просто выматывающий период для всей индустрии“. Между строк читается, что виноваты в этом превращении именно блогеры — ответственность за всеобщую истерию и обесценивание street style, еще одного из вечных кандидатов на смерть, тоже ложится на их плечи. И, да, их слишком много, они мешают Нине Гарсиа и другим сидеть в первом ряду и вообще раздражают своим количеством и абсолютной бесполезностью.

Такие разговоры, в общем, неизбежны: так говорили и после истории с журналистом Grazia, недовольным плюмажем Тави Гевинсон от Стивена Джонса, загораживавшем ему весь показ. Но это ничуть не умаляет ценности той же Тави как блогера, журналиста, а теперь и очевидного голоса разума, ведущего за собой девочек-подростков. И на самом деле проблема не в блогерах и не в других желающих пробиться в модный мир (если бы их не было, мир этот давно бы зачах и сдулся), а в снобизме самих его представителей: если не защищать свою территорию, постоянно “помечая” ее подобными высказываниями и высокомерно ставя всех на места, можно лишиться эксклюзивности и — о, конечно! — совершенно оправданного чувства элитарности.

Читайте также:
Макияж 2021 – модные тенденции и фото

Делить славу и статус ни с кем не хочется, пусть даже это и не продуманное наступление, а инстинктивная защитная реакция. Ведь люди моды по большей части борются за право быть узнаваемыми и публичными ничуть не меньше, чем блогеры, над которыми они потешаются, иначе тот же street style никогда бы не появился, а редакторы и it-girls не переодевались бы по семь раз за день перед каждым показом. Есть те, кого эта погоня за публичностью искренне раздражает, есть те, кто лукавит, защищая свое имя, но перекладывать ответственность на более уязвимые звенья в любом случае не стоит. Ну а блогеры, за исключением некоторых, заполучивших статус селебрити, занимают не первые ряды, а зоны для standing — лучше поговорите о front row с Рианной, Скай Феррейрой или звездами сериалов, которые точно ничего длиннее “It was amazing!” в своих “твиттерах” о просмотренном показе не напишут.

И на самом деле проблема не в блогерах и не в других желающих пробиться в модный мир (если бы их не было, мир этот давно бы зачах и сдулся), а в снобизме самих его представителей

Другие тем временем печалятся, что блоги потеряли свою прелесть, перестав быть историями личными и став коммерческими, из инструмента самовыражения превратившись в новые площадки для рекламы — и даже не столько себя, сколько журналов и модных брендов. И оказывается, что популярное раньше мнение, будто блогеров сложнее подкупить, потому что их много, не работает. Ведь влияние имеют лишь те из них, у кого наибольшее число подписчиков, а таких во всем мире единицы. Ну а старые добрые блогеры еще из первой волны тоже свои когда-то почти дневники превратили в полноценные медиаплощадки: Гаранс Доре и Леандре Медин уже помогают фрилансеры, а Тави Гевинсон и вовсе закрыла свой Style Rookie и занялась общественно полезным Rookie Magazine, настоящим интернет-журналом, выпускающим раз в год даже печатную книгу.

Но это в общем и целом вовсе не смерть блогов, а закономерная ступень их развития, которая отлично помогает отделять зерна от плевел. Когда кто-то, дорвавшись до внимания рекламодателей и наконец получив возможность в какой-то степени монетизировать свой блог, “продается”, это трудно не заметить: в вечных похвалах и рекламных total looks нет никакой остроты, читать и разглядывать подобное быстро становится неинтересно. Ну а если блог постепенно превращается в портал, обрастая приглашенными авторами и расширяя круг тем, он, скорее всего, сохраняет свой дух и менее интересным не становится. Например, для Shaded View On Fashion Дианы Перне пишет много людей, но личность его основательницы чувствуется во всем, что происходит на сайте.

Популярное раньше мнение, будто блогеров сложнее подкупить, потому что их много, не работает. Ведь влияние имеют лишь те из них, у кого наибольшее число подписчиков, а таких во всем мире единицы

С третьим утверждением поспорить сложно. Да, можно сказать, что блогеры выполнили свою миссию, digital-революция свершилась и в моде. Пока на Нью-Йоркской неделе урезают списки приглашенных, многие показы уже идут в сети в прямом эфире: кто-то, как Tommy Hilfiger, делает вообще все возможное, чтобы шоу были наиболее доступными, кто-то, как Fendi, включает абсолютно бесполезные, но неожиданные ходы вроде дополнительной онлайн-трансляции с дронов. Все для того, чтобы привлечь внимание, — эта философия, в общем, тоже во многом появилась благодаря блогерам, без которых никогда не стал бы таким массовым и популярным (едва ли не важнее самих показов) пресловутый street style. Что же касается редакторов, то они и сами теперь фотографируют дефилирующих моделей, вытягивая руки с айфонами и айпадами, и молниеносно выкладывают отчеты о происходящем во все возможные соцсети: это раньше Брайан Бой, расположившийся в первом ряду с ноутбуком, мог кого-то удивить. Неужели тот факт, что модные редакторы переняли у блогеров их оперативность и страсть к современным технологиям, означает, что последние больше не нужны? Вовсе нет. Чем больше разнообразия, тем лучше — в конце концов, кто-то из будущих редакторов мод, возможно, будет замечен кем-нибудь значимым именно благодаря своим остроумным комментариям в Twitter. Все втайне на это надеются, и в такие истории модных Золушек XXI века хочется верить, как когда-то в книги “Как выйти замуж за миллионера”.

Читайте также:
Как носить брошь на пальто и жакете

И напоследок обратимся к сторонникам теории зеленой травы и высоких людей, которые остались в прошлом. Повторять, что стоит выключить режим снобизма — занятие бесконечно выматывающее в силу своей бесполезности, но необходимое, как любая борьба с ветряными мельницами. Благодаря вечно стоящему в положении On выключателю, у нас, например, до сих пор как бы и нет русских блогеров — сплошь не умеющие писать, не разбирающиеся в истории моды выскочки. Сложно русским людям (ладно, за исключением 2−5 человек) составлять модную аналитику. На самом же деле давайте признаем: единственное, чего мы, дорогие россияне, до сих пор действительно не научились делать, так это видеть вокруг себя не только плохое, но и хорошее. Заведи Сьюзи Менкес свой блог на русском, и ее бы заклевали после первой же недели моды — как раз за попытки “играть в Сьюзи Менкес”. Если бы люди рождались с багажом знаний о моде, как у Тима Бланкса, это было бы, наверное, страшное зрелище. Если бы все высказывали свое мнение только о том, в чем достигли успехов уровня Карла Лагерфельда в Chanel, зрелище было бы еще и скучным. Не нужно судить блогеров по меркам глянца или, скажем, романов Льва Толстого: функции у них все же различаются. Ну а обилие блогов, создательницы которых наполняют их только фотографиями собственных нарядов, — всего лишь одна из двух ветвей развития блогинга, зачастую абсолютно параллельная текстовым блогам, которые оценивать надо, сравнивая не с материалами Сьюзи Лау, а, например, с Джейн из Sea of Shoes или Бетти из Le Blog de Betty. Однако лучше не сравнивать никого и ни с кем.

У нас, например, до сих пор как бы и нет русских блогеров — сплошь не умеющие писать, не разбирающиеся в истории моды выскочки

Ну а то, что “старички” уходят из просто блогов в другие, более масштабные проекты, вовсе не означает их смерть. Скотт Шуман публикует книги, Тави Гевинсон из девочки-старушки, пишущей остроумные заметки для Style Rookie, превратилась в главного редактора замечательного Rookie Magazine, а Сьюзи Лау — в редактора. В этом, кажется, и заключается суть блогов — это площадка, которая позволяет тебе стать замеченным, оставаясь собой, будучи, например, девочкой из провинциального городка, над которой из-за “бабушкиного” стиля смеются все сверстники, или молодым человеком с интересами, которые кажутся странными всем его приятелям по баскетбольной секции. И именно из-за этого мы и надеемся, что модные блоги не умрут — в лучшем случае, никогда.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Пророчества, модный приговор и радужные перспективы отечественного бизнеса. Топ-5 блогов и блогеров недели на «Снобе»

Авторитет Нострадамуса и Ванги померк перед предсказанием Нассима Талеба. Именно он — писатель, экономист и доктор философии — четыре года назад назвал эпидемию самой большой угрозой для человечества. Сергей Мурашов любезно делится с нами своей находкой на просторах интернета — прошлогодним интервью с Талебом, в котором автор «Черного лебедя» рассказывает о более опасной, чем коронавирус, ближайшей угрозе для нас с вами.

«Но, если честно, в ближайшем будущем я вижу угрозу серьезнее пандемии. Это повышение резистентности бактерий, которое происходит из-за повсеместного использования антибиотиков. С этой проблемой уже столкнулись американские больницы. Со временем она может стать фатальной для человечества».

На сострадание и сочувствие требуются душевные силы. Гораздо легче, воспользовавшись трагической ситуацией, выпустить пар и собственных демонов, стать гневным обличителем и неуловимым мстителем.

Страшное ДТП и домашний арест виновницы трагедии — юной автомобилистки, сбившей насмерть двух детей, — заставили Рената Давлетгильдеева прислушаться к голосам возмущенной общественности и своему внутреннему голосу.

Читайте также:
Травянистый цвет 2021 – главный цвет года по версии Pantone

«”Мы сделаем все, чтобы она не отделалась”, — написал депутат Госдумы Александр Хинштейн. “18-ти летняя с***”, — так назвал девушку журналист Гия Саралидзе. А политик и борец с наркоманами посредством батарей и наручников Евгений Ройзман выбрал во всей драме лишь то, что она “блондинка”. Словно именно это доказывает ее вину. Будто брюнетки такого сотворить не могли. Не говоря уже о мужчинах. “Под давлением возмущенной общественности суд изменил меру пресечения”, — сообщили в итоге нам сводки новостей».

Если девушка утверждает, что хотя бы в мыслях ни разу в жизни не выступала в роли Александра Васильева или Эвелины Хромченко, не верьте. Модный приговор женщины выносят всегда, пусть и неосознанно, если в их поле зрения попадает хоть сколько-нибудь одетый человек. Дарья Азовская в компании арт-дизайнера Натальи Ксенчак борется за права модников и модниц на самовыражение, попутно пытаясь разобраться в фэшн-психологии масс.

«Мода всегда говорит о взаимоотношении полов. Большое влияние на сексуальное закрепощение оказали беженцы. В 2010-х годах в Европу хлынул большой приток эмигрантов из воюющих стран. Среди них было очень много молодых мужчин, которые приехали зарабатывать деньги и отправлять своим семьям на родину. Группы безработных парней шатались по европейским улицам и приставали к местным жительницам. Последним пришлось прикрыться, чтобы не подвергать себя опасности. Мода стала более скромной, а это уже, в свою очередь, и повлияло на весь контекст».

Говорят, Майя Плисецкая утверждала: «Диет не надо, надо меньше жрать». К счастью диетологов, встречаются на белом свете люди, не знакомые как с творчеством, так и с крылатыми фразами легендарной балерины.

Секретами своего дедуктивно-диетического метода борьбы с лишними килограммами делится Евгения Горац.

«Мы, как сыщики, должны найти причину лишнего веса. Вернее, причина всегда одна: человек ест больше калорий, чем тратит. Наша задача — установить, почему это происходит. Возможно, человек накладывает себе слишком большие порции или отдает предпочтение высококалорийным продуктам, не осознавая этого. Также причиной может быть бесконтрольное поглощение пищи (во время просмотра кинофильмов или чтения). Либо он переедает в выходные, добравшись наконец до пиццы и мороженого. Бывает, что мать автоматически доедает за детьми. Еще к распространенным причинам увеличения веса относятся: эмоциональное переедание, расстройства пищевого поведения, ночной жор».

Нежные объятия двух молодых людей не воодушевили охранников «Севкабеля» — модного питерского общественного пространства. Скандальная история обернулась прекрасным инфоповодом для упоминания в СМИ этого прогрессивного арт-кластера, чье руководство уволило гомофобных церберов и поддержало испытавших унижение клиентов.

Елена Нуряева ратует за бизнес, понимающий, «что быть на стороне добра и прогресса банально выгодно».

«”Севкабель”, арт-пространство, существующее как коммерческий проект, принял правильное бизнес-решение, сделав ставку на будущее и на свою аудиторию, а не на мифические традиции и устои, трижды уцененные в пропагандистской комиссионке. А “ВкусВилл”, напротив, проиграл, предав даже не “идеалы либерального фейсбука”, а интересы своего клиента. Этот клиент приносил прибыль сети “ВкусВилл”, потому что понимал, что кроме ассортимента между “ВкусВиллом” и, например, магазинами православного фермера Стерлигова есть важная ценностная пропасть. И эта ценностная составляющая “ВкусВилла” завоняла, как вчерашний хлеб. Клиента не обманешь, он не станет покупать “идеологическую просрочку”».

Топ самых популярных блогеров этой недели

  1. Сергей Мурашов — 25 284 просмотра
  2. Ренат Давлетгильдеев — 20 343 просмотра
  3. Катерина Мурашова — 14 986 просмотров
  4. Екатерина Йенсен — 12 299 просмотров
  5. Галина Альтман — 9 697 просмотров

Подготовила Татьяна Санькова

* Все цифры актуальны на момент написания дайджеста

В профессии блогера не увидели будущего

Как у россиян меняется отношение к инфлюенсерам

Большинство россиян не захотели, чтобы их дети становились блогерами. Респонденты ВЦИОМ заявили, что это «несерьезное» и «бесполезное» занятие, а «нужно работать». Но отношение к этой деятельности постепенно меняется, выяснили социологи. В какую сторону? И что говорят сами блогеры? С подробностями — Иван Корякин.

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ / купить фото

Фото: Ирина Бужор, Коммерсантъ / купить фото

Можно было подумать, что блогеры в России известны только там, где есть быстрый интернет, а в большинстве своем население и значения этого слова не знает. Три года назад каждый четвертый россиянин так и ответил на вопрос «Кто такие блогеры?» — мол, что-то слышали, но не более.

Читайте также:
Сравниваем обложки журналов Esquire и глянца

Инстаблогеров рассчитали по доходам

Но ситуация меняется. Теперь лишь 14% так и не знают, кто эти люди. Остальные же, видимо, успели разобраться и даже определиться. «Бездельники»,— заявили 6% опрошенных. Но почти каждый второй ответил, что блогер — это тот, кто ведет блог. Совсем как Костя Павлов на YouTube — он пришел на площадку в 2011 году, когда было даже как-то стыдно называть себя блогером: «Мне приходилось либо детально объяснять, чем я занимаюсь, либо как-то утаивать. Первое, что я слышал: “Ну хорошо, ты это делаешь, а деньги-то как зарабатываешь?” При этом они даже не понимали, что я уже зарабатывал больше, чем они все вместе взятые. Сейчас даже объяснять никому ничего не нужно, ты просто говоришь: “Я видеоблогер”, они такие: “О, клево”. Потом называешь какие-то некие цифры — например, что у меня там 2 млн подписчиков, сразу видишь шок, все сразу все понимают».

В том, что блогеры зарабатывают, россияне уже не сомневаются. 64% уверены: они только ради денег и ведут свои блоги, что несколько дискредитирует инфлюенсеров в глазах россиян. И это они еще не знают, что один рекламный пост может стоить как 12 средних зарплат — более полумиллиона рублей. Респонденты не питают иллюзий насчет честности блогеров. Большинство уверены, что они накручивают подписчиков. Более того, отрабатывают заказы государства и бизнеса — это допускает почти каждый второй собеседник ВЦИОМ.

В этом блогеры уступают разве что авторам анонимных Telegram-каналов, которые, кажется, только и делают, что разоблачают друг друга. Из-за этого страдают честные инфлюенсеры — например, Елизавета Фролова, у которой более млн подписчиков в Instagram: «Я делаю курсы, помогаю девочкам избавляться от лишнего веса и в то же время поправлять здоровье. В этом плане, да, блогерство это круто.

Знаете, у меня такая ситуация, что мне иногда стыдно говорить, что я блогер, потому что эта сфера сейчас немножко опозорена некоторыми лицами».

Как контент и аудитория влияют на заработки в Instagram

И можно догадаться какими. Что знает о блогерах консервативная часть населения? Они ловят покемонов в церквях, нарушают ПДД и устраивают вечеринки с бассейном, сухим льдом и смертельным исходом. Понятно, почему большинство россиян не хотят отдавать детей в блогеры. Есть, конечно, и другие причины, говорит Евгений Баженов, известный как BadComedian — многие ниши уже заняты, например, обзоры фильмов: «Я начинал это делать, когда рынок был абсолютно не занят, он только зарождался, его расцвет только начинался. Я тогда успел, мне повезло. В нынешних условиях зайти туда довольно сложно. Это такой же опять же вопрос: хотели бы вы, например, чтобы ваши дети стали певцами или телеведущими в 90-х? Ну да, наверное, хотелось бы, но просто рынок уже занят».

На вопрос «Кем бы вы хотели видеть ваших детей и внуков?» многое называют врачей, учителей, инженеров, офицеров и другие уважаемые специальности. Тем не менее признание блогерства как профессии будущего не за горами, уверены социологи. Хотя, конечно, вряд ли это приведет к появлению факультетов или целых институтов. Перед этим необходимо будет признать еще и тиктокеров, стримеров и игроков в Minecraft.

Почему рекламодатели урезали бюджеты на YouTube

В списке российских блогеров, зарабатывающих в Instagram, второй год подряд лидирует Ксения Собчак, хотя она и работает телеведущей. Ее доход от рекламы Forbes оценил почти в $1,5 млн. За ней следуют певица Полина Гагарина и блогер Ида Галич — они зарабатывают на своих аккаунтах немногим меньше $900 тыс.

“Почему блогеры-миллионники — потенциальная катастрофа для страны”(с)

Специалисты рынка труда отмечают тенденцию: современная молодежь в основной массе не хочет работать не только на производстве, но и в офисе. В их жизненной парадигме все это «отстой». Эксперты утверждают, что для молодых людей основные критерии труда сейчас — легкость, простота, приятность, без каких-либо трудностей.

Таким образом, через несколько лет нас может ожидать дефицит не только рабочих кадров, но и так называемого офисного планктона.

Главное — купить «подписоты»

Моя 17-летняя племянница учится на агронома в техникуме небольшого городка Ростовской области. При этом будущая профессия ей неинтересна и работать по ней она не собирается. Видит себя веб-дизайнером, однако в небольшом городке получить образование по этому профилю ей просто негде.

Читайте также:
Чудо-девочка Амира Виллигхаген

— У нас процентов 80 из группы не собираются становиться никакими агрономами. Ребята хотят быть блогерами, таргетологами, вести авторские каналы на «Дзене». Много студентов из деревень, куда после обучения никто возвращаться не собирается. В общежитии есть вай-фай, и для многих это путь в мир. Люди пишут тексты, пытаются развивать каналы, создавать какой-то визуальный контент и все это распространять в сети в надежде, что их заметят и предложат богатое, сытое, прикольное будущее, — рассказывает 17-летняя студентка агротехникума Марина Никитина.

Она отмечает, что и другие ее ровесники, несмотря на профильное образование, не собираются работать бухгалтерами, кадровиками, педагогами, кассирами, секретарями. Это, по общему мнению современной молодежи, тяжело, неинтересно, скучно. Отдельно Марина Никитина отметила и то, что не особенно хочется трудиться в коллективе, ведь люди бывают совершенно разными, с разными характерами, и в связи с этим довольно трудно создать friendly-обстановку.

— Мне сложно общаться с людьми, с которыми мы не на одной волне, я плохо переношу критику в свой адрес, замечания, упреки. Работать должно быть легко и в удовольствие. Зачем и кому нужно плохое настроение? И потом, если мою работу критикуют, то это очень сильно демотивирует, я буду долго восстанавливаться, приходить в себя, — говорит девушка.

При этом и она, и ее близкий друг 16-летний студент того же техникума уверены: проще всего выбиться в люди, став блогером. По их мнению, создавать хороший, интересный контент несложно, главное на первоначальном этапе вложиться в раскрутку и «купить подписоты», а дальше оно пойдет само.

Нежелание работать отмечают и работодатели. Владелица торговой точки по продаже корейской косметики Татьяна Вакарчук говорит, что те же студенты, еще не начав трудовой путь, пытаются выставлять свои условия: график, зарплата, какие-то бонусы вроде скидок на продукцию. Но, несмотря на все это, лояльность к компании проявлять не спешат: могут опоздать, не предупредив, а то и уволиться одним днем без объяснения причин.

— Им важно, чтобы было удобно и прикольно. А вставать рано утром неудобно и неприкольно, равно как и стоять смену в торговом центре, общаться с людьми, что-то им объяснять, продавать. При этом у меня в фирме продавцы помимо окладной части получают еще и процент от реализации. Чем не мотивация? Но современным молодым людям не особенно это и нужно: заработали сегодня на какую-то нехитрую еду, а что будет завтра, их не особенно волнует. Уж не думала, что нынешние юноши и девушки будут жить по принципу «лучше кашки недоложат, но на работу не потревожат», — говорит Татьяна Вакарчук.

Отсутствие амбиций отмечают и рестораторы. Они утверждают, что буквально несколько лет назад официантами, барменами, хостес были в основном студенты и трудились они прилежно, а сейчас на их место пришли люди среднего возраста и работают они куда усерднее, чем их более молодые коллеги.

— Современная молодежь не отличается надежностью и какой-то профессиональной порядочностью. За последний год в моих заведениях каждые два месяца студенты-официанты не выходят на смену без объяснения причин. Они просто не отвечают на звонки и не появляются на рабочем месте. Но еще лет пять назад картина была другая: молодые люди трудились со всей ответственностью, не боялись работы и зарабатывали, кстати, хорошо, ведь все знают, что официанта ноги кормят, — рассказал управляющий сети закусочных Вадим Терехов.

Отдельно он отметил, что нынешним парням и девушкам достаточно малого во многом именно потому, что для того, чтобы получить больше, нужно и работать больше. Терехов привел пример: официант среднего возраста сознательно берется обслуживать больше столов в смену, он знает, что от этого зависит заработок, поэтому за день он может получить около пяти тысяч рублей. Его 18-летний коллега заработает раза в три меньше, поскольку и смену он себе выбивает короче, и столов обслуживает меньше. Ему неважно, что денег мало, ему важна «свобода» и нетяжелая работа.

По мнению Терехова, привести молодежь в чувства может помочь нужда. Речь о том, что, когда «сильно прижмет», придется поменять свое «хочу» на «нужно» работодателя. Иными словами, если человеку станет нечего есть, то он, скорее всего, перестанет пытаться прогнуть мир и взрослых людей под себя и каким-то образом примирится с действительностью и необходимостью выжить.

Читайте также:
Сумка формы Boombox – модная тенденция

Куда не приводят мечты

Ярмарка вакансий для москвичей старшего поколения.

Кандидат психологических наук Алена Волина утверждает, что тенденция не прикладывать к работе усилий, отказаться от карьеры только потому, что для этого нужно играть по правилам, много и тяжело сначала учиться, а потом работать, будет только крепнуть.

— Дочь моей подруги отказалась от мечты стать стоматологом только потому, что ей тяжело и не хочется учиться много лет, а потом много и тяжело работать, в то время как деньги на красивую, легкую жизнь нужны сейчас. В итоге она бросила медицинский вуз и сейчас занимается оформлением бровей и наращиванием ресниц, — приводит пример Волина.

Она отмечает, что немалую роль в таком отношении к жизни сыграли и популяризированные блогеры-миллионники. Они показывают красивую жизнь, большие заработки на рекламе и прочем контенте, пропагандируют легкий, ни к чему не обязывающий образ жизни.

— Чего мы можем требовать от условной Маши из российской глубинки, если ее кумир Анастасия Ивлеева несет в массы невежество и необразованность, доказывая при этом, что все это не мешает ей зарабатывать большие деньги и вести образ жизни небедной дамы. Причем бэк этой самой Ивлеевой как нельзя лучше ложится на российскую аудиторию: девушка из глубокой провинции всего добилась сама. Конечно, условная Маша уверена в том, что ей необязательно читать, что-то учить, к чему-то стремиться и чего-то добиваться, у нее другой пример перед глазами, — говорит Волина.

Она утверждает, что «сытое» время сыграло свою роль: чтобы не голодать, не нужно предпринимать больших усилий, а статус, большие деньги, по их мнению, не стоят того, чтобы сутками торчать на работе, что-то придумывать, превозмогать себя.

— Думаю, что если не взяться всерьез за воспитание подрастающих поколений, то нас ждет кадровый кризис хотя бы потому, что физически некому будет работать. Чего добьется человек, который в молодости жил сегодняшним днем, толком не работал, не развивался и делал все, чтобы ему было легко и по кайфу? Вероятно, какой-то процент сегодняшних студентов с течением времени пересмотрит свои взгляды на жизнь, что-то осознает, но, поверьте, кардинально это ни на что не повлияет. А вот грамотная популяризация труда, карьеры, каких-то устремлений могут помочь в этом смысле. Однако здесь важно убрать из медийной повестки всю эту праздность и невежество, которое несут в массы популярные блогеры. Богатых людей среди них единицы, за них можно не беспокоиться. А что делать с теми, кто, поддавшись на их влияние, останется ни с чем? Представьте трагедию 40-летнего человека, у которого нет ни образования, ни работы, ни перспектив. Боюсь предположить, как он будет выбираться из этой ситуации, тем более что вскорости их будет довольно много. И это тяжелая и страшная ситуация, — заключила кандидат психологических наук.

Тренды блогосферы: что изменилось и куда движется рынок?

Несколько лет назад, когда мы только выходили на рынок, рекламные кампании в блогах строились по одинаковым сценариям: присутствие рекламируемого продукта в кадре и положительная оценка блогера. Любые проекты, выходящие за установленные рамки, становились wow-кейсами с эталонным креативом. Сегодня ситуация изменилась и продолжает меняться на наших глазах. Блогеры приравниваются к медийным личностям, аудитория становится претенциозной, а контент — вовлекающим. Клиент хочет ярких и шумных историй, а не просто присутствия в кадре.

Предлагаю рассмотреть несколько основных трендов поближе и понять, куда движется этот рынок:

1. «Говорящие головы» выходят из моды, и многие блогеры испытывают творческий кризис. Любой жанр имеет свою емкость, говорить долго об одной теме в формате «говорящей головы» становится невозможно. Желающие оставаться на пике популярности сместили фокус внимания в сторону контентных проектов с хорошим продакшном и проработанной концепцией.

Отличный пример — шоу Легкий ЗОЖ на YT-канале Татьяны Рыбаковой. Это новый формат в рамках Таниного блога — легкое шоу о ЗОЖ, правильном питании и похудении, насыщенное инфографикой и научными фактами. Предполагаю, что очень скоро подобные рубрики, мини-сериалы и музыкальные клипы заполонят просторы YouTube.

2. Качество генерируемого блогерами контента улучшается. Все чаще они предпочитают работать с профессиональными студиями видеопродакшна, придумывают новые форматы, разрабатывают сценарные планы. Соответственно, и рекламные проекты в блогах стали выглядеть куда более привлекательно.

Читайте также:
Макияж 2021 – модные тенденции и фото

Сами рекламодатели теперь обращают особое внимание не на вовлеченность, а на качество генерируемого контента. Количеством лайков никого не удивить, доступно множество сервисов по накрутке подписчиков, лайков/комментариев. Поэтому блогерам приходится тратить много времени и внимания на создание уникальных фото, видео и «вкусного» контента.

3. Если раньше блогеры старались обособиться, то сейчас на первое место выходят коллаборации и объединения. Почти все самые яркие кейсы последних лет сделаны с группами блогеров, а не с отдельными персонами. Даже вне рекламных форматов они часто снимают общие видео, ходят «в гости» друг к другу, объединяются в группах ВК и паблик-чатах в мессенджерах. Начинающие блогеры сразу стремятся существовать внутри групп и «тусовок».

4. Аудитория отдает предпочтение агрегаторам контента, а не личности блогера, как это было раньше. Проще и интереснее подписаться на паблик-чат или на рассылку сайта, чем на блог и все соцсети отдельного автора. Школьники предпочитают не просто смотреть видео любимого блогера, но и читать «сплетни» о нем в больших группах и чатах.

Например, в паблик-чате «Ультратюберы» в мессенджере Viber каждый день общаются между собой несколько популярных блогеров, любимцев молодой аудитории, а за их общением следят более 180 000 читателей, и цифра ежедневно увеличивается. Выигрывают все: аудитория видит живое общение блогеров в режиме реального времени, а блогеры поддерживают интерес к себе и делятся между собой фанатами.

5. В последнее время рекламодатели предпочитают «вытаскивать» блогеров из их каналов и аккаунтов на собственные площадки, используя исключительно их имидж. Можно сказать, блогеры переходят в статус селебрити.

6. Большинство блогеров развивают несколько своих площадок одновременно, стирается дифференциация между платформами. Ютюберы активно развивают инстаграмы, а пишущие блогеры создают YT-каналы.

7. Существует еще одна тенденция, которую упорно игнорируют рекламодатели. Почти все владельцы многотысячных и миллионных профилей в Instagram имеют вторые аккаунты с меньшим охватом. Они ближе к жизни и настоящей личности медийной персоны. Тут практически нет рекламы, а качество рекламного контакта в разы выше из-за доверия аудитории и отсутствия заклаттерности.

8. Формат реалити приобретает новые формы. Блогинг сам по себе реалити, но в интернет «кочуют» многие ТВ-форматы. Например, когда блогера или группу блогеров помещают в специфические условия и снимают в режиме реального времени. Часто они сами устраивают себе челенджи, чтобы побаловать аудиторию «живым контентом».

Одним из самых ярких последних кейсов я бы назвала рекламный проект World of Warships «Блогеры по-флотски». Группа из 10 блогеров отправилась в морское путешествие, а подписчики следили, как они проходят курс суровой морской жизни под руководством команды корабля. Отчеты в формате реалити-шоу публиковались на сайте Worldofwarships.ru и в группе ВКонтакте.

9. Живые онлайн-трансляции (стримы) — горячий тренд, стремительно набирающий обороты. Во время трансляции медийная личность максимально живая, без монтажа и «фотошопа», и такой ее хочет видеть армия поклонников. Facebook, Periscope, Snapchat, Instagram и даже ВКонтакте запустили у себя соответствующий функционал. Бренды получают самый теплый и качественный рекламный контакт с аудиторией — вовлеченность и концентрация внимания во время стрима максимальна. Но есть и риски: контролировать упоминание продукта практически невозможно. Рекомендую продумать заранее наиболее безопасный формат (product placement, например) и тщательно проговорить с блогером сценарий интеграции.

10. Несмотря на провокационность тренда, появляется все больше популярных российских моделей-андрогинов. Они собирают по несколько тысяч подписчиков в Instagram, СМИ публикуют рейтинги самых популярных аккаунтов, привлекают к ним внимание и берут интервью. Неизвестно, готова ли русская публика к таким лидерам мнений: категория андрогинов может появиться в базах рекламных агентств и эксплуатироваться брендами. Есть и другой вариант — аудитория устанет и тренд пройдет.

11. И, напоследок. Блогингу уделяется все больше внимания со стороны СМИ и властей. В перспективе это грозит более строгим контролем над сферой. Сложно сказать, как поведет себя рынок. Возможно, большинство крупных блогеров просто мигрирует в страны Запада, а оставшиеся уйдут «в тень». Это лишь предположение. Digital и все его «обитатели» — очень стихийная среда.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: