Золотая женская шапка, Шапка Мономаха

Золотая женская шапка, Шапка Мономаха

«Тяжесть» ее заключается статусе: шапка Мономаха — одна из главных царских регалий России наряду со скипетром и державой. Этой короной венчались российские цари с 1498 до 1682 года. Первым, кто надел шапку, был Дмитрий Иванович, внук Ивана III. А для Петра I изготовили дубликат шапки Мономаха — так называемую «шапку второго наряда». Сегодня ее тоже можно увидеть в Оружейной палате.

В 1721 году Петр Великий отменил традицию венчания на царство и ввел обряд коронации. А при Екатерине II появилась новая регалия — Большая императорская корона работы придворных ювелиров Жереми Позье и Георга Фридриха Эккарта. Она оставалась главным торжественным головным убором императорской семьи до 1917 года.

Вопрос, когда и откуда пришла на Русь царская шапка, волновал не одно поколение исследователей. Первое упоминание о ней находится в завещании Ивана Калиты. По одной из версий, ее подарил князю монгольский хан Узбек. Причем некоторые исследователи считают ее женским головным убором, который изначально принадлежал сестре хана Кончаке, жене московского князя Юрия Даниловича. Позднее эту подарочную шапку-тюбетейку, сделанную из добротно спаянных золотых проволок, московские мастера переделали в ту самую «шапку Мономаха».

Другая теория о происхождении шапки появилась в политическом трактате XVI века «Сказание о князьях Владимирских». Его создавали во время распространения концепции «Москва — Третий Рим», когда российским самодержцам было важно показать преемственность: первый Рим пал, передав свои полномочия второму — Константинополю, а когда под натиском османов был сломлен и он, настало время третьего — Москвы. Первым царем объединенной после княжеских междоусобиц и монгольских завоеваний Московской Руси был Иван III, который женился на византийской принцессе Софье, племяннице последнего императора — Константина XI Палеолога.

«Сказание» описывало, как русские великие князья произошли от римского императора Августа через легендарного Пруса, якобы родственника Рюрика, а также то, как царские регалии византийского императора Константина IX Мономаха передали его внуку Владимиру Мономаху.

В XVI же веке появилось еще одно описание драгоценной шапки. В 1520-е годы в Москву приезжал австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн. Он записал в своих «Записках о Московии» на латинском языке: «Pileus называется на их языке шапка (Schapka); ее носил Владимир Мономах: она украшена драгоценными камнями и чудно сделана из золотых пластинок, которые извиваются наподобие змей».

В противовес версиям об «иноземном» происхождении шапки Мономаха, в последнее время стало популярно мнение, что изготовили шапку в России. Царская регалия состоит из нескольких частей, и исследователи полагают, что ее первый ярус, состоящий из восьми соединенных золотых пластин с растительными узорами, соорудили в XIII веке из деталей шлемов сыновей Ивана Красного — княжича Ивана и Дмитрия Донского. А вот меховую опушку и множество драгоценных камней добавили позже, в XV веке.

В наши дни шапка Мономаха — один из древнейших и наиболее ценных экспонатов Оружейной палаты Московского Кремля. Это золотой головной убор, обитый соболиной опушкой и украшенный филигранью и драгоценными камнями — сапфирами, рубинами, изумрудами, шпинелью. Венчает шапку золотой крест с жемчужинами у оснований. Весит убор 993,66 грамма — не так уж и много, чтобы говорить голосом Бориса Годунова из трагедии Александра Пушкина:

«Безумец я! чего ж я испугался?
На призрак сей подуй и нет его.
Так решено: не окажу я страха, —
Но презирать не должно ничего.
Ох, тяжела ты, шапка Мономаха!»

«Тяжесть» ее заключается статусе: шапка Мономаха — одна из главных царских регалий России наряду со скипетром и державой. Этой короной венчались российские цари с 1498 до 1682 года. Первым, кто надел шапку, был Дмитрий Иванович, внук Ивана III. А для Петра I изготовили дубликат шапки Мономаха — так называемую «шапку второго наряда». Сегодня ее тоже можно увидеть в Оружейной палате.

В 1721 году Петр Великий отменил традицию венчания на царство и ввел обряд коронации. А при Екатерине II появилась новая регалия — Большая императорская корона работы придворных ювелиров Жереми Позье и Георга Фридриха Эккарта. Она оставалась главным торжественным головным убором императорской семьи до 1917 года.

Вопрос, когда и откуда пришла на Русь царская шапка, волновал не одно поколение исследователей. Первое упоминание о ней находится в завещании Ивана Калиты. По одной из версий, ее подарил князю монгольский хан Узбек. Причем некоторые исследователи считают ее женским головным убором, который изначально принадлежал сестре хана Кончаке, жене московского князя Юрия Даниловича. Позднее эту подарочную шапку-тюбетейку, сделанную из добротно спаянных золотых проволок, московские мастера переделали в ту самую «шапку Мономаха».

«А из одежд моих сыну моему Семену кожух красный жемчужный, шапку золотую; а сыну моему Ивану — кожух желтого шелка с жемчугом, епанчу большую с оплечьями; моему сыну Андрею — бугай (верхняя одежда) соболий с наплечниками, с крупным жемчугом, с драгоценными камнями, суконную одежду с оплечьями. А завещаю тебе, сыну моему Семену, братьев твоих младших и княгиню мою с меньшими детьми: после бога ты будешь о них заботиться.

Духовная грамота Ивана Даниловича Калиты

Другая теория о происхождении шапки появилась в политическом трактате XVI века «Сказание о князьях Владимирских». Его создавали во время распространения концепции «Москва — Третий Рим», когда российским самодержцам было важно показать преемственность: первый Рим пал, передав свои полномочия второму — Константинополю, а когда под натиском османов был сломлен и он, настало время третьего — Москвы. Первым царем объединенной после княжеских междоусобиц и монгольских завоеваний Московской Руси был Иван III, который женился на византийской принцессе Софье, племяннице последнего императора — Константина XI Палеолога.

«Сказание» описывало, как русские великие князья произошли от римского императора Августа через легендарного Пруса, якобы родственника Рюрика, а также то, как царские регалии византийского императора Константина IX Мономаха передали его внуку Владимиру Мономаху.

«В то время правил в Царьграде благочестивый царь Константин Мономах и воевал он тогда с персами и латинянами. И принял он мудрое царское решение — отправил послов к великому князю Владимиру Всеволодовичу… С шеи своей снял он животворящий крест, сделанный из животворящего древа, на котором был распят сам владыка Христос. С головы же своей снял он венец царский и положил его на блюдо золотое. Повелел он принести сердоликовую чашу, из которой Август, царь римский, пил вино, и ожерелье, которое он на плечах своих носил, и цепь, скованную из аравийского золота, и много других даров царских. И передал он их митрополиту Неофиту с епископами и своим знатным посланником, и послал их к великому князю Владимиру Всеволодовичу… И с тех пор великий князь Владимир Всеволодович стал именоваться Мономахом, царем великой Руси. И пребывал после того во все время с царем Константином в мире и любви. С тех пор и доныне тем венцом царским, который прислал греческий царь Константин Мономах, венчаются великие князья владимирские, когда ставятся на великое княжение русское».

«Сказание о князьях Владимирских»

Читайте также:
Как носить ювелирные Украшения с бриллиантами

В XVI же веке появилось еще одно описание драгоценной шапки. В 1520-е годы в Москву приезжал австрийский дипломат барон Сигизмунд фон Герберштейн. Он записал в своих «Записках о Московии» на латинском языке: «Pileus называется на их языке шапка (Schapka); ее носил Владимир Мономах: она украшена драгоценными камнями и чудно сделана из золотых пластинок, которые извиваются наподобие змей».

В противовес версиям об «иноземном» происхождении шапки Мономаха, в последнее время стало популярно мнение, что изготовили шапку в России. Царская регалия состоит из нескольких частей, и исследователи полагают, что ее первый ярус, состоящий из восьми соединенных золотых пластин с растительными узорами, соорудили в XIII веке из деталей шлемов сыновей Ивана Красного — княжича Ивана и Дмитрия Донского. А вот меховую опушку и множество драгоценных камней добавили позже, в XV веке.

Шапка Мономаха: почему этот головной убор принадлежал женщине

Одной из главных царских регалий России является знаменитая шапка Мономаха. Однако, несмотря на множество исследований, ее точный возраст до сих пор не установлен. Более того, есть версия, что этот головной убор и вовсе женский.

Легенда о дарах Мономаха

В действительности, нет никаких свидетельств существования шапки Мономаха до первой половины 16 века, когда она принадлежала московскому великому князю Василию III. Ею венчался на царство его сын Иван IV в 1547 году, однако нет упоминаний, что шапкой Мономаха был коронован сам Василий III. Собственно, нет сведений и о его коронации. Имеются некоторые данные, что шапкой Мономаха Иван III Великий венчал своего внука, Дмитрия как соправителя и наследника в 1498 году. По «Запискам» барона Герберштейна, австрийского посла при Василии III, последний захватил власть незаконно, свергнув Дмитрия. Так или иначе, почти все исследователи склоняются к тому, что легенда о шапке Мономаха была придумана Василием III с целью упрочить свою легитимность.

Параллельно с этим, при Василии III было сложено «Сказание о князьях Владимирских», устанавливавшее фальшивую генеалогию московских князей, призванную подтвердить их претензии на самодержавную власть и на всю Русскую землю. Согласно этому «Сказанию», Рюрик – предок всех русских князей – происходил от некоего Пруса, брата древнеримского императора Августа. Легенда о даре Мономаха князю Владимиру II должна была подчеркнуть сакральную преемственность власти русских князей от римских и византийских императоров. В этом же ключе находилась и разработанная в это же время, при Василии III, концепция Москвы как Третьего Рима. Сказание о шапке Мономаха укладывалось в эту идеологическую линию.

Сложносоставной убор

Тогда же, по-видимому, Василий III дал указание придать этому головному убору его нынешний вид. По всем исследованиям, он имеет сложносоставное происхождение, и золотое навершие с крестом появилось у него не раньше 16 века. Однако что-то было взято за основу, и вот по поводу этого «чего-то» мнения историков сильно расходятся.

Так, золотые пластины на шапке могли быть сделаны в Византии в 13 веке. Это, однако, не подтверждает династического предания о шапке, так как оно относит её к более раннему времени, и золотые пластины просто нашиты на некий головной убор, который мог иметь любое происхождение.

Развёрнутую версию происхождения шапки Мономаха представил зарубежный русский историк Сергей Богатырёв. По его мнению, шапка Мономаха была изготовлена в правление князя Василия II Тёмного, то есть в середине 15 века. Она была собрана из деталей княжеских шлемов более раннего времени (14 века), принадлежавших князю Ивану II Красному и его сыновьям – Дмитрию Донскому и Ивану Малому.

Праздничная тюбетейка золотоордынской жены московского князя

Однако большинство теорий связывает происхождение основы шапки Мономаха с Золотой Ордой. При этом не отрицается, что некоторые детали могли быть позднее добавлены и с шлемов князей. Правда, некоторые исследователи доказывают, что и вся шапка целиком была сделана на Востоке и в готовом виде перешла к московским князьям.

Основная теория происхождения шапки Мономаха разработана заведующим кафедрой истории России МГУ профессором Николаем Борисовым. В основе шапки Мономаха лежит женская тюбетейка. Шапка Мономаха идентична по строению золотоордынским женским головным уборам 14 века. В ней использовано аналогичное расположение золотых деталей и такое же вертикальное крепление. Ордынские знатные женщины вставляли в стержень, расположенный на вершине, павлиньи перья, а в шапке Мономаха там был установлен крест.

По мнению Борисова, тюбетейка принадлежала сначала сестре золотоордынского царя Узбека, Кончаке, которую царь выдал замуж за своего верного вассала, московского князя Юрия Даниловича. Несмотря на свою приверженность исламу, Узбек позволил своей сестре креститься для этого замужества. В православии Кончака стала зваться Агафьей.

Правда, Юрий с Агафьей-Кончакой до дому не доехал. По пути на него напал тверской князь Михаил, разбил и взял Агафью в плен. Через год Агафья умерла. Узбек и Юрий обвиняли Михаила в отравлении княжеской жены и царской сестры. Михаил был вызван в Орду и казнён по приговору совета семи русских князей, также обозлённых на Юрия из-за его злоупотреблений при сборе с русских земель дани для Орды.

Приданое, бывшее с Агафьей, осталось при Юрии либо было возвращено ему новым тверским князем Дмитрием. Так или иначе, золотую тюбетейку Кончаки, после убийства Юрия Дмитрием в 1325 году, унаследовал младший брат Юрия Даниловича, московский князь Иван I по прозвищу Калита.

Читайте также:
Коллекция ювелирных украшений, посвященная Санкт-Петербургу

Но откуда эта шапка была у самого Узбека и его семейства? Это вопрос более тёмный, ответы могут быть разными. Есть предположения, что шапку сделали в Египте в начале 14 века и прислали в дар Узбеку, или что её изготовили генуэзские мастера в Кафе в Крыму.

Против этой гипотезы есть только один, но, казалось бы, «убийственный» аргумент. Христианство запрещает мужчинам носить женскую одежду, включая головные уборы. Поэтому-де Иван Калита никогда не мог надеть её на себя.

Но нет никаких сведений, что Иван Калита и несколько последующих поколений московских князей, вплоть до, как было сказано, Василия III, надевали на себя эту шапку. А при Василии III её истинное происхождение могло уже напрочь забыться. К тому же установление на ней христианской символики и её освящение могли, по понятиям того времени, полностью преобразить первоначальную сущность предмета.

Новое в блогах

Сообщество «Интересные новости»

Шапка Мономаха – женский головной убор изготовленый мастерами Золотой Орды?


То, что сегодня бережно хранящаяся в Московском Кремле, под видом “Шапки Мономаха” – великолепный женский головной убор из золота в своё время был изготовлен мастерами Золотой Орды.

Тем, кто до сих пор думает, что бережно хранящаяся в Московском Кремле шапка Мономаха являет собой вещественное подтверждение права Великого Княжества Московского, и соответственно Российской Империи на наследие Руси (той, что в Киеве), на “собирание Русских земель” и.т.д. , полезно прочитать мнения профессионалов.

Великолепный женский головной убор из золота в своё время был изготовлен мастерами Золотой Орды.

После некоторой “доработки” на месте,- добавили крест, сняли женские подвески, по низу обшили мехом,- всё это намного позже назвали “шапкой Мономаха”.

И до сих пор смущают неокрепшие детские умы выдуманным до последней буквы мифом. Который так прекрасно вписывается в большой миф Российской истории, во многом построенный на подобного рода “фактах”.

Шапка Мономаха: золотая филигранность истории

Проливает свет на происхождение царского венца его форма, технология скани и орнаментальные мотивы. Эти характеристики шапки не подтверждают ее принадлежность к работам византийским мастеров, но зато более чем уверенно приближают к золотоордынскому ювелирному искусству. Сложный сканный узор убора из тончайшей золотой проволоки, составляющий утонченные листовые мотивы, абрисы лотоса и шестиконечной звезды с двенадцатью лепестковой розеткой, вписанной в нее, часто встречается в примерах булгарского и среднеазиатского искусства золотоордынского периода. Спиралевидные узоры в виде одинаковых крупных завитков, а также их растительные варианты, которые ранее относились искусствоведами к технике византийской ленточной скани, находят свои истоки в широких аналогиях золотоордынских ювелирных изделий.

Если обратиться к первоначальному облику убора, то его реконструкция покажет наличие вместо более поздней опушки мехом соболя золотых жемчужных подвесок. Общая полукруглая форма шапки и подвески позволяет предположить, что шапка Мономаха — принадлежала изначально. женщине, и, судя по всему, эта женщина была татарского происхождения.

Доказательством сему могут стать традиционные головные уборы незамужних татарских девушек. Их форма также имела вид усеченного полусферического конуса с серебряным навершием — куполком. В середину куполка часто вставлялись перья совы или филина. Их отсутствие символизировало уже состоявшийся, но не закрепленный официально замужний статус девушки. Интересным фактом, дополняющим историю шапки Мономаха, стал найденный в Симферопольском кладе головной убор. Его составляющие — тканевая основа, обшитая 19 фигурными бляшками, декорированными жемчужинами, сапфирами, изумрудами, аметистами — относится к тому же золотоордынскому наследию и во многом напоминает венец Мономаха.

О том, как наследие татарского ювелирного искусства попало к русским князьям, говорит еще одна легенда, рассказывающая о взаимной любви московского князя Юрия Даниловича и родной сестры золотоордынского хана Узбека. Куншеке, так звали возлюбленную князя, стала впоследствии княгиней Агафьей, приняв, кроме любви мужа, еще и его веру. К сожалению, счастье возлюбленных было недолгим. Не успев подарить мужу наследников, княгиня стала жертвой междоусобной войны, погибнув от предательского заговора. Уже после смерти самого князя шапка попала к его ближайшему родственнику брату Ивану Калите, начиная новую жизнь и неся в себе новый символический смысл.

Если же откинуть столь животрепещущую легенду, оставив сухие исторические факты, с не меньшей уверенностью можно обосновать получение шапки в дар князем Иваном Калитой от того же хана Узбека, сделавшего столь искусный подарок за помощь в разгроме антитатарского восстания в Твери в 1327 г. Вполне возможно, что прототипом шапки в таком случае могла стать корона хана.

А здесь более подробно:

О том, что шапка была создана золотоордынскими ювелирами, имеется ряд неоспоримых свидетельств. Во-первых, характер орнаментации и технологии сканого декора шапки. Шапка создана в технике накладной скани и зернения. Причем, зернь, в одних случаях, применяется в абрисах мотива лотоса, который украшает четыре пластины поверх сканой проволоки. Из них центральная – с красным рубином в круглой оправе и с четырьмя жемчугами; по сторонам ее две пластины с зеленым изумрудом в прямоугольной оправе в композиции с тремя жемчугами; четвертая пластина – с мотивом лотоса расположена на противоположной стороне от центральной. Композиция декора выделяет главную лицевую часть шапки.

В наибольшей мере аналогии скани шапки выявляются в памятниках ювелирного искусства XIII – XIV вв., относящихся к кругу золотоордынских. Это, во-первых, скань на предметах из Симферопольского клада (золотой молитвенный футляр из накладной скани), из раскопок и кладов городов Волжской Булгарии и так называемая Бухарская бляха, относимая к кругу золотоордынской торевтики (23). Что же касается мотивов, используемых в декоре шапки, таких как лотосный, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой, цветочная семичастная розетка, характерные листовидные мотивы, то они ограничиваются кругом памятников Поволжья, в частности волжских Булгар и Крыма золотоордынского времени. Встречаются эти мотивы на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например, на латунном, гравированном и инкрустированном серебром барабане, отнесенном к XV веку.

В декорировке барабана использованы характерный по облику мотив лотоса, шестиконечная звезда со вписанной в нее розеткой и мотив двухполосной плетенки, окаймляющий барабан по периметру, – все три мотива в аналогичном композиционном решении используются в декоре шапки Мономаха. Фон мамлюкского барабана решен в виде орнамента из крупных спиралей, с нанесенной на них надписью, которая гласит: “его высочайшее превосходительство, царственный воин”. Мотив лотосного помещен в три медальона, украшающих обод барабана и разделяющих надпись. Он окружен узором в виде спиралей из лиственных мотивов. Шестиконечная звезда с вписанными друг в друга розетками расположена на дне барабана, в его центре.

Читайте также:
Свойства камня бирюза и Украшения с бирюзой разного цвета

Таким образом, в данном памятнике, принадлежащем царственной особе, мы видим тот же комплекс мотивов орнамента, что и в шапке Мономаха. Учитывая, что данный предмет принадлежал мамлюкско-кипчакской знати, можно сделать предположение о том, что вышеперечисленные мотивы орнаментации были характерными для предметов, принадлежащих кипчакам, отвечая вкусам кочевой верхушки золотоордынского общества.

Мотивы лотосного цветка встречаются в центральноазиатском, как и в булгарском искусстве, золотоордынского времени. Находки золотых колтов со сканым ажурным узором из г. Болгар в виде цветка лотоса являются наиболее близкой аналогией данного мотива в украшении шапки Мономаха, также как и изображения лотоса на архитектурных изразцах, найденных в Болгарах. Это же относится и к мотиву шестиконечной звезды, нашедшему применение в орнаментации памятников архитектуры (Черная Палата) в Болгарах и булгарских каменных надгробий XIII -XIV вв. Мотив цветочной розетки, в характерной для шапки трактовке, присущ булгарскому металлу как домонгольского, так и золотоордынского времени.

Таким образом, комплекс орнаментальных мотивов, применяемых в декоре шапки Мономаха, является присущим искусству Золотой Орды и встре-чается на предметах, найденных в Болгарах и в Крыму, принадлежащих знатной верхушке общества. В таком же качестве они появляются и в искусстве мамлюков.

По нашему мнению, шапка Мономаха до того, как попала к московским князьям, была женской, принадлежала знатной татарской особе. Доказательством этого являются, во-первых, существовавшие ранее подвески (свидетельство С. Герберштейна), которые были характерными для женского головного убора тюркских народов. Во-вторых, детали золотоордынских женских головных украшений из знаменитого Симферопольского клада, находящегося в фондах Государственного исторического музея в Москве. В кладе были найдены фрагменты золотого женского головного убора и серебряного навершия от головного украшения, декорированные жемчугом и драгоценными камнями. Поражает сходство крепления камней к навершию и в гнезда шатонов, а также орнаментация шатонов скаными завитками в виде кругов на деталях головного убора из клада и шапки Мономаха.

Головное украшение из Симферопольского клада состояло из 19 фигурных бляшек, нашитых на некогда существовавшую тканевую основу, и было декорировано, как и шапка Мономаха, жемчугом, а также сапфирами, аметистами, изумрудами. Причем, жемчуг, также как и на шапке, имеет идентичное крепление золотым “гвоздиком” посередине. Аналогично и расположение, а также крепление металлического цилиндрического стержня в навершиях обеих шапок, что позволяет сделать вывод об изначальной принадлежности навершия, одетого на колпачок, шапке Мономаха, а не о более позднем его добавлении. Сам колпачок и его орнаментация не вписываются в стилистику декора шапки. В стержень навершия тюркских женских головных уборов вставлялись перья павлина и филина – в шапке Мономаха в него вместо существовавших ранее перьев был вставлен крест.

Ибн-Баттута – арабский путешественник, побывавший в городах Золотой Орды, сообщает, что “знатные татарские женщины на верхушке шапки носили золотой кружок, украшенный павлиньими перьями и усыпанный драго-ценными камнями”. Испанский посол Рюи Гонзалес де Клавихо, побывавший в ставке Тимура, оставил описание головного убора старшей царицы – Сараи-Мульк-ханым. Это был род высокого шлема, красиво убранный разными самоцветами, над которыми была точно “маленькая беседка” с тремя рубинами, Откуда исходил белый султан, чьи перья были перевязаны золотой нитью с кистью из птичьих перьев, с каменьями и жемчугами на конце. Описание навершия напоминает форму навершия из драгоценных камней шапки Мономаха. Примечательно, что оборотные стороны блях-медальонов от шапки Симферопольского клада также были украшены изображениями лотоса, что подтверждает версию о знаковом характере данного мотива, имеющего по всей вероятности этносоциальное содержание.

Шапка с подвесками или в виде усеченного конуса полусферической формы соответствует форме тюркских головных уборов, известных у татар под названием такъя, у туркмен – тахья. Встречается такая форма и у других народов Поволжья – удмуртов, чувашей, башкир, у которых она также носит название такъи или хушпу. Подобная форма головного убора, с нашитыми монетами и укрепленным на макушке серебряным куполком, была известна ногайцам как девичья шапочка-такъыя.

У московских князей Шапка Мономаха появилась, вероятнее всего, как результат закрепления брачного союза с представительницей какого-то очень знатного татарского рода. Известны, по крайней мере, две линии родства великих русских князей с золотоордынскими ханами. В 1260-70-е годы князь Федор, по прозвищу Черный, сын Ростислава Мстиславовича – внука Владимира Мономаха, был в Орде и женился, после смерти своей жены – ярославской княжны, на ханской дочери, имел от нее двух сыновей – Давида и Константина . Сын Давида Федоровича – ярославский князь Василий был женат на дочери Ивана Калиты. Таким образом, генеалогическая связь с Владимиром Мономахом существовала через зятя, являвшегося внуком правнука последнего. Версия о происхождении шапки могла возникнуть по этой линии, если она, доставшись в наследство Василию от матери, через его жену, попала к Калите.

Более достоверной представляется версия о том, что шапка попала в наследство к Ивану Калите после смерти его родного брата – московского князя Юрия Даниловича. Принадлежала же она Кончаке – сестре татарского хана Узбека. Кончака, в крещении Агафия, была выдана замуж за Юрия московского. Он жил в Орде, “умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке. Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими. “. Кончака умерла в Твери в 1317 году, попав в плен к тверскому князю Михаилу, где ее, по слухам, отравили.

Юрий Данилович был убит позднее, в 1325 году, тверским князем Дмитрием Михайловичем, который, дабы оправдать себя, сообщил хану Узбеку, что Юрий собирал дань и удерживал ее у себя. Наследником Юрия Даниловича, поскольку у него не было детей, мог быть только его брат – Иван Данилович – Калита. Таким образом, предположение, впервые высказанное Г. Вернадским, о том, что шапка принадлежала хану Узбеку, имеет под собой достаточно веские основания.

К сожалению, не была принята во внимание сама шапка, которая первоначально имела несколько иной облик (не было опушки из меха и др.) и являлась по форме и характеру декора явно женской, о чем свидетельствуют археологические и этнографические материалы ряда тюркских народов, входивших в состав Золотой Орды.

Читайте также:
Где купить редкие шармы для браслета Pandora

Дальнейшие исследования помогут окончательно развеять миф о так называемой шапке Мономаха, являющейся творением рук татарских мастеров и достоянием культуры некогда великого государства – Золотой Орды.

Шапка Мономаха – российский имперский символ

В русской имперской традиции существовал ритуал венчания на царство. Непременным атрибутом его было надевание царского венца – короны, символа верховной власти. Она передавалась по наследству от одного царя к другому и завещалась старшим сыновьям, начиная от великого московского князя Ивана III. Он венчал на царство короной своего внука Дмитрия, и с этого времени золотая корона, получившая название Шапки Мономаха, стала символом сосредоточенной в Москве высшей государственной власти. Она являлась свидетельством мощи Русского государства, освободившегося к тому времени от так называемого татаро-монгольского ига. Ею венчались на царство все русские цари до Петра I включительно. Последний, провозгласив Россию империей, в 1721 г. ввел новый обряд коронации, в котором Шапку Мономаха не возлагали на голову императора, как это было раньше, а несли впереди торжественной процессии.

Впервые упоминание о Шапке Мономаха встречается в сороковые годы XIV столетия при перечислении оставленного в наследство имущества московского князя Ивана Калиты. При Василии III появляется легенда о том, что шапку в дар киевскому князю Владимиру Мономаху прислал византийский император Константин Мономах, хотя последний умер за пятьдесят лет до того, как Владимир стал князем. Несмотря на это, русская историографическая традиция, начиная с Н.П. Кондакова, придерживалась версии о византийском происхождении данной шапки. Однако позднее это мнение было оспорено А.А. Спицыным, который отнес шапку к монгольскому времени. По мнению американского ученого Г. Вернадского данная легенда появилась для обоснования версии о преемственности власти русских царей от византийских императоров, а не от чингизидов. Он считал, что шапка Мономаха была передана московскому князю Ивану I золотоордынским ханом Узбеком – внуком Менгу-Тимура, праправнуком Бату-хана и прапраправнуком Чингиз-хана. Современный исследователь М.Г. Крамаровский, придерживаясь мнения Спицына, включает шапку в круг золотоордынских памятников ювелирного искусства. Центрами ее производства он считает Крым или поволжские города начала XIV–XV вв.

Анализ археологических и этнографических материалов, характеризующих искусство Крыма, Северного Кавказа, татар Волго-Уральского региона и родственных им тюркских народов (ногайцев, туркмен, чувашей и башкир) позволил дополнить исследования ученых новыми данными и дать собственную версию, проливающую свет на происхождение и принадлежность данной шапки.

Предыдущими исследователями не были приняты во внимание форма и некоторые детали самой шапки, а также письменные источники, раскрывающие ее наследование русскими князьями. Кроме того, было выявлено, что шапка первоначально имела несколько иной облик, и это было учтено нашей атрибуцией.
Опираясь на письменное свидетельство очевидца – барона Сигизмунда Герберштейна, посла германского императора Максимилиана I к русскому царю Василию III, посетившего Москву в 1517 и 1526 гг., нами была выявлена важная деталь – шапка имела золотые подвески, а опушка из собольего меха и крест в ее завершении появились позднее, на что указывали и исследовавшие шапку сотрудники Оружейной палаты.

Как считает ряд исследователей, например М.Г. Крамаровский, к шапке было добавлено навершие, украшенное драгоценными камнями с жемчугом. По мнению А. Спицына, шапка, возможно, первоначально имела крест по типу «короны Джанибека». Однако свидетельство барона не подтверждает данного мнения: «Наша шляпа, на их языке называется шапкой: ее носил Владимир Мономах и оставил ее, украшенную жемчугом, а также нарядно убранную золотыми бляшками, которые, извиваясь кругом, часто колыхались при движении». В позднейшем переводе «Записок» барона, изданного в 1988 г., дается такая интерпретация последней части текста: «. золотыми бляшками, которые колыхались, извиваясь змейками». Таким образом, такая важная часть завершения шапки, как крест, бароном даже не упоминается, что явно свидетельствует об его первоначальном отсутствии. Зато появляется важная деталь – шапка имела золотые подвески, поскольку только они могли колыхаться при движении.

Материалы Симферопольского клада, хранящегося в Историческом музее в Москве, выявили разительное сходство в деталях женского головного убора из клада с навершием шапки. Аналогичное расположение, а также крепление цилиндрического стержня в навершиях обоих уборов, позволяет сделать вывод (в отличие от М. Крамаровского) об изначальной принадлежности навершия, одетого на более поздний колпачок, шапке. В стержень навершия тюркских женских головных уборов вставлялись перья павлина или филина, в шапке Мономаха в него был вставлен крест.

Мотивы орнаментации – лотос, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой и без нее, двухполосная плетенка, листовидные в характерной трактовке ограничиваются кругом памятников волжских булгар домонгольского и золотоордынского времени, а также Крыма XIV в.

Встречаются они и на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например на серебряном инкрустированном барабане XV в., и являются присущим для предметов, принадлежащих знатной кипчакской верхушке золотоордынского общества.

Древнейшая часть – тулья шапки – составлена из восьми золотых пластин, каждая из которых напоминает продолговатый равнобедренный треугольник с отсеченной вершиной. По краям пластин имеются отверстия, к которым закреплялась матерчатая основа. Все пластины украшены сложным сканым узором из тончайшей золотой проволоки.

О том, что шапка была создана золотоордынскими ювелирами, имеется ряд неоспоримых свидетельств. Во-первых, характер орнаментации и технология сканого декора. Шапка создана в технике накладной скани и зерни. Причем зернь в одних случаях применяется в абрисах мотива лотоса, который украшает четыре пластины поверх сканой проволоки. Из них центральная – с красным рубином в круглой оправе и с четырьмя жемчугами; по ее сторонам две пластины с зеленым изумрудом в прямоугольной оправе в композиции с тремя жемчугами; четвертая пластина – с мотивом лотоса – расположена напротив центральной. Композиция декора выделяет главную лицевую часть шапки. В других случаях зернь украшает листовидные мотивы, по абрису гладкой проволоки.

На четырех других пластинах шапки центральным является мотив шестиконечной звезды со вписанной в нее 12-лепестковой розеткой.

Каждую из восьми пластин шапки украшают драгоценные камни (зеленые изумруды и красный рубин), вставленные в высокие гладкие гнезда. Шапка окаймлена по абрису мотивом двухполосной плетенки. Выявляется определенный принцип в декорировании шапки: четыре из восьми пластин – с характерным мотивом лотоса, причем три из них лицевой части, четыре другие пластины – с ведущим мотивом шестиконечной розетки.

Читайте также:
Кольца и браслеты в стиле бохо – шик и женственность

В создании сканого узора используются два композиционных приема, характерных для сканых украшений, имеющих большую поверхность орнаментации. Это, во-первых, прием заполнения каркасных спиралевидных узоров ритмом одинаковых крупных завитков, закрученных слева направо, и, во-вторых, в виде растительных побегов, имеющих завитки на обе стороны. Ряд исследователей полагает византийские истоки ленточной скани шапки, привлекая к доказательству памятники последней четверти XII в. Однако технология накладной и ажурной скани и подобная ей ремесленная традиция были известны в Поволжье еще в домонгольский период. В частности, к X–XII вв. относится находка сканой серьги грушевидной формы из Болгар, украшенной тонкой накладной сканью на серебряной пластине. К концу домонгольского периода относятся сканые ажурные серьги с орнаментом в виде крупных завитков на обе стороны от сканой проволоки.

В наибольшей мере аналогии в технике скани выявляются в памятниках ювелирного искусства XIII–XIV вв., относящихся к кругу золотоордынских. Это, во-первых, скань на предметах из Симферопольского клада (золотой молитвенный футляр из накладной скани), из раскопок и кладов городов Волжской Булгарии и так называемая Бухарская бляха. Что же касается мотивов, используемых в декоре шапки, таких, как лотосный, шестиконечная звезда со вписанной в нее цветочной розеткой, цветочная семичастная розетка, характерные листовидные мотивы, то они ограничиваются кругом памятников Поволжья, в частности волжских булгар, и Крыма золотоордынского времени. Встречаются эти мотивы на отдельных уникальных произведениях мамлюкского искусства, например на латунном, гравированном и инкрустированном серебром барабане, отнесенном к XV веку.

В оформлении барабана использованы характерный по форме мотив лотоса, шестиконечная звезда со вписанной в нее розеткой и мотив двухполосной плетенки, окаймляющий барабан по периметру – все три мотива в аналогичном композиционном решении используются в декоре шапки. Фон мамлюкского барабана решен в виде орнамента из крупных спиралей с нанесенной на них надписью, которая гласит: «его высочайшее превосходительство, царственный воин». Мотив лотосного помещен в три медальона, украшающих обод барабана и разделяющих надпись. Он окружен узором в виде спиралей из лиственных мотивов. Шестиконечная звезда со вписанными друг в друга розетками расположена на дне барабана, в его центре. Таким образом, в данном памятнике, принадлежащем царственной особе, мы видим тот же комплекс мотивов орнамента, что и в шапке. Учитывая, что данный предмет принадлежал мамлюкско-кипчакской знати, можно сделать предположение о том, что вышеперечисленные мотивы орнаментации были характерными для предметов, принадлежащих кипчакам, отвечая вкусам кочевой верхушки золотоордынского общества.

Мотивы лотосного цветка встречаются в центральноазиатском, как и в булгарском, искусстве золотоордынского времени. Находки золотых колтов со сканым ажурным узором из г. Болгар в виде цветка лотоса являются наиболее близкой аналогией данного мотива в украшении шапки, так же как и изображения лотоса на архитектурных изразцах, найденных в Болгарах. Это же относится и к мотиву шестиконечной звезды, нашедшему применение в орнаментации памятников архитектуры г. Болгара (ханака «Черная палата») и булгарских каменных надгробий XIII–XIV вв.

Мотив цветочной розетки в характерной для шапки трактовке присущ булгарскому металлу как домонгольского, так и золотоордынского времени.

Согласно нашему исследованию шапка Мономаха до того, как попала к русским князьям, была женской и принадлежала знатной татарской особе.

Доказательством этого являются, во-первых, существовавшие ранее подвески (свидетельство С. Герберштейна), которые были характерны именно для женских головных уборов тюркских народов, во-вторых, сходство в деталях с женскими головными украшениями из Симферопольского клада. Одно из них состояло из 19 фигурных бляшек, нашитых на некогда существовавшую тканевую основу, и было декорировано, как и шапка Мономаха, жемчугом, а также сапфирами, аметистами, изумрудами. Причем жемчуг, так же как и на шапке, имеет идентичное крепление золотым «гвоздиком» посередине. О сходстве в навершиях симферопольского убора и шапки упоминалось ранее.

Ибн-Баттута – арабский путешественник, побывавший в городах Золотой Орды, сообщает, что «знатные татарские женщины на верхушке шапки носили золотой кружок, украшенный павлиньими перьями и усыпанный драгоценными камнями». Испанский посол Руи Гонзалес де Клавихо, посетивший ставку Тимура, оставил описание головного убора старшей царицы – Сараи – Мульк-ханым. Это был род высокого шлема, красиво убранный разными самоцветами, над которыми была точно «маленькая беседка» с тремя рубинами, откуда исходил белый султан, чьи перья были перевязаны золотой нитью с кистью из птичьих перьев, с каменьями и жемчугами на конце. Описание этого навершия напоминает завершение шапки. Примечательно, что оборотные стороны блях – медальонов симферопольского убора также были украшены изображениями лотоса.

Шапка с подвесками или в виде усеченного конуса полусферической формы соответствует форме тюркских головных уборов, известных у татар под названием такыя, у туркмен – тахъя. Встречается такая форма и у других народов Поволжья – удмуртов, чувашей, башкир, у которых она также носит название такъи или хушпу. Подобная форма головногоубора, с нашитыми монетами и укрепленным на макушке серебряным куполом, была известна ногайцам как девичья шапочка – такъыя.

Основным украшением тахъи туркмен была купба – серебряное навершие в виде куполка с торчащей вверх трубочкой посередине и серебряные подвески. Этот головной убор туркменские женщины носили до выхода замуж и замены его женским головным убором. В трубочку купбы вставлялись перья совы или филина.

Если в девичьей шапочке не было перьев, это означало, что девушка засватана. По мнению исследователей, обычай украшать шапочки перьями совы и филина, известный также казахам, киргизам, полукочевым узбекам, связан с кипчакским этническим пластом этих народов.

С влиянием кипчакской моды связываются и женские головные уборы остроконечной формы с лунницей на стержне навершия и с грушевидными подвесками на цепочках из раскопок Белореченских курганов на Северном Кавказе. Исследователи относят их к XIV–XVI вв.

Таким образом, традиция завершать женские головные уборы навершиями со стержнями, в которые вставлялись перья птиц или лунницы, связана с кипчакским влиянием, хотя сам облик головного убора в виде полусферической шапочки с нашитыми на нее бляшками или монетами и подвесками по ее нижнему краю относится к древней сармато-аланской или скифо-сарматской (по Толстову) культуре. Данная форма получила развитие в салтовской культуре волжских булгар X–XII вв. и сохранилась в этнографических материалах поволжско-приуральских народов – татар-мишарей, чувашей, удмуртов, башкир, ногайских татар, а также у отдельных туркменских племен. Форма шапки является примером синтеза на обширном пространстве территории Золотой Орды элементов салтовской (болгаро-аланской) и кипчакской золотоордынской культуры, что нашло отражение в репрезентативной одежде социальной верхушки, привнесшей новые вкусы и моду в костюм и украшения оседло-земледельческого населения городов Поволжья, Северного Кавказа и Крыма.

Читайте также:
Православный крест как символ веры и украшение

У русских князей шапка появилась, вероятнее всего, как результат закрепления брачного союза с представительницей знатного татарского рода. Известны, по крайней мере, две линии родства великих русских князей с золотоордынскими ханами. В 1260–1270-е гг. князь Федор по прозвищу Черный, сын Ростислава Мстиславовича – внук Владимира Мономаха, был в Орде и женился после смерти своей жены – ярославской княжны – на ханской дочери, имел от нее двух сыновей – Давида и Константина. Сын Давида Федоровича – ярославский князь Василий – был женат на дочери Ивана Калиты. Таким образом, генеалогическая связь с Владимиром Мономахом существовала через зятя, являвшегося внуком правнука последнего. Версия о происхождении шапки могла возникнуть по этой линии, если она, доставшись в наследство Василию от матери, через его жену попала к Калите. Однако отношения Ивана Калиты с зятем были враждебными; последний действовал заодно с тверским князем, помогая ему в Орде, за что великий князь московский опустошил тверские земли и, кроме того, зять пережил тестя.

Более достоверной представляется версия о том, что шапка попала в наследство к Ивану Калите после смерти его родного брата –московского князя Юрия Даниловича. Он был женат на Кончаке (в крещении Агафия) – сестра татарского хана Узбека. Юрий московский жил в Орде, «умел сблизиться с семейством хана и женился на сестре его, Кончаке. Ханский зять возвратился в Русь с сильными послами татарскими». Кончака умерла в Твери в 1317 г., попав в плен к тверскому князю Михаилу, где ее, отравили. Юрий Данилович был убит позднее, в 1325 г., тверским князем Дмитрием Михайловичем, который, дабы оправдать себя, сообщил хану Узбеку, что Юрий собирал дань и удерживал ее у себя. Наследником Юрия Даниловича, поскольку у него не было детей, мог быть только его брат – Иван Данилович – Калита.

Таким образом, предположение, впервые высказанное Г. Вернадским, о том, что шапка Мономаха принадлежала хану Узбеку, имеет под собой достаточно веские основания. К сожалению, без внимания исследователей оставались форма шапки и традиции ее художественного оформления, не были привлечены археологические и этнографические материалы тюркских народов Поволжья. Миф о так называемой шапке Мономаха может быть развеян бесстрастными доводами и фактами, и бесспорно одно – она является достоянием Золотой Орды – некогда великого государства.

masterok

Мастерок.жж.рф

Хочу все знать

Кликабельно 1200 рх Шапка Мономаха .

Конец 13 — начало 14 века . Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, мех; скань, зернь, литье, чеканка, гравировка . Высота 18,6 см; окружность 61 см . Оружейная палата . Москва Самая знаменитая из всех царственных головных уборов Русских царей является Шапка Мономаха . Она находится в Оружейной палате; этой шапкой венчались на престол все русские цари и князья вплоть до Федора Алексеевича. Что интересно : четко установлен факт: никакого отношения ни к Византии, ни к XI веку она не имеет!

Шапка была изготовлена в Средней Азии, в Бухаре, в первой половине XIV века, спустя 200 лет после смерти Владимира Мономаха. Оказалось также, что никакой связи головного убора с Мономахом вплоть до начала XVI века не отмечалось; а московские князья, оставляя ее своим наследникам, вели речь о «золотой шапке». Доказано также, что первым ее владельцем был Иван Калита. И шапка, и конская упряжь («золотая лошадиная снасть») были подарены Ивану Калите его современником — золотоордынским Узбек-ханом.

Так что никак этот венец не мог принадлежать князю Владимиру Мономаху (ок. 960 — 15 июля 1015) По такому — же подобию изготавливаются и другие шапки — венцы .

Середина 16 века . Золото, драгоценные камни, мех; литье, чеканка, резьба, чернь Ша́пка Каза́нская — золотой филигранный венец, изготовленный, приблизительно в 1553 году, для Ивана Грозного сразу после покорения и присоединения Казанского ханства к Русскому государству и упрочения титула Казанского царя. Точных сведений о том, когда и кем был изготовлен венец, нет. Существует версия, что её изготовили ювелиры покорённого ханства.

Венец .»Большой наряд». Астраханская шапка. 1627 .

Золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, гравировка, резьба, канфарение . Высота 30,2 см. окружность 66,5 см . Оружейная палата . Москва . Принадлежал царю Михаилу Романову. Работа Мастерских Московского Кремля . Астраханской же шапкой она навана потому , что к правлению 1 царя из династии Романовых Михаила Федоровича было закончено покорение Астраханского ханства и водружение креста по обеим берегам Волги , и выход к Каспийскому морю. И так же , этот венец присутствует на гербе Астрахани . Как известно , после смерти царя Алексея Михайловича на престол посадили малолетних Ивана и Петра , для них в мастерских Кремля были изготовлены личные венцы .

Шапка Алтабасная . ( Сибирская ) . 1684 .

Ткань, парча, золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба, эмаль, канфарение . Оружейная палата . Москва . Принадлежала царю Ивану Алексеевичу. Работа Мастерских Московского Кремля

Шапка Алмазная . 1682 — 1687 .

Золото, серебро, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба, эмаль Оружейная палата . Москва . Принадлежала царю Ивану Алексеевичу. Работа Мастерских Московского Кремля На более крупном плане выдны узоры и двухглавые орлы на венце .

Шапка Алмазная . 1682 — 1684 .

Золото, серебро, драгоценные камни, мех; литье, чеканка, эмаль . Оружейная палата . Москва . Принадлежала царю Петру Алексеевичу. Работа Мастерских Московского Кремля .

Шапка Мономаха второго наряда» . 1682 .

Золото, драгоценные камни, жемчуг, мех; литье, чеканка, резьба Оружейная палата . Москва . Россия . Принадлежала царю Петру Алексеевичу. Работа Мастерских Московского Кремля . Далее идут императорские короны . Одна из первых императорских корон была корона , которой царь Петр I короновал Екатерину I . Но от нее остался один каркас , т.к. последующие поколения использовали бриллианты для своих нужд .

Корона российской императрицы Анны Иоанновны — драгоценный венец, изготовленный в Петербурге в 1730—1731 годах, предположительно мастером Готлибом Вильгельмом Данкелем. Около двух с половиной тысяч искусно подобранных по величине алмазов, рубинов и турмалинов вмонтировано в серебряный остов короны. Большинство из них ранее украшали корону императрицы Екатерины I, так же как и помещённый под алмазным крестом неправильной формы тёмно-красный турмалин. Он был куплен в 1676 году у китайского богдыхана по указу царя Алексея Михайловича и впоследствии украшал поочерёдно несколько монарших венцов. Вес этого уникума сто граммов. И наконец , ценнейший экспонат Алмазного фонда :

Читайте также:
Какие бывают серьги-конго и как их лучше носить

Большая Императорская Корона России .

Большая императорская корона Российской империи изготовлена для коронации в 1762 году известными ювелирами Георгом-Фридрихом Экартом, который был автором эскизов и каркаса, а также руководил работой и Жереми (Иеремией: в России его величали Еремеем Петровичем) Позье, который занимался подбором камней. Работа осуществлялась по специальному заказу Екатерины II. Знаменитым мастерам было поставлено лишь одно условие — корона должна была весить не более 5 фунтов (2 килограмма). Ювелирное чудо было создано всего за два месяца. Это была самая знаменитая корона Российской империи до заката монархии олицетворявшей верховную власть в России. После октябрьской революции полуразрушенное и разорённое бандами «большевиков» молодое коммунистическое государство советов рабочих и крестьян нуждалось в финансах. Правительство искало займы и обратилось к Майклу Коллинсу , министру финансов Ирландии. Королевские драгоценности использовались в качестве имущественного залога советской республики при займе в 25000 долларов.

Передача ценностей и денег осуществлялась в Нью-Йорке, между руководителем «советского бюро» — советским послом в Америке, Ладвигом Мартенсом, и ирландским послом в США, Гарри Боландом . После возвращения в Ирландию Боланд хранил драгоценности в доме своей матери — Кэтлин Боланд О’донован , проживавшей в Дублине. Весь период ирландской войны за независимость драгоценности хранились у матери Боланда. Госпожа Боланд О’донован передала драгоценности России правительству Ирландской республики в лице Имона де Валера только в 1938, которые хранились в сейфах правительственных зданий и о которых на время забыли. В 1948 году, ценности были обнаружены и по решению нового правительства Ирландии, во главе с Джоном А. Костелло , принималось решение о продаже залоговых королевских драгоценностей России на публичном аукционе в Лондоне. Однако, после консультаций относительно правового статуса залоговых ценностей и переговоров с советским послом, решение о продаже было отменено. Ценности должны были быть возвращены в Советский Союз в обмен на сумму 25000 долларов, первоначально выданную взаймы в 1920. Драгоценности возвратились в Москву в 1950. Этой короной короновались на царство все последующие после Екатерины II императоры России .

Малая императорская корона Российской империи — одна из императорских регалий. Малая корона создана ювелиром Зефтигеном к коронации императрицы Марии Александровны, супруги Александра Второго в 1856 году.

Золото, серебро, розовый бриллиант, мелкие бриллианты . Москва Скорее всего она принадлежала Елизавете Александровне , жене Александра I .

Корона российской империи из одноименного кинофильма. Наши мастера изготовить такую не смогли, заказывали в Праге, умельцам студии «Баррандов». Украшена горным хрусталем, является художественной редкостью. Обошлась «Мосфильму» в 2000 долларов.

А вот сейчас нет никакого головного убора правителя. А жаль :-)

amp_amp

  • Add to friends
  • RSS

NEVER FORGET

не знаешь, что сказать, говори правду

Ну не могут русофобы не попытаться изгадить историю России. На то они и русофобы. Само собой, такой символ, как Шапка Мономаха не мог пройти мимо их липкого взгляда.

Шапка Мономаха. Одна из главных регалий русских великих князей и царей. Символ самодержавия на Руси. Шапка имела особый статус и функцию. Со времён первой церемонии венчания на престол Дмитрия (внука Ивана III), состоявшейся в 1498 году, регалия использовалась в ритуале венчания московских государей. Ею, кстати, венчали на царство и Ивана IV Грозного в 1546 году. Причём каждый государь надевал Шапку лишь однажды: во время торжественной церемонии её прилюдно возлагали на голову нового царя, а после празднества прятали в сокровищницу. Последний раз Шапка Мономаха использовалась для венчания в 1682-м году во время уникальной церемонии совместной коронации братьев-соправителей Ивана и Петра Алексеевичей. Старшего брата, Ивана V, венчали оригиналом, а младшего, Петра Алексеевича (Первого и Великого), венчали, используя Шапку второго наряда, более простой дубликат, изготовленный специально для этой цели. Ныне Шапка Мономаха хранится в архиве Оружейной Палаты в Москве. Это все известные факты.

А вот происхождение этой реликвии вызывает множество вопросов. И всего существует две версии происхождения Шапки Мономаха, каждая из которых имеет свои более детализированные подверсии. Первая версия – легендарная, византийская, согласно которой Шапка, это дар византийского императора Константин а IX Мономаха своему внуку, киевскому князю Владимиру Всеволодовичу (Мономаху). Эта легенда символизирует преемственность власти русских православных государей от византийских императоров. И хотя сам факт подарка вызывает законные сомнения, это, все же, не дает повод автоматически отмести возможность византийского происхождения самого головного убора.

Вторая версия, азиатская. Согласно ей, Шапка была изготовлена восточными мастерами. Подверсии – дар хана Узбека русскому князю Ивану Калите за верную службу и… женская ордынская тюбетейка. Надо ли сомневаться, какая версия выбрана в качестве основной у свидомых историков? Хотя, причем тут версия? Украинские свидомые «історики» не утруждают себя такими понятиями, как версия, гипотеза или предположение. Зачем? В черно-белом свидомом мозгу «ордынская тюбетейка», это догма. А ее наличие в русской истории – яркое свидетельство ордынского происхождения загадочной страны «Московии».

Шапка Монома́ха (корона московських Великих князів) — головний убір (тюбетейка) з соболиним обрамленням, прикрашений коштовним камінням і хрестом (XIV ст.).

Саму корону було зроблено для татарського хана (мабуть, для Узбека) у 1330-х. Найвірогіднішою видається версія, що хан Узбек подарував головний убір московському князю Юрію Даниловичу в 1317 при його одруженні з донькою хана Кончакою.

В очередной раз убеждаюсь, что УкроВики, это, мягко говоря, сборище предвзятых и малограмотных русофобов. Кто ее пишет? Похоже, что те, кому русофобия заменила профессионализм и знания. Корона московских Великих князей? Про русских царей, которых на «Всея Руси» венчали, само собой свидомые позабыли. Да и уверенная последовательность дат впечатляет. «Зроблено для татарского хана в 1330-х» (тут только одно сомнение – “может для Узбека?”), но «вероятно подарено Юрию Даниловичу в 1317-м». Гм.

Читайте также:
Камень чароит – фото и свойства камня

Уж не знаю, как вам, но лично мне свидомые неоднократно торжествующе предъявляли «научно доказанную» «всеми учеными» версию, что Шапка Мономаха – это, не что иное, как ордынская женская тюбетейка. Хотя какая же это версия? Мне это преподносили именно, как доказанный факт. С доказательствами, правда, у них не очень.

К слову, азиатская, как и византийская теория происхождения Шапки Мономаха имеет своих горячих сторонников и противников и, пока что, речь все же идет о версиях и мнениях. Но вот версия о Шапке Мономаха, как о женской тюбетейке, достаточно нова и исходит от доктора искусствоведения Гюзель Фаудовны Валеевой-Сулеймановой. По крайней мере, я не нашел никого, кто бы говорил об этом до нее.

Нисколько не пытаюсь оспорить профессионализм госпожи Валеевой-Сулеймановой, но все же она пока единственная, кто так считает, хотя, оставаясь профессионалом, и говорит все же о версии и своем мнении.
Желающие могут прочитать ее статью «Татарские шапки – короны русских царей» полностью, я же выделю лишь пару абзацев, в которых госпожа Валеева-Сулейманова приводит то, что, по ее мнению, доказывает, что Шапка Мономаха – ордынская женская тюбетейка.

Т.е. доказательств всего два. Первое, это подвески, характерные для «золотордынских женских головных уборов», а второе, это завитки в форме кругов в гнездах шатонов.

Ну что ж, понятно. Если головной убор с подвесками, то он, несомненно, женский. Мне лично непонятно только одно. А почему русский князь Владимир, тот самый, крестивший Русь и живший задолго до золотоордынского периода, изображался в шапке с подвесками? Интересно, он знал, что это тюркская традиция женских головных уборов?

А византийские императоры были в курсе, что они носят тюркские женские тюбетейки?

В общем, мне это доказательство не кажется убедительным. Мне кажется, что госпожа Валеева-Сулейманова все же должна была доказать не то, что подвески носили тюркские женщины, а то, что кроме них никто их не носил. Очевидно, что это не так.

Теперь давайте посмотрим на детали золотоордынского женского головного украшения, на который ссылается Валеева-Сулейманова, из знаменитого Симферопольского клада. Вот они.

А вот «поражающее сходство» орнаментации шатонов «скаными завитками в виде кругов» на деталях головного убора из клада и шапки Мономаха. Специально располагаю рядом, чтобы была возможность сравнить.

Мне одному кажется, что завитки Шапки Мономаха (справа) действительно являются завитками, образующими непрерывный узор вокруг всего шатона, а завитки женского украшения (слева) всего лишь ряд кружков? А зубья держащие камень женского украшения? На Шапке Мономаха их нет. Соглашусь, что похоже, но все же не то. Да и не кажется мне, что орнамент из кружков на украшении из Симферопольского клада является доказательством, что все остальные орнаменты из кружков (или похожие на них) во всем мире являются работой исключительно золотоордынских мастеров. Что-то мне подсказывает, что кружки, завитки и спиральки встречаются на многих древних артефактах. Например, на известной Антиохийской чаше, изготовленной в Византии в 6-м веке.

Да и, вообще, как могут завитки или кружки в оранменте на одном женском головном уборе доказывать, что все остальные с таким оранментом тоже женские? Реально существуют чисто женские орнаменты? А были хоть где-то найдены тюркские женские (и не женские) головные уборы состоящие из восьми пластин, подобных тем, что являются основными элементами Шапки Мономаха? Женский головной убор из Симферопольского клада явно их не имел? А кто, вообще, изготовил эти элементы для головного убора золотоордынской женщины? Точно ордынский ювелир? Пока, увы, я не вижу ответов на эти вопросы.

Что же касается центральноазиатских и булгарских узоров в виде «арабских цветов», лотосов и звезд Давида, на которые ссылается госпожа госпожа Валеева-Сулейманова, то лучше всего об этом сказала доктор исторических наук Наталья Викторовна Жилина – автор двух серьезных исследований – “Зернь и скань Древней Руси XI-XIII вв.” и “Древнерусский сканозерновой убор XI- XIII вв.” в своей труде «Шапка Мономаха. Историко-культурное и технологическое исследование» (издательство «Наука», 2001 год).

Сравните, ради интереса, лотос под номер 1 (византийская эмаль 12-го века) и под номером 10 (Шапка Мономаха). Они почти идентичны. Другие лотосы, чисто азиатского изготовления, тоже очень похожи, но все же они более позднего изготовления, чем византийская эмаль. Другими словами, наличие «арабских цветков» в узоре не доказывает ордынское происхождение Шапки Мономаха. А что касается техники изготовления? Жилина считает, что и она вполне византийская.

Напомню, Наталья Викторовна – специалист именно по зерни и скани, т.е. в технике, которую и использовали при изготовлении Шапки Мономаха. Думаю, ее мнение достаточно весомо.

Думаю, достаточно исчерпывающе. И, кстати, по мнению Жилиной существовало три стадии существования Шапки Владимира Мономаха, причем навершие Шапки более позднее добавление.

Желающие могут поискать книгу Жилиной и самостоятельно убедиться, что ее, действительно серьезное, исследование убедительно доказывает, что ни «арабские» узоры, ни стилистика, ни техника исполнения не позволяют отнести Шапку Мономаха ни к работе золотоордынских мастеров, ни, тем более, к женским тюбетейкам. Византийская версия наиболее вероятна.

А уж то, что свидомые видят какое-то сходство Шапки с тюркской тюбетейкой, то это их личная проблема с ограничением по зрению, жестко накладываемое русофобией. Что ж поделать, что форма человеческой головы накладывает ограничения на многообразие форм и размеров головных уборов. Хотя, если говорить, конкретно, про тюбетейки… Кто-нибудь видел тюбетейку, сделанную из 8 клиньев, подобных 8 пластинам Шапки Мономаха? Так-то тюбетейки делают из 4-х клиньев, а не из восьми. И на мой выпуклый взгляд шапка на картинке ниже гораздо более похожа на тюбетейку, чем Шапка Мономаха.

А что, чем не тюбетейка, богато инкрустированная драгоценностями? Узоры и мотивы сходятся, четыре клина… Среднеазиатским заводчикам тюбетеек просто не хватает бриллиантов и рубинов для изготовления полноценной короны. Слався, Британия!

Кстати, желающие могут проследить за ходом дискуссии 3-х летней давности ССЫЛКА российского историка Клима Жукова (он частый гость у Гоблина) с парой свидомых о Шапке Мономаха, а также о разнице между гипотезой и доказанным фактом. Очень поучительно. Наглядно видно, что свидомые явно не видят разницы между этими двумя понятиями. Я же соглашусь с Климом – не важно, чем были части Шапки Мономаха раньше, важно то, что сейчас это уникальный объект, не имеющий аналогов в мире и значимая часть нашей великой русской истории.

Читайте также:
Украшения Ana Locking

Рейтинг женских наручных часов: модные модели часов в 2021 году

Наручные часы давно переросли статус просто хронометров. Теперь это символы статуса и стиля, некие демонстраторы положения в обществе и собственного Я, а иногда – и верные соратники в борьбе за здоровье, молодость и красоту.

Модные женские часы в 2021 году – это стильные элегантные аксессуары, говорящие о владелице куда больше, чем одежда и мейк-ап. Они являются теми самыми деталями, в которых, как известно каждой истинной леди, кроется дьявол.

Общие тенденции и тренды

В текущем сезоне наблюдается выраженная тенденция к свободе самовыражения. Это касается как цветовой гаммы, так и дизайна часов. В тренде широкая палитра, но особо популярны красный, желтый, оранжевый, синий и зеленый цвета. Не забывают дизайнеры и о проверенной временем золотой, серебряной и черно-белой классике.

Наручные часы Pierre Ricaud в каталоге SUNLIGHT

Можно подбирать часы в тон одежде или представлять их в виде яркого акцента, играя на контрастах. Главное, не выходить за рамки хорошего вкуса: чем ярче цвет, тем меньше декоративных элементов. Китч и орущая роскошь нынче не в тренде.

Лучшие наручные часы популярных брендов в этом сезоне стали более женственными и утонченными. Даже модели в стиле унисекс и милитари утратили значительную долю брутальности и нарочитой агрессивности.

Среди других тенденций стоит отметить:

  • Снова вошли в моду часики с миниатюрными циферблатами: Baume & Mercier и Hermes отдали дань подчеркнутой женственности.
  • В тренде «скромная роскошь», лишенная нуворишской вычурности. Пример – новые модели в стальных корпусах, но с кристаллами Swarovski и бриллиантами от Dior, Bvlgari, Longines.
  • Весьма актуальны модели в квадратных корпусах. Дизайнеры Chanel и D&G уверены, что их модели будут органично смотреться как с деловыми костюмами, так и джинсово-кожаным молодежным луком.
  • Вычурность формы сменяется минимализмом и пристальным вниманием к деталям. Таковы новые модели от Calvin Klein, Dior, Salvatore Ferragamo.
  • Молодежи позволено все. Расписные циферблаты и полное их отсутствие, корпуса в форме полумесяцев и даже черепов, часы из дерева и вулканической лавы – фантазия мастеров неистощима. И юным бунтаркам все это к лицу!

Наблюдается интересная тенденция: теперь ремешок чуть ли не важнее собственно часов! По-прежнему в тренде цепи во всех проявлениях, от массивных двойных до россыпи тонких. Беспроигрышным классическим вариантом остаются кожаные ремешки и металлические браслеты, причем особое внимание уделяется качеству выделки и изяществу плетения.

Коллекция SUNLIGHT WATCH

Не сходят с подмостков высокой моды длинные ремешки, оборачивающиеся вокруг запястья несколько раз. В тренде и текстильные ремешки, в том числе NATO, но нужно учитывать, что этот аксессуар отлично сочетается с образом в стиле кэжуал, а вот с вечерним нарядом будет смотреться, мягко говоря, чужеродно.

Крупные грубые часы постепенно утрачивают свою актуальность. Выбирая такую модель на перспективу, модница рискует оказаться за бортом мейнстрима и хорошего вкуса.

Элитарные модели и бренды: ТОП-10

В актуальный ТОП-10 лучших марок женских наручных часов вошли преимущественно производители с давними и славными традициями, сложившимися в прошлом, а то и позапрошлом столетии. Законную пальму лидерства удерживают, разумеется, швейцарские производители. Такие часики по карману лишь избранным, но от этого они становятся еще более желанными.

Rolex (Швейцария). Открывает наш рейтинг топовая швейцарская компания, продукция которой давно ассоциируется с властью, богатством и успехом. Прекрасным дамам рекомендуется обратить особое внимание на DATEJUST 36, представляющие собой альянс респектабельности и практичности. Корпус из стали и золота цвета шампань, имеет высший класс водонепроницаемости, а часовые отметки выполнены из 18-каратных бриллиантов.

Jaeger-LeCoultre (Швейцария). Часы этой небольшой швейцарской мануфактуры бессменно носит королева Британии: как короновалась Елизавета II в JLC Calibre 101, так и хранит им верность. Кстати, миниатюрный механизм этих часов был изобретен век назад, но их до сих пор выпускают. Достойны восхищения и новые Rendez-Vous Moon Medium в корпусе из белого золота со 107 бриллиантами.

Cartier (Швейцария). Известный швейцарский бренд женских часов в полной мере воплощает квинтэссенцию понятия luxury. Известен он, правда, больше мужскими моделями, но элегантные Baignoire Allongée в корпусе из белого или розового золота, украшенные созвездиями из сотен бриллиантов, покорит сердце самой взыскательной красавицы. А Révélation d’une Panthère с плавающими золотыми бусинками, складывающимися в голову пантеры – и вовсе фантастика!

Moritz Grossmann (Германия). В позапрошлом веке Карл Моритц Гроссман был одним из виднейших германских часовщиков. Со временем дело его почило, а часы маэстро переместились в частные коллекции и музеи. Однако Кристина Хюттер (женщина – часовых дел мастер высочайшего класса, невероятно!) чуть более десятилетия назад возродила легендарную марку. Великолепные, овеянные таинствами «1000 и 1 ночи» TEFNUT Arabian Nights Milanaise – серьезная заявка на мировое лидерство.

Grand Seiko (Япония). Японский лидер в очередной раз проявил трепетную заботу о прекрасной половине человечества, явив миру премиальную линейку Elegance Collection. Эта симфония элегантности и высокого стиля существует в пяти воплощениях, среди которых есть как премиальные золотые часы, усыпанные бриллиантами вплоть до заводной головки, так и менее претенциозные модели в корпусах из нержавеющей стали.

Chanel (Франция – Швейцария). Штаб-квартира легендарного Модного дома расположена в Париже, а вот производство часов закономерно перенесено в Швейцарию. Классические J12 в текущем сезоне получили новое прочтение Calibre 12.1 в традиционно выигрышной черно-белой гамме и невероятно стильном воплощении.

Bvlgari (Италия – Швейцария). И этот дом производит часы в Швейцарии. Невероятные Serpenti Seduttori отсылают к фирменной для Bvlgari «змеиной» тематике: корпус розового золота, окаймленный бриллиантами, дополнен браслетом, имитирующим чешую этого мудрого и элегантного, но опасного пресмыкающегося.

Dolce & Gabbana (Италия). Один из итальянских флагманов высокой моды до недавнего времени был неизвестен в часовом мире, но сейчас он достаточно громко заявил о себе и в этой сфере. Премиальная женская линейка Sofia, выпущенная в пяти цветовых вариациях с корпусами розового золота и стеклами «бриллиантовой» огранки – одно из самых громких открытий сезона.

Читайте также:
Камень алмаз – свойства и огранка в бриллианты

RGM Watch Company (США). Было бы несправедливым не упомянуть в списке лучших фирм женских наручных часов и заокеанских производителей. Их представляет именитая американская компания RGM и ее женская коллекция Lady. Невероятно стильные Hand Painted Mother Of Pearl из этой серии подойдут неординарной даме: две лаконичные стрелки ведут отсчет времени по циферблату, представляющему собой миниатюру ручной работы на перламутре. Плюс, естественно, золотой корпус в окаймлении бриллиантов.

Ника (Россия). Возраст этой российской компании – неполных два десятка лет, но она уже достаточно громко заявила о себе в часовом мире. Находкой бренда можно назвать элегантные классические Celebrity в розовом золоте с фианитами.

Прайс на женские часы лакшери-сегмента стартует от сотни тысяч российских рублей – это, по меркам сильных мира сего, весьма скромненько. Стоимость топ-модели швейцарского бренда типа Rolex или Cartier сопоставима с ценой достойного спорткара.

Рейтинг женских наручных часов: элегантность и доступность

Премиальные модели – это престижно и элегантно, но невероятно дорого. При среднем бюджете лучше купить женские часы стоимостью в 5–30 тысяч рублей. Среди них есть весьма достойные варианты, внешне мало отличимые от лакшери-экземпляров и практически не уступающие им в плане функционала. Более того, по части практичности недорогие часы порой дают сто очков вперед ювелирным шедеврам.

Хорошие часы на руку для девушки или женщины любого возраста можно подобрать среди следующих недорогих, но весьма достойных вариантов:

Obaku V185LXVNMN Denmark. Классные кварцевые часы именитого датского бренда с японским механизмом Miyota и большим циферблатом смотрятся гораздо дороже, нежели стоят на самом деле.

Orient Classic. Японские механические часы с сапфировым стеклом, перламутровым циферблатом и кристаллами. Невероятно элегантные, подойдут стильной даме любого социального слоя.

SOKOLOV I Want. Необычные наручные женские часы российского производства. Очень лаконичный дизайн и браслет миланского плетения делает их уместными для любого лука.

Смотреть коллекцию часов от SOKOLOV в каталоге SUNLIGHT

Fossil Jacqueline ES3545. Весьма элегантные часы в стальном корпусе и на таком же браслете с кристаллами. Сразу видно: американский производитель продумал дизайн до мелочей.

Timex TW2P88600. Дерзкие и амбициозные часы родом из США – не только элегантный, но и весьма надежный аксессуар. Часы выполнены в стиле унисекс и подойдут к широкому диапазону образов.

DKNY NY2341. Трендовый американский производитель устанавливает вполне удобоваримые цены на часы среднего класса не в ущерб знаменитой городской элегантности. Эта модель из коллекции Soho – воплощение духа большого города.

Q&Q C179-324. Классические часы с большим циферблатом, четкими цифрами и надежным кварцевым механизмом Miyota придутся по вкусу любой истинной леди, вне зависимости от вкусов и количества прожитых лет.

Guess W1117L2. Часы молодого американского бренда ценят многие любительницы городского стиля. Перед вами – воплощение урбанизированной элегантности в позолоте на массивных двойных цепях.

VICTORINOX V241808. Популярная марка женских часов из Швейцарии разрушает стереотипы. Оказывается, классные швейцарские часы могут быть не запредельно дорогими!

Большинство наручных часов этого ценового сегмента наделены надежным кварцевым механизмом. Механика при прочих равных условиях всегда дороже!

ТОП-10 лучших женских смарт-часов

В рейтинге женских умных часов первые строчки уверенно удерживают достаточно компактные модели в максимально обтекаемых корпусах, совмещающие функции хронометров и фитнес-браслетов.

Apple Watch Series 6. Одни из лучших умных часов в мире выпускаются в двух размерах с огромным ассортиментом цветов и ремешков. Помимо широчайшего спектра стандартных опций, Apple Watch Series 6 умеют даже снимать кардиограмму! Правда, совместимы они только с гаджетами с родной iOS, да и запас автономной работы сравнительно невелик.

Samsung Galaxy Watch 3. Одними из лидеров по независимым отзывам о женских смарт-часах является этот, несомненно, удачный продукт от Samsung. Впечатляет как классический дизайн, так и функционал: имеется все для мониторинга активности и состояния организма плюс плеер и GPS.

Huawei Watch Fit. Визуально и функционально – перед нами удачный гибрид смарт-часов и фитнес-браслета. Имеется всё необходимое для мониторинга, вплоть до оксигенации (что на данный момент весьма актуально), плеер, календарь физиологического цикла и еще множество интересностей.

Galaxy Watch Active 2. Очень элегантные и компактные смарт-часики для любительниц активного образа жизни. Отличная начинка, приемлемая цена, премиальная водонепроницаемость.

HerzBand Rose IV. Стильные и недорогие электронные спортивные часы поддерживают 10 режимов тренировок, имеется шагомер и функция мониторинга сна. Отличный вариант для тех, кто не хочет переплачивать за ненужные опции и раскрученный бренд.

Fossil Gen 5 Venture HR. Универсальные смарт-часы классического дизайна от именитого американского производителя подойдут для любого случая: хоть на тренировку, хоть в театр. Узнаваемый женский дизайн, весь необходимый спектр сенсоров и отслеживаемых данных, приятная цена.

Elband CD16. Если будете искать бюджетные модели смарт-часов на АлиЭкспресс, обратите внимание на этот достойный вариант. Эти стильные часы «унисекс» подойдут абсолютно всем дамам, не замороченным на громких брендах. Для столь достойного набора опций и надежности такая низкая цена просто удивительна.

Fitbit Versa 3. Потрясающие по функционалу часы для кардиотренировок и фитнеса во всех проявлениях способны поддерживать 20 спортивных режимов. Кстати, в 2018 году эта модель вышла на почетное II место по популярности в мире, пропустив вперед лишь Apple Watch. «Зрячий» дисплей, удивительно легкий, но прочный алюминиевый корпус, элегантный дизайн – все здорово!

Garmin Vivoactive 3 Music. Универсальные часы для современной городской жительницы уместны везде. Трансфлективный экран облегчает восприятие информации, данные отличаются безупречной точностью, поддерживается автономность до 7 дней.

Withings Move. Интересные гибридные часы с классическим аналоговым циферблатом и стильным урбанистичным дизайном. Да, отсутствие электронного циферблата не позволяет считывать данные непосредственно с часов (только через приложение), зато работают они от батарейки, которой хватает на 15–18 месяцев.

Каждая представительница прекрасной половины человечества может подобрать часы в соответствии со вкусами, образом жизни и уровнем достатка. Причем даже недорогие модели способны быть надежными, элегантными и функциональными – главное, правильно выбрать!

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: