Эрвин Олаф – биография и лучшие фото

Эрвин Олаф о первой любви Казановы, встрече с Грейс Джонс и своем искусстве

Откровеннее не бывает

В Пушкинском музее полным ходом идет выставка нидерландского фотографа Эрвина Олафа «Оммаж Луи Галле», созданная по мотивам полотна Галле «Последние почести останкам графов Эгмонта и Горна». Сам фотограф известен прежде всего своими провокационными сериями — «Королевская кровь», «Шахматы», а также рекламными кампаниями мировых брендов, среди которых, например, Levi’s, Microsoft, Ruinart или Louis Vuitton. Мы воспользовались приездом Эрвина Олафа в Москву, чтобы узнать о нем больше, и сразу поняли — скрывать он ничего не собирается.

Вы были уже в Москве?
Это второй раз, хотя в моем паспорте четыре российских визы. Два раза я не смог приехать, болел. Лет пять назад у меня была большая выставка в Манеже, ее курировала Ольга Свиблова.

Вчера (17 марта. — Прим. Buro 24/7) в Манеже была премия The Art Newspaper Russia. Были на ней?
Нет, только вчера прилетел и все время работал. Как все прошло?

Было отлично.
Да. Вижу по красным глазам. (Cмеется.)

Не скрыть.
Да не переживайте. Мир искусства — он такой.

Так. Второй раз в Москве, на премии не были, но я знаю, что были в Петербурге до этого.
Был, да. В Амстердаме у нас тоже есть свой Эрмитаж, и я приезжал в Санкт-Петербург снимать проморолик для одного проекта. Сам город, увы, не видел, в музеи не ходил. Все время только работал, как, в принципе, и сейчас в Москве. Но то, что удалось все-таки увидеть, было потрясающим. Фантастика. Хочу вернуться уже туристом и обязательно летом.

Да, белые ночи.
Даже не они. Я ненавижу холод.

В Амстердаме тоже холодно бывает. Давно там живете?
С 19 лет. Были в Амстердаме?

Три года назад все лето практически там провел у друзей.
Много курили? (Смеется.)

Не то чтобы курил, но было прекрасно. Какое место в городе ваше любимое?
Paradiso. Знаете?

Да, это клуб в здании бывшей церкви.
Да, а сейчас там огромный концертный холл, где также проходят крупные гей-вечеринки. Мы можем говорить об этом?

Я спросил редактора, можем говорить о чем угодно.
Хорошо. Просто я уеду завтра, а вы останетесь здесь. (Смеется.) Так вот, с конца 80-х там проходит много таких «толерантных» вечеринок для всевозможных меньшинств, в том числе и для геев. И мы с друзьями тоже там делаем тематические вечеринки. Одна из них была «клоунской» — был четкий фейс-контроль, все должны были прийти в гриме, париках, с носами накладными. Цирк. Так вот, часа в два ночи, в то время, когда экстази начинает отпускать, как вы, видимо, знаете, я посмотрел на танцпол — тысячи уставших, потных клоунов старались танцевать в мишуре, серпантине и воздушных шариках. Сильное зрелище. Тогда я подумал — мне нужно снять это, и в 2001-м появилась моя серия Paradise.

Да, в какой-то момент любая вечеринка становится цирком.

А знаете, почему я еще люблю Paradiso? Там ты можешь встретить кого угодно, вплоть до знаменитостей первого порядка. Есть большой балкон, и с него все очень хорошо видно. Я видел там Адель, танцующую в пятитысячной толпе, я видел там Грейс Джонс.

Я хочу там жить.
Именно! И, мой друг, когда мы заметили Грейс, я сказал: слушай, мы должны занять место у пилона. Я уверен, что рано или поздно она на него залезет.

Читайте также:
Фото винтажных автомобилей и девушек

И?
Ну, и через некоторое время я смог почувствовать запах пота этой женщины. Кстати, а Адель была в свободном сером джемпере. Я говорю другу: смотри, классный джемпер, наверняка какого-то модного дизайнера. Мы подошли поближе и поняли, что это обыкновенная растянутая толстовка, старая, в катышках. Так что Paradiso — это одно из тех мест в мире, где ты можешь на расстоянии в метр танцевать с любимым артистом.

Я вот таким похвастаться не могу, но моя подруга недавно видела Бьорк, гуляющую в Хельсинки с дочерью.
Бьорк? Она была однажды в моем номере в отеле в Нью-Йорке. Мне кажется, она настоящая сука.

Может себе позволить. Гений.
Мне все-таки ближе люди, похожие на Адель. Ну, или Леди Гагу, в конце концов. Последняя часто приезжает на Milkshake Festival.

Так. Нам уже дают знак, что пора сворачиваться, а мы все про клубы. Как началась ваша карьера? Я знаю, что вы хотели быть журналистом.
Да, я ходил в школу для журналистов в 18 лет, когда уехал от родителей. И уже скоро понял, что никакого журналиста из меня не получится. У нас был преподаватель, который вел фотожурналистику, и он сказал мне: Эрвин, иди-ка ты ко мне лучше. И в первую же минуту, как в моей руке оказался Nikon, я понял, что это то, чего я хочу. Сперва я осознал, что могу «нарезать» реальность на куски, но когда я понял, что также могу «нарезать» и мои фантазии, тут случилась моя любовь с фотографией.

Когда эта любовь начала приносить деньги?
Сперва я начал работать волонтером для гей-движения в Нидерландах. Я начал снимать постеры для тематических театральных постановок, фильмов. Через некоторое время это стало приносить мне мои первые деньги, и я смог снимать уже первые авторские снимки. Знаете, например, два парня с бокалами шампанского, девушка смотрит на задницу другой девушки, женщины-бодибилдеры, красота и т.д. И в 1988-м я снял свою первую серию «Шахматы» — 42 снимка, пожалуй, моя самая большая серия. В 1990-м я снял цикл Black, который пусть и меньше, но важнее для меня, потому что, во-первых, в нем больше меня, моей идентичности, а во-вторых, это был первый в жизни опыт работы в команде: у меня были стилисты, визажисты, осветители — много людей, которым ты должен донести свою идею. Один ты можешь делать все, что угодно, срежиссироваться, организовать все — это другой уровень, крайне важный. Потом, в конце 1990-х, у меня была серия Matures, героями которой стали модели старше 70 лет в позах pin-up. Потом я снял Royal Blood — серию о красоте молодости и также возможностях фотошопа, эта серия была презентована на ParisPhoto — огромной и крайне авторитетной ярмарке фотографии.

Успешно?
Да, это был успех. Снимки купили в крупнейшие мировые коллекции, и это позволило мне продолжить снимать собственные серии. Это если очень кратко о моей карьере, потому что я вижу, что нам пора закругляться.

Хорошо. Все равно информации теперь больше, чем ее было в русскоязычном интернете. Там зато написано, что совместно с Рэмом Колхасом, по чьему проекту в Москве недавно открылся музей «Гараж», вы построили в Гронингене общественный туалет.
Это правда.

Читайте также:
20 фото диснеевских принцесс, которые вдохновляют на эксперименты с макияжем

А также то, что вы сейчас снимаете свой фильм.
И это тоже правда! Я сейчас снимаю полнометражный фильм (и буду это делать еще ближайшие года два, потому что это действительно дорого), основанный на романе голландского писателя, который в свою очередь основан на фактах. Это будет фильм о первой любви Казановы. Тогда Казанове было 17 лет, а его девушке 30—40. Они решили пожениться, но Казанове нужно было закончить учебу, и он пообещал вернуться к ней через полгода. Когда он вернулся, у его возлюбленной была проказа, все ее лицо было разрушено, и этот физический недуг стал причиной их расставания, она избегала его. Через 20 лет они вновь встретились в Амстердаме. Казанова уже занимал высочайшую социальную позицию и многого добился, а его возлюбленная за время их разлуки стала одной из лучших проституток города. Она прятала свое лицо от клиентов, но трахалась с лучшими мужчинами города. Крайне интересная история. Я вообще люблю людей с физическими дефектами, мне нравится с этим работать и делать из дефекта нечто притягательное.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

ЭРВИН ОЛАФ. ТАНЕЦ БЕЗ ПРИКРАС

«Не смогла полюбить драматический спектакль из-за преувеличенных кривляний, они случаются и в балетах. Видишь на сцене не чувства и жизнь, не падения и взлеты, а болезненные метания и агонию, без какой-либо основы», — это сообщение я выдернула из личной переписки в социальной сети.

Девушка, с которой живо вела беседу, давно и не на шутку увлечена музыкальным искусством. Было действительно любопытно узнать ее мнение и о танцевальных постановках тоже. Да, без конкретики – в общем и целом. Можно избежать привязки к месту, театру, труппе и даже хореографу. У любого поколения есть свои особенности, популярные и злободневные темы, продиктованные временем. Поэтому я легко смирилась с тем фактом, что разговор получался не очень-то предметным. Но, справедливости ради, уточню: к балету классическому у собеседницы претензий не было. «Дротики метали» в мишень конкретную, название которой — «современная хореография и режиссура».

Для чего я вообще завела такой разговор? Это была попытка услышать мнение другого человека и разобраться в себе. Пару лет назад у меня напрочь сбились старые ориентиры, а новые до сих пор не могу нащупать. Появление Вячеслава Самодурова в Екатеринбургском театре, смена репертуара и подхода к постановкам балетных спектаклей вызвали какую-то внутреннюю революцию. И встроиться в обновленную систему координат оказалось задачей не из легких. Знаете, что самое страшное для непоколебимого поклонника классического танца? Смотреть «Лебединое озеро» и каждую минуту силиться понять: что именно так мощно держало твое внимание раньше? Какая особенность спектакля вызывала желание появляться в зрительном зале по три раза в неделю? Довольно долго ищу ответы на эти вопросы и пока — безрезультатно. Смотреть классические спектакли по-прежнему приятно, но теперь очень хочется видеть и что-то неординарное. Как будто каждое утро пьешь ароматный кофе, а про себя думаешь: «Надо бы купить апельсинов и сделать свежевыжатый сок с мякотью. М-м-м, какая это вкуснотища…».

На выставку работ голландского фотохудожника Эрвина Олафа я также пришла в надежде получить ответы на свои вопросы. Люблю ли я балет до сих пор или намеренно себя в этом убеждаю, потому что старый друг лучше новых двух? Может тяга к танцам – просто привычка? Прежде, чем войти в зал, твердо решила: «Если увижу постановочные кадры и ничего не почувствую, сделаю перерыв в «отношениях» с балетом. Время пришло и нужно отдохнуть друг от друга». Но план мой с треском провалился.

Читайте также:
Fashion Иллюстрации – история и модные картинки

Снимки Эрвина Олафа — результат сотрудничества с артистами ведущих балетных трупп Нидерландов — явно обладали гипнотическим действием. Через пять минут после начала просмотра я и думать забыла о жизни без балета. Фотохудожник убрал лишнюю «шелуху» и обнажил изнанку искусства танца. Сильные и накаченные мышцы, пот, синяки и раны – первое, что бросилось мне в глаза. Благодаря незабвенной Фаине Раневской мы знаем, что балет – это каторга в цветах. Но мало кто из любителей танца лицезрел стертые до крови ноги танцовщиков в реальности. Работы фотохудожника не статичны, в них есть движение и, как будто, истинно-чистый танец – танец без прикрас.

Фотографии Эрвина Олафа – почти исповедь.

В интервью телеканалу «Россия-Культура» он сказал: «Мои работы красивы и эстетичны. Но когда вы попадаете в мир этих работ, я будто хлопаю вас по лицу своим искусством». Интервью прочла уже после посещения экспозиции и была поражена, насколько точно фотограф описал ощущения зрителя. Я и впрямь получила отрезвляющую оплеуху, после которой еще долго «горела щека». На самом деле, не так важно танцуют ли артисты на пуантах или выступают босиком. Не важно исполняют ли они головокружительные прыжки или используют партерную технику. Не важно будут ли они вознаграждены яркими пачками с вышивкой или наденут минималистичные костюмы. Важно лишь одно: вся красота и магия исчезнет, если убрать основу танца – ежедневные репетиции и работу над собственным телом. Фотографии выставки напомнили мне, что балет – это одновременно адский труд, безжалостный конвейер и один из самых красивых видов искусства. Не верите на слово? Благодаря международному фестивалю балета Dance Open вы можете убедиться в этом сами, если в ближайшее время окажетесь в Санкт-Петербурге. Экспозиция «Гармония диссонансов. Мания совершенства» выставлена в Музее современного искусства ЭРАРТА и будет работать до 21 мая.

Балет – искусство своенравное и может выставить за дверь кого угодно. Но уйти по собственной воле – это безумие.

Фотографии с открытия выставки «Гармония диссонансов. Мания совершенства».

Эрвин Олаф: «25 лет работать в рекламе, где клиенты прописывают задание вплоть до деталей, просто невозможно»

Эрвин Олаф живет и работает в Амстердаме. В начале карьеры был фотожурналистом. На международную арт-сцену вышел в 1988 году, когда с эпатажной серией «Шахматист» выиграл первый приз на конкурсе молодых европейских фотографов. С 1996 года в коммерческой фотографии. Среди клиентов: Campbell’s, Levi’s, Diesel, Lavazza, Hennessy, Heineken, Nokia, Microsoft. Получал награды Лондонской ассоциации фотографов, журнала PDN и «Серебряного льва» Каннского фестиваля рекламы.

Несколько лет назад вы начали снимать исторические проекты для Государственного музея Амстердама. С тех пор ваше портфолио значительно пополнилось историческими сюжетами. Чем они вас так заинтересовали?

Как художник я себя ничем не ограничиваю, с интересом осваиваю новые жанры в фотографии и кино. Работа над исторической постановкой — довольно милое занятие, потому что ты можешь любую историю сделать глянцевой. Но красивая картинка может выйти пустышкой, поэтому я беру такие заказы осторожно и не очень часто.

Читайте также:
Мрачная мистическая красота

Какие сюжеты, на ваш взгляд, особенно сложны для постановки?

Думаю, что религиозные сцены очень сложны, к тому же великие мастера прошлого уже исчерпали эту тему. Я даже не стал бы браться за подобный сюжет.

Вашу историческую драму «Последние почести останкам графов Эгмонта и Горна» сейчас выставил Музей изобразительных искусств в Москве. Фотографии оказались в одном ряду с полотнами Луи Галле. Вас не пугает такое соседство?

Это неожиданно и очень почётно для меня — оказаться в одной компании с Луи Галле в одном из крупнейших музеев России и мира. У меня такое чувство, что я опираюсь на крепкие плечи великих живописцев прошлого. Надеюсь, не разочарую посетителей.

Эрвин Олаф. Последние почести останкам графов Эгмонта и Горна, 2012.

Вы добавили несколько новых персонажей к известному историческому сюжету, использованному Луи Галле. Зачем вам это было нужно?

Я удивился тому, что на его полотне нет ни одной женщины. Война — дело мужское, но мне хотелось сосредоточить внимание зрителя на горе от расправы. Для этого я ввёл в сюжет жену и дочку графа Эгмонта: на их лицах можно прочитать страдание от потери близкого человека. Также я добавил стороннего наблюдателя — маркизу Арконати Висконти, жившую в замке Гаасбека до 1921 года. Она имела привычку переодеваться в костюм испанского пажа, мне показалось это любопытным.

Сторонний наблюдатель из другого века должен был немного разрядить тяжёлую обстановку, даже внести немного юмора. Висконти в экстравагантном мужском костюме на эту роль прекрасно подходила. То, что она появляется из другого века, меня не смущало. Я ведь делал современную интерпретацию сюжета, а не копировал картину. В этой работе я строго следил только за светом. Хотел понять, как ложился свет в живописи Галле, и сделать так же в фотографии.

Подписи под фотографиями с указаниями фирм–производителей товаров, использованных в съёмке, никого в музее не смутили?

Вы были первой, кто их заметил. Подписи — часть оригинальной концепции. Я попросил своих костюмеров связаться со стилистом Линдой ван Вейсберг, которая добавила вещи известных бельгийских дизайнеров в каждый кадр. Так я добился того, что съёмка стала походить на дорогостоящую рекламу, а не на добротную подделку под живопись.

У вас был и другой, более радикальный план интерпретации: все в джинсах, прощание по-современному, так сказать. Вам интересно было бы сделать такой ремейк в будущем?

Пересмотрев самый смелый вариант инсценировки, я подумал, что это перебор. Когда работаешь в жанре оммажа, нужно использовать определённый набор приёмов. Перебор в деталях приведёт к тому, что механизм воздействия на зрителя перестанет работать. Инсценировка станет походить на китч, а китч мне сегодня не интересен.

«Я очень долго не был уверен в результате»

Эрвин Олаф, фотограф

Каждый год Ruinart приглашает к сотрудничеству одного художника, создающего проект, лишь по касательной связанный с компанией. В этом году выбор пал на фотографа Эрвина Олафа.

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Читайте также:
Джиа Каранджи фото

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

1896 год — именно его дом Ruinart считает точкой отсчета своей жизни в искусстве. Тогда для создания рекламного плаката семья Рюинар пригласила самого Альфонса Муху.

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Современная арт-история Ruinart — это большое количество самых разнообразных проектов. Это сотрудничество с художниками в работе над дизайном продуктов, которые производит компания (прямое продолжение истории с Мухой), поддержка международных художественных выставок и ярмарок (вроде ARCO, фестиваля Carre Rive Gauche, Лондонского фестиваля дизайна, Art Basel в Майами) и самое интересное — арт-проекты с художниками.

Каждый год Ruinart приглашает к сотрудничеству одного художника, создающего проект, лишь по касательной связанный с компанией. Так, в прошлом году Юбер де Галль исполнил 12 скульптур из муранского стекла, вдохновленных сменой сезонов на виноградниках Ruinart, а в нынешнем — фотограф Эрвин Олаф представил серию из 26 абстрактных черно-белых работ The Light, снятых в охраняемых ЮНЕСКО погребах Ruinart в Реймсе. Мы встретились с Олафом на открытии первой выставки всего цикла The Light в парижской Carrousel du Louvre. Часть работ можно было увидеть и ранее в конце февраля в ГМИИ имени Пушкина на предпоказе, приуроченном к открытию «Оммажа Луи Галле» Эрвина Олафа.

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

Давайте начнем с самого начала проекта. Насколько я знаю, замысел сильно отличался от того, что мы видим в итоге.

Да, все сильно поменялось. Я знал Джули Кристиансен, которая занимается международным пиаром в Ruinart, еще со времен ее работы в Louis Vuitton. Она связалась со мной и предложила сделать проект с Ruinart. Я придумал концепцию, похожую на эстетику многих моих съемок: с кучей ассистентов и осветителей, моделями и разработанной сценографией — и все это действо должно было происходить в исторических, охраняемых ЮНЕСКО погребах Ruinart. Ну а потом я оказался там и просто понял, что я чувствую дискомфорт, что все это совершенно неправильно и не подходит. Тогда я решил прогуляться по этим огромным территориям каменоломен, а это восемь километров подземного мира. Мне хватило и нескольких сотен метров, чтобы почувствовать ауру этого места. Я начал рассматривать стены, а они были вещью в себе — с наскальной живописью, плесенью, повреждениями от передвижения ящиков с бутылками зреющего шампанского. И я понял: вот дух этого места, не нужно никакой сценографии, ничего постановочного. Никаких моделей и актеров! Тогда я попросил одного из своих ассистентов прогуляться со мной по погребам с камерой — мы сделали четыре кадра, и для меня это было настоящим удовольствием. Ведь я в последние годы привык работать под все большим давлением, с кучей людей за спиной. А снимать так, на один Hasselblad с одним ассистентом, было настоящим удовольствием. Потом я встретился с Фредериком Дюфуром, президентом Ruinart, и показал ему результаты работы за два дня. Там были и наши постановочные съемки, и эти фотографии стен. Первые мне самому совершенно не нравились. Он отреагировал на них очень по-американски: когда тебе с улыбкой говорят «да, хорошо, очень интересно», но ты понимаешь, что человеку эти работы совершенно не нравятся. Тогда я показал фото стен — и он был впечатлен! Я решил продолжить эту линию, спускался в погреба еще пять раз на протяжении полутора лет, фотографировал, проявлял, делал отбор. Даже в этом процессе проект сильно менялся, чтобы стать тем, что он есть сейчас: черно-белым, сильно контрастным, совершенно абстрактным.

Читайте также:
Очень красивые цветы из кожи – авторские работы

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

Фото: Erwin Olaf

В последние годы вы не работали с абстракциями…

Совершенно верно, как минимум последние десять лет в кадре всегда была модель или это был натюрморт, но весьма предметный.

Что было самым сложным в этом процессе?

Неуверенность в результате. Когда у тебя есть красивая модель в кадре, сценография выстроена, ты понимаешь, что половина работы уже сделана. А тут ты начинаешь работать с нуля, до нажатия на кнопку, до самой фотографии нет вообще ничего. Есть стена, есть сложенные бутылки — и все. Я очень долго не был уверен в результате. На самом деле, до того момента, как попал в Музей Виктории и Альберта в Лондоне. Это было прошлой осенью, я тогда работал над одним проектом для Рейксмюсеума, связанным с одеждой. Я пошел в V&A, чтобы посмотреть на выставку Александра Маккуина — и это было потрясающе, я бы отдал миллион, чтобы создать нечто подобное,— но потом у меня осталось время, я решил прогуляться по музею. И представляете, зайдя в отдел фотографии, увидел шесть фото Брассая с парижскими граффити. Разумеется, с его творчеством я прекрасно знаком, но эти фото я видел впервые и не подозревал, что он создал что-то подобное. Они были очень похожи на мой проект для Ruinart. Конечно, я хотел бы быть первым, но то ощущение, которое у меня было, когда я смотрел на эти абстракции, абсолютно незабываемо! У меня сердце замирало. Я понял, что я иду правильным путем в проекте. Один из мэтров фотографии просто-таки подал мне знак!

Проект The Light фотографа Эрвина Олафа для дома Ruinart

В одном из интервью вы говорили, что сначала пытаетесь зачаровать зрителя красотой, а уж потом надеетесь, что он поймет зашифрованное в фотографиях послание. Что зашифровано в новой серии The Light?

Я все еще пытаюсь это сформулировать, мне еще надо пожить с этими работами. Но в целом она о том, что без тьмы нет света. Саму серию из 26 работ я подразделяю на три тематические линии. Первая — рукотворная история, наследие, сотворенное человеком (почти что наскальные рисунки), вторая — история, созданная природой (то, как эти камни меняются с годами), и третья — моя реакция на это, мое представление о стенах как о живописных полотнах. Вообще я всегда завидовал художникам: их полотна трехмерны, они могут добиваться нужного эффекта мазками, наложением тонкого или толстого слоя краски, фотография же плоская, но рельеф стен дал мне нужный объем. А этот объем создает эмоцию. Мои фотографии стали своеобразным цитированием знаменитых художников. Одна похожа на работу Ротко, другая — на Мондриана, третья на «ЛСД» Хёрста. Некоторые напоминают представителей движения Zero. Было и много других ассоциаций: фотография с выдолбленным в каменном рельефе лицом для меня, на самом деле, очень эротична, а фотография с профилем Пастера — эдакое признание его заслуг кем-то неизвестным, такой памятник-панегирик.

Читайте также:
Новый год в русском стиле – самые роскошные образы

Вы однажды сказали, что у вас в каждой серии есть любимые работы. Какие самые любимые в The Light?

Это две работы — самая первая из снятых с текстурой стены и вертикальной полосой от воды на ней и та, которую я назвал «эротической». Ну а если еще одну можно выбрать, то это будет та, что с хранилищем бутылок,— это очень ритмичный рисунок, их так много на фотографии, что лично мне она напоминает пиксель-арт.

Фотограф Эрвин Олаф на съемках проекта The Light для дома Ruinart

На одной российской радиостанции как-то была передача «Неснятые фотографии» — люди звонили и рассказывали, что они видели, что врезалось в их память, но они не успели или не смогли сделать снимок. У вас такой кадр в памяти есть?

Даже два! Десять лет назад я был с мамой в Танзании. Мы сидели в машине, и из окна я увидел мать с ребенком-альбиносом. А в Танзании с такими детьми поступают очень жестоко — они настоящая каста отверженных, им отрезают руки и ноги из-за дурацкого суеверия, что плоть их лечебна. И вот мы проезжали мимо, а эта мать стояла, обнимая своего ребенка, она была как животное, готовое броситься на любого, кто попытается прикоснуться к детенышу, в ее взгляде было что-то совершенно невыразимое — я бы хотел запечатлеть это. Второй кадр — тоже из Африки, но это случай уже двадцатилетней давности. Мы тогда поехали на сафари, очень дешевое сафари, настолько дешевое, что только один мой друг согласился поддержать меня в этой авантюре. Так вот, там были остановки на маршруте, и одна из них была на рынке, и там был мальчик с большими дырами в ушах — такими, которые в пирсинге называют туннелями,— а одет он был в темно-синие одежды, чем-то напоминал Грейс Джонс на знаменитом снимке. Он так удивительно смотрел на нас, а в этих дырах в ушах у него были вставлены круглые коробочки для лекарств — это были его украшения, его сокровища! Сними я его — и это был бы магический портрет! Но я не смог его сфотографировать, зато это навсегда осталось в моей памяти.

Читайте также:
Ворона как источник вдохновения для модных образов и фото

Опубликовано в приложении “Стиль. Инициативы” №14 от 26.04.2016

ЭРВИН ОЛАФ В МАММ

Эрвин Олаф

Шанхай – Палм-Спрингс

Куратор: Анна Зайцева

Проект представлен Studio Erwin Olaf and Rabouan Moussion Gallery, Paris

Стратегический партнер музеяМТС

В рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии-2021» Мультимедиа Арт Музей, Москва представляет выставку одного из самых ярких современных мировых фотографов — Эрвина Олафа. Наш музей не раз показывал проекты Олафа на весенних биеннале, демонстрируя разнообразие творческих идей и методов художника. Грандиозные артистические проекты в духе театральных постановок, пронизанные гротеском и иронией, присущими образному языку Олафа (персональная выставка в рамках фестиваля «Мода и стиль в фотографии-2005»), сменялись пронзительными размышлениями на тему поиска идентичности (проект «Последние события», «Мода и стиль в фотографии-2009») и, наконец, тонкой, почти абстрактной игрой света и тени на снимках фотографа, впечатленного посещением известковых каменоломен в Реймсе, включенных в список всемирного наследия ЮНЕСКО (выставка «Свет», «Мода и стиль в фотографии-2015»).

В этом году МАММ представляет серии Эрвина Олафа «Шанхай» (2017) и «Палм-Спрингс» (2018), в которых художник исследует проблемы современной цивилизации и анализирует их последствия — одиночество, потерянность, разобщенность, неравенство, стремление казаться, а не быть… Кульминацией выставки являются видео-портреты, присутствующие в каждой из серий, для которых Эрвин Олаф просит главных героев глядя в камеру напрямую обратиться к зрителю с просьбами, понятными и близкими каждому: «Люби меня!», «Услышь меня!», «Пойми меня!», «Прикоснись ко мне!».

Серия «Шанхай». 2017

Шанхай, важный промышленный центр Китая, является для художника символом неиссякаемой энергии, а также неумолимого прогресса, ассоциируясь с подростком, еще не привыкшего сомневаться в самом себе. Проект выдержан в стиле 20-40-х годов ХХ века — периода между двумя мировыми войнами. В это время город переживал быстрый экономический подъем, при этом Шанхай сотрясали экономические и политические проблемы: Великобритания, Америка, Франция, Япония и Германия разделили город на территории с разной юрисдикцией, что неизбежно привело к спорам с Китаем. Только после окончания Второй мировой войны город стал частью Китайской Народной Республики.

Эрвин Олаф. Фу 1088. Семейный ужин. Из серии «Шанхай». 2017

В серии «Шанхай» Эрвин Олаф мастерски передает живую атмосферу и «пульсирующий» ритм жизни никогда не засыпающего мегаполиса, подчеркивая на этом фоне неизменно растущее одиночество своих героев, анонимно существующих среди огромного множества людей. Эту серию художник посвящает молодому поколению, пытающемуся обрести идентичность и найти баланс между традициями и современностью, бедностью и богатством.

Художник обращается к универсальным эмоциям. Это становится особенно заметно в видео-портретах серии «Шанхай». Формат коротких закольцованных видео напоминает рекламные ролики, но в отличие от рекламы, целью которой является пробуждение у аудитории желания, Олаф использует видео, чтобы привлечь внимание к базовым потребностям людей, которые подавляются в современном обществе: в мире, где все подчинено работе, нет времени на личную жизнь, и это приводит к замкнутости, отсутствию близости. Кажется, что погруженные в себя герои серии «Шанхай» уже утратили способность совершить спасительное движение навстречу друг другу. Фильтр зеленоватого оттенка, который Олаф использовал в этой серии, придает ей прохладную атмосферу, а освещение, напоминающее неоновые огни большого города, еще больше подчеркивает тотальное одиночество людей.

Читайте также:
Самые красивые фэшн Иллюстрации Сары Ханкинсон

Серия «Палм-Спрингс». 2018

Палм-Спрингс — крупнейший город в округе Риверсайд штата Калифорния. В 1960-х годах он стал популярным местом проживания и курортом для высших слоев общества. Следы послевоенного гламура и сегодня можно заметить в просторных городских резиденциях, созданных по проектам таких архитекторов, как Рихард Нойтра (1892—1970), Альберт Фрей (1903—1998) или Дональд Векслер (1926—2015). Город все еще привлекает знаменитостей, однако, потихоньку теряет свой блеск. В опустевшем раю для любителей казино, спа-салонов и гольфа даже зелень увядает, не дождавшись полива, требующего больших затрат, и не оправданного сегодня с экономической и экологической точек зрения. По всему городу разбросаны ветряные мельницы, построенные здесь для того, чтобы вырабатывать хотя бы часть электроэнергии из возобновляемых источников.

Эрвин Олаф. Воздушный змей. Из серии «Палм-Спрингс». 2018

Выявить огромную дистанцию между мечтой и реальностью, славным прошлым и безрадостным настоящим Эрвину Олафу помогают пейзажи. На постановочных снимках художника идиллические пикники и беззаботные вечеринки, воссозданные в духе 60-х, резко контрастируют с грозовыми тучами и высохшей травой.

В качестве моделей для этой серии Олаф осознанно подбирал людей с разными оттенками кожи, рассматривая это произведение как заявление против расизма: «Разве можно кого-либо подвергать дискриминации, когда все связаны друг с другом? — рассказывает художник. — Для меня это стало отправной точкой для кастинга». Однако, приходится признать, что в стремлении к социальному равенству человечество не достигло значительного прогресса.

Техническим партнером выставки стал Mediasystem Group – поставщик профессионального видео и мультимедиа оборудования, системный интегратор: LED видеостены, LED экраны высокого разрешения, LED постеры, гибкие экраны, радиусные экраны, светодиодные сетки, прозрачные экраны, DIGITAL ART, DIGITAL SIGNAGE. Компания занимается реализацией проектов в различных областях: музейные пространства, деловые мероприятия, промышленность, образование, медицина, транспорт, ритейл, horeca.

Выставка открыта с 26 июня 2021 — 29 августа 2021 в Мультимедиа Арт Музее, Москва по адресу: ул. Остоженка, 16

Часы работы: с 12:00 до 21:00

Эрвин Олаф – Erwin Olaf

Эрвин Олаф Спрингвельд (родился 2 июля 1959 года), профессионально известный как Эрвин Олаф , – голландский фотограф из Хилверсюма .

СОДЕРЖАНИЕ

  • 1 Биография
  • 2 выставки
  • 3 ссылки
  • 4 Внешние ссылки

биография

Эрвин Олаф Спрингвельд родился 2 июля 1959 года в Хилверсюме , Нидерланды .

Спрингвельд наиболее известен своими коммерческими и личными работами. Ему было поручено фотографировать рекламные кампании крупных международных компаний, таких как Levi’s , Microsoft и Nokia . Некоторые из его самых известных фотографических серий включают «Горе», «Дождь» и «Королевская кровь». Работы Спрингвельда, никогда не уклоняющиеся от споров, часто дерзкие и провокационные. Однако забавно, что одна из его ранних фотографий была однажды исключена из шоу на том основании, что на ней не изображена нагота.

Его работы получили множество наград, и он провел выставки по всему миру.

Спрингвельд изучал журналистику в Школе журналистики в Утрехте . Его работы выставляются в галереях и музеях по всему миру, например, в Wagner + Partner в Берлине; Галерея Flatland, Амстердам; Галерея Гамильтон, Лондон; Galerie Magda Danysz, Париж ; Галерея Espacio Minimo, Мадрид; и многие другие.

Выставки

  • 2021 год:
    • Мюнхен Кунстхалле – Персональная выставка: Unheimlich schön (безумно красивая)
  • 2019:
    • Юбилейная персональная выставка, Музей Gemeente Гаага и Гаагский музей фотографии, Гаага, Нидерланды
    • Невидимый Палм-Спрингс, Флатландия, Амстердам
  • 2017:
    • Альбом 13 d’Indochine, Galerie Rabouan Moussin, Париж, Франция
    • Человек и природа, Gallery Kong, Сеул, Республика Корея
  • 2016:
    • Эрвин Олаф – Четыре серии, Центр современного искусства Малаги, Малага, Испания
    • Cell of Emotions, Национальная картинная галерея, София, Болгария
    • Homage Louis Gallait, Государственный музей изобразительных искусств им. А.С. Пушкина, Москва, Россия
  • 2015:
    • Корпус Перду, Галерея Магды Даниш , Париж
    • Эрвин Олаф: Империя иллюзий, Museo de Arte Contemporaine de Rosario, Росарио, Аргентина
    • Ожидание, Флатландия, Амстердам
    • «Ретроспектива», Fondation Oriente Museu, Макао, Китай
  • 2014:
    • Искусство и мода, Галерея Магды Даниш , Париж
  • 2013 :
    • “Эрвин Олаф – Берлин”, Галерея Rabouan Moussion, Париж
    • “Эрвин Олаф – Ожидание”, Галерея Rabouan Moussion, Париж.
    • «Эмоции – инсталляции», Ла Сукриер, Лион
    • “Берлин”, Галерея Хастеда Краутлера, Нью-Йорк.
    • “Берлин”, Галерея Гамильтона, Лондон.
  • 2012:
    • Темная сторона , Галерея Rabouan Moussion, Париж
    • “Работы 2000 – 2010”, Галерея Art Statements, Гонконг
    • “Эрвин Олаф”, Галерея Конг, Сеул
    • «Рассказы», ​​Галерея Вагнера, Берлин.
  • 2011:
    • “Эрвин Олаф”, Галерея Art Statements, Токио
    • “Paradise the club”, Галерея Rabouan Moussion, Париж.
    • «Высокое напряжение», Карбон, Дубай
    • «Захваченные чувства», Cer Modern, Анкара.
    • “Эрвин Олаф”, Международный фестиваль фотографии Nordic Light, Кристиансунд
  • 2010:
    • “Erwin Olaf Hotel”, Галерея Магды Даниш , Париж
    • “Erwin Olaf Hotel”, Галерея Париж-Бениджин, Пекин
    • «Эрвин Олаф – Недавние работы», Hamiltons Gallery, Лондон.
    • «Отель, рассвет и закат», Галерея Хастед Краутлер, Нью-Йорк.
  • 2009:
    • Сумерки, Флатландия, Амстердам
    • “Série Laboral Escena”, Галерея Магды Даниш , Париж
    • “Дождь, надежда, горе и падение”, Институт Нидерландов, Париж
    • “Дротики удовольствия”, Музей Domus Artium, Саламанка.
    • “Движущиеся мишени”, Хайфский художественный музей, Хайфа.
Читайте также:
Винтажные фото красивых девушек и женщин конца XIX и начала XX века

использованная литература

внешние ссылки

Викискладе есть медиафайлы по теме Эрвина Олафа .
  • Студия Эрвина Олафа , официальный сайт
  • Галерея ВАГНЕР + ПАРТНЕР
  • Галерея Магды Даниш[1]

Эта статья о голландском художнике – незавершенная . Вы можете помочь Википедии, расширив ее .

  • v
  • т
  • е

Эта статья про европейского фотографа незавершена . Вы можете помочь Википедии, расширив ее .

Стильные кошки, которые заставят вас почувствовать себя немодными

Хоть животные и предпочитают свой природный “наряд”, но они так забавно выглядят в одежде, особенно кошки, на которых одежда сидит получше, чем на многих людях. Каждая из этих кошек знает, что такое имидж и мастерски его себе создает, а нам лишь остается оценивать и молча завидовать. Предлагаем вашему вниманию 30 стильных кошек, которые заставят вас почувствовать себя бесконечно отставшими от моды.

Фиолетовый очень идет к твоему серому меху

Прохладно стало, пора бы нарядиться в стильный свитерок

Когда-то было и ухо проколото, но сейчас не об этом..

Привет, а я тебя давно тут жду..

Быть четким – это не просто

По-моему эти туфли меня полнят

Эта киса знает толк в зимней моде

Джинсовый стиль идет всем, и даже кошкам

Кот с богатым внутренним миром

Наверное только котам идут круглые очки

Металкот на стиле

Стильно надо выглядеть всегда, даже во время тренировок

Отличный плащ для тех, кто ненавидит воду

Ты одевала мои туфли!?

Стильный шарфик надо завязывать по-стильному

У этого кота есть стиль? Oui.

Джинсовые куртки – это всегда модно

Дерзкий, но стильный

Я невеста, меня украли

Кажется мы стали забывать, что галстук-бабочка это стильно

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.