Van Cleef & Arpels Ballet Précieux – русский балет

Балетная одиссея Van Cleef & Arpels продолжается

С балетным искусством как источником вдохновения во французском Доме Van Cleef & Arpels связано много красивых историй. Первые броши-балерины, изящные фигурки танцовщиц, были созданы в американском отделении Дома в начале 1940-х годов с легкой руки Луи Арпельса, младшего из братьев Арпельсов. Еще в 1939 году несколько членов семьи ювелиров прибыли в США на международную выставку и решили остаться за океаном, где было проще пережить тяжелые времена, наступавшие в Европе. Так было основано американское отделение, и в нем стали производить легковесные, не слишком парадные украшения. Вслед за Арпельсами за океан перебрался Джон Рубел, глава ювелирной мастерской Van Cleef & Arpels, а вскоре из Парижа прибыл и дизайнер Морис Дювале.

Период «великой депрессии», из которого США вступили во Вторую мировую войну, был не лучшим временем для продажи драгоценностей, но богатые американские клиенты продолжали радовать себя эмоционально трогательными вещицами. И первые броши-балерины Van Cleef & Arpels стали в высшем обществе символом радости и надежды.

Идея воплотить завораживающее его искусство танца в золоте и драгоценных камнях пришла в голову Луи Арпельсу, страстному поклоннику балета и оперы, по неофициальным слухам, еще и увлеченному британской танцовщицей Алисией Марковой, некогда солисткой Русского балета Дягилева. Прекрасно знакомая с Джорджем Баланчиным, еще одним героем балетной «одиссеи» Van Cleef & Arpels, и танцевавшая в его ранних балетах, Маркова в 1938 году стала солисткой Ballet Russe de Monte Carlo. Эта труппа первой после компании Анны Павловой объехала с гастролями США, Маркова осела за океаном и стала одной из тех, кто основал American Ballet Theatre и солировал в нем в 40-х годах до возвращения в Англию.

Так или иначе, Морис Дювале рисовал эскизы первых брошей-балерин, вдохновляясь портретами и фотографиями именитых танцовщиц, запечатленных в своих самых известных партиях. Одна из первых брошей 1942 года, Marie Camargo, была создана по образу Мари Камарго, выдающейся франко-бельгийской балерины, изображенной на портрете 1730 года художником Николя Ланкре. Уже в этом первом артефакте сложилась иконография всех последующих брошей: изящная поза балетного па, взмах тонких рук, томный изгиб шеи, бриллиант огранки «роза» вместо лица, танцевальная пачка, украшенная драгоценными камнями – здесь рубинами и изумрудами. Впрочем, детали и характер каждой, единственной в своем роде фигурки зависят от «партии», что она исполняет. Кстати, эта брошь сейчас хранится в музейной коллекции Van Cleef & Arpels – Дом выкупил ее на аукционе Sotheby’s в 2002 году за весьма солидные $422 500.

А вот для второй броши, 1944 года, вдохновением стал образ русской балерины Анны Павловой, и реальные танцовщицы еще не раз служили прототипами этих миниатюрных фигурок. Так, в 1944 году по эскизу Дювале в мастерских Дома была создана брошь под названием Zorina – драгоценный портрет немецкой балерины Веры Зориной, второй жены хореографа Джорджа Баланчина, который, по-видимому, и заказал это украшение Van Cleef & Arpels. Через два года после этого Вера развелась с Баланчиным, а в 2008 году фигурка в арабеске из платины с пачкой, украшенной синими сапфирами и бриллиантами огранки «роза», была лотом аукциона Christie’s «Rare Jewels and Gemstones: The Eye of a Connoisseur». Так что Баланчин был знаком с творчеством Дома и с Луи Арпельсом как минимум с 1944 года.

Этот факт давнего знакомства хореографа и ювелирного искусства Дома Van Cleef & Arpels делает менее романтичной еще одну балетную легенду, но ничуть не умаляет ее историческое значение. Согласно легенде, в середине 60-х годов балетмейстер Джордж Баланчин, классик мировой хореографии, выпускник Императорской балетной школы в Санкт-Петербурге, эмигрировавший из СССР в 1924 году, проходил мимо бутика Van Cleef & Arpels в Нью-Йорке на 5-й авеню – и застыл перед его витринами, якобы завороженный сиянием драгоценных камней. На самом деле и Баланчин уже был знаком с Клодом Арпельсом, племянником Луи, возглавившим американский филиал после того, как его дядя вернулся обратно во Францию. Несколько ранее они встретились в гостях на ужине у общего друга скрипача Натана Мильштейна. И скорее всего, именно Клод специально пригласил Баланчина заглянуть на 5-ю авеню. Так или иначе, результатом встречи двух больших личностей стала идея постановки балета, в котором бы танец «мерцал и переливался, подобно свету, играющему на гранях изумрудов, рубинов и бриллиантов в творениях Van Cleef & Arpels».

Читайте также:
Браслеты Verdura – массивные Украшения с мальтийским крестом

В апреле 1967 года Баланчин перевел свои впечатления в три одноактных балета под общим названием «Драгоценности», который исполнил возглавляемый им New York City Ballet. В основу художественного оформления спектакля легли три цвета: зеленый – для партии «Изумруды», красный – для «Рубинов» и белый – для «Бриллиантов». Из всех 425 балетов, поставленных Баланчиным, именно этот стал самым известным, благодаря истории, стоящей за его созданием.

Кстати, в это же время, в конце 60-х, броши-балерины стали создавать уже и в мастерских Van Cleef & Arpels в Париже. Правда, поначалу они были несколько скромнее американских образцов: фигурки желтого золота были декорированы все больше рубинами, и сапфирами и поделочными камнями и в меньшей степени бриллиантами.

Что до балета «Драгоценности», то на протяжении последующих десятилетий его многократно ставили известные во всем мире труппы, в том числе Ballet de l’Opéra de Paris, балет Мариинского театра в Санкт-Петербурге и Miami City Ballet. Van Cleef & Arpels имел к его постановкам непосредственное отношение еще трижды. В 2007 году масштабная премьера Jewels была представлена в London Royal Opera House. В 2012 году Дом выступил партнером и новой сценографии балета в Большом театре в Москве. Художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Альона Пикалова отправились в архивные хранилища Дома в Париже, где изучили знаменитые броши-балерины и эскизы к ним. Те стали отправной точкой в работе над образами спектакля, реализованными благодаря участию Van Cleef & Arpels. Интересно, что в бытность танцовщиком в New York City Ballet с 1995 по 2011 год в акте «Рубины» балета «Драгоценности» солировал Бенжамен Мильпье, ныне хореограф и большой друг Дома. Эта даже не дружба, а скорее творческий союз началась еще в 2012 году. Тогда новатор Мильпье основал компанию The Amoveo Company по производству и коллекционированию мультимедиа и в качестве кинорежиссера создал несколько короткометражных фильмов на тему танца, сотрудничая с известными видеохудожниками.

Это новое слово привлекло внимание Van Cleef & Arpels, и Дом заказал Мильпье интерпретацию «Драгоценностей» Баланчина. Из Jewels Мильпье переименовал ее в Gems и в последующие три года создал свои версии трех частей классической постановки: рубинам посвятил балет и фильм Reflections, бриллиантам – Hearts & Arrows, изумрудам – часть On the Other Side. Впрочем, содержание и визуальное выражение изначальной идеи в версии Мильпье оказалось шире и многограннее, чем у Баланчина, с участием визуального художника Лиама Гиллика, с музыкой Филипа Гласса, с костюмами Дженни Тейлор.

«Мы решили, что было бы интересно преподнести сюжет «Драгоценностей» в новом контексте. Сохранить идею, структуру, ассоциацию с цветом драгоценных камней, но продолжить идею Баланчина уже в XXI веке», – сказал Николя Бо, президент Van Cleef & Arpels, о начале сотрудничества с Мильпье.

Мильпье видит другие интересные параллели в проекте: «Джордж Баланчин, чьи балеты я танцевал больше любых иных, рассматривал свою работу хореографа в большой степени как работу искусного ремесленника. И в этом есть некая общность его и моей профессии с работой ювелиров Van Cleef & Arpels. Порой хореография заканчивается доведением до совершенства».

Читайте также:
Оригинальные Украшения, жуки и другие насекомые для девушек

В 2014 году Бенжамен Мильпье на два года возглавил балетную труппу парижской Opera Garnier. И освежил при участии Van Cleef & Arpels уже классическую трилогию Баланчина «Драгоценности», которая была поставлена на этой сцене еще в 2001 году. В том же году Мильпье основал собственную танцевальную компанию L.A. Dance Project в Лос-Анджелесе, ради развития которой в итоге и оставил карьеру в Париже. Теперь Дом Van Cleef & Arpels поддерживает отдельные постановки и образовательные программы L.A. Dance Project. А все части трилогии Gems, к слову, присутствуют в репертуаре труппы.

Разумеется, все эти годы Дом не оставлял и создание брошей-балерин. В 2007 году, к постановке «Драгоценностей» в Лондоне, появилась высокоювелирная коллекция Ballet Precieux. Этот «Драгоценный балет» (так с французского переводится название) стал самой масштабной одой миру танца, воплощенной ювелирами: четыре части коллекции носили те же названия, что три акта балета Баланчина и еще одно всеобъемлющее «Балет», а восемьдесят ювелирных творений воплощали костюмы, декорации, мотивы из мира танца. И брошей-балерин в коллекции было сразу шесть – Héloïse, Pavline, Gloria, Isadora, Manon и Pulcinella.

В 2012 году в балетной «труппе» Van Cleef & Arpels впервые возник русский сюжет: к открытию бутика в Столешниковом переулке в Москве были созданы броши «Одетта» и «Одиллия». А спустя год, в 2013-м, в продолжении коллекции Ballet Precieuх дизайнеры Дома пофантазировали на тему пяти русских балетов – «Щелкунчика», «Баядерки», «Золотой рыбки», «Весны священной» и того же «Лебединого озера», и в каждой из линий солировала драгоценная героиня балета, брошь с неповторимым обликом.

Собственно, за все эти годы не было создано ни одной повторяющейся драгоценной танцовщицы, поэтому они стали еще и объектом коллекционирования.

Сам же Дом продолжает «коллекционировать» балетные постановки. В начале 2014 года в Европе появилась новая институция Fedora, частная организация, основанная авторитетным кругом филантропов в области оперы и балета. Дом Van Cleef & Arpels естественным образом стал ее участником и теперь в рамках ежегодной церемонии поощрения талантливых постановок вручает свой приз, или скорее денежный грант, в размере 100 000 евро будущему балету. Так, в 2015 году он был вручен для реализации оригинальной версии «Спящей красавицы» в постановке хореографа Алексея Ратманского – эта постановка уже с успехом прошла на сценах American Ballet Theatre в Нью-Йорке, Teatro La Scala в Милане и Paris National Opera в Париже. В 2016 году лауреатом стал Le Syndrome Ian, первый балет Кристиана Риццо в качестве директора ICI, или International Choreographic Institute, в городе Монпелье региона Лангедок-Руссильон. И в нынешнем году результаты третьего по счету гранта продемонстрировала в балете Love Chapter 2 израильская танцевальная компания L-E-V Sharon Eyal Gai Behar – премьера спектакля состоялась в июле в рамках Festival Montpellier Danse 2017 во Франции.

Французская роскошь для тонких ценителей: Знаменитые драгоценные броши-балерины от Van Cleef & Arpels

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Вряд ли найдется еще одна ювелирная компания, развивающаяся столь стремительно, как Van Cleef & Arpels. Ее процветанию не смогли помешать ни мировой кризис, ни война.

Многие знаменитые клиентки приобретали украшения от Van Cleef & Arpels, но особо хотелось бы упомянуть великолепный платиновый браслет Jarretiere, изготовленный специально для Марлен Дитрих.

Этот массивный браслет на тонком запястье актрисы прекрасно подчеркивал ее утонченность. Марлен очень любила этот браслет, и хотя в последние годы жизни она была вынуждена распродавать свои украшениям, с браслетом она не расставалась. Но все же, незадолго до смерти, в 1992 году, пришлось продать и его.

Читайте также:
Камень Гаюин – фото и Украшения

Драгоценные броши-балерины

Во время Второй мировой войны некоторые из членов семьи Арпельсов уехали в Нью-Йорк и продолжили свой бизнес. Именно здесь, по инициативе страстного поклонника балета Луи Арпельса, и появились первые чудесные броши, изображающие хрупких, грациозных балерин. Они очень точно передавали грацию танцовщиц, исполняющих балетные па. В мрачные военные годы эти броши несли людям радость и надежду.

С тех пор Van Cleef & Arpels и балет стали неразрывны, и связь эта продолжается до наших дней.

Ювелиры Van Cleef & Arpels, создавая свои шедевры, черпали вдохновении в грации балерин. А их броши-балерины, в свою очередь, вдохновили основателя балетной труппы New York City Ballet легендарного балетмейстера Джорджа Баланчина на создание балета «Драгоценности», ставшего настоящим шедевром хореографии двадцатого века.

При оформлении этого балета-абстракции было использовано три цвета – зеленый, красный и белый, соответствующие трем камням – изумруду, рубину и бриллианту.
Первая часть балета, «Изумруды», исполняемая под музыку Габриэля Форе, отражает романтичную и изысканную французскую школу балета.

Вторую часть под названием «Рубины», посвященную уже американскому балету, сопровождает резкая музыка И.Ф. Стравинского, и костюмы танцоров больше похожи не на балетные, а на джазовые.

Третья часть, «Бриллианты», сопровождаемая торжественной музыкой П.И. Чайковского, символизирует русскую балетную школу. На костюмах танцоров, соответственно, сверкают бриллианты.

Премьера балета состоялась в Нью-Йорке в 1967 году.

В 2007 году ювелиры Van Cleef & Arpels отметили 40-летие этого балета выпуском серии брошей-балерин «Ballet Precieux» («Балет драгоценностей»).

Немало замечательных украшений было создано ювелирами Van Cleef & Arpels и в честь русского балета:
В 2012 году – две броши по мотивам балета «Лебединое озеро» (поводом для этого явилось открытие московского бутика)

и вторая коллекция Ballet Precieux, посвященная знаменитым русским балетам – «Лебединое озеро», «Баядерка», «Щелкунчик», «Золотая рыбка» и «Весна священная».

Броши, изображающие балерин, неразрывно связаны с Van Cleef & Arpels и вполне заслуженно считаются фирменным знаком этого ювелирного дома, до сих пор продолжающего создавать украшения с грациозными балеринами.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Масштабный культурный проект Van Cleef & Arpels в Москве: ювелирное и балетное закулисье

En Coulisses – больше, чем выставка: это огромный бесплатный (то есть общедоступный) культурно-образовательный проект, включающий экспозицию 49 знаковых музейных украшений Van Cleef & Arpels, мастер-классы от специально приехавших из Франции ювелиров марки (причем каждому из них предоставлен переводчик), лекции от экспертов Школы высокого ювелирного искусства Van Cleef & Arpels, выставку балетных фотографий Михаила Логвинова и балетных костюмов Большого театра (с которым сотрудничает Van Cleef & Arpels), а также видеопоказ балета-оперы “Зефир и Флора, или Метаморфозы”, постановкой которого на сцене Дома Пашкова 7 октября было положено начало проекту.

Балет “Зефир и Флора”, впервые поставленный в свое время во Франции легендарным Дидло (его имя мы помним хотя бы из пушкинского “Евгения Онегина”), получил новое воплощение по инициативе Van Cleef & Arpels. Почему на сцене Дома Пашкова? Именно там спектакль впервые был показан в Москве в 1817 году: после пожара 1812 года в этом легендарном особняке временно располагалась труппа Большого театра. Нынешняя постановка осуществлена с участием ведущих артистов Большого – Дарьи Хохловой, Артема Овчаренко, Игоря Цвирко и оперных солистов Аиды Гарифуллиной и Ярослава Абаимова. Каждый день на протяжении недели трансляция в выставочном пространстве этого заснятого на видео балета-оперы запланирована на 16.00.

Истоки союза дома Van Cleef & Arpels с миром танца нужно искать в любви наследника компании Клода Арпельса к балету: еще с 1920-х годов он часто бывал в Опера Гарнье, расположенной неподалеку от бутика марки на Вандомской площади. Первые броши Van Cleef & Arpels с фигурками балерин появились в начале 1940-х годов, а позднее им суждено было стать одним из самых узнаваемых украшений дома.

Читайте также:
Камень Гранат-альмандин – фото и свойства

Вдохновением для эскизов первых брошей-танцовщиц служили портреты и фотографии именитых балерин – ювелирные дизайнеры старались передать позу балетного па, взмах тонких рук, изгиб шеи.

Лики танцовщиц выполнялись из золота или бриллианта огранки “роза” и были дополнены “украшением для прически”. Сами балерины изображались в ажурной пачке из бриллиантов или цветных драгоценных камней – ювелиры создавали иллюзию, что их наряды взлетают вслед за движением танца.

Связь Van Cleef & Arpels с миром балета усилилась в 1950-е годы, когда Клод Арпельс познакомился со знаменитым хореографом Джорджем Баланчиным, сооснователем труппы New York City Ballet. Они оба были одержимы красотой драгоценных камней и танца, и эта страсть легла в основу их творческого союза. В результате на свет появился балет Баланчина “Драгоценности”, впервые представленный в Нью-Йорке в апреле 1967 года.

Каждая из трех частей этого спектакля рассказывает историю одного драгоценного камня и символизирует одну из стран, связанных с творческим путем хореографа: “Изумруды” на музыку Форе отражают изысканность Франции, присущую также и французской балетной школе, “Рубины” на музыку Стравинского отдают дань острым синкопированным ритмам Америки и джазу, а “Бриллианты” на музыку Чайковского выступают ностальгическим воспоминанием о России и безупречной чистоте школы императорского петербургского балета.

На протяжении десятилетий балет Баланчина “Драгоценности” многократно ставился на сценах всемирно известных театров. В 2012 году Van Cleef & Arpels выступил партнером новой сценографии “Драгоценностей” в Большом театре в Москве. В основу художественного оформления балета легли три цвета: зеленый – для “Изумрудов”, красный – для “Рубинов” и белый – для “Бриллиантов”. Художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Алена Пикалова отправились в архивные хранилища дома в Париже, где изучили знаменитые броши и эскизы к ним, которые стали отправной точкой в работе над образами спектакля.

История Van Cleef & Arpels и балетного искусства давно вышла за рамки создания драгоценностей в виде танцовщиц. Уже много лет дом принимает участие в постановке балетных спектаклей на больших мировых сценах и поддерживает таланты на сцене Большого театра. В 2017 году на исторической сцене Большого при поддержке Van Cleef & Arpels состоялась премьера балета “Нуреев”, посвященная жизни и творчеству гениального танцовщика из России. Сюжет балета и его либретто были разработаны режиссером Кириллом Серебренниковым. А в 2019 году Van Cleef & Arpels стал официальным спонсором Большого театра.

Но вернемся в Петровский Пассаж. Экспозиция украшений Van Cleef & Arpels включает 49 уникальных ювелирных творений, среди которых 16 знаковых брошей-балерин, созданных в период с 1940-х по 1990-е годы, а также минодьеры (миниатюрные дамские несессеры, популярные в 1930-е годы) с изображением балетных сцен. Среди других ювелирных шедевров – фантазийные броши в виде цветов и листьев, знаменитое колье Zip (“Молния”), на исполнение которого по заказу герцогини Виндзорской потребовало более 10 лет. А еще впервые в Москве показывают бриллиантовую тиару Грейс Келии – в ней княгиня Монако присутствовала на свадьбе своей дочери в 1978 году.

В одном из залов экспозиции талантливые мастера (или Mains d”Or, “золотые руки” – ювелиры, закрепщики камней, полировщики), из ателье Van Cleef & Arpels на Вандомской площади показывают, как рождаются ювелирные творения, требующие многих часов кропотливой работы.

Эксперты собственной ювелирной школы дома проводят лекции. “Секреты сентиментальных украшений” – о том, как люди выражали свои чувства через драгоценные предметы, какие тайные смыслы, послания и романтические истории могут заключать в себе ювелирные творения и что такое “секретный язык любви”. “Танцующие украшения” – история создания знаменитых брошей-балерин Van Cleef & Arpels и проведена параллель между двумя мирами – ювелирным и балетным. “Тайный язык цветов” – лекция о символических значения цветов. Все лекции проходят на английском языке с синхронным переводом на русский в онлайн-формате – так все поклонники ювелирного искусства смогут присоединиться к дискуссии из любой точки мира.

Читайте также:
Золотые Украшения из желтого золота снова в моде

Выставка, фильм и лекции открыты для всех по регистрации на сайте www.vancleefarpels.com

Экспозиция находится на 3 этаже Петровского Пассажа (ул. Петровка, 10) – напомним, что по этому же адресу на первом этаже расположен двухэтажный флагманский бутик Van Cleef & Arpels.

Время работы выставки – с 11:00 до 22:00. Экскурсии в сопровождении гида доступны по будням в 12:00 и 18:00, по выходным в 12:00, 14:00, 16:00 и 18:00. Познакомиться с мастерами Mains d”Or можно с 8 по 14 октября с 12:00 до 16:00 и с 17:00 до 21:00.

Три мелодии для Баланчина. Екатерина Пурц о музыкальных часах Van Cleef & Arpels

Русское искусство начала XX века из года в год растет в цене. На ежегодном «русском» аукционе Sotheby’s, завершившемся в первых числах декабря, вновь били рекорды театральные эскизы Наталии Гончаровой и костюмы Льва Бакста к дягилевским «Русским сезонам». Ушел с аукциона и скетч Жана Кокто с изображением Анны Павловой с дарственной надписью Сержу Лифарю. Все связанное с русскими балетами служило источником вдохновения для модных и ювелирных домов на протяжении ХХ века и остается актуальным в веке XXI.

Считается, что Анна Павлова была прообразом одной из первых брошей-балерин Van Cleef & Arpels, изготовленной в 1944-м. По другим источникам, прообразом стала британская балерина Алисия Маркова (настоящее имя Лилиан Элис Маркс), под романтичным влиянием которой, как писал анонимный обозреватель, находился Луи Арпельс. Алисия Маркова была ученицей балетной школы Серафимы Астафьевой в Лондоне, где ее и нашел Дягилев.

В том же 1944 году по эскизу Мориса Дюваля, дизайнера Van Cleef and Arpels, была создана брошь Zorina, подарок Джорджа Баланчина его второй жене, немецкой балерине Эве Бригитте Хартвиг, также взявшей себе русское имя — Вера Зорина. Хочешь быть успешным в мире балета на Западе — бери русский псевдоним (настоящее имя Джорджа Баланчина — Георгий Баланчивадзе). Говорят, Баланчин был знаком с творчеством дома Van Cleef and Arpels еще с довоенных лет. Хотя некоторые источники утверждают, что Клод Арпельс познакомился с хореографом, к тому времени уже сооснователем труппы «Нью-И?орк Сити балет», в 1950-х годах в гостях у скрипача Натана Мильштейна.

О рождении балета «Драгоценности» написано немало: по одним источникам, Баланчин, проходя мимо витрины бутика Van Cleef & Arpels в Нью-Йорке на Пятой авеню, задумал балет, воспевающий в танце изумруды, рубины и бриллианты. По другой версии, Клод Арпельс сам подкинул хореографу идею постановки балета «Драгоценности».

Считается, что каждый акт произведения показывает жизнь самого балетмейстера в трех странах: «Изумруды» на музыку Габриэля Форе отражают работу Баланчина во Франции, «Рубины» на музыку Игоря Стравинского отдают дань джазовой Америке, а «Бриллианты» (музыка Петра Чайковского) — ностальгия по петербургскому периоду его жизни. Балет был представлен публике в Нью-Йорке весной 1967 года и считается первым бессюжетным абстрактным балетом.

Костюмы к нему создала Барбара Каринска (урожденная Варвара Жмудская), давний творческий партнер Баланчина по работе в Русском балете Монте-Карло в 1930-е годы. Под ее руководством были сшиты костюмы для каждого акта балета «Драгоценности»: романтичные юбки из органзы для «Изумрудов», струящиеся — для «Рубинов» и классические пачки, отсылающие к Русскому императорскому балету,— для «Бриллиантов».

В 2007 году «Драгоценности» были поставлены в Лондоне в «Ковент-Гардене» в честь 40-летия балета Баланчина. А в 2012 году, через 45 лет после нью-йоркской премьеры, «Драгоценности» дебютировали на сцене Большого театра. Художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Альона Пикалова, изучив архивы ювелирного дома, представили новые костюмы к балету и занавес, на создание которого художников, по слухам, вдохновила золотая сумочка-минодьер «Лебединое озеро», изготовленная Van Cleef & Arpels в 1947 году.

Читайте также:
Брошь из бисера и бусинок – как выбрать и носить

Ювелирный дом привлекал и русских мастеров маркетри и эмали: дизайнер Владимир Маковский, дальний родственник передвижника Маковского, работая с Van Cleef & Arpels в 1920-е годы, сделал эмалированный несессер со средневековой рыцарской тематикой, что было удивительно в эпоху ар-деко и шинуазри.

В этом году бренд выпустил часы Lady Arpels Ballerines Musicales, посвященные балету Баланчина и пополняющие коллекцию поэтических усложнений — Poetic Complications. Инкрустированная бриллиантами верхняя часть циферблата изображает сияющую люстру и занавес. В нижней части — настоящее представление по требованию: занавес поднимается, и взору предстают пять балерин в пачках на ярком фоне — изумрудном Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude, рубиновом в часах Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis и бело-голубом в часах Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant. Цвет камня на верхней заводной головке совпадает с цветом циферблата. Когда занавес поднимается, начинает звучать музыка. В основе механизма комбинация принципов работы музыкальной шкатулки и карильона. Часы играют одну из трех мелодий знаменитых классических произведений: «Пеллеас и Мелизанда» Габриэля Форе, «Каприччио для фортепиано с оркестром» Игоря Стравинского и «Симфония №3» Петра Чайковского.

Проект задуман десять лет назад, семь из них мастера дома Van Cleef & Arpels работали над механизмом с ручным подзаводом, который приводил бы в действие все детали по требованию. Чтобы адаптировать сложные произведения для игры на двух инструментах, пригласили швейцарского музыканта Мишеля Тирабоско, известного своей виртуозной игрой на флейте Пана. Мелодии в его переложении сохранили свои гармонические сочетания. Например, часы Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis воспроизводят Каприччио Стравинского — 92 ноты, 69 из которых играются на музыкальной шкатулке и 23 на карильоне.

Часы дополнены функцией ретроградной индикации времени. В верхней части циферблата расположена звездочка, которая указывает время на 12-часовой шкале. На задней крышке корпуса барельефное изображение балерины, танцующей перед бутиком Van Cleef & Arpels на Пятой авеню в Нью-Йорке, где в 1966 году Клод Арпельс проводил закрытый показ украшений для Джорджа Баланчина. Каждая из трех уникальных моделей поставляется в шкатулке с мозаикой маркетри из древесины грецкого ореха. Эти материалы используют мастера при работе над струнными инструментами, а также специалисты по акустике. В комплект входит небольшой дополнительный электронный усилитель звука. Если нельзя пойти в театр, он сам приходит к вам. Да еще в таком изящном исполнении.

Закулисье ювелирного мастерства и балетного искусства

Очарованный изяществом балетных па, французский ювелирный Дом Van Cleef & Arpels приглашает в волшебный и таинственный мир танца и драгоценностей

Балет всегда был связан с аристократическим миром роскоши. Философия и культурная политика ювелирного Дома Van Cleef & Arpels — еще одно подтверждение этого правила. Особое отношение бренда к балетному искусству дало жизнь образовательной инициативе En Coulisses. Все мероприятия программы подчинены главной задаче — распахнуть перед публикой двери в закулисье, где таятся секреты ювелирного мастерства и красоты танца.

Главной площадкой En Coulisses 8–17 октября станет третий этаж «Петровского Пассажа». Насыщенная программа концептуально делится на две большие части, посвященные балету и украшениям. Все тонкости ювелирного дела будут освещены на лекциях в онлайн- и офлайн-форматах, а также мастер-классах. Их проведут лучшие ювелиры, закрепщики камней, дизайнеры и полировщики ювелирных украшений Дома, которых в ателье на Вандомской площади называют mains d’or, «золотые руки». Отдельный цикл лекций и дискуссий в программе посвящен искусству танца.

Узнав много интересного и нового, можно отправиться со знанием дела смотреть выставки, расположенные на третьем этаже пассажа. Там будут представлены снимки легендарных артистов и хореографов, сделанные мастером балетной фотографии Михаилом Логвиновым, и ретроспектива из более чем 40 выдающихся произведений музейной коллекции Van Cleef & Arpels. В их число вошли 16 уникальных брошей-балерин, а также минодьеры — небольшие сумочки с жестким корпусом, украшенные балетными сценами. Работы охватывают пять десятилетий, что позволит проследить эволюцию темы танца, рассказанную драгоценностями.

Читайте также:
Черное золото – ювелирные Украшения

Первые броши-балерины были вдохновлены портретами и фотографиями знаменитых танцовщиц. В дальнейшем найденные позы приобрели универсальный характер. Прошли десятилетия, а в брошах сохранились изящество балетного па, томность изгиба лебединой шеи и легкость жеста нежных рук. Неизменными остались и ажурные пачки из россыпи самоцветов, и филигранно сделанные пуанты на тонких драгоценных ножках. По сей день для каждой коллекции дизайнеры Дома создают новую ипостась броши-балерины, беря за основу уже традиционную иконографию. Атмосферу театральной феерии на выставке поддерживает коллекция роскошных балетных костюмов Большого театра, для которых характерна та же маэстрия в исполнении деталей, что и для предметов из коллекции Van Cleef & Arpels.

Остальные украшения основаны на двух других важных для Van Cleef & Arpels источниках вдохновения — высокой моде и красоте природы. На выставке покажут причудливые броши флоральных форм и классические колье Zip и Sequin. Жемчужина экспозиции и предмет особой гордости, редко экспонируемый перед широкой публикой, — бриллиантовая тиара, которую надевала в 1978 году княгиня Монако Грейс на свадьбу дочери.

Связь Дома с балетом началась еще в далекие 1920-е годы, когда его основатель Луи Арпельс водил племянника Клода смотреть балет в Оперу Гарнье, расположенную неподалеку от главного бутика бренда. В дальнейшем страсть к балету свела Клода с хореографом, создавшим труппу «Балета Нью-Йорка», Джорджем Баланчиным. Мэтры совпали друг с другом в своей любви к танцу и ювелирным творениям. В результате их творческой коллаборации Баланчин поставил в конце 1960-х балет «Драгоценности». В 2021 году по мотивам знаменитой постановки Дом Van Cleef & Arpels создал три модели драгоценных часов Lady Arpels Ballerines Musicales с подвижной деталью-занавесом и мелодичным звучанием, как в старинных музыкальных шкатулках.

Балетомания бренда не ограничивается созданием украшений. Он проводит активную культурную политику, оказывая поддержку как молодым талантливым хореографам, так и крупным мировым театрам, в том числе и российским. Например, в 2012 году Дом Van Cleef & Arpels выступил партнером Большого театра в работе над новой постановкой балета «Драгоценности». В основу сценографии и художественного решения костюмов был положен фирменный стиль Дома.

При поддержке бренда в рамках программы En Coulisses в октябре будет поставлен балет-опера «Зефир и Флора, или Метаморфозы». Решение обратиться именно к нему связано с традицией сотрудничества Франции и России: в XIX веке Адам Глушковский поставил балет по мотивам одноименной постановки своего французского учителя Шарля-Луи Дидло. Кстати, сам сложносоставной жанр оперы-балета сложился при французском придворном театре. Место современной премьеры — Дом Пашкова — тоже выбрано как дань истории. Там прошел первый показ спектакля в 1817 году, так как после наполеоновского нашествия и пожара в столице этот особняк превратился во временное пристанище для труппы Большого театра. Особое значение имеет обращение к оригинальной музыке французского композитора той эпохи Фредерика Антуана Венюа, о живых интонациях которой хвалебно отзывался сам Александр Пушкин. Считалось, что партитура Венюа утрачена, однако недавно ее чудом обнаружили в одном из европейских архивов.

За новую постановку отвечает именитый хореограф Артемий Беляков. В ней принимают участие звезды Большого театра: танцовщики Дарья Хохлова, Артем Овчаренко, Игорь Цвирко и оперные солисты Ярослав Абаимов и Аида Гарифуллина. Зрителям, не сумевшим лично насладиться премьерным показом 7 октября, не стоит беспокоиться: запись спектакля будет транслироваться на выставке En Coulisses на третьем этаже «Петровского Пассажа».

Читайте также:
Фиолетовая бижутерия и ювелирные Украшения с камнями

Три мелодии для Баланчина

Екатерина Пурц о музыкальных часах Van Cleef & Arpels

Русское искусство начала XX века из года в год растет в цене. На ежегодном «русском» аукционе Sotheby’s, завершившемся в первых числах декабря, вновь били рекорды театральные эскизы Наталии Гончаровой и костюмы Льва Бакста к дягилевским «Русским сезонам». Ушел с аукциона и скетч Жана Кокто с изображением Анны Павловой с дарственной надписью Сержу Лифарю. Все связанное с русскими балетами служило источником вдохновения для модных и ювелирных домов на протяжении ХХ века и остается актуальным в веке XXI.

Пьер Арпельс (слева), балерина Сьюзен Фаррелл и хореограф Джордж Баланчин, около 1976 года

Фото: предоставлено Van Cleef & Arpels

Пьер Арпельс (слева), балерина Сьюзен Фаррелл и хореограф Джордж Баланчин, около 1976 года

Фото: предоставлено Van Cleef & Arpels

Считается, что Анна Павлова была прообразом одной из первых брошей-балерин Van Cleef & Arpels, изготовленной в 1944-м. По другим источникам, прообразом стала британская балерина Алисия Маркова (настоящее имя Лилиан Элис Маркс), под романтичным влиянием которой, как писал анонимный обозреватель, находился Луи Арпельс. Алисия Маркова была ученицей балетной школы Серафимы Астафьевой в Лондоне, где ее и нашел Дягилев.

В том же 1944 году по эскизу Мориса Дюваля, дизайнера Van Cleef and Arpels, была создана брошь Zorina, подарок Джорджа Баланчина его второй жене, немецкой балерине Эве Бригитте Хартвиг, также взявшей себе русское имя — Вера Зорина. Хочешь быть успешным в мире балета на Западе — бери русский псевдоним (настоящее имя Джорджа Баланчина — Георгий Баланчивадзе). Говорят, Баланчин был знаком с творчеством дома Van Cleef and Arpels еще с довоенных лет. Хотя некоторые источники утверждают, что Клод Арпельс познакомился с хореографом, к тому времени уже сооснователем труппы «Нью-И?орк Сити балет», в 1950-х годах в гостях у скрипача Натана Мильштейна.

Ретроградная индикация времени на циферблате часов Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant, время указывает звездочка в честь звезд Парижской оперы

Фото: Van Cleef & Arpels

Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с изумрудом и бриллиантами

Фото: Van Cleef & Arpels

Механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

Ретроградная индикация времени на циферблате часов Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant, время указывает звездочка в честь звезд Парижской оперы

Фото: Van Cleef & Arpels

Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с изумрудом и бриллиантами

Фото: Van Cleef & Arpels

Механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

О рождении балета «Драгоценности» написано немало: по одним источникам, Баланчин, проходя мимо витрины бутика Van Cleef & Arpels в Нью-Йорке на Пятой авеню, задумал балет, воспевающий в танце изумруды, рубины и бриллианты. По другой версии, Клод Арпельс сам подкинул хореографу идею постановки балета «Драгоценности». Считается, что каждый акт произведения показывает жизнь самого балетмейстера в трех странах: «Изумруды» на музыку Габриэля Форе отражают работу Баланчина во Франции, «Рубины» на музыку Игоря Стравинского отдают дань джазовой Америке, а «Бриллианты» (музыка Петра Чайковского) — ностальгия по петербургскому периоду его жизни. Балет был представлен публике в Нью-Йорке весной 1967 года и считается первым бессюжетным абстрактным балетом. Костюмы к нему создала Барбара Каринска (урожденная Варвара Жмудская), давний творческий партнер Баланчина по работе в Русском балете Монте-Карло в 1930-е годы. Под ее руководством были сшиты костюмы для каждого акта балета «Драгоценности»: романтичные юбки из органзы для «Изумрудов», струящиеся — для «Рубинов» и классические пачки, отсылающие к Русскому императорскому балету,— для «Бриллиантов».

Читайте также:
Необычные ювелирные Украшения из настоящих костей и зубов

В 2007 году «Драгоценности» были поставлены в Лондоне в «Ковент-Гардене» в честь 40-летия балета Баланчина. А в 2012 году, через 45 лет после нью-йоркской премьеры, «Драгоценности» дебютировали на сцене Большого театра. Художник по костюмам Елена Зайцева и сценограф Альона Пикалова, изучив архивы ювелирного дома, представили новые костюмы к балету и занавес, на создание которого художников, по слухам, вдохновила золотая сумочка-минодьер «Лебединое озеро», изготовленная Van Cleef & Arpels в 1947 году.

Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с бриллиантами, механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с рубином и бриллиантами, механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

Ручная гравировка изображения балерины на задней крышке корпуса

Фото: Van Cleef & Arpels

Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с бриллиантами, механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis, корпус 44,5 мм из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, безель из белого золота с инкрустацией из бриллиантов, заводные головки с рубином и бриллиантами, механический калибр с ручным подзаводом и ретроградной индикацией времени, приводимый в действие по требованию анимированный музыкальный модуль, циферблат из скульптурного белого золота с инкрустацией из бриллиантов

Фото: Van Cleef & Arpels

Ручная гравировка изображения балерины на задней крышке корпуса

Фото: Van Cleef & Arpels

Ювелирный дом привлекал и русских мастеров маркетри и эмали: дизайнер Владимир Маковский, дальний родственник передвижника Маковского, работая с Van Cleef & Arpels в 1920-е годы, сделал эмалированный несессер со средневековой рыцарской тематикой, что было удивительно в эпоху ар-деко и шинуазри.

В этом году бренд выпустил часы Lady Arpels Ballerines Musicales, посвященные балету Баланчина и пополняющие коллекцию поэтических усложнений — Poetic Complications. Инкрустированная бриллиантами верхняя часть циферблата изображает сияющую люстру и занавес. В нижней части — настоящее представление по требованию: занавес поднимается, и взору предстают пять балерин в пачках на ярком фоне — изумрудном Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude, рубиновом в часах Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis и бело-голубом в часах Lady Arpels Ballerine Musicale Diamant. Цвет камня на верхней заводной головке совпадает с цветом циферблата. Когда занавес поднимается, начинает звучать музыка. В основе механизма комбинация принципов работы музыкальной шкатулки и карильона. Часы играют одну из трех мелодий знаменитых классических произведений: «Пеллеас и Мелизанда» Габриэля Форе, «Каприччио для фортепиано с оркестром» Игоря Стравинского и «Симфония №3» Петра Чайковского.

Читайте также:
Детские ювелирные Украшения фото

Работа над часами Lady Arpels Ballerines Musicales велась десять лет, восемь из них мастера работали над музыкальным механизмом, состоящим из музыкальной шкатулки и карильона

Фото: Van Cleef & Arpels

Работа над часами Lady Arpels Ballerines Musicales велась десять лет, восемь из них мастера работали над музыкальным механизмом, состоящим из музыкальной шкатулки и карильона

Фото: Van Cleef & Arpels

Эскизы часов Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude

Фото: Van Cleef & Arpels

Работа над часами Lady Arpels Ballerines Musicales велась десять лет, восемь из них мастера работали над музыкальным механизмом, состоящим из музыкальной шкатулки и карильона

Фото: Van Cleef & Arpels

Работа над часами Lady Arpels Ballerines Musicales велась десять лет, восемь из них мастера работали над музыкальным механизмом, состоящим из музыкальной шкатулки и карильона

Фото: Van Cleef & Arpels

Эскизы часов Lady Arpels Ballerine Musicale Emeraude

Фото: Van Cleef & Arpels

Проект задуман десять лет назад, семь из них мастера дома Van Cleef & Arpels работали над механизмом с ручным подзаводом, который приводил бы в действие все детали по требованию. Чтобы адаптировать сложные произведения для игры на двух инструментах, пригласили швейцарского музыканта Мишеля Тирабоско, известного своей виртуозной игрой на флейте Пана. Мелодии в его переложении сохранили свои гармонические сочетания. Например, часы Lady Arpels Ballerine Musicale Rubis воспроизводят Каприччио Стравинского — 92 ноты, 69 из которых играются на музыкальной шкатулке и 23 на карильоне. Часы дополнены функцией ретроградной индикации времени. В верхней части циферблата расположена звездочка, которая указывает время на 12-часовой шкале. На задней крышке корпуса барельефное изображение балерины, танцующей перед бутиком Van Cleef & Arpels на Пятой авеню в Нью-Йорке, где в 1966 году Клод Арпельс проводил закрытый показ украшений для Джорджа Баланчина. Каждая из трех уникальных моделей поставляется в шкатулке с мозаикой маркетри из древесины грецкого ореха. Эти материалы используют мастера при работе над струнными инструментами, а также специалисты по акустике. В комплект входит небольшой дополнительный электронный усилитель звука. Если нельзя пойти в театр, он сам приходит к вам. Да еще в таком изящном исполнении.

Ювелирные украшения, Мужские украшения

Браслет, серебро 114 550 руб.

Браслет, серебро 98 750 руб.

Браслет, жёлтое золото, кожа 114 550 руб.

Браслет, жёлтое золото, кожа 106 650 руб.

Кольцо, белое золото 165 900 руб.

Кольцо, титан и серебро, чёрные бриллианты 201 450 руб.

Beasts of London

Кольцо, жёлтое золото, рубины 677 250 руб.

Кольцо, серебро 41 080 руб.

Запонки, белое золото, изумруды, бриллианты Цена по запросу

Запонки, белое золото, рубины, бриллианты Цена по запросу

Запонки, белое золото, рубины, бриллианты Цена по запросу

Запонки, белое золото, опал 564 850 руб.

Браслет, титан, бриллианты 223 200 руб.

Браслет, серебро 67 940 руб.

Браслет, чернёное серебро, тигровый глаз 51 350 руб.

Браслет, серебро 59 250 руб.

Кольцо, титан, бриллиант 64 170 руб.

Кольцо, титан, бриллиант 74 400 руб.

Кольцо, чернёный титан, бриллиант 60 450 руб.

Кольцо, серебро, бриллианты 201 450 руб.

Запонки, розовое золото, перламутр 462 150 руб.

Запонки, розовое золото 379 200 руб.

Запонки, белое золото 379 200 руб.

Запонки, белое золото 471 500 руб.

Настоящим в соответствии с Федеральным законом № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006, отправляя данную форму, вы подтверждаете свое согласие на обработку персональных данных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.