Джон Гальяно – платья Диор фото

Джон Гальяно и Dior

Еще недавно его называли вундеркиндом. Теперь он – звезда мировой моды. Джон Гальяно – главный дизайнер Дома Диора.

Джон Гальяно ведет двойную жизнь. Сегодня он – дизайнер Дома Christian Dior, и благодаря ему этот Дом ассоциируется теперь не с почтенной матроной, а с манящей сиреной. В Доме Диора Гальяно – “месье Комильфо”: на нем сшитый на заказ диоровский костюм-тройка из темной шерсти, мягкая фетровая шляпа лихо заломлена набекрень, ногти идеально отполированы. Его ателье находится на шикарной авеню Монтень, как раз над главным бутиком Диора, а сам он занимает старинный особняк.

Назавтра он – Джон Гальяно, дизайнер собственного дома моды, расположенного в помещении бывшей кукольной фабрики. Одет, как трудный подросток, – огромного размера шорты и майка, черный берет, здоровенный медальон на голой груди и горнолыжные темные очки в золоченой оправе. Он слушает клубную музыку и ходит в спортзал. Не пьет, отказался от кофе, но пачка “Мальборо” у него всегда с собой.

Джон Гальяно – любимец модного ист:)шмента, один из самых влиятельных создателей моды в мире. Он стал главным дизайнером Дома Диора и дал этому застывшему в своей респектабельности Дому второе дыхание: стряхнул нафталин, внес свежую струю, сделал модным и желанным. Продажи растут, бизнес процветает. А на показах в первом ряду – целая галерея звезд: от Николь Кидман и Деми Мур до Селин Дион и Кристин Скотт Томас.

Теперь он обратил свои взоры к России – первый бутик Диора открылся в Москве в ноябре 1997 года. Сам Гальяно никогда здесь не был, но Россия вдохновляет его, и он говорит, что мечтает приехать.

В перерыве между примерками, сидя на залитой солнцем террасе, Гальяно рассказывает о своем альянсе с Домом Диора, успевая при этом слегка перекусить. Есть в нем что-то мальчишеское и разбойничье одновременно. Усы – почти как у Сальвадора Дали – и ослепительно-белозубая улыбка. Разговаривает тихо и серьезно, а потом вдруг – знаменитый манерный смешок. Он говорит, что страшно застенчив, а сам при этом сверкает глазами, излучая кипучую энергию.

“Месье Диор был Богом моды, – говорит Гальяно. – Он тот, о ком мечтаешь в детстве. Я никогда не предполагал, что стану дизайнером у Диора – никогда, даже в самых безумных мечтах. Иногда мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон”.

Он воодушевлен тем, что именно ему выпала честь привести Дом моды с полувековой историей в новое тысячелетие.

Абсолютный романтик, тоскующий по XVIII веку, он творит для сегодняшнего дня. Обожает причуды, нагромождает драгоценности, вышивки, бахрому, аппликации – и в то же время может скроить простое платье так, что это будет предел мечтаний. Прирожденный шоумен, известный на весь мир, он может с закрытыми глазами описать все технические тонкости покроя жилета XVIII века.

Гальяно просто создан для Диора прежде всего потому, что разделяет его всепоглощающую страсть к женственности. Как говорит он сам: “Диор боготворил женскую красоту, поэтому и в сегодняшних моделях мы стараемся подчеркнуть линии груди, талии, бедер”. Новый образ женщины Диора – чувственный, декадентский, безоглядно романтичный. Высокомерно поднятый подбородок, ниспадающее каскадом ожерелье из перидота и молочно-жемчужные капли серег. Русалочье платье, скроенное по косой, – пыльно-сиреневое или, быть может, чернильно-черное, со шлейфом, расписанным лилиями. И как последний штрих – головокружительной высоты каблуки. “Это женщина, которая наслаждается своей женственностью, – подтверждает Гальяно. – Мы пытались представить, что создал бы Диор, будь он жив сегодня”.

Необузданное воображение – характерная черта Джона Гальяно. Наброски, эскизы, лоскутки тканей – все это будет потом. Дизайн Гальяно начинается с женского образа. Это может быть историческая фигура, героиня романа или просто плод его воображения. “Меня вдохновляет личность. Я представляю, какой была эта женщина, что она носила, что хотела бы носить, где жила, кто были ее любовники, – рассказывает Гальяно. – Может быть она бежала из России, как Великая Княжна Анастасия”, – это высказывание относится к его коллекции “Принцесса Лукреция” (весна-лето, 1994).

Придуманный им образ принцессы Лукреции возник из случайно прочитанной газетной статьи об исследовании останков царской семьи, найденных в Екатеринбурге: царь Николай, царица Александра и только трое из пяти детей. Эта история настолько захватила Гальяно, что он создал коллекцию пышных бальных платьев, атласных стеганых накидок и юбок из тафты, которые могла бы носить его мифическая принцесса-беглянка.

Работая над новой коллекцией, Гальяно даже меняет собственный стиль, чтобы соответствовать ее духу. “Одежда – это способ самовыражения и часть творческого процесса, – говорит он. – Я превращался то в торговца автомобилями, то в цыгана или матадора”. Он говорит в прошедшем времени, так как теперь старается одеваться нейтрально: “Я выдавал слишком много секретов, используя в собственном облике характерные детали будущей коллекции”.

Читайте также:
Кристобаль Баленсиага

Вызвав в воображении женский образ, Гальяно начинает собирать коллекцию эскизов, книжных иллюстраций, гравюр, цитат, вырезок из старых иллюстрированных журналов. Его интересует все: прически, пуговицы, вышивка. Например, подбор иллюстраций к коллекции “Принцесса Лукреция” – просто хроника старой России Здесь и Петр I в камзоле, и детали гусарского костюма, и даже пометки типа: посмотреть фильм “Доктор Живаго”.

Подобные поиски очень важны для творчества Гальяно, может быть поэтому он полностью разделил работу над линиями Диор и Гальяно. Все исследования для Диора ведутся в Париже, в основном это изучение “чудесных диоровских архивов”. Для разработки линии Гальяно главное место – Нью-Йорк. Раньше это был Лондон, Музей Виктории и Альберта, куда Гальяно привык ходить еще студентом, делать зарисовки и изучать работы Мадлен Вьонне, великого кутюрье 1930-х годов.

“Но прогуливаться по уличному рынку так же увлекательно, как и рассматривать старинные ткани, – утверждает Гальяно. – Даже если я просто хожу с друзьями по клубам – меня это вдохновляет. Мой друг диджей Джереми Хили делает музыку к моим показам, а в свободное время таскает меня по клубам всей Англии”. Кульминацией творческого процесса становится шоу – показ мод и театральное действо одновременно. Вместо обычного приглашения каждому гостю посылают сувенир – например, браслет с подвесками, балетную туфельку, сумочку “под леопарда”, – чтобы сразу настроить его на ожидание чего-то необыкновенного. Затем Гальяно заманивает гостей в экзотическое место – это может быть разрушенный театр, ботанический сад или парижская крыша, населенные такими колоритными фигурами, как танцоры танго, канатоходцы или индийские раджи.

В этот момент женщина мечты должна материализоваться и предстать взорам восторженных поклонников. Так, женщина Диора существует в атмосфере аристократического декаданса – вот она в своем будуаре, падает на кушетку с высоко взбитыми подушками, а вот она скользит по ступеням парижской Гранд Опера, сопровождаемая ароматом тысячи цветущих роз. Женщине Гальяно нужен более эксцентричный сценарий: цыганский табор, чаепитие в средневековом замке, захудалое берлинское кабаре или автостоянка.

В своей первой коллекции в 1947 году Кристиан Диор вывел на подиум силуэт “грудь-талия-бедра”, и его немедленно окрестили “The New Look” – “Новый Образ”. Новый, потому что Диор бросил перчатку экстравагантности в лицо изголодавшемуся послевоенному Парижу, одетому в скучные бесформенные жакеты и мешковатые старушечьи юбки. Он создал, вернее сконструировал, жакет, обрисовывающий грудь и подчеркивающий талию; юбки, драпирующие бедра километрами ткани.

“Новый Образ” расколол Париж – его обожали или ненавидели. Возникший общественный резонанс сделал Диора знаменитым за одну ночь. Он открыл свой Дом по адресу: авеню Монтень, 30 (где он находится по сей день), и оформил его в своих любимых серо-белых тонах. За свою десятилетнюю карьеру он стал кутюрье номер один в мире и арбитром парижской элегантности и шика.

После славы 50-х годов Дом Диора стал постепенно терять популярность, и к 1996 году, когда туда пришел Гальяно, был известен, в первую очередь, костюмами для дам среднего возраста и буржуазными бальными платьями. Гальяно весьма дипломатично отзывается о своей роли: “Я думаю, мы слегка стряхнули паутину, придали вещам легкость. Я имею в виду, что раньше жакеты просто стояли колом, – ехидно улыбается он. – Наши жакеты по-прежнему вполне традиционны и отлично сидят, но они созданы для женщины легкой на подъем, которой ничего не стоит слетать в Нью-Йорк пообедать”.

“Женщина Диора – это истинная парижанка, чей образ со временем начал тускнеть. Мне захотелось возродить его, дать миру именно то, что он ожидает от Диора.” На практике за этими красивыми словами скрываются вполне прозаические вещи. “Мы пересмотрели конструкции, стали использовать высокотехнологичные материалы, новые красители, но, – подчеркивает Гальяно, – по-прежнему сохраняем потрясающий крой”.

Принцесса Диана в платье Dior на праздновании 50-летия Dior в Нью-Йорке, 10 декабря 1996

Он полностью перенес акцент на вечернюю одежду (продажа одежды для вечера теперь составляет 80% от всей готовой продукции, по сравнению с 20% в прошлом), ввел свой знаменитый крой по косой и обновил меховую коллекцию.

И все же Гальяно не говорит о главном – о том культе Диора, который ему удалось возродить. Этот культ означает, что Диор сейчас снова ультрамоден; что его показы пропустить нельзя ни в коем случае; что в первом ряду сидит Николь Кидман; что подружки Гальяно Кейт Мосс и Наоми Кемпбелл появляются на торжествах в одежде от Диора.

Сегодня Гальяно – звезда мировой моды и должен следовать жесточайшему расписанию. Он мечется между Домом Диора и своим собственным и делает по двенадцать коллекций в год.

Но так было не всегда. Он родился в Гибралтаре в 1960 году, и когда Джону (тогда – Хуану Карлосу Антонио) было шесть лет, семья перебралась в Лондон. Отец его был водопроводчиком, а мать занималась детьми – она учила их танцевать фламенко на кухонном столе и наряжала, как вспоминает Гальяно, “по любому поводу – даже просто дойти до угла”.

Читайте также:
Крема и сыворотки с пептидами

В школе он все время рисовал – “телефоны и цветы”. Потом учился в Сент-Мартине, самом престижном английском колледже моды и дизайна, и уже был готов отправиться в Нью-Йорк, где его ждало место иллюстратора моды. Для дипломной коллекции на тему французского постреволюционного движения “Невероятные” он создал восемь нарядов, которые были буквально сметены с подиума одним из крупнейших лондонских бутиков. А потом в этот бутик пришла Дайана Росс и купила жилетку. Так началась легенда Джона Гальяно.

“Это было безумное лето, – вспоминает он. – Родители уехали в Испанию, я обосновался у них дома и строчил один жилет за другим. Я сам покупал ткани, сам их красил, шил жилеты, развозил их и все повторял сначала”.

Гальяно так и не поехал в Нью-Йорк. Вместо этого он в одночасье стал вундеркиндом лондонской моды. Сезон за сезоном он создавал потрясающие вещи, которые приводили всех в восхищение, но “прорыв”, в том числе и финансовый, все не наступал. В начале 90-х Гальяно оставляет Лондон и отправляется искать счастья в Париж. Он приезжает туда без гроша в кармане, спит на полу в квартире у приятеля. Один из друзей одалживает ему несколько квадратных метров своей фабрики. Гальяно занимается дизайном и пытается наскрести какие-нибудь средства, найти финансовую поддержку.

Джон Гальяно, 1990

А потом настает его час. В марте 1994-го, когда мода погрязла в деконструкции, а платья из мешковины и костлявые модели заполонили подиумы, Гальяно бросил свой вызов. Он выпустил блистательную коллекцию, полную экстравагантной роскоши. В нее вошли всего семнадцать уникальных нарядов – против, как минимум, восьмидесяти, выставляемых другими домами. Ее демонстрировали семнадцать лучших моделей мира, таких как Линда Евангелиста, Кейт Мосс и Наоми Кемпбелл, а происходило все это в заброшенном особняке, где пыльные люстры поэтично спускались к полу и ветер гонял листву по всему залу.

Кейт Мосс для Джон Гальяно,весна-лето 1994

Это полутеатральное действо вернуло в мир моды красоту и утвердило Гальяно в высшей лиге мировых дизайнеров. Два года спустя последовало приглашение от Дома Диора.

Спросите Гальяно о его любимом, самом запомнившемся мгновении – после дует долгое молчание. Затем он скажет очень тихо: “Я сделал коллекцию под названием “Падшие Ангелы”, навеянную эпохой Директории – много муслиновых платьев. И как раз перед тем как девочки вышли на подиум, я окатил их ведром воды – тогда было модно носить платья мокрыми. Это было что-то! Просто сказка!”

Этим сказано все о гении Гальяно. Он не только создает образы редкой красоты, но и обладает поразительным человеческим магнетизмом. Магнетизмом, заставляющим моделей кротко принимать от него любые сюрпризы – даже ведро холодной воды перед выходом на подиум.

Свадьба Кейт Мосс и Джеми Хинса 1 июля 2011 года. Ее свадебное платье в стиле 1920-х сделал Джон Гальяно, расшив подол золотыми перьями феникса – в знак своего творческого возрождения.

8 блестящих коллекций Джона Гальяно

Джон Гальяно получил признание очень рано – всего в 24 года, когда его выпускная коллекция Les Incroyables, вдохновленная модой Французской революции, была раскуплена в считанные дни. Работы дизайнера всегда были гиперболизировано театральными, на Гальяно сильно повлияла служба в Национальном Королевском театре Лондона. «Это очень помогло моему видению драматизма, театра и идеи костюма», – признавался кутюрье. Его работы были столь восторженно приняты публикой, что уже в 35 лет он стал ведущим дизайнером марки Givenchy, а через год занял пост креативного директора Christian Dior.

Команда RSMagazine решила вспомнить самые яркие коллекции британского fashion-волшебника: от мексиканских конкистадоров до вампирского стиля и костюмов Жанны Д’Арк. Восемь «мгновений» славы Гальяно из прошлого десятилетия – в нашем обзоре.

1998: Мексика

Среди предков Гальяно было немало испанцев и итальянцев – ничего удивительного, что его всегда тянуло к культуре Латинской Америки. Так, первая работа дизайнера для Dior была посвящена Мексике и индейским мотивам: на подиуме появились перья, маски и кольчуги, а открыл показ декоративный локомотив, на котором въехали «индейцы» с луками и трофейными шкурами. Этника дополнялась цветовым решением в духе ренессанса: насыщенно-синий, горчичный, лимонный и королевский лиловый.

2000: Гламур нулевых

«Клубный» стиль начала нулевых появился не сам – его создал Джон Гальяно. Дизайнер вернул в моду роскошь, повернув тренд в новое русло: пластик, стразы, высокие сапоги и обилие бижутерии, страсть к мини и заниженной талии. Меховые дубленки здесь свободно сочетались с резиновыми сапогами и ироничной каской пожарного, а летящие платья с рюшами – со скакалкой в руках и огромной бейсболкой из девяностых. Маленькие сумочки-«багет», меховые аксессуары, прозрачные материалы и даже картонные костюмы – все, что будет появляться на подиумах в ближайшее десятилетие, было представлено на шоу Гальяно.

Читайте также:
Парфюмерная вода La Religieuse от Serge Lutens

2001: Вампиры и оборотни

Драматичная коллекция 2001 года явно задумывалась как ода готической культуре. Обилие черного цвета, драпировок, кожа, ассиметричные жакеты с открытыми плечами и провокационное мини – модели будто создавались для вампирш, которые планируют вот-вот пересесть в офис. Вошло в коллекцию и пышное алое платье с черными аксессуарами в виде крестов, а также белый «костюм зомби» с асимметричной шнуровкой и будто бы испачканным кровью подолом. Неизвестно, кто на кого повлиял, но в том же году на экраны вышел сиквел «Эльвиры – повелительницы тьмы», в которой Кассандра Петерсон блистает будто бы в нарядах от Гальяно.

2004: Египетские ночи

Ничуть не заботясь о продажах, Гальяно выпустил коллекцию одежды для египетских фараонов: геометричные гиперсайз-робы, сплошь усыпанные золотыми пайетками, сари из парчи и даже ироничный оммаж египетской мумии, платье-саван которой украшают драгоценные броши. Представь, какого пришлось моделям, загримированным под Тутанхамона или выходящим на подиум в огромной маске бога Анубиса! Впрочем, некоторые платья и накидки из второй части показа перекочевали на красные ковровые дорожки – как, например, асимметричное розовое платье, в котором дефилирует Каролина Куркова.

2005: Королевские мотивы

От фараонов – к нарядам королевских придворных. Макияж в стиле Марии Антуанетты, короны, скипетр, держава – и невероятный крой в сочетании с самыми дорогими тканями. Показ открылся рубиновым платьем с ручной вышивкой, шлейфом и сногсшибательным декольте, затем следовали объемные «царские» шубы и муфты, бриллианты, платья асимметричного кроя с гиперболизированной линией плеч, драпировкой и вышитыми украшениями на подоле. Жаль, что королевская семья не взяла идеи Гальяно на заметку – зато роялистские настроения возобладали над миром моды как минимум на весь 2005 год.

2006: Волшебный мир Диснея

Для этого показа Гальяно выстроил целый волшебный сад и плотно поработал с эстетикой мировых сказок. В дефиле приняли участие Наоми Кэмпбелл, Линда Евангелиста, Ева Герцигова, и Лили Коул – в каждой из них легко узнать принцессу Диснея благодаря фантазийным платьям. Ревнивые королевы, добрые феи и очаровательные Золушки блистали в струящихся нарядах из органзы с вышивкой и аппликацией из драгоценных камней, в коронах и длинных «голливудских» перчатках, а также с накладными «карикатурными» бедрами. Настоящим ноу-хау Гальяно в этом показе стала колористика омбре, которой, правда остается ждать еще десятилетие, чтобы стать глобальным трендом.

2007: Жанна Д’Арк

Для следующей кутюрной коллекции Гальяно использовал схожие декорации, но населил их гораздо более брутальными персонажами в стиле рыцарских турниров и средневековой эстетики. Декоративные доспехи, венцы из кольчуги и костюмы, больше похожие на боевой камзол в сочетании с невесомыми юбками из тафты были призваны подчеркнуть силу женственности, а латексные плащи с «полицейскими» высокими фуражками отвечали за сексуальную составляющую коллекции. Все это сменялось футуристичной дерзостью андрогинных образов, а затем на подиуме снова появлялись драматичные платья femmefatale– такая эклектика от Гальяно.

2007: Япония

Славное десятилетие в Dior Гальяно закончил тем же, с чего начинал – этническими мотивами. Платья, напоминающие синтез шестидесятых с кроем традиционного японского кимоно, головные уборы в стиле эпохи императоров, накидки и плащи с воротником-стойкой, украшенные национальными мотивами, приталенные костюмы с ультраузкими юбками в сочетании с сандалиями, веерами и высоким пучком. Показ проходил в декорациях, напоминающих настоящий зеркальный лабиринт – в центре располагался подиум-барабан, на который выезжали из-за кулис модели. Критики назвали подачу идеальной – можно представить, сколько для подобного эффекта пришлось репетировать сложные проходки вверх и вниз по лестницам в узких юбках и с очень-очень длинными шлейфами.

Джон Гальяно для Christian Dior

Несколько месяцев кропотливой работы в швейных мастерских завершились триумфальным модным показом. Джон Гальяно, креативный директор дома Christian Dior, представил на суд публики новую весенне-летнюю коллекцию сезона 2011. Столь важное событие произошло 24 января в рамках Недели высокой моды в Париже.

Возрождение New Look – так можно охарактеризовать коллекцию. Что такое New Look? Новый взгляд на женственность. Лаконичное и ёмкое определение. Мир моды до сих пор хранит воспоминания о холодной парижской зиме 1947 года, когда модельер Кристиан Диор предложил женщинам навсегда забыть об ужасах войны. На смену бесформенной одежде мрачных оттенков пришли роскошные наряды.

Послевоенная Европа настороженно отнеслась к новому веянию моды. Пуританская Америка и вовсе приняла в штыки идею малоизвестного французского дизайнера, заголовки газет кричали: «Мы не хотим твой New Look!». Кристиан Диор не сдавался, его детище покорило умы и сердца женщин во всём мире. Сейчас навряд ли кто-то осмелится открыто выразить своё недовольство его преемнику Джону Гальяно по поводу возвращения New Look.

Новая коллекция это ещё и дань уважения знаменитому иллюстратору Рене Грюо. На протяжении нескольких десятилетий он создавал рекламные образы для различных кампаний Christian Dior. Замечательные рисунки художника послужили для Джона Гальяно источником вдохновения. Великолепный пример преемственности творческих поколений.

Читайте также:
Духи с ароматом пиона – отзывы и история

Джон Гальяно предлагает собственную версию стиля, придуманного Кристианом Диором. В интерпретации господина Гальяно New Look нарочито театрален и порой чрезмерен. Манекенщицам удалось почувствовать замысел и настроение дизайнера: продефилировав по языку подиума, в самом его конце они замирали на несколько секунд, принимая подчёркнуто манерные позы. Благодаря блестящей работе профессиональных моделей фотографии с модного показа получились такими выразительными.

Внимание на подиум:

• Нежная линия плеч, округлая грудь, осиная талия. Бёдра скрыты под множеством слоёв легчайшей ткани.

• «Я рисовал женщин, напоминающих цветы»,- говорил когда-то давно Кристиан Диор. Образ женщины-цветка вновь востребован.

• В начале XXI века корсет и кринолин всё ещё актуальны и не выглядят архаично.

• Оригинальные ремни из крокодиловой кожи подчёркивают и без того тонкую талию.

• Классическую юбку-карандаш и скромную юбку с запахом дополняют богато декорированные жакеты.

• Дизайнер щедро использует для отделки перья, стразы, вышивку. Всё – ручная работа.

• Вечерние платья, представленные в коллекции, великолепны. В любом из них можно смело появиться на красной ковровой дорожке.

• Лица манекенщиц поражают бледностью кожи. Чувственные губы подчёркнуты ярко-красной помадой. Тонкие стрелки на веках делают взгляд более выразительным. Визажисты потрудились на славу.

• Причёски в стиле 50-х безупречны.

• Венчают образ экспрессивные головные уборы в виде перьев и вуалеток. Над их созданием корпел английский шляпник Стивен Джонс.

• Обувь? Элегантные туфли на высоких каблуках.

Отчёт о дефиле предоставила Ирина Рукавишникова

BB-код для вставки:
BB-код используется на форумах
HTML-код для вставки:
HTML код используется в блогах, например LiveJournal

Как это будет выглядеть?

Несколько месяцев кропотливой работы в швейных мастерских завершились триумфальным модным показом. Джон Гальяно, креативный директор дома Christian Dior, представил на суд публики новую весенне-летнюю коллекцию сезона 2011. Столь важное событие произошло 24 января в рамках Недели высокой моды в Париже.
Возрождение New Look – так можно охарактеризовать коллекцию. Что такое New Look? Новый взгляд на женственность. Лаконичное и ёмкое определение.
Читать статью

Отправить другу

Ссылка и анонс этого материала будут отправлены вашему другу по электронной почте.

John Galliano — мастерство без границ

Гальяно — художник от природы. Его мастерство, неординарность и глубокое понимание тонкостей кроя сделали ему успех, да такой, что имя Джона Гальяно стоит наравне с именем Лагерфельда. Но для признания ему пришлось потрудиться. Его приход в Dior вызвал массу скептических замечаний. «В какие руки попал дом Dior и что с ним станет?» — спрашивали на модной арене. Но в Dior не ошиблись. На момент прихода Гальяно у модного дома было 20 магазинов, сейчас же — более двухсот. Джон обеспечил не только коммерческий успех марки, но и поднял ее на новый уровень: просто взял старушку на руки и перенес в 21 век.

Гальяно любит эпатировать, ему нравится все необычное, небанальное, все то, что не идет в ногу со временем. В 90-ые, когда на подиуме царствовали модели типа «героиновый шик», облаченные в бесформенные легкие платья, Гальяно выпускал причудливые наряды, нагроможденные обильным количеством камней и блесток. Его коллекция «Побег юной принцессы Лукреции из большевистской России» привлекла к себе колоссальное внимание. Гальяно был удостоен награды лучшего дизайнера года. Но коммерческий успех обходил его стороной. Признание первыми лицами фэшн-индустрии и непризнание покупателями, вот что получил Гальяно в начале своего пути.

А потом его пригласили в Dior. Гальяно вспоминал, что в день, когда он впервые пришел в офис Dior, его приветствовали служащие компании, а работники отдела haute couture были облачены в белые лабораторные халаты. Джон в недоумении подумал, зачем организация наняла столько медицинских работников.

Я действительно был очень наивным, но ведь прежде мне не приходилось даже переступать порог подобных мест.

Гальяно говорит, что даже в самых своих смелых мечтах и думать не мог, что когда-нибудь займет пост креативного директора дома Dior. Но Джона вдохновляет мысль, что именно он является проводником для легендарной марки из старого в новое, из прошлого в настоящее.

Иногда мне хочется ущипнуть себя, чтобы убедиться, что это не сон.

Впрочем, что действительно объединяло Гальяно и традиции дома Dior и его основателя Кристиана Диора — так это безмерная любовь к женщине, ее женственности и личности.

Диор боготворил женскую красоту, поэтому и в сегодняшних моделях мы стараемся подчеркнуть линии груди, талии, бедер.

На вопрос о том, есть ли что-то, что объединяет его с Кристианом Диором, Гальяно отвечает просто:

Так же как и я, он обожал возиться с цветами в саду. Я, так же как и он, люблю женщин, красоту. Мы оба романтики, нас обоих впечатляют одинаковые вещи. Я люблю все новое, он любил все новое. Я, также как и он, уверен в себе. Я никогда этому не учился, не воспитывал это в себе. Это заложено во мне.

Джону повезло, что в 1996 году его пригласили на работу в Dior, потому что к этому времени модельера отказались спонсировать. А дом Dior подарил Джону широкий простор для творчества. Его ни в чем не ограничивали: лучшие ткани, дорогие аксессуары, показы, сравнимые с театральными постановками не только артистическим содержанием, но и объемом инвестиций. Гальяно шел по пути мировой славы, и он добился коммерческого успеха марки. Однако этот факт подвергли критике — его обвинили в том, что Dior превратился в чересчур коммерческий бренд.

Хм, разве бренд может быть слишком коммерческим? Думаю, мы всё делаем правильно, как того требует время и обстоятельства. Не хочу, чтобы Dior постепенно превратился в собственную тень, покойника, о котором никто не говорит плохо.

У Гальяно на все есть ответ. На все есть свое мнение. И у него свои способы работы. Творчество — вечный спутник его жизни.

Творчество включено в мой график. Я говорю о том, что нельзя однажды войти в мастерскую и заявить: «Сейчас я займусь творчеством! Я создам шедевр!». Всё более сложно и упорядочено. Нет, меня не беспокоит свободное творчество. Это неотъемлемая часть моей жизни.

Когда я только пришел в Dior, здесь никто не понимал, для чего нужны исследовательские путешествия. Мне приходилось объяснять, насколько важно то, что я не просто сижу за столом в офисе. Я не выключатель, который вы можете нажать — и сразу же появятся наброски. Нет, такая схема со мной не работает.

Она постоянно ускользает от меня. Я всегда нахожусь в погоне за ней. Она – это эфемерное создание. Как парфюм. Не думаю, что я хотел бы поймать ее. Именно погоня за ней заставляет меня творить.

Гальяно творил для Dior невообразимое. Его коллекция «Матрица» вызвала волну непонимания среди модных критиков. Это совсем не в стиле Dior, чересчур ново! Дальнейшее творчество Гальяно было не меньше удивительным. Не смотря на то, что в Гальяно живет романтик, и модельер питает глубокую страсть к атмосфере 18 века, Джон с тщательным вниманием и воодушевлением смешивал это со своей тягой к эпатажу и всему неординарному. Но в будущем излишняя провокационность сошла на нет. Все больше в коллекциях дизайнера начала проявляться простая элегантность, а от прошлого остался лишь невероятный крой. Вроде бы и в Dior довольны, что Гальяно поубавил свой пыл, и Джон счастлив, что можно творить, не переступая через себя. Но в создании модельером более традиционной одежды многие увидели поражение Гальяно: модельер все-таки сдался под натиском вышестоящих. Но Джон заметил:

Я пошёл на это по собственной воле. Это было моё решение. Согласен, довольно странно видеть на подиуме моделей с сумочками. Но вместе с тем, я знал, что придуманный мной образ может воплотить только определённая модель с определённой сумочкой.

Кстати, об образах. Выход Гальяно в конце показов — отдельная песня.

Я настолько сильно погружаюсь в процесс создания коллекции, что это отражается на моем внешнем виде. То же происходит и с любым из нас, когда его посещает муза. Я вживаюсь в образ своей музы и начинаю рассуждать. Носит ли она красную помаду? Пишет ли она при свете свечи? Я продумываю каждую деталь ее образа и характера.




Да, Гальяно внес неоценимый клад в мир моды. Его имя навсегда останется в истории. Джон сделал главное: возродил дом Dior, сделал его ультрамодным, культовым. Показы Dior не пропускают ни в коем случае, о них пишут и рассуждают. Джон Гальяно принял историю и традиции дома в той мере, в которой понимал ее. Это было что-то новое, но все то же старое.

Женщина Диора — это истинная парижанка, чей образ со временем начал тускнеть. Мне захотелось возродить его, дать миру именно то, что он ожидает от Диора. Мы пересмотрели конструкции, стали использовать высокотехнологичные материалы, новые красители, но, — подчеркивает Гальяно, — по-прежнему сохраняем потрясающий крой.

Я думаю, мы слегка стряхнули паутину, придали вещам легкость.





















Самое важное – это вызвать у зрителей реакцию и эмоции. К тому же я давно заметил: то, что в самом начале шокировало, часто приносило огромный коммерческий успех.












Но нередко белая полоса сменяется черной. За ошибки приходится платить, и часто эта плата бывает слишком жестокой. За антисемитские оскорбления, высказанные в пьяном бреду, Гальяно весной этого года увольняют из Dior.

Читайте также:
Как подтянуть овал лица – упражнения и советы

На этот счет высказывались многие знаменитости. Карин Ройтфельд (бывший главный редактор французского Vogue) в одном из интервью сказала:

Я даже и представить себе не могла, что Джон Гальяно был настолько несчастлив на своем посту. Нужно быть очень одиноким и подавленным человеком, чтобы признаться в симпатиях к нацистскому лидеру при всех и будучи подшофе. Это отразилось и в его коллекциях для дома Dior. К примеру, показ, на котором модели изображали бездомных, ночующих улице. Так или иначе, кричать в пьяном виде «Я люблю Гитлера» и обзывать людей в баре «грязными евреями» — неприемлемо. Не думаю, что он на самом деле так считает. Это всего лишь пьяный бред.

А Карл Лагерфельд ничуть не поддержал Гальяно, хотя думали, что модельер посочувствует коллеге. Наоборот, Карл очень резко высказался против поступка модельера:

Я просто в бешенстве, если вам это интересно. Я в бешенстве, потому что это уже не вопрос того, говорил он это или нет. Видео с его отвратительными высказываниями уже разлетелось по всему миру. Это ужасное событие для всего мира моды, потому что люди думают, что все дизайнеры и каждый в модной индустрии позволяют себе подобное поведение. Именно это выводит меня из себя.
Дело в том, что в бизнесе, особенно с появлением интернета, каждый должен вести себя предусмотрительнее, особенно если ты публичный человек. Ты не можешь просто выйти на улицу и напиться. Есть вещи, которые нельзя себе позволять. Я взбешен тем, какой ущерб Гальяно принес LVMH и лично Бернару Арно (Bernard Arnault), который является его хорошим другом и поддерживал его больше, чем любого другого дизайнера, потому что Dior – его любимый бренд. Это все равно что обидеть его ребенка.

Да и Натали Портман, лицо аромата Miss Dior Chérie, отреагировала отнюдь не в сочувствующем тоне:

Я шокирована и поражена комментариями Джона Гальяно в этом видеоролике. Я еврейка и горжусь этим, поэтому больше не желаю иметь никаких дел с Гальяно. Вместе с тем, я надеюсь, что эта жуткая выходка поможет нам в борьбе с существующими предубеждениями, которые чужды красоте.

О возвращении Гальяно на модную арену появляются неоднозначные высказывания. Поклонники надеются, что какой-нибудь модный дом пригласит его на работу, а противники — наоборот. Например, Айзек Мизрахи, модельер и к тому же еврей по национальности.

Я думаю, что он больше не будет работать. Надеюсь, этого не произойдет. Я верю, что больше никто не предложит ему работу. Хотя, я, наверное, не тот человек, с которым стоит это обсуждать, так как мне никогда не нравилось то, что он делает. Мне больше нравились работы Александра МакКуина (Alexander McQueen) или Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood). Мало того что его коллекции никогда меня не вдохновляли, теперь выяснилось, что он ко всему в придачу еще и расист. Так что я мысленно попрощался с Гальяно.

На самом деле, когда в сети пошла информация о том, что Джон находится по угрозой увольнения, я просто не поверила этому. Такой инцидент вряд ли серьезно повлияет на репутацию марки. Но увольнение все-таки состоялось, да к тому же не только из Dior, но и из Jonh Galliano. В связи с этим было очень популярно шуточное высказывание «Джон Гальяно уволен из Джон Гальяно», которое по сути своей совсем невеселое.

Невозможно предвидеть какова была бы моя реакция, если бы у меня отняли мой бренд и мое имя, но я явно не был бы этому рад, — говорит Александр Терехов.

Поговаривают, что увольнение было неслучайным, что все заранее подстроено.
Кирилл Гасилин:

Как это ни печально, эпоха больших творцов прошла. Я уверен, что Гальяно, конечно же, был спровоцирован хозяевами бренда Dior, хоть и не напрямую, а косвенно. Мы не в курсе подробностей их контракта, но знаем, что Гальяно человек очень исполнительный и работоспособный, хоть и не с легким характером. И, возможно, им просто необходимо было найти причину, чтобы расторгнуть контракт. Как можно допустить, что этот человек, метр пятьдесят ростом, может быть агрессором и кого-то побить? На записи отчетливо видно, что он всего лишь защищается, как загнанный зверек в своей норке. Просто люди нашли возможность убрать этого художника, который стал неугоден. Я думаю, что и МакКуин неслучайно ушел, они ведь по духу очень близки с Гальяно. И причина здесь в том, что искусство в чистом виде уже никому не нужно. В нем больше никто не заинтересован.

Но лично мое мнение — не все в мире случайно, но случаи имеют место быть. И объяснять этот инцидент каким-то заговором — бессмысленно. И кто знает, вдруг Dior еще пожалеет о том, что отказались от Гальяно, от безумного гения, от талантливого художника. Моя любимая коллекция:

Читайте также:
Дорогая импортная косметика









Советую посмотреть сам показ. Он идеален во всем, начиная музыкой, заканчивая моделями.

Последний haute couture от Гальяно в Dior. Шикарная, элегантная, смелая и эпатажная коллекция — Гальяно предстал в своем лучшем виде. Такой же коллекцией была RTW, которую прозвали «показ Гальяно без Гальяно». И неужели талант этого мастера пропадет? Да, если его засудят и отправят в тюрьму. И, надеемся, что нет, если он ограничится выплатой штрафа, и его пригласят на работу. Поговаривают, что бренд Ferré хотел бы видеть Гальяно своим директором. А кто же займет место креативного директора Dior? Имя дизайнера будут скрывать до осени, то есть до следующего сезона. Но ходят слухи, что им будет Рикардо Тиши.

Что ж, думаю, Рикардо сможет вернуть бренд к своим истокам. Именно это обещали сделать представители Dior перед последним показом Гальяно. Но Джона не забудут, это не случится ни в коем случае. Таких людей не забывают, они не проходят яркой вспышкой, не угасают в конце своего пути. Даже если у Гальяно не будет будущего на модной арене, его имя навсегда останется в истории моды, а в книгах о нем будет написано:

То, что я взял и смахнул паутину со спящей красавицы. Это действительно все, что я сделал.

Прошлое и будущее Джона Гальяно

Колонка Елены Стафьевой

Этим летом нам уже не раз показывали Джона Гальяно, и вот еще одна новость: вроде бы Оскар де ла Рента все-таки собирается пригласить его к себя на постоянную позицию. Собственно, это было вполне очевидно уже после того, как Гальяно провел три недели в его студии перед февральским показом. Да и появившийся в июльском номере Vanity Fair огромный материал о Гальяно, для которого он дал свое первое интервью после скандала и увольнения из Dior (и, как гордо написала Vanity Fair, “вообще первое интервью в трезвом виде”), не оставлял никаких сомнений в том, что почва для его возвращения активно готовится всеми силами Condé Nast. Вопрос не в том, вернется ли Гальяно, и даже не в том, куда он вернется, а в том, с чем он вернется.

Читайте также:
История парфюмерии в Древней Греции

Чтобы ответить на него, стоит вспомнить, с чем он вообще появился в самом начале, в 1980-х. Впервые о Гальяно заговорили в 1984 году после его выпускной коллекции в Saint Martins, которая называлась Les Incroyables и соединяла главный тогда авангардный стиль – японский деконструктивизм Йоджи Ямамото и Рей Кавакубы, с историческим платьем эпохи Директории. Готовя ее, он проводил массу времени в музее Виктории и Альберта. Это было всего 8 выходов, но это был 100-процентный хит: очевидцы вспоминают, что можно было услышать, как падает булавка, – так захватывающе это было. Этот восторженный историзм настолько отличался от поп-моды 1980-х с ее тяжеловесными power women, что сражал буквально наповал. Уже в этой коллекции проявилось его важнейшее концептуальное свойство – интерес к историческим стилям, вкус к работе с архивами. Именно это свойство станет ключевым в его блистательной карьере – и совершенно очевидно, что развилось и укрепилось оно в то время, года Гальяно во время учебы подрабатывал костюмером в Лондонском Национальном театре, одевая, в том числе, Джуди Денч.

  • 01
  • /
  • 05

Выпускная коллекция в Сент-Мартинс Les Incroyables, 1984

В 1986-м он откроет собственное ателье на New Kings Road и уже в первых коллекциях станет видно, насколько, как говорили его друзья, Гальяно “чертовски хороший закройщик”. Именно он, со своим интересом к архивам фактически заново открывший Мадлен Вионне и ее знаменитый косой крой, и станет настоящим королем этого косого кроя. Платья из шелкового крепа с сатиновой изнанкой, скроенные по косой, – знаменитые slip dresses – с 1980-х станут его знаковой вещью. Нагреваясь от тела, шелк начинал идеально его обтекать, не вытягиваясь и не садясь. Это была фактически комбинация – в противовес пафосным декоративным нарядам в стиле Джанфранко Ферре, которого Галяно сменит в Dior.

Джон Гальяно, 1990

История про то, как Джон Гальяно в 1995 году попал к месье Арно – сначала в Givenchy, а через год в Dior, – уже стала главой из истории моды XX века. У Гальяно не было денег, чтобы устроить показ очень-зима 1994/95, – и Андре Леон Телли с Анной Винтур нашли для него инвестора, банковскую группу Paine Webber, а потом Телли устроил ему ланч с Сао Шлюмберже, светской дамой и мультимиллионершей, в результате чего Гальяно получил для показа ее парижский особняк. За три недели в ателье в районе Бастилии было сделана коллекция, которую показывали почти все тогдашние супермодели – Наоми, Кристи, Линда, Карла, Хелена, Кейт – причем исключительно по дружбе, без всяких гонораров. Анна Винтур так вспоминала про этот показ: “Что это было – 16-17 выходов? Но один был поразительней другого, и это один из тех моментов в моде, когда ты понимаешь, что все изменилось. Простота и смелось того шоу вызвали у всех нас сильнейшие эмоции”. На самом деле выходов было 17 – 15 черных и 2 розовых. Но это действительно изменило все. И чтобы понять, почему, нужно отчетливо представлять, как выглядела тогдашняя мода.

Читайте также:
Жирные кислоты в продуктах и роль жирных кислот омега 3

John Galliano осень-зима 1994/95

Карла Бруни и Кейт Мосс на показе John Galliano весна-лето 1995

С одной стороны, это все еще была эпоха деконструкции – не только японской (уже упомянутые Ямамото и Кавакуба), но и бельгийской (знаменитая Антверпенская шестерка), а с другой – германского минимализма (Жиль Зандер и Хельмут Ланг), которые в некоторых случаях, например, у Дриса ван Нотена, могли пересекаться. И вот среди всего этого сурового авангарда Гальяно показывает отчаянно гламурную смесь колониального борделя времен Второй мировой войны и голливудских фильмов про американских солдат и японских гейш. Эффект был оглушительный. Фактически, Гальяно стал первым, кто начал использовать театрализованный винтаж в качестве источника историй для своей коллекции – и первым, кто вообще стал рассказывать истории – и нужно понимать, что на все следующие 20 лет именно это жонглирование декадами XX века станет (и до сих пор остается) главным способом делать моду.

Показ первой кутюрной коллекции Джона Гальяно для Dior, весна-лето 1997

Гальяно последовательно извлекал на свет божий десятилетие за десятилетием: 1930-е – в коллекции весна-лето 1994 (кстати, она называлась “Принцесса Лукреция” и это была история про русскую аристократку, сбежавшую от большевиков), 1940-е – в осенне-зимней коллекции 1994/95, 1950-е – в следующей, весна-лето 1995. В последней уже появляются пышные бальные платья – в финале Линда Евангелиста выйдет в желтом платье, похожем на лимонный десерт, которое Гальяно после шоу подарил ей, а она недавно передала его Институту костюма музея Метрополитен.

Принцесса Диана в платье Dior на праздновании 50-летия Dior в Нью-Йорке, 10 декабря 1996

Именно эта страсть – к платьям-тортам, платьям-абажурам, платьям-клумбам – и стала для него роковой. Постепенно ясная простота первого наряда, сделанного Гальяно для Dior, платья принцессы Дианы цвета ночного неба, уступает все более пафосной навороченности, и все его любимые приемы, такие оглушительно свежие в начале, становятся абсолютно выхолощенными штампами. Кокотки в борделе, принцессы на балу, домино, кринолины, комбинации, корсеты – все это к концу его карьеры в Dior повторялось из сезона в сезон до полной неразличимости. Модное ателье превращается в костюмерную кабаре. История костюма поглощает современный дизайн.

Christian Dior Couture всена/лето 1997

Christian Dior prêt-à-porter весна-лето 1997

‘Les Clochards’ Christian Dior Couture весна-лето 2000

‘Les Clochards’ Christian Dior, Couture весна/лето 2000. Фотогра Ник Найт

Что может предложить Джон Гальяно публике, если вернется сегодня? Когда главный тренд, отлично воплощенный, кстати, у его приемника в Dior Рафа Симонса, – это новый минимализм. В осенней коллекции Oscar de la Renta, сделанной с некоторым участием Гальяно, мы не увидели ничего исключительного. Он, якобы, приложил руку к серии драпированных костюмов, открывавших шоу, – но оживление от самого имени Гальяно было куда больше, чем впечатление непосредственно от коллекции.

Свадьба Кейт Мосс и Джеми Хинса 1 июля 2011 года. Ее свадебное платье в стиле 1920-х сделал Джон Гальяно, расшив подол золотыми перьями феникса – в знак своего творческого возрождения.

Между тем, Гальяно многого добился в свое время в двух совершенно противоположных направлениях – и в минимализме своих платьев-комбинаций, и в нарочитой театральности своих бальных нарядов. Сегодня, когда в воздухе витает некоторое смутное ожидание чего-то нового, появление Гальяно может стать тем толчком, который качнет маятник от сдержанности и минимализма куда-то еще. То есть теоретически Джон Гальяно мог бы выступить вполне эффектно – особенно, в достаточно подогретой атмосфере всеобщего ожидания его возвращения. Да, мы не знаем примеров кутюрье, которые бы в возрасте за 50 начинали новый блистательный этап своей карьеры, – а вот противоположных знаем предостаточно, достаточно вспомнить недавнюю коллекцию Кристиана Лакруа для Schiaparelli. И да – чудес не бывает. Но в случае с Гальяно не то чтобы хочется верить в чудеса, но, по крайней мере, хочется согласиться с Оскаром де ла Рентой, который сказал, что каждый заслуживает второй шанс, особенно такой талант, как Гальяно. Леди Аманда Харлек, которая встретилась с Гальяно еще не будучи леди, а будучи редактором моды журнала Harpers & Queen, и проработала с ним вплоть до его прихода в Dior (а потом переметнулась к Лагерфельду в Chanel, взбесив Гальяно) говорит, что он раскрыл ей тайну создания моды, “как будто бы у него был ключ, который открывал одну дверь за другой”. Возможно, этот ключ где-то все еще есть и подойдет для еще одной двери.

Читайте также:
Как подтянуть овал лица – упражнения и советы

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Скандальный романтик высокой моды: Как дизайнер-сюрреалист Джон Гальяно погубил свою карьеру и восстал из пепла

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

В его жилах течет взрывоопасный коктейль из испанской и итальянской кровей, он появился на свет на юге Перинейского полустрова, в Гибралтаре. Его отец был сантехником, а мать – домохозяйкой. Именно она учила его наряжаться, даже если предстоит всего-то дойти до булочной. Когда ему было шесть лет, семья перебралась в Англию.

Джон поступил в коллед Святого Мартина, откуда в свое время вышли многие светила модной индустрии. К тому же он устроился на работу в театр – и даже далекие от моды люди способны отметить, как близки его коллекции театральному костюму.

Именно в Национальном театре он влюбился… в истории.. Тема французских революционеров стала ключевой в его дипломной коллекции «Невероятные». Она была сразу же после показа куплена магазином авангардной одежды «Browns», представлявшем публике работы культовых дизайнеров.

Джон быстро обрастал полезными знакомствами в модной индустрии. Вместе с «безумным шляпником» Стивеном Джонсом он представил на суд публики коллекцию, в которой облил странно одетых моделей водой.

В 1988 году он получил звание «Лучший дизайнер года» после презентации коллекции «Бланш Дюбуа». Уже тогда сформировался его творческий язык – исторические образы, косой крой, безудержная женственность.

В 90-х британскую модную индустрию поразил кризис, и Гальяно в поисках клиентуры и финансирования перебрался в Париж, где состоялась его судьбоносная встреча с Анной Винтур – редактором парижского Vogue. После нескольких знаковых показов он попал в консервативный Dior, для которого безусловно, пришло время преобразиться.

Страстный, безумный роман с Dior длился с 1996 по 2011 год.

Гальяно работал как проклятый, выпуская до двенадцати коллекций в год, и каждая вызывала шок у требовательной парижской публики.

Каскады, ожерелья, перьевые боа, вышивка, украшения, объемные рукава, оборки, декаданс и избыточность сменили те чопорные классические наряды, которыми славился Dior до пришествия Гальяно.

Он стал провозвестником гламура нулевых, отчаянной женственности, агрессивной сексуальности с налетом порока.

Он переворачивал с ног на голову исторические образы и превращал показы в театрализованные представления, объединял Китай и Италию, инквизиторов и гейш, был увлечен мотивами русского и украинского народного костюма.

Параллельно он развивал и собственную марку. Наряды от Гальяно носили многие знаменитости – и принцесса Диана, и Пенелопа Крус…

Гальяно никогда не был тем скромным творцом, что выходит на поклон в черном свитере. Каждый выход Гальяно – это срежессированная постановка, а сам он предстает то в образе мачо, то – диктатора, а иной раз облачается в скафандр…

1 марта 2011 года случилась катастрофа. Перебрав с алкоголем, Джон Гальяно допустил несколько расистских высказываний в адрес пары в парижском баре, назвав их «грязными» за этническое происхождение. На вопрос, кем видит себя Гальяно, смуглый уроженец Гибралтара, дизайнер в слепой ярости выкрикнул, что обожает Гитлера. Вспоминая о том дне, Гальяно говорит, что был на дне – употреблял алкоголь и наркотики, прятался в мире навязчивых кошмаров и ужасных мыслей, не отдавал себе отчета в том, что творил. Общественность не простила пьяного скандала тому, кого не так давно превозносила до небес. Французский трибунал признал его виновным и приговорил к штрафу, но плата за грубые слова оказалась гораздо серьезнее. Франсуа Олланд лишил Гальяно правительственной награды. От дизайнера отреклись друзья. Многие были поражены и раздосадованы его поступком и выступили с резким осуждением, ведь всю жизнь он декларировал уважение ко всем культурам и народам, и вдруг – признание в любви к фашизму…

Но нашлись и те, кто поддержал Гальяно, например, его любимая модель Кейт Мосс, заказавшая у него свадебное платье. Его возлюбленный, стилист Алексис Роше, оставался с ним в самые тяжелые периоды (кстати, личная жизнь Гальяно всегда была на удивление спокойной). После уговоров другой своей близкой подруги, Наоми Кэмпбелл, Гальяно лег на лечение в клинику, где стремился избавиться от алкогольной и наркотической зависимости. Он постарался как можно больше узнать о жизни этнических общин Франции, изучал историю Холокоста, встречался с раввинами и сумел вернуться к своему жизненному принципу: самое важное – это любопытство. Теперь он говорит, что та ужасная драма позволила ему наконец-то повзрослеть.

Впоследствии он прошел через полосу судебных разбирательств с Dior, пытаясь доказать незаконность своего увольнения. Гальяно настаивал, что работа в модном доме довела его до нервного срыва, истощила силы и привела к пагубным зависимостям, о чем руководство было прекрасно осведомлено и продолжало нещадно эксплуатировать дизайнера, пока не разразился скандал.

Однако работу ему так и не вернули. Кроме того, дизайнер потерял и собственную марку.

Читайте также:
Духи и эфирные масла афродизиаки для женщин

В 2014 году состоялось триумфальное возвращение Гальяно в модную индустрию.

Он возглавил модный дом Maison Martin Margiela, известный своими загадочными коллекциями. Здесь Гальяно оказался буквально на своем месте.

Больше не связанный рамками строгих традиций и жесткого графика выхода коллекций, он снова начал творить. Многослойность, сюрреализм, сложные цвета, объемные силуэты, андрогинность, маски и балаклавы, потрясающая детализация – таким предстал миру новый Гальяно.

Впрочем, не забывает он и о своей любимой теме – историзме.

Он экспериментирует с материалами и формами, превращая банальный пуховик в инопланетный наряд, скрывая лица моделей за усеянными шипами масками, включая в костюмы шестеренки и фольгу.

В наши дни, пока на мировых подиумах господствует минимализм и сдержанность, Гальяно гнет свою линию, оставаясь последним романтиком высокой моды – и число поклонников его таланта продолжает расти в геометрической прогрессии.

Текст: Софья Егорова.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Секретные полки секонд-хенда. Где можно купить брендовые вещи за копейки и как вычислить подделку

Чтобы совершить удачную покупку в секонд-хенде, нужно соблюдать определённые правила. Особенно если вы хотите дёшево купить настоящую вещь известного бренда. Лайф выяснял, как выгодно делать покупки в секонд-хенде и не нарваться на подделку.

— Секонд-хенд — это здорово! Действительно можно найти шикарные вещи! Я, например, там купила роскошный плащ и пальто от MaxMara, летние блузки от Michael Kors, вещи от Ralph Lauren, шёлковый платок от Hermes. При этом заплатила сущие копейки, — рассказывает Ирина на одном из интернет-форумов.

Где искать вещи высшего класса

Удивительно, но даже магазины товаров “с рук” делятся на плохие и хорошие. Такую негласную оценку дают им опытные покупатели. В плохом секонд-хенде, уверяют посетители со стажем, нет никакой надежды найти брендовую вещь в хорошем состоянии — лишь впустую потратите время. В хорошем магазине есть большая вероятность купить даже то, что продаётся только за границей, на родине бренда.

Отличить плохие и хорошие магазины легко. Первые занимают подвалы домов или ветхие здания. Как правило, секонд-хенд низкого уровня отличается ещё и тесным помещением, тусклым светом, небрежным отношением к одежде, которая свалена в одну кучу или вперемешку висит на вешалках. В магазине грязно, часто нет кассы и терминала для оплаты картой. Владельцы таких магазинов стараются экономить на всём. Соответственно, и товар закупается самого низшего класса. У некоторых магазинов есть группы в соцсетях, и туда они стараются выложить фото лучших вещей, которых в реальном ассортименте единицы.

Лайфхак для сбережений. Как эффективно копить деньги при маленькой зарплате

Как отличить подделку от оригинала

— В секонд-хенде можно наткнуться на подделки (в том числе качественные) и новые вещи с этикетками, пришитыми в ближайшем ателье. Чтобы этого избежать, во-первых, нужно выбирать только светлые и чистые магазины с хорошими рекомендациями. Ещё лучше — сетевые, так как они дорожат репутацией, — объяснила руководитель FMCG-практики коммуникационного агентства PR Partner Мария Погораева. — Во-вторых, нужно заранее узнать, какие знаки оригинальности используют бренды и как их проверить. Например, серийный номер.

По словам доктора юридических наук, сотрудницы адвокатской конторы “Бородин и партнёры” Ольги Рогачёвой, информацию о вещи, в том числе её недостатках, продавец должен указывать на ярлыке. Это нужно учитывать, отправляясь за покупками в магазин подержанных товаров.

Как найти уникальную вещь в ассортименте секонд-хенда

Завсегдатаи секонд-хенда рекомендуют почаще наведываться в хорошие магазины и даже выбирать такие визиты в качестве развлечения. Так вы привыкнете к необычному виду одежды и сможете быстро находить “жемчужины” среди моря простого тряпья.

Отправляясь на такую прогулку, нелишним будет заранее изучить современные модные направления, так как часто секонд-хенд переполнен культовыми вещами, которые остаются незамеченными. Эксперты рекомендуют посещать магазины, в которые попадает одежда первой категории, то есть с малым процентом износа. Здесь найти вещь с биркой, одежду из закрывшихся бутиков, остатки коллекций фирм-производителей гораздо проще.

Ошибки прошлого. Как сейчас можно исправить кредитную историю

Важно пройтись на секонд-шопинг в день завоза. Тогда есть все шансы купить отличную вещь за очень низкую цену. Чтобы попасть в счастливые часы, стоит подружиться с продавцами и оставить им свой номер телефона. Это позволит оперативно узнавать о поступлении новой партии товара.

С помощью простых правил легко составить гардероб из брендовых вещей по цене в сотни раз ниже цен дорогих бутиков, а качеством не уступающих товару модных магазинов. При удачном раскладе в секонд-хенде за тысячу рублей можно купить предмет гардероба, за который в модном бутике придётся заплатить порядка 100 тысяч рублей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *