Сравниваем обложки журналов Esquire и глянца

Сравниваем обложки журналов Esquire и глянца

Корреспондент Молодёжного медиахолдинга «Есть talk!» Светлана Марчукова завершает краткий обзор истории создания, развития и нынешнего состояния «глянцевой» индустрии. В первой части материала она рассказала о том, как из напечатанных на шершавой желтоватой бумаге альбомов с картинками зародилась целая империя глянцевой журналистики, которая перевернула мир. А как и когда глянец «пришёл» в Россию? Как он откликается на изменение отношения общества к человеческому телу? И есть ли у глянца будущее в век инстаграма? Об этом – во второй части материала.

В России своя история появления и развития глянца. В основном она связана с адаптацией популярных зарубежных изданий в конце XX века. В СССР к глянцевым изданиям условно можно отнести журналы «Работница», «Крестьянка» и «Сделай сам». Они писали не о моде, а о труде, домашней работе, хозяйстве.

В СССР первый глянец появился в марте 1987 года. Это была адаптация немецкого журнала о моде и шитье Burda Moden. В издании, которое глянцем можно назвать весьма условно, печатались выкройки, благодаря которым каждая советская модница могла сшить трендовую одежду.

Бум зарубежных глянцевых адаптаций пришёлся на 1990-е годы. В мае 1994 года вышел первый номер Cosmopolitan, затем появились Harper’s Bazaar (1996), Vogue (1998) и другие издания. Немного позднее свою нишу на российском рынке заняли и мужские глянцевые журналы: Playboy (1995), Men’s Health (1998), GQ (2001) и Esquire (2005).

Cosmopolitan Russia (1994)

Vogue Russia (1999)

В 1993 году вышел первый отечественный женский глянец «Домовой», который рассказывал о красивой жизни. В нём печатались материалы о косметике и красоте, поддержании семейного быта и воспитании детей. Позднее появилась череда изданий о моде и взаимоотношениях: «Лиза» (1996), «ОНА(SHE)» (1996), Fashion Collection (2003) и многие другие. Однако ни одно из них смогло составить достойную конкуренцию российским версиям западных изданий.

Новый поворот

В 2010-х годах набирает популярность общественное движение бодипозитива, которое напоминает людям о том, что они прекрасны в своей уникальности и не нужно сравнивать себя с моделями. Глянцевые журналы со скрипом откликаются на изменения в обществе и создают новый тренд на естественную красоту. На обложках глянца наконец появляются модели plus-size и девушки с нестандартной внешностью. Например, в феврале 2017 года французская версия Vogue впервые ставит на обложку трансгендерную девушку Валентину Сампайо.

Сегодня глянец, отражая запросы общества, уходит от шаблонов идеальной девушки и делает упор на разнообразие и естественность.

Российский глянец ещё молод, он всё ещё мечтает о красивой сказке, делает лишь первые робкие попытки ставить на обложку нестандартных моделей и обычных людей. Мы всё ещё слишком любим маски и фильтры в инстаграме, чтобы по достоинству ценить натуральную красоту, стремимся к неестественной идеальности, пытаясь казаться лучше, чем есть на самом деле. Глянец – это всего лишь огромное зеркало, которое показывает людям их желания, мечты и стремления.

А потом пришёл интернет

Интернет мог бы стать коварным противником и потенциальным врагом глянца. Зачем покупать журналы, если можно открыть Яндекс или Google и найти любую информацию, начиная от выкроек платьев и заканчивая фотографиями с модных показов? Или зайти на YouTube или в инстаграм и узнать всё о жизни звёзд?

Однако глянец мудро решил подружиться с интернетом и начал активно использовать его возможности. Сегодня у глянцевых изданий есть собственные сайты, где можно не только купить цифровую копию журнала, но и прочитать различные материалы, которые не вошли в печатный выпуск.

Первое время сайты глянцевых журналов просто дублировали материалы из печатных версий. Сейчас же они делают упор на уникальный контент, который помогает расширить аудиторию издания и привлечь рекламодателей. Благодаря техническим возможностям сайта журналисты создают интерактивные материалы, используя аудио- и видеофрагменты, анимацию, гиперссылки и различные игровые тесты. Качественный контент и интересная визуализация привлекают внимание массовой аудитории. Сегодня сайт Cosmopolitan ежемесячно посещает почти 24 миллиона человек, Elle – 5 миллионов, а Maxim – 8 миллионов.

Глянцевые журналы, зная, как сильно общество зависит от смартфонов и социальных сетей, целенаправленно применяют это в своих интересах. Каждое уважающее себя издание обязательно ведет странички в инстаграме, фейсбуке, твиттере и «ВКонтакте». Некоторые начинают осваивать и TikTok. Например, американский Cosmopolitan уже имеет более 400 тысяч подписчиков. В России TikTok использует журнал Elle Girl, у которого более 60 тысяч подписчиков. В социальных сетях журналисты не только рекламируют новые выпуски журнала, но и активно общаются с читателями, проводят различные опросы и конкурсы.

Интернет кардинально меняет подходы глянцевых изданий к привлечению аудитории и заставляет их быстро подстраиваться под меняющийся мир. Президент Союза предприятий печатной индустрии Руслан Новиков говорит о том, что сегодня «практически все издатели живут в парадигме конвергентного бизнеса, конвергентных редакций и доходы от диджитал интенсивно растут и уже превалируют». Это значит, что даже если люди перестанут покупать печатные версии, глянец спокойно будет жить и процветать «в цифре».

Печатный глянец: есть ли будущее?

По данным Союза предприятий печатной индустрии, продажи глянцевых журналов в среднем падают на 7–9 % в год. В 2020 году тиражи многих изданий пока держатся на уровне 110–165 тысяч экземпляров в месяц (Men’s Health, Playboy, Vogue, Elle, Marie Claire). Рекордсменом – как в интернете, так и на рынке печатных СМИ – остаётся журнал Cosmopolitan: суммарные тиражи основной версии и двух дополнений Cosmopolitan Shopping и Cosmopolitan Beauty составляют более 840 тысяч экземпляров.

Читайте также:
Какой будет женская и мужская мода ближайшего будущего?

Любопытный факт: в 2005 году мартовский номер Cosmopolitan вошёл в «Книгу рекордов России» с самым большим тиражом в истории глянцевой прессы – 1 миллион экземпляров.

Издатели не хотят отказываться от печатной версии журнала, поэтому пытаются всячески привлечь к ней внимание аудитории с помощью визуализации и эксклюзивного контента. В ход идет всё: яркие контрастные обложки, QR-коды, открывающие доступ к дополнительным материалам, и, конечно же, привлечение звёзд – кумиров молодёжи. На обложке сентябрьского GQ красуется популярный тиктокер Даня Милохин (8,4 миллиона подписчиков в TikTok). Частыми «лицами» глянцевых обложек становятся видеоблогер Анастасия Ивлеева, певица Билли Айлиш и корейская группа BTS. Однако поддерживать интерес к печатному глянцу с каждым годом становится всё труднее.

Глянцевая реальность: вся правда о российских модных изданиях

В эпоху беззастенчиво честного телеграма и независимых диджитал-изданий о моде трагическая участь глянца в классическом понимании этого слова кажется неизбежной. Несмотря на то, что доходы от рекламы в печатных СМИ падают, рекламных разворотов становится все больше, а действительно качественный контент постепенно исчезает со страниц когда-то всеми любимых журналов. Мы решили разобраться, как обстоят дела с российскими глянцевыми изданиями в сконцентрированной на новых форматах медиареальности, и окончательно определиться, сбудутся ли предсказания о скорой смерти глянца.

Принт

«Рынок печатной прессы находится в глубоком кризисе», — не устают заявлять глянцевые редакторы и стилисты (бывшие в основном), и, судя по всему, так оно и есть: аудиторные показатели оставляют желать лучшего, рекламодатели, как ни странно, отдают предпочтение цифровым медиа, в то время как даже самые авторитетные печатные издания продолжают закрываться одно за другим. Значит ли это, что в ближайшем будущем модные журналы будут пылиться на полках и напоминать о чудесных временах, когда Глянец все еще был с большой буквы «Г»? Такой трагический исход очень даже возможен, если элита российской fashion-журналистики не изменит подход к созданию контента и не начнет ориентироваться на новое поколение, которое не особо волнует, в каком платье в очередной раз появилась Белла Хадид или что такое кандидозная диета.

Анастасия Полетаева, digital-директор Esquire: «Чтобы что-то думать о печатном глянце, надо его читать. Я не чувствую, что он говорит со мной, поэтому и покупать не вижу смысла».

Журнальным обложкам тоже изрядно достается: в начале каждого месяца авторы телеграм-каналов о моде либо пишут очередной язвительный текст об «оригинальности» кавера того или иного российского издания, либо со словами «вот, как надо делать!» постят обложки иностранного глянца. О сентябрьских «розах» Vogue Россия спорили долго и ожесточенно: на саркастичный комментарий об обложке главного модного издания страны (в телеграм-канале Good Morning, Karl!) стилист и основатель ювелирного бренда Миша Барышников отреагировал крайне эмоционально и опубликовал гневный пост в своем личном инстаграме. Попросил в моду и мир глянца не лезть тех, кто, по его мнению, в этом ничего не понимает.

В чем-то Миша прав, ведь, занимая не самые лучшие позиции на медиарынке, российский глянец все же может похвастаться нескучными и красивыми изданиями : всегда смелый Flacon, классные молодежные приложения Harper’s Bazaar или отошедший в последнее время от тактики «портретный снимок очередной звезды» Elle. Отдельно нужно выделить Tatler: наконец-то хоть кто-то осмелился поставить на обложку трансгендерную девушку. Для глянца в России это невероятный прорыв — аплодируем стоя!

«Подражательство» — еще один бич российского печатного глянца: одни и те же герои (Крис Грикайте и Наталья Водянова, конечно, чудесные, но их стало уж слишком много) и sooo boring (за редким исключением) кавер-стори уже изрядно надоели. Зоркий «Антиглянец» не раз подлавливал глянцевых гигантов на копировании (кто знает, сознательном или нет) чужих идей. Например, в январе Vogue решил поиграться с girl power и сделать номер с несвойственным им социальным посылом, но попытка с треском провалилась: вся оригинальность закончилась на том, что редакция успешно позаимствовала концепцию обложки у британского издания.

Великие умы, может, и мыслят одинаково, но дату выхода журнала не поменяешь. Как бы редакторы ни старались сделать что-то authentic — подражание Западу всегда было, есть и будет отличительной чертой российской глянцевой прессы.

Алексей Киселев, фотограф: «Российский глянец не сравним с западным. Возможно, нужно было выбрать свой путь, а не копировать Запад десятилетиями: сейчас что-то изменить уже поздно» .

Ангелина Белоконь, стилист: «Единственное, чего лично мне не хватает русском глянце — это такой аутентичности, русскости. Мне кажется, мы немного забываем про наши традиции (я не исключение, кстати) и пытаемся быть похожими на других. У меня состоялся прекрасный диалог с художницей в Амстердаме, которая отлично выразилась про Москву и Питер: “Вы пытаетесь сделать все, как в Европе, но в улучшенной форме”. Мы не должны пытаться “сделать, как в Европе”, нам как раз нужно искать свой собственный путь, и тогда никто не будет ругать за эстетику, оригинальность и качество».

Читайте также:
Одежда из сетки – модная тенденция 2021

Или вернемся ненадолго в июнь 2018 года: вся страна в преддверии Чемпионата мира по футболу. И тут, как по команде, все крупные глянцевые издания преподносят преданным читателям «сюрприз»: каверы пестрят выносами в стиле «Кто с мячом к нам придет» или «Большая игра», страницы Elle, Vogue и Tatler заполнили съемки, вдохновленные (как неожиданно!) футболом, а моделям на обложке каждого уважающего себя журнала просто никак не обойтись без: а) футбольного мяча; б) двух-трех футболистов. Что тут скажешь, наш глянец умеет удивлять.

Конечно, ругать модный принт, прячась за экранами смартфонов, очень просто, но не стоит забывать о том, что за сотнями глянцевых страниц стоят команды талантливых редакторов, которые пытаются делать что-то стоящее в условиях куда более жестких, чем те, в которых находятся интернет-издания (и у них получается). Безусловно, диджитал быстрее реагирует на происходящее, он многоформатный и функциональный, но ему явно не перекрывают воздух рекламодатели и руководство ИД. Казалось бы, в современных реалиях бумага просто не выдержит конкуренции онлайна. Однако сколько бы сил диджитал-отделы не вкладывали в SEO и разработку новых форматов, никакой оптимизированный текст не заменит классный фичер или содержательное интервью, которые публикуются теперь только в нишевых изданиях и принте. Ну и пока в мире есть сентиментальные эстеты, печатный глянец будет жить, ведь он, в первую очередь, об атмосферности, приятном шелесте страниц и странных, но красивых съемках.

Елизавета Костюкова, дизайнер: «Я обожаю печатные издания. Самая большая награда для меня — когда вещи берут на съемку именно для печати. Потому что потом это не удалить и не забанить, это вечный контент — доказательство, история. До сих пор привожу с собой из Европы чемодан журналов. Я люблю верстку и считаю это настоящим искусством».

Ангелина Белоконь, стилист: «Мне кажется, в какой-то момент журналы перейдут в формат каталога и будет выходить раз в полгода. Я бы сравнила это с виниловыми пластинками, которые многие покупают, чтобы поставить на полку, просто потому что это красиво. Пропали ли печатные книги из библиотек или книжных лавок? Вовсе нет, и спрос на них только растет, но форма использования печатной продукции претерпевает изменения. Люди в библиотеках сидят ныне не меньше прежнего, но используют они там в основном ноутбуки, только иногда заглядывая в печатные книги. Разве это плохое соседство? Оно прекрасно дополняют друг друга».

Диджитал

На просторах диджитала все куда оптимистичнее: Vogue вкладывает в продакшн красивейших видео, которые набирают сотни тысяч просмотров на YouTube, команда Tatler смешно подстебывает московский высший свет, а Esquire вообще большие молодцы: количество годных материалов на сайте прямо пропорционально косякам GQ, которые то процитируют книгу без указания автора, то тактично спросят Данилу Козловского про «друзей-евреев».

Правда, и с диджитал-глянцем есть issues: кому нужны подборки самых модных сумок сезона (даже если их составил редактор самого крутого глянца), когда есть информативные обзоры The Blueprint, интересные интервью и спецпроекты BURO. и злободневные тексты Wonderzine? Кажется, назревает очередное противостояние: независимые медиа VS сайты модных изданий. Главный козырь глянца в этой борьбе, как считают инсайдеры индустрии, — бренд: он дает гарантированный приток аудитории. Но достаточно ли громкого названия для того, чтобы выжить в войне с нишевыми медиа? В стремительной погоне за трафиком онлайн-редакции очень редко производят достойный контент, оправдывая себя тем, что у них нет такого количества времени и ресурсов, как у коллег в принте. Инфоповоды находят даже там, где их нет. «Королева Летиция появилась в брючном костюме цвета пыльной розы», — освещают сенсационное событие Grazia, Elle и Harper’s Bazaar. Как же важно, наверное, знать, что королева появилась именно в этом костюме, раз об этом пишут сразу три глянцевых сайта. На фоне материалов новых медиа такие новости выглядят, мягко говоря, не очень.

Глянец и поколение Z

А вот «зетов», которые совсем скоро станут главной целевой аудиторией модных изданий, точно не интересует одежда монаршей особы: супер-осознанное поколение хочет читать о проблемах гендерной идентичности и расизме в fashion-индустрии, о новых феминистках и экологичной моде. И нужно признать, медленно, но верно диджитал-глянец начинает двигаться в правильном направлении и освещать совсем не глянцевые темы, начиная с дела Ивана Голунова и заканчивая эйджизмом.

Из-за нежелания адаптироваться под запросы нового поколения читателей глянец теряет свои когда-то лидирующие позиции на российском медиарынке. И это связано совсем не с тем, что «зеты» больше не читают и им не нужны журналы, а с тотальным несоответствием вкусам молодежи. Если бы о глянце в России были мемы, картинки «ожидание/реальность» делали бы чаще всего. На Западе уже давно появилась ниша, ориентированная исключительно на молодых и прогрессивных: Dazed, i-D, AnOther, The Gentlewoman (этот список можно продолжать очень долго) ничуть не хуже своих тяжеловесных глянцевых собратьев.

Анастасия Полетаева, digital-директор Esquire: «”Зеты” с удовольствием покупают Dazed, какие-то нишевые медиа, зины, журналы о необычных, непохожих на героев традиционного глянца людях. Думаю, все будут покупать, если есть, ради чего».

Читайте также:
ТОП 5 вещей на весну 2021 для модных девушек

Очень хочется верить в то, что российские глянцевые издания останутся на плаву, но этого точно не произойдет, если издатели так и не выйдут из зоны комфорта и не начнут удивлять.

Моя дипломная работа на журфаке МГУ была посвящена блогам и тому, приравняют ли их когда-то к СМИ и вообще насколько этично это делать. Тема появилась совершенно случайно. Изначально я собиралась писать про творчество Василия Шукшина. Но как-то среди ночи моя подруга, с которой мы прожили четыре года в одной комнате в общежитии и, естественно, не могли не выбрать одну кафедру, проснулась и сказала, что мы безумные и не осилим диплом по литературе, поэтому надо срочно менять тему. Над нами сжалился один преподаватель, который хорошо нас знал. Я уже даже не помню, кто придумал и предложил тему блогов. Но нам показалось, что она гораздо легче творчества Шукшина.

Тут нужно отметить, что это был – страшно представить! – 2008 год. И мы тогда еще были очень аналоговыми. Рефераты сдавали на дискетах (помню преподавателя, которому мы все по навету старшекурсников сдавали пустые дискеты, и пару моих однокурсников, попавшихся на этом), кино смотрели на дисках, которые брали в прокат в находившемся практически в подвале журфака киноклубе (помню, как тяжело мне давался Тарковский, Бергман и как я заснула при первом просмотре «Жизни как чуда» Кустурицы, которую потом нежно полюбила; но как меня поразили «Маргаритки»!), книги читали в Ленинке и радовались, если по читательскому билету попадали в тот самый ретро-зал с зелеными лампами. Тогда только-только появились «Одноклассники», а ЖЖ был самой прогрессивной площадкой. Мы – о, Боги! – ходили в интернет-кафе, которое тогда существовало у главного здания МГУ. Там у нас и разгорались нешуточные баталии в ЖЖ. Мы писали посты на волнующие темы и спорили с пеной у рта в комментариях. И делали это с таким азартом, будто играли на миллионы в казино.

Когда я получила свою твердую четверку за диплом, выдохнула и тут же забыла про него, то и предположить не могла, что тема блогов вернется в мою жизнь. «Зачем мы это делаем? Ну что за бред?» – долго не отпускала меня моя беспощадная рефлексия, когда затевали SRSLY. Ведь мы же сами морщимся от этих слов – «блогеры», «трендсеттеры», «инфлюенсеры», бла-бла-бла. Какая-то пошлятина выходит, когда начинаешь рассказывать, о чем мы. И как-то даже стыдно и неловко за себя становится. Но давайте не будем отрицать: блогеры дали нам новый контент, от которого наконец-то не душно. Звезды инстаграма вытеснили глянец, ютуба – затоптали телик. Блогеры начали тянуть теплое одеяло рекламных бюджетов на себя. Трендсеттеры и инфлюенсеры новой формации стали желанными гостями в светской тусовке. Теперь они «как скажут, так и будет».

Дудь нагнул Ютуб, Ивлеева из маникюрши превратилась в телезвезду с ТЭФИ, Горбачёва стала главной актрисой поколения, Монеточка зазвучала из всех утюгов. Это, безусловно, герои нашего времени. Они уже изменили реальность и продолжают это делать. У них влияние в интернете и не только. И не поддаться ему уже не получается. Конечно, можно дальше продолжать болеть нигилизмом и отрицать новый мир. Но это нечестно. Прежде всего по отношению к себе. А мы за честность, за открытые вопросы и ждем таких же ответов от героев. И у нас нет «не наших героев», нет предубеждений, и мы против клише.

Мы намеренно отказались от артемов быстровых и не будем прятаться за псевдонимами. У каждой публикации есть автор, которому вы сможете посмотреть в лицо и туда же высказать все, что думаете о его материале (естественно, аргументированно). Быть абсолютно несогласными с нами не возбраняется. Мы сами в редакции часто спорим друг с другом. Но последнее слово всегда остается за ответственным за раздел. У нас все со своим бэкграундом, позицией, принципами в профессии и взглядами на жизнь.

Когда в редакции предложили каждому написать свой манифест, я прониклась этой идеей. Сразу вспомнились Белинский, Добролюбов, Чернышевский, Белый, Блок, Иванов, Гумилев… Всплыло слово «публицистика». И повеяло той самой нашей наивной аналоговостью, которой теперь уже просто нет. На журфаке мы изучали кодекс профессиональной этики журналиста. Сейчас это понятие кажется атавизмом. Но пусть наши манифесты станут этическим кодексом 2.0.

На втором курсе я прочитала «Поколение П» Пелевина и отчаянно не хотела верить в то, что в журналистике все друг у друга крадут идеи. У меня с тех пор аллергия на «Давайте сделаем как у…» А мы-то тогда зачем, если они уже есть? Поэтому SRSLY – это про дерзкие идеи, честные тексты и – куда ж без них – красивые картинки.

Самые известные и скандальные обложки глянцевых журналов в истории

Мир глянцевых СМИ – это не только безопасные темы entertainment’а, но и реакция на общественные тренды и социальные проблемы, а также цинизм рекламного мира, который стремится продавать и увеличивать тиражи. В обзоре FashionTime.ru – подборка самых ярких и скандальных обложек глянцевых журналов в истории, потрясших общественное сознание.

Читайте также:
Пасха и стиль китайских туристов в России

Фотография Джона Леннона, сделанная Энни Лейбовиц (Annie Leibovitz) для Rolling Stone, официально признана главной глянцевой обложкой ХХ века. Бывший лидер The Beatles взрывал сознание масс всю свою жизнь, и этот эксперимент стал одной из самых ярких страниц его творчества. Здесь сошлось множество смыслов – масштаб личности главного музыканта планеты с трагическим мироощущением его позднего творчества, наркотическим угаром и скандальными отношениями с художницей-авангардисткой Йоко Оно, поглотившей его без остатка; порнографические интонации, ставшие революционными для глянцевой фотографии тех времен; но главное – тот факт, что снимок стал поистине символичным: фотосессия случилась 8 декабря 1980 года, буквально за несколько часов до гибели музыканта, став его последней публичной работой. Вечером того же дня после съемки для Rolling Stone Леннон был убит возле своего дома поклонником Марком Чэпменом, который за это преступление был приговорен к пожизненному заключению.

На фото музыкант запечатлен обнаженным, обнимающим свою жену, которая категорически отказалась раздеваться для съемки. Фотограф Энни Лейбовиц потом вспоминала: «Я не могла отделаться от чувства, что она очень холодная женщина, а он как будто пытается ее удержать. Мы с интересом разглядывали первый полароидный снимок, они оба были очень взволнованы. Джон сказал: “Пообещай мне, что это будет на обложке”». Энни свое обещание сдержала. Спустя много лет оригинал снимка стал экспонатом авторитетной выставки и ушел с молотка.

Август 1991 года. Vanity Fair – самый звездный журнал планеты, 28-летняя Деми Мур (Demi Moore) – главная звезда Голливуда после выхода фильма «Привидение» и его оглушительного успеха. Фотограф – опять же Энни Лейбовиц! Даже стандартное фото Деми на обложке самого авторитетного журнала о селебретис стало бы знаковым для того времени, однако полученный в результате фотосессии шокирующий снимок обнаженной Деми Мур на седьмом месяце беременности буквально взорвал общественное сознание. Это сейчас фото в стиле ню беременные выкладывают чуть ли не в социальных сетях, а тогда это был революционный шаг и грандиозная провокация. Никогда еще СМИ не публиковали фото беременных женщин в стиле арт-ню, и тем более никогда героинями этих фотосессий не становились главные ньюсмейкеры Голливуда. То, что фото попало на обложку, и вовсе вызвало сумасшедший резонанс – одни говорили, что издание попирает все морально-этические нормы и переводит сакральные вещи из разряда таинства в плоскость бульварных скандалов желтой прессы, другие настаивали, что природа женской красоты во время беременности естественна и прекрасна.

Сегодня почти все знаменитости от Синди Кроуфорд и Гвинет Пэлтроу до Бритни Спирс и Кристины Агиллеры повторили этот подвиг и снялись обнаженными для глянцевых изданий на последних месяцах беременности, однако именно Деми Мур считается законодательницей моды на этот жанр, и именно ей принадлежит право называться женщиной, превратившей устойчивое табу в отжившую традицию.

2011 год российское издание главного модного журнала встретило скандальным назначением нового главного редактора (на место бессменной Алены Долецкой пришла ее коллега из Tatler Виктория Давыдова) и самым неоднозначным выбором обложки из всех возможных. Январский номер русского Vogue украсила известная спортсменка, олимпийская чемпионка, депутат Государственной Думы и телеведущая Алина Кабаева, самая закрытая и таинственная звезда отечественного медиапространства. Фотографом знаковой сессии выступил Владимир Глынин. Разразившийся скандал затрагивал сразу несколько деликатных моментов. Во-первых, это было первое официальное появление и интервью девушки, которая не общается с прессой ввиду того, что в западной прессе и на пространстве Интернета активно говорят о ее романе с Владимиром Путиным. Во-вторых, знаменитое золотое платье Balmain из коллекции осень–зима 2010/11 до этой фотосессии уже побывало на страницах всего мирового глянца 7 (!) раз, что является абсолютным моветоном – обычно наряды для обложек глянца первого эшелона предоставляют эксклюзивно, любое повторение считается плагиатом. Пресс-службы крупных домов мод не допускают подобных ситуаций и следят за тем, чтобы в сезонный глянец попали разные платья. Но на этот раз по какой-то причине произошел сбой, который модные блогеры всего мира назвали «флешмобом». Кроме того, вульгарный make-up, банальная поза «руки в боки», недопустимая для глянцевой обложки такого уровня, и дикий начес, который раскритиковали все титулованные стилисты, позволили назвать первый блин нового главного редактора российского Vogue не просто комом, но настоящим модным кошмаром. Дизайн обложки напоминал стилистику более демократичных изданий типа Cosmopolitan и Glamour, кто-то сравнивал неудачную обложку и вовсе с бульварными Hello и OK, но никак не с претенциозным и эстетским Vogue. Кроме того, заголовок «Главная победа» был помещен. между ног Кабаевой. «Победа или поражение?» – язвительно отозвалась блогосфера.

Напомним, что для обложек издания уровня Vogue приглашают преимущественно профессиональных моделей, делая редкие исключения только для мегазвезд и монарших особ. За кадры, попадающие на обложку, отвечают ведущие стилисты и фотографы индустрии.

На обложку Playboy, главного эротического издания планеты, обычно не рискуют попадать даже раскованные голливудские звезды, дабы их образ не ассоциировался с крайне деликатной темой секса. Что уж говорить про первых лиц государства и их семью – подобное просто невозможно было представить! Однако в 1995 году журнал Playboy сорвал банк, опубликовав на обложке провокационное фото Патти Дэвис (Patti Davis), дочери 40-го президента США Рональда Рейгана. Даже для Playboy обложка была очень эротичной: на снимке обнаженную грудь Патти прикрывают мужские руки. К слову, на момент съемки женщине было 42 года. Скандальная дочь Рейгана поведала журналистам, что на этот шаг ее вдохновила известная спортсменка Лайза Лайон, откровенные фотографии которой Патти увидела, еще будучи совсем юной. Красота тела спортсменки так потрясла дочь президента, что та стала фанатично работать над собой – занималась спортом каждый день, доводя свое тело до желаемого стандарта. Когда женщина решила, что достигла идеальной формы, она не раздумывая решила сняться голой для мужского журнала. Скандал, сопровождавший выход номера, едва не стоил Рейгану здоровья и стал одним из лучших пиар-ходов для Playboy.

Читайте также:
10 главных трендов в моде весна-лето 2021

К слову, положение семьи никогда не останавливало Патти – она постоянно скандалила с отцом, раскрывала в своих мемуарах тайны семьи и делала скандальные заявления. В 58 лет она повторила свой опыт и снова разделась для Playboy. «Я просто хотела показать миру свое тело, которым наконец-то довольна», – призналась она.

2009-й – год, когда, казалось бы, никого ничем уже удивить просто невозможно, представил на обложке обнаженную звезду. И что здесь особенного, спросите вы? А то, что этой звездой стала вокалистка инди-группы Gossip Бет Дитто (Beth Ditto), женщина необъятных размеров, начисто лишенная комплексов. Кроме того, активная феминистка и ортодоксальная лесбиянка. На публикацию такого фото могло решиться только одно из самых провокационных изданий – новый фэшн-журнал Love, издаваемый под крылом всесильного Conde Nast. За креатив и передовые идеи отвечала бывший главред Pop Кэти Гранд. Получилось мило – невероятные телеса певицы и китчевые интонации моментально нашли отклик у аудитории. «Женщина в эпоху Ренессанса», – шутили самые лояльные. Большинство же ответили в блогах непечатной бранью. К слову, время было подходящее – все как раз боролись с анорексией и активно обсуждали, как нагло фэшн-индустрия спекулирует на теме андрогинных настроений. Вышло круто, сильно и модно, журнал обещали выпускать раз в полгода, чтобы заряжать креативом с чувством, толком и расстановкой.

6. Билл Клинтон на обложке Esquire (2000)

Билл Клинтон, один из самых харизматичных президентов США, оказался также одним из самых недооцененных американской общественностью – несмотря на то, что период его президентства отличался прогрессом в экономической области страны (США даже переняла у Японии пальму первенства в области высоких технологий) и рядом крупных побед во внешней политике (урегулирование балканского конфликта, мирное соглашение по палестино-израильскому вопросу, запрет во всем мире на ядерное оружие), в историю главным образом вошел скандал, сопровождавший его интимные отношения с практиканткой Белого дома Моникой Левински в 1996 году. Только в 1998 году Клинтон вынужден был признать «неподобающие отношения» с девушкой, хотя ранее отрицал этот факт под присягой. Лжесвидетельство стало причиной импичмента президенту, однако в 1999 году Клинтон был оправдан Сенатом. Но даже публичные извинения, которые он принес нации, не помогли: сексуальный скандал Клинтон – Левински безвозвратно испортил репутацию Демократической партии США.

Фотография искренне улыбающегося Билла Клинтона появилась на обложке Esquire в последние дни пребывания его на посту президента США. По задумке издания и самого Клинтона она должна была олицетворять новый позитивный образ президента, вызвать ассоциации с памятником Аврааму Линкольну и стать важным финальным акцентом его публичной деятельности. Однако вышло прямо противоположное: поза получилась двусмысленной, на снимке явно прослеживался сексуальный оттенок. Америка вновь вспомнила про сексуальный скандал с Моникой Левински и проводила президента не с почестями, как ожидалось, а припоминая старый грех.

8. Мухаммед Али на обложке Esquire (1968)

Величайший боксер в истории Мухаммед Али (до принятия ислама Кассиус Клей) оказался в центре скандала в 1967 году, когда открыто выступил против войны во Вьетнаме и уклонился от службы в армии США, сославшись на антивоенные убеждения – якобы мусульманская вера противоречила прохождению воинской службы. Американцы объявили случившееся национальной трагедией – поступок послужил причиной ареста спортсмена, дисквалификации и лишения всех титулов и регалий на несколько лет.

На обложке Esquire Али был проткнут шестью стрелами, кроме того, заголовок «Страсть Мухаммеда Али» также отсылает к религиозным мотивам. По задумке издания, спортсмен предстает в образе святого Себастьяна, защитника атлетов, который был убит за религиозные убеждения. Таким образом спортсмен отреагировал на давление американского общества, обозначив свою проблему в форме метафоры на обложке наиболее прогрессивного издания США.

9. Анна-Николь Смит на обложке Playboy (2007)

Чудеса Photoshop’a – примета ХХI века. Ни одна даже самая безупречная звезда не попадает на страницы глянцевых изданий без обязательной ретуши, которая считается в мире глосси-изданий процессом еще более естественным, чем мейк-ап и укладка. Однако порой фантазии фоторедакторов модных журналов оборачиваются неожиданностями. Так, знаменитая актриса Кейт Уинслет (Kate Winslet) стала инициатором самого знаменитого скандала с «Фотошопом» в истории – актриса публично открестилась от идеального тела, буквально нарисованного вместо ее фотоизображения веб-дизайнерами журнала GQ для февральской обложки 2003 года. Актрису, которая активно пропагандирует естественность и борется с модой на пластическую хирургию, не устроила приукрашенная реальность – она публично обвинила издание в обмане и лицемерии. По общему мнению, специалисты GQ, решившие уменьшить объем бедер и сильно удлинившие ноги актрисы, и вправду перестарались: получившаяся каноническая красавица модельных параметров не имела ничего общего с пышнотелой Кейт Уинслет, которая, к слову, несколько раз признавалась британскими СМИ самой сексуальной актрисой Англии при всех своих неформатных данных.

Читайте также:
Леопард в Украшениях и модной бижутерии

«Эти фото не имеют ничего общего с моим изображением. Ретуширование было чрезмерным. Я не просто не выгляжу так, но и не желаю так выглядеть! Я не хочу быть лицемеркой, а потому официально заявляю, что внезапно не сбросила 30 фунтов (около 15 кг)», – заявила звезда «Титаника». Дирекции британского GQ пришлось признаться, что фотография была отретуширована, прежде чем ее поместили на обложку. Представители журнала настаивали, что это стандартная практика, однако скандал впервые публично поднял тему использования «Фотошопа» для ретуши изображений знаменитостей и обозначил лицемерие подхода глянцевых СМИ к пропаганде стандартов красоты.

13 обложек журналов, снятых на iPhone. Одна лишняя, найдёте?

Разрыв в качестве фотографий, снятых на смартфоны и цифровые зеркальные фотокамеры, становится все меньше. При съемке на iPhone не нужно никаких дополнительных аксессуаров и устройств. Смартфон словно становится продолжением руки.

Я была крайне удивлена, когда обнаружила сколько обложек модных журналов было снято на iPhone. Собрала для вас самые яркие.

К одной из фотографий описание настоящее, но модель смартфона фейковая. В конце материала узнаете, какая обложка не яблочная.

1. Time, ноябрь 2012

Журнал Time один из первых поместил на обложку снимок, снятый на iPhone. Фотография штормовой волны сделана фотографом Беном Лоуи на iPhone 4S.

Бен Лоуи любитель экстремальных снимков, он побывал в Афганистане, Ливии, Ираке и в штатах США, которые пострадали от урагана Сэнди. Именно поэтому смартфон для него идеальное оборудование.

2. Interview, сентябрь 2015

В сентябре 2015 года американский журнал Interview посвятил номер селфи знаменитостей. Было подготовлено 8 обложек с разными звездами, которые снимали сами себя на свои iPhone.

Для проекта пригласили Селену Гомес, Майли Сайрус, Ким Кардашьян, Мадонну, Зейна Мадика, Викторию Бекхэм, Мерта Аласа и Дженнофер Лопес. Джей Ло сделала свое селфи на iPhone 6 Plus.

3. Billboard, февраль 2017

Музыкальное издание Billboard в феврале 2017 года пригласило позировать для обложки кубино-американскую певицу Камилу Кабельо. Снимок сделал фотограф Миллер Мобли, специализирующейся на съемке портретов и рекламы, на iPhone 7 Plus.

«Было любопытно наблюдать за реакцией певицы, ведь она выросло вместе с этим смартфоном. Камила воспринимала iPhone так, как будто бы это фотоаппарат, а не телефон» – прокомментировал фотограф.

4. Condé Nast Traveler, май 2017

«Снимки на iPhone изменили то, как мы храним воспоминания о путешествиях, сейчас это стало намного проще, чем когда-либо прежде. Теперь можно исключительно точно передать атмосферу поездок» – говорится в редакторском письме.

Именно поэтому обложку американского издания о путешествиях сняли на iPhone 7 Plus. Снимок сделан фотографом Мэтом Хрэнеком на карибском острове Сен-Бартелеми с использованием Портретного режима.

5. Bon Appétit, май 2017

Обложку американского издания о еде Bon Appétit сняли на iPhone 7 Plus прямо на рынке в Мексике. Снимок сделали фотографы Peden + Munk, Тейлор Педен и Джен Мункволд.

Фотографы отметили, что во время съемки на iPhone идеально передается атмосфера и настроение места. Максимально сочно и ярко.

6. ELLE, июнь 2017

Для обложки австралийского ELLE в 2017 году пригласили фотографа Жоржа Энтони. Он был поражен тем, что съемка на iPhone добавляет максимум незаметности.

Снимая известного блоггера Маргарет Чжан на берегу моря, никто из окружающих даже не обратил внимания и не понял, что идет съемка обложки.

7. Time, сентябрь 2017

На что снято ▶ iPhone 5, 6, 6S Plus, 7

В сентябре 2017 года журнал Time выпустил специальный проект из 12 номеров под названием FIRSTS, в котором поместил на обложки портреты самых влиятельных женщин мира.

Для проекта был приглашен фотограф Луиза Дерр, которая снимает все свои материалы с помощью iPhone. Она использовала iPhone 5, iPhone 6, iPhone 6S Plus и iPhone 7.

8. Esquire, февраль 2018

Первую обложку снятую на iPhone в России выпустил журнал Esquire. Выпуск был подготовлен к выходу фильма Селфи, с Константином Хабенским в главной роли. Фотограф Данил Головкин использовал для съемок iPhone X.

9. Harper’s Bazaar, май 2019

Обложку индийского Harper’s Bazaar украсила актриса и активистка Джамила Джамил.

«В этом месяце я снимал майскую обложку GQ India на iPhone, это было очень необычным и уникальным опытом. Я приятно удивлен, что изображение со смартфона имеет такое замечательное качество, и очень доволен результатом» – прокомментировал фотограф Рохан Шрест.

10. Essence, май 2020

В честь 50-летия бренда звездой обложки одноименного журнала стала Наоми Кэмпбелл. Обложку должны были снимать на профессиональную зеркальную фототехнику, но за несколько дней до съемки мир погряз в карантине.

Из-за условий пандемии Наоми провела съемку самостоятельно на свой iPhone. Кажется, она не только великая модель, но и умеет профессионально ставить свет.

11. Vogue, июнь 2020

Обложку чехословацкого Vogue с Кайли Дженнер и ее 2-ей дочерью сняли на iPhone с помощью FaceTime. Модные фотографы Лука и Алессандро Морелли просто набрали Дженнер по видеозвонку и руководили процессом съемки удаленно.

Читайте также:
Когда искусственный мех вытеснит натуральный?

Модели даже не пришлось вставать с кровати в своем доме в Лос-Анджелесе.

12. Vogue, август 2020

В августе 2020 года британский Vogue выпустил специальный проект Reset, состоящий из 14 номеров, посвящённый идее перезагрузки во время пандемии. Для второй обложки пригласили фотографа Надин Иджевере. Драматический пейзаж снят на острове Скай с помощью iPhone.

13. Time, март 2021

В мартовском номере Time на обложку поместили снимки со звездой футбола Маркусом Рашфортдом. Фотосъемка проходила прямо у футболиста в гостиной на iPhone 12 Pro Max. Маркус Рашфорд вошел в список «100 самых влиятельных людей» по версии Time.

20 журнальных обложек, которые отражают главные события года

«Афиша Daily» вспомнила, какие обложки обсуждали в 2020 году, какие с ним срезонировали, а какие просто запомнились. Ниже — 20 обложек, а также события, тренды и явления, которые на них отражены.

The Economist, ноябрь 2019. Британское издание предсказало основные темы года и зашифровало их в таблице Сивцева. Что‑то редакции удалось угадать, например, бурный год для президента Дональда Трампа и его поражение на выборах, а также стриминговые войны между Disney+, Apple TV+, Netflix и другими. Что‑то оказалось ошибочным, например, большой год для спорта и успех Олимпийских игр, которые так и не случились из‑за пандемии.

The Face, февраль. Одни из главных интернет-героев года — популярные тиктокеры, которые постепенно проникают в медиапространство. 16-летняя Чарли д’Амелио, известная своими танцами, за год заработала около 4 миллионов долларов, ее коллега по тикток-дому Эддисон Рэй сыграет в ремейке комедии «Это все она», а 19-летний софтбой Ноэн Эубэнкс стал лицом Celine и попал на обложку британского The Face.

New York Magazine, март–апрель. Одна из самых заметных фотосерий первой волны коронавируса. Фотограф Джереми Коэн сидел у себя дома в Нью-Йорке и решил поснимать соседей, которые вышли на крыши, чтобы заниматься йогой, отдыхать и работать. В итоге он нашел новых друзей, стал популярным в тиктоке, попал на обложку и даже сходил на удаленное свидание, о котором договорился с помощью дрона.

National Geographic, март. За прошедший год на обложках часто появлялись экологические проблемы. National Geographic посвятил номер примерам повторной переработки, например производству упаковки из остатков грибов. Главная редакторка Сьюзан Голдберг считает, что проблемой чрезмерного потребления на самом деле озабочен каждый. «Это чувство вины глубоко укоренилось в нас: происхождение фразы «В хозяйстве пригодится» восходит к 1500-м годам», — пишет она.

Esquire, март. За этой обложкой не стоят тренды или явления. В августе многие удивились, когда узнали, что актеру Маколею Калкину из комедии «Один дома» исполнилось 40 лет. «Эй, ребят, хотите почувствовать себя старыми?» — написал он в твиттере. Еще больше можно удивиться, увидев его образ на обложке Esquire в первой, по словам автора издания, большой съемке с актером за последние 15 лет.

Sports Illustrated, апрель. Весной спортивные мероприятия отменили, а освещающие соревнования журналисты остались без работы. The New York Times на время закрыла секции про спорт и путешествия, к концу лета The Guardian урезал спортивный отдел. Тематическим медиа пришлось искать себя заново: кто‑то начал рассказывать об отдыхе на открытом воздухе, другие решили посмотреть на спорт как на бизнес. А всю ситуацию лучше всего описывает обложка Sports Illustrated.

The Atlantic, июнь. Весь год в социальных сетях распространялись теории заговора, например, о 5G-вышках, которые распространяют коронавирус. Одна из самых вирусных теорий последнего времени, которую можно встретить даже в русскоязычном инстаграме, — QAnon. Ее сторонники считают, что президент Дональд Трамп собирается разоблачить международный заговор педофилов, которые поклоняются Сатане. Теория стала настолько популярной, что попала на обложку не одного авторитетного журнала.

GQ, июнь–июль. Во время первого карантина творческим людям пришлось выкручиваться. Фотографы изобрели съемки по FaceTime, которые на короткое время захватили интернет, организаторы вечеринок переместились в Zoom, а Роберт Паттинсон, застрявший в Лондоне из‑за съемок нового «Бэтмена», снял себя для обложки GQ. Перешедшим на удаленную работу легко понять небритого актера, который признавался, что «буквально ничего не делает».

Harper’s Bazaar, июль. Издания о моде решили высказаться о катастрофических последствиях первой волны для врачей и системы здравоохранения. Итальянский Vogue отказался от фотографии и в апреле вышел с белой обложкой, которая, по задумке редакции, символизировала уважение, врачебную форму и победу света над тьмой. А британский Harper’s Bazaar издал лимитированный тираж с голографической обложкой. Он бесплатно распространялся в больницах.

The New York Times Magazine, июль. Издание заявило о начале климатической миграции. Это процесс переселения людей из регионов, которые становятся аномально засушливыми, где больше невозможно заниматься сельским хозяйством. К 2070 году в таких жарких зонах будет жить около 19% населения планеты. Чтобы проиллюстрировать последствия изменения климата, вынуждающие людей покидать свои дома, на обложку поместили 23-летнего фермера из Гватемалы посреди вымершего поля.

Vanity Fair, июль. Летом множество общественно-политических изданий вышли с обложками о протестах Black Lives Matter. Среди них стоит выделить культурное издание Vanity Fair, которое раньше не стремилось к разнообразию. С 1983 по 2018 год на его обложки попали всего 17 темнокожих героев (в последние годы их становится меньше), а июльская — с актрисой Виолой Дэвис — стала первой в истории издания, которую снял темнокожий фотограф. В своей работе Дарио Калмезе цитировал известную фотографию раба Гордона, который показывал обезображенную спину.

Читайте также:
Ошейники и модная одежда для собак от Trussardi

Vogue, август. Издание отказалось от героя на обложке и поместило на его место природу. Так оно осмысляло замедлившуюся во время карантина жизнь: города очистились от техногенных выбросов, люди получили время наедине с собой. На 14 обложках фотографы и художники со всего мира показывали любимые пейзажи, а редакция подчеркивала — «в основе всего лежит наша планета». Одно из запоминающихся изображений номера — пейзаж «Пшеничное поле около Фрайдейторпа», которую Дэвид Хокни написал в 2006 году.

Interview, сентябрь. 2020 год показал, что многие инфлюэнсеры не слишком хорошо разбираются в общественно-политической повестке и не всегда могут выразить собственные мысли. Лана Дель Рей снялась для обложки Interview в «дышащей» декоративной маске, которая популярна среди американских ковид-отрицателей. Несмотря на приписку «Пожалуйста, носите маску (Ну, вы поняли, только не такую)», через месяц певица пришла на презентацию своего сборника стихов именно в такой ни от чего не защищающей маске.

Wallpaper, сентябрь. Самая творческая обложка года. Для нее дизайнер одежды Вирджил Абло разрезал сотню обложек британского Wallpaper на станке. Остальной тираж поступил в продажу целым, но на обложке осталась линия для разреза — «предложение, которое требует участия покупателя».«Я пытался развить идею, что это больше, чем просто 2D-обложка, — говорит дизайнер. — Я относился к журналу как к 3D-объекту, как к призыву к действию».

Hollywood Reporter, декабрь. Культура отмены проникает на обложки. Вслед за Харви Вайнштейном, оказавшимся героем номеров Time и Variety в 2017 году, пришла очередь Джонни Деппа. В последние годы репутация популярного актера разрушалась на фоне судебных разбирательств с бывшей женой и актрисой Эмбер Херд, а также вскрывшихся фактов о его опасном поведении. Заглавная статья номера рассказывает именно про это: «Сейчас с ним просто невозможно работать, — заявил изданию руководитель одной из студий. — Он радиоактивен».

The New Yorker, декабрь. Иллюстратор издания Эдриан Тоумина запечатлел на обложке всех нас в конце года: неубранная комната, вино, стопка книг для Zoom. Когда он понял, что ему предстоит изобразить беспорядок, то принялся каталогизировать предметы пандемической жизни. Неудивительно, что иллюстрация так точно передает настоящие интервью по Zoom.

Time, декабрь. К концу десятилетия американский журнал признал молодых героев из поколения Z, которые становятся все моложе, и поместил их на итоговые обложки. В 2019-м человеком года стала 17-летняя экоактивистка Грета Тунберг, теперь 15-летнюю исследовательницу Гитанджали Рао назвали первым ребенком года по версии Time. Она занимается множеством проектов, например, придумала расширение, чтобы бороться с травлей в интернете.

Playgirl, 2020. Последние 30 лет журнал был эротическим изданием для женщин, а теперь решил вспомнить о своих феминистских корнях, влиянии на сексуальную революцию 1970-х и перезапустился в новом качестве. Раньше на обложках Playgirl были голые мускулистые мужчины, на обложке 2020 года — обнаженная актриса Хлоя Севиньи на девятом месяце беременности.

Vogue, декабрь. Певец Гарри Стайлз в платье Gucci не только стал первым мужчиной на сольной обложке Vogue, но и показал большому числу людей фембоя, мужчину, которому нравится носить платья и юбки. Кто‑то назвал обложку революционной, кто‑то отметил, что в ней ничего нового, а просто еще раз подчеркивается старая тенденция лишать одежду гендера, кто‑то посчитал, что изданию следовало позвать на съемку представителя ЛГБТ-сообщества, например Лил Нас Икс.

История журнала Esquire

Esquire – это журнал, который в свое время поменял представление о том, каким может быть мужской глянец. Вместо молодых девушек на обложках старые мужчины, рядом с рекламой дорогих часов — колонки, посвященные политике, и журналистские расследования. Это наглый и хулиганский журнал. И в этом основная причина его успеха.

История этого легендарного журнала началась в ноябре 1932 года в Чикаго, когда Дэвид Смарт (издатель) и Арнольд Гингрич (главный редактор) запустили журнал для «успешных джентльменов». По общепринятому мнению, на мысль назвать журнал Esquire создателей вдохновило письмо, адресованное «А. Гингричу, эсквайру». Все дело в том, что «эсквайр» когда-то было почетным титулом в Великобритании, которым награждали оруженосцев. Впоследствии его стали присваивать чиновникам, занимающим должности, связанные с доверием правительства. Также термин «эсквайр» часто употребляется как равнозначный термину «джентльмен». Так и получилось, что и по сегодняшний день логотип Esquire — это адаптированный образец почерка Арнольда Гингрича.
Esquire был основан в разгар великой депрессии. Его цена казалась слишком высокой, а идея — слишком несвоевременной. Однако всего через 5 лет тираж журнала превысил 1,5 миллиона экземпляров, а его история стала важной частью истории всей Америки. Как же так получилось?

Главной выигрышной чертой издания были и есть его авторы. К примеру, неизвестно, как сложилась бы судьба издания, если бы не случайная встреча Гингрича с Эрнестом Хемингуэем в одном из книжных магазинов Нью-Йорка, произошедшая в марте 1933. Их беседа привела к тому, что писатель, не договариваясь о гонораре, согласился на сотрудничество с журналом. Уже на следующий день, рассказывая о новом проекте, Гингрич начинает повсюду упоминать имя великого писателя. А еще через день в журнал начинают поступать первые заявки на размещение коммерческой рекламы.

Читайте также:
Капсульная коллекция «Городские джунгли 2021» от Gloria Jeans

Еще одним знаменитым автором, писавшим для Esquire, был Сэлинджер. Его роман «Над пропастью во ржи» читал, наверное, практически каждый. Но мало, кто знает, что именно в Esquire впервые появляется главный герой этого романа — Холден Колпилд, фигурировавший в изданном в 1945 году рассказе «Сельди в бочке».

Очень известным фактом является то, что Esquire напечатал новеллу Трумэна Капоте «Завтрак у Тиффани», которую до этого отверг Harper’s Bazaar, посчитавшей ее «неприличной». А по сценарию редакторов Esquire Дэвида Ньюмана и Роберта Бентона был снят известный фильм «Бонни и Клайд». Впоследствии Роберт Бентон снимет еще одиннадцать фильмов и напишет сценарии к шестнадцати картинам.
Еще одна известная история, связана с автором рекламных текстов журнала – Хью Хефнером. Когда в 1950 году журнал переехал в Нью-Йорк, Хефнер остался в Чикаго и основал собственное издание Stag Party, которое затем было переименовано в легендарный Playboy. «Журнал будет делать группа людей из Esquire, которые решили остаться в Чикаго. Так что вы можете представить себе, какой он будет хороший», — сказал Хефнер на презентации журнала.
Среди прочих примечательных факторов можно отметить то, что в 1957 году Esquire основал журнал GQ в качестве своего ежеквартального приложения о моде. GQ оказался настолько успешен, что к 1993 г. превзошел Esquire в цене.
Еще одним ключевым фактором успеха, связавшим журнал с американской историей, были рисованные красавицы журнала. Их история началась в 1934, когда художник Джордж Петти делает восемь иллюстраций с изображением игривых девушек. Позднее этих красоток стали называть Petty Girl, а их изображения приобрели чрезвычайную популярность. Во время Второй Мировой Войны американские летчики украшали Petty Girls фюзеляжи своих истребителей. В 1941 году Джорджа Петти на посту главного художника Esquire заменяет перуанец Альберто Варгас. Придуманная им новая рисованная красавица Varga Girl становится еще более популярной, точнее, скандально популярной – с 1943 года она охотно наряжается в военное бикини. Когда в 1942 правительство решило экономить ресурсы, все журналы начали выходить в мини-формате. Исключение было сделано только для Esquire, поскольку солдаты на фронте были недовольны маленькой Varga Girl и их боевой дух падал.
Многие обложки журнала вошли в историю. На одной из них (апрель 1968) Мухаммед Али, пронзенный шестью стрелами под заголовком “Страсть Мухаммеда Али”. Случилось это после отказа Али вступить в ряды американской армии в связи с его религиозными убеждениями. В связи с чем Мухаммед впоследствии был дисквалифицирован и лишен своего звания. На обложке Али предстает в образе святого Себастьяна, который был пронзен стрелами за свои религиозные убеждения.
На другой (май, 1969) художник Энди Уорхол тонет в банке томатного супа “Campbell”. Банка супа “Campbel” получила мировую известность как арт-объект эпохи поп-арта, символ эпохи массового потребления, став источником вдохновения для серии работ Уорхола. Таким образом, данная обложка символизировала собой упадок эпохи поп-арта.
Черная обложка октябрьского номера 1966 года с надписью белыми буквами: “О боже, мы попали в маленькую девочку” была связана с главной статьей номера, написанной легендарным журналистом Джоном Сэком. Она была посвящена событиям войны во Вьетнаме и стала вехой в истории “нового журнализма” – направления в американской журналистике. В 1966 году Стэк был военным корреспондентом Esquire во Вьетнаме и его статья, состоящая из 33 тысяч слов (самая длинная статья, когда-либо опубликованная в журнале), была призвана изменить отношение общественности к вьетнамской войне.
Фотография улыбающегося Билла Клинтона появилась на обложке Esquire в последние дни пребывания Клинтона на посту президента США. В снимке, который явился результатом 8-минутной сессии и изначальной целью которого было вызвать ассоциации с памятником Аврааму Линкольну, явно присутствует сексуальный оттенок, перекликающийся со скандалом, связанным с Моникой Левински.
Если говорить в целом, то можно выделить несколько основных черт, использующихся в подаче информации на обложке. Во-первых, провокационность, причем не только в плане секса, но и в смысле политики, религии, общественных устоев и взглядов на современное искусство. Второй пункт – креативность, как правило, разрывающая существующие шаблоны (к примеру, бреющаяся женщина). Следующая узнаваемая черта – сюрреалистичность в самом прямом значении этого термина (третий глаз на лбу, парящие в воздухе дети и все такое прочее). Ну и наконец эротизм – куда же без этого? Полуобнаженный Джонни Депп и несколько вариантов Анджелины Джоли говорят сами за себя – культ сексуальности, плавно перешедший из XX в XXI век, никто не отменял. И, кончено, все это приправлено весомой порцией иронии.
Все вышеперечисленные характерные черты обложек журнала Esquire, безусловно, призваны интриговать и заманивать читателя и потребителя. Каждая обложка – это тизер, говорящий, что разгадка кроется где-то в недрах журнала.

Сегодня Esquire издается в двадцати странах. В Россию журнал пришел в 2005 году, где по лицензии его начало издавать издательство Sanoma Independent Media, а главным редактором стал Филипп Бахтин, раньше работавший в «Афише».

Читайте также:
Купальники 2021 - модные тенденции полный обзор

История журнала Esquire

C 1932 года мужской глянец претерпел значительные изменения. И это связано именно с появлением журнала Esquire. Наглый и прямолинейный, на обложке которого впервые вместо красоток появились джентльмены в дорогих костюмах. Издатель Дэвид Смарт и главный редактор Арнольд Гингрич выбрали это название, так как оно, по сути, и означало слово “джентльмен”. Хотя изначально “эсквайр” являлся почетным титулом в Великобритании. Сейчас издание выходит на свет в конце каждого месяца.

Содержание

Мужской журнал Esquire

Несмотря на то, что первые выпуски журнала совпадали с великой депрессией, тираж с каждым годом увеличивался. Благодаря востребованности, через 5 лет он уже составлял 1,5 миллиона экземпляров. Журнал позиционировался, как чтиво для умных и разборчивых мужчин. Качественная литература и настоящий стиль в моде привлекали состоявшихся интеллектуалов. И это не случайно. Ведь с самого начала Арнольд Гингрич задался целью собрать самые лучшие произведения на страницах Esquire. Судьбоносная встреча с Эрнестом Хемингуэем в 1933 году дала толчок производству и распространению глянца.

Среди авторов значится Сэлинджер, написавший знакомый каждому роман “Над пропастью во ржи”. Интересно, что главный герой романа впервые появился именно на страницах журнала в 1945 году в рассказе “Сельди в бочке”.

Также впервые публикацию новеллы Трумэна Капоте «Завтрак у Тиффани» одобрили именно редакторы Esquire. Хотя до этого другие издания отказывались публиковать “неприличный рассказ”.

В профессионализме редакторов не приходится сомневаться. И об этом свидетельствует факт, что по их сценарию был снят фильм “Бонни и Клайд”. Авторы Дэвид Ньюман и Роберт Бентон.

Лучшие интервью из журнала Esquire

На сегодняшний день журнал издается в двадцати странах. Существует русская версия, она немного отличается от американской. Это связано с менталитетом и интересами людей в разных странах. Например, российский журнал имел наглость публиковать антипутинские колонки и журналистские расследования в делах о коррупции. Помимо серьезных политических заявлений, на страницах можно найти интересные истории о релизах модной одежды и обуви. Современные веяния в культуре и спорте, которые Esquire также не обходят стороной.

Одним из значимых является раздел “Правила жизни”. В нем собраны разговоры с известными писателями, актерами, музыкантами и спортсменами. На основе колонки создана книга, в которую помещены сто лучших интервью за всю историю журнала. Неподдельный интерес к биографиям от первого лица был связан с подачей интервью. Людям с чувством юмора и разными убеждениями интересно листать эти откровения.

Среди знаменитостей, рассказавших о себе факты, не забыв добавить “перчинки”, были: актер Том Харди, Шайа Лабаф, Аль Пачино, Анжелина Джоли. Список очень большой, за столько лет немало деятелей разных сфер откровенничали с редакторами. Журнал Эсквайр разговаривал с Уолтом Диснеем, Джорджем Майклом, Стивом Джобсом, Петром Фоменко. Футболисты, в числе которых Зинедин Зидан, охотно обсуждали с журналистами издания насущные проблемы и достижения. Дональд Трамп и Барак Обама тоже есть в этом списке. Если начать читать интервью, можно увязнуть в них как в интересной книге, не на один день.

Но и скандальности изданию не отнять. В феврале 1999 года журнал берёт интервью у Усамы бен Ладена. Кричащее название статьи: «Привет, Америка! Меня зовут Усама бен Ладен».

Обложки журнала Esquire

После того, как в 1942 году все журналы стали выходить в мини-формате, особого отношения удостоился только Esquire. Его оставили в полноформатном виде, а чуть позже стали появляться культовые обложки, вошедшие в историю.

“О боже, мы попали в маленькую девочку” в октябре 1966 года символизировала сложную ситуацию во время войны во Вьетнаме. Джон Сэк стал военным корреспондентом и изменил понятие американской журналистики.

“Страсть Мухаммеда Али” в апреле 1968 вышла после того, как спортсмен отказался служить по религиозным убеждениям. На обложке он был пронзен шестью стрелами.

В мае 1969 года завершалась эпоха поп-арта, по этому случаю выходит журнал с художником Энди Уорхолом, тонущем в банке томатного супа “Campbell”.

Обложка с Биллом Клинтоном буквально в последние дни президентства. Игги Поп, Том Йорк, Джон Малкович. И с этим списком невозможно остановиться. Множество великих людей присутствовали в разные годы на обложке журнала и давали сокрушающие интервью.

Интересные факты:

В 1934 году художник Джордж Петти нарисовал игривых и привлекательных девушек. Названные впоследствии Petty Girl, эти рисованные красотки были чрезвычайно популярны.

В 1957 году журнал Esquire выпускает GQ, решая ежеквартально рассказывать про моду отдельным тиражом. Но издание становится настолько популярным, что его решено продавать дороже “родительской” версии.

В 1963 году вместо рождественской обложки редакторы решают поместить на главную страницу чернокожего боксера Сонни Листона, наряженного в рождественский колпак. На этом журнал потерял около миллиона долларов от дохода с рекламы.

В настоящий момент главным редактором русского издания Esquire является Сергей Минаев. Тираж журнала 90 000 экземпляров.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.