Фотограф Ричард Аведон – биография и работы

Фотограф Ричард Аведон и его творчество

Известный ныне фэшн-фотограф Стивен Майзел когда-то давным-давно, когда-то в детстве, будучи увлечёнными миром моды и фотографии, уговорил своих подруг позвонить в модельное агентство и договориться о фотосессии, его тогда интересовали такие модели, как Твигги, Верушка, которыми он просто восхищался. А вот представиться в этой детской авантюре его подруги должны были ни как иначе, как секретарями фотографа Ричарда Аведона, знакового фотографа не только в мире фэшн-фотографии, но и в мире фотографии в целом. Ведь совершенно не случайно именно Ричард Аведон по версии журнала “Popular Photographers” стал лучшим фотографом двадцатого века.

В фотографии Ричарда Аведона всегда интересовал портрет. Впрочем, как в фотографии, так и в живописи портрет является самым манящим и при этом самым сложным жанром. Ведь людям, чаще всего, нравится смотреть именно на людей. Но и передать внутренний мир человека, его состояние, эмоции, мысли в данный момент, момент, застывший на портрете, очень сложно. Ричарду Аведону это блестяще удавалось, на свою фотокамеру он запечатлел, как известных людей из мира искусства: мода, кино, эстрада, так и из мира политики. Ричард Аведон фотографировал политиков от Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон. Среди его фоторабот можно найти портреты художников Пабло Пикассо и Энди Уорхола. С его портретов на нас смотрят Чарли Чаплин и Мэрилин Монро.

В какой-то мере, подумают некоторые, Ричарду Аведону повезло, он жил и творил в эпоху, когда в мире ещё господствовала чёрно-белая плёнка. Теперь, в мире XXI века, привыкшем к цветным изображениям, мы очень часто восхищаемся именно чёрно-белыми снимками. Но в фотографиях Ричарда Аведона, как цветных, так и чёрно-белых, есть одна особенность – в них чувствуется рука мастера и талант.

Ричард Аведон родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года, родился в достаточно состоятельной еврейской семье. Его предки эмигрировали в Америку из России в конце XIX века.

Графиня Вера Готлиб Анна фон Лендорф или просто Модель Верушка

В детстве Ричард увлекался поэзией: он участвовал в выпуске школьной газеты, стал лауреатом поэтического конкурса среди школьников Нью-Йорка. Его интересовала и русская литература, поэзия. Повзрослев, Ричард Аведон начинает увлекаться фотографией, но поступает на философский факультет Колумбийского университета, который вскоре, всё же, бросает. Ричард Аведон понимает – делом всей его жизни должна стать фотография. Но уйдя из университета, Ричард вначале служит в армии, в морской пехоте, его служба приходится на годы Второй мировой войны, и лишь отслужив, в 1944 году, начинает активно заниматься фотографией. Он работает фотографом в рекламе и собирает собственное портфолио.

Элизабет Тейлор и модель Твигги

И в итоге Ричард Аведон демонстрирует своё портфолио арт-директору журнала о моде Harper’s Bazaar Алексею Бродовичу – дизайнеру и скульптору. Они начинают совместное сотрудничество, а Ричард также попутно учится мастерству у Бродовича.

С 1946 года он работает в журнале Harper’s Bazaar, открывает собственную фотостудию. С 1966 по 1990 годы работает штатным фотографом в Vogue. С 1992 года сотрудничает с еженедельником The New Yorker.

Фотографии Ричарда Аведона были изданы и в альбомах. Так в альбом «Avedon: The Sixties» («Шестидесятые») вошли фотографии участников Антивоенного движения, фотографии Битлз, модели Твигги, художника Энди Уорхола. В 1976 году на свет выходит альбом «The Family» («Семья»), в котором были собраны портреты политиков и бизнесменов. Затем появляется альбом под названием «In the American West» («Американский Запад»).

А 1 октября 2004 года великий фотограф покинул наш мир, но его творчество останется навсегда с нами…

Рекламные компании бренда Версаче, результат совместного творчества Джанни Версаче и фотографа Ричарда Аведона

А эта фотография сделана другим фотографом.
Ким Кардашьян обладает уникальным талантом перенимать, заимствовать, копировать)))

Ричард Аведон и его портреты

Ричард Аведон – классик мирового искусства фотографии и великий мастер портретов. Он настолько тонко чувствовал кадр и стоящую в нем модель, что его портреты получались не просто фотоснимками, а отпечатками на бумаге внутреннего мира человека.

Ранние годы

Richard Avedon родился в 1923 году в Нью-Йорке в еврейской семье. Его предки были эмигрантами из России, они уехали в Штаты в конце 19-го века. Отец Аведона владел универмагом на Пятой авеню, а мать происходила из семьи собственников швейной фабрики.

Родители старались воспитывать Ричарда в строгости и спрашивали о каждом израсходованном центе из выданных карманных денег. В школе мальчик увлекался литературой, и сам экспериментировал со стихами, причем однажды даже стал лауреатом поэтического конкурса, проводившегося среди нью-йоркских средних школ. Кроме этого, он исполнял обязанности помощника редактора в школьном журнале «The Magpie».

В семье Аведонов был фотоаппарат Kodak, и Ричард в свободное от школьных занятий время занимался его изучением. В 10 лет он сделал свою первую фотографию. На ней оказался композитор Сергей Рахманинов – он тогда жил на Манхэттене, в том же доме, что и дедушка Аведона.

Читайте также:
Винтажные селфи фото 1930-1940 годов

Увлечение стихами оказалось настолько серьезным, что Ричард даже поступил в Колумбийский университет, чтобы изучать поэзию и философию. Однако через год он бросил учебу. Страсть к фотографии проиграла университетским дисциплинам – снимки позволяли очень быстро воплощать бурлящие эмоции.

В 1942-1944 годах Аведон служит в морской пехоте США. Перед уходом на службу Ричард получил от отца в подарок камеру Rolleiflex. С ней он попал в Управление американским торговым флотом на должность помощника фотографа. Аведон снимал пехотинцев, которым делали удостоверения личности. По словам самого Ричарда, эта работа стала для него «настоящей школой портретной фотографии». Он сам занимался изучением мимики и строения лица, а также познавал основные съемочные приемы.

Карьера фотографа

После службы в армии Ричард немного поработал, делая рекламные съемки для универмага Bonwit Teller. Вскоре он понял, что хочет заниматься фотографией профессионально, поэтому собрал портфолио и пошел к Алексею Бродовичу – известному художнику и дизайнеру, эмигрировавшему из России в 1918 году. Бродович тогда работал арт-директором журнала Harper’s Bazaar.

1940-е годы были временем расцвета Vogue и Harper’s Bazaar, именно тогда происходило становление жанра фэшн-фотографии, а также появлялись новые формы и стили. Отзывы на портфолио Аведона оказались неоднозначными. На его снимках модели бегали по пляжу и играли в чехарду. В Harper’s Bazaar отказались печатать такие фото – модное издание посчитало неподходящими для себя изображения босых девушек. Однако арт-директор журнала отозвался о работах Ричарда как о «свежих и правдивых».

В 1945 году начала работать собственная фотостудия Аведона. Фотограф стал сотрудничать с разными журналами, в том числе, Life, Vogue, Harper’s Bazaar, Look, Theater Arts. Очень скоро усилиями Ричарда Аведона оформился новый жанр, основанный на переплетении фэшн-съемки и реальной жизни. У него было несколько главных принципов творчества:

  • минимальное количество деталей;
  • правдивость;
  • естественность;
  • взаимное уважение и взаимопонимание между фотографом и человеком в кадре.

Если еще совсем недавно моделей снимали только в павильонах в статичных позах, то Аведон делал свою работу где угодно: на улицах, в зоопарке и цирке, рядом с пирамидами в Египте и на космических площадках NASA.

Работы Ричарда Аведона

У Аведона вышло несколько десятков фотоальбомов, причем часть из них были напечатаны после его смерти. Он снимал и знаменитостей, и простых работяг. В 1955 году Ричард сделал снимок популярной тогда модели, известной как Довима. На девушке было вечернее платье от Dior, и она позировала с африканскими слонами.

В 1960-е годы Ричард Аведон фотографировал участников Антивоенного движения и Движения за гражданские права. Параллельно он снимал “Биттлз”, Энди Уорхола, Фрэнка Заппу, Дженис Джоплин, Твигги, Михаила Барышникова и Майю Плисецкую.

В 1976 году у Аведона вышел альбом «Семья», на страницах которого оказались портреты представителей правительства и деловой элиты. Среди них были Джордж Буш, Рональд Рейган, Генри Киссинджер, Дональд Рамсфельд, члены семей Рокфеллеров и Кеннеди.

В 1979-1984 годах Аведон работал над серией фотографий под названием «Американский Запад». Он объездил почти 200 городов в 17 штатах и сделал портреты сотен простых американцев – шахтеров, работников нефтяных вышек и безработных.

Для портретов Аведон обычно использовал простой белый фон, поэтому зритель не отвлекался на попадавшие в кадр посторонние предметы и полностью концентрировал внимание на модели.

Последние годы

Около двух десятков лет Ричард Аведон проработал в Harper’s Bazaar, еще примерно столько же в Vogue (его он покинул в 1989 году). В 1992 году Ричард устроился в американский еженедельник The New Yorker и стал первым в истории этого издания штатным фотографом. Его работы использовались в качестве иллюстраций к критическим статьям и эссе.

В 1997 году Аведон снимал календарь Pirelli, а в 1999 году выпустил альбом «Шестидесятые», в котором собрал работы, лучше всего отражавшие культуру 1960-х годов. Кроме звезд той эпохи на страницах оказались и безымянные солдаты, снятые во время поездки фотографа во Вьетнам.

Ричард Аведон не прекращал работать до самой смерти. Он умер в 2004 году от мозгового кровоизлияния в техасской больнице. В клинику он приехал для съемок альбома «За демократию».

Ричард Аведон – признанный мэтр портретной фотосъемки

Так получилось, что фотопортреты Ричарда Аведона всегда привлекали к себе пристальное внимание. Его снимки – это одновременно простые и сложные работы. Чаще всего зритель может увидеть, что на фотографиях преобладает невзрачный светлый фон, имеется ненавязчивая композиция, зачастую весь снимок в черно-белых тонах. Но в изображения так и хочется всматриваться, подробно разглядывать каждую деталь. На первый план в портретах Аведона всегда выходит модель. Уникальность работ Ричарда Аведона состоит в том, что в них он раскрывает внутренний мир своих персонажей, делает их особенными.

Читайте также:
Хэллоуин – фото образов

Биография и ключевые этапы жизни Аведона

Ричард Аведон появился на свет в Нью-Йорке в 1923 году. Его семья была близка к индустрии моды. Мир фотографии увлек мальчика рано. С 10 лет он начал осваивать фотокамеру и стал делать портреты родных, знакомых и соседей. В Центральном парке всегда можно было найти модель для съемки. Так Аведон предпринял первые шаги к портретной фотосъемке знаменитых личностей.

Помимо фотографии, будущий мастер увлекался литературой. Она оказала сильное влияние на его жизнь и творчество. К сожалению, сразу после школы реализовать свой потенциал Ричарду Аведону не удалось. Карьеру ему пришлось начинать с того, что он делал фотографии на документы для матросов Американского флота. Это была хорошая стартовая площадка для изучения физиономистики (метод определения типа личности человека, его душевных качеств и состояния здоровья, исходя из анализа внешних черт лица и его выражения).

Два года понадобилось Аведону, чтобы сделать второй шаг – начать снимать моделей для магазина модной одежды. Молодому мастеру удалось покорить заказчика своими работами и получить первый контракт. Лишь накопив небольшой опыт и наполнив портфолио, фотограф занялся получением специального образования в Лаборатории дизайна. Там же произошла судьбоносная встреча, решившая всю его дальнейшую карьеру. Фотограф познакомился с модным редактором тех времен А.Бродовичем, который и помогал ему делать дальнейшие шаги к популярности.

Аведон стал первым, кто смог передать в своих работах беззаботность и игривость фотомодели, а не просто делал снимок платья, как это было принято в то время. На его кадрах девушки развлекались: играли, стояли на ходулях, двигались. Такой подход произвел фурор в мире моды.

В течение долгих 20 лет фотограф сотрудничал с различными журналами, совершенствуя и развивая жанр модной фотографии, смешивая воедино подиум и повседневную жизнь.

Фотопортреты

Аведон не ограничивался только модной индустрией. После всеобщего признания мастер сотрудничал с журналом «Театральное искусство», принимал участие в съемках фильма, в качестве прототипа одного из героев. Результатом его деятельности стал альбом фоторабот, изданный в 1959 году.

Для портретной фотосъемки Аведон предпочитал использовать простой, чаще всего белый фон. Таким образом все внимание зрителя было сконцентрировано на модели и не отвлекалось на посторонние предметы в кадре.

Помимо знаменитостей, фотограф снимал и простых людей. В частности, во время Вьетнамской войны появились его работы, на которых были запечатлены американские солдаты и вьетнамские женщины в Сайгоне. Так мастер приобрел еще и опыт военной документалистики. Все это позволило Ричарду Аведону получить мировую известность, которая постоянно росла из-за огромного количества выставок и экспозиций фотохудожника.

«Американский звездопад»

Слава Аведона не была однозначной. Некоторые работы мастера не принимались публикой категорично. В частности, альбом «Американский звездопад» многие представители искусства раскритиковали сразу же после его выхода. В нем все фотографии были сделаны очень реалистично, не скрывая, а подчеркивая морщины, складки, возраст и недостатки лиц моделей. Все снимки были выполнены на белом фоне, в кадре находился только один объект, расположенный лицом к камере. Такой подход пришелся по вкусу далеко не всем.

Признание альбома «Американский звездопад» произошло лишь спустя многие годы. Зато потом все работы фотографа в этом стиле были названы гениальными и новаторскими. Теперь они – наследие истории Америки, где отпечаталась целая эпоха.

Скончался великий мастер на 82 году жизни, 1 октября 2004 года, в момент работы над серией фотографий «За демократию». Вклад Аведона в искусство портретной фотосъемки огромен, а его снимки вошли во все значимые учебники для фотографов.

Видеоканал Фотогора

Ричард Аведон – Жизнь и творчество

Жизнь и творчество

Фотоработы

  • Фотографии 1947-1949 гг.
  • Фотографии 1951-1959 гг.
  • Фотографии 1960-1969 гг.
  • Фотографии 1970-1979 гг.
  • Фотографии 1980-1988 гг.
  • Фотографии 1993-2004 гг.

Портреты, выполненные Ричардом Аведоном, обманчиво просты. Нейтральный, чаще белый, фон и незатейливая композиция мало объясняют гипнотизирующее воздействие, которое оказывают его работы на зрителя. Такого эффекта невозможно добиться одной лишь техникой – здесь нужна искренняя заинтересованность фотографа в своей модели. Ричард Аведон обладал кипучей энергией, редкой харизмой и удивительным человеческим очарованием. Фотографу удавалось принять участие в жизни каждого героя, внушить ему чувство собственной значимости. И человек, находящийся перед камерой, откликался – глазами, выражением лица, позой. Так зарождалась магия портретов Аведона, благодаря которой они стали классикой мировой фотографии.

Ричард Аведон родился в 1923 году в Нью-Йорке. Отец мальчика был владельцем довольно популярного магазина женской одежды на Пятой авеню, поэтому, можно сказать, в мир моды будущий фотограф погрузился буквально с пеленок.
Фотографией Ричард Аведон тоже увлекся очень рано. В десять лет замкнутый мальчик, которого мало привлекали уличные игры, принялся осваивать семейную камеру Kodak. Весьма примечательны первые модели юного фотографа – Сергей Рахманинов, который был соседом его деда, и младшая сестра, фотографируя которую, по словам самого Аведона, он и был «навсегда очарован женщинами». Умение передать на пленке женское очарование спустя много лет станет коньком мастера – так же, как и съемка портретов знаменитостей. Ну а пока Аведон делал первые шаги в фотографии – бродил в поисках натуры по Центральному парку Нью-Йорка и вступил в фотокружок.

Читайте также:
Оливье Рустен и Дженнер Кендалл для Balmain

В старших классах к увлечению фотографией добавилось увлечение литературой. В течение нескольких лет Ричард Аведон был редактором школьного литературного журнала «The Magpie» (где, естественно, публиковались и его собственные сочинения), а в 1941 году молодой человек стал лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка. Увлечение литературой оказало огромное влияние на стиль мастера. Позднее он говорил: «…Огромное влияние на меня оказала литература, чтение – великая вещь. Поведение персонажей книги настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения на социальной лестнице, полностью забывая о себе…» Разумеется, юноша продолжал жадно следить за творчеством ведущих современных фотографов. Особенно Аведона восхищали работы знаменитого фотографа Мартина Мункачи. «Это будет интересовать меня всегда» – писал Аведон в то время о фэшн-фотографии, признанным грандом которой был Мункачи.

Однако работа, которую удалось получить Ричарду Аведону после окончания школы, от фэшн-фотографии была весьма далека. В 1942 году юноша поступил на службу в фотоотдел Управления американским торговым флотом. Работая сначала помощником фотографа, а затем и фотографом, Аведон главным образом делал снимки новобранцев для различных документов. Но эта работа, которую лишь с большой натяжкой можно назвать творческой, стала для молодого человека отличной школой портрета. Фотографируя сослуживцев, он изучал строение лица, мимику и приемы портретирования. А сам тем временем готовился к большему.

Спустя два года фотографу-самоучке удалось уговорить управляющего отделом модной одежды крупного магазина «Bonwit Teller» одолжить ему несколько платьев для фэшн-съемки. Все небольшие сбережения фотографа ушли на найм профессиональной фотомодели. Но вложения окупились сторицей. Магазин приобрел работы фотографа и подписал с ним контракт, предложив дальнейшее сотрудничество.

Собрав портфолио, Аведон отправился получать специализированное образование. Он поступил в «Лабораторию дизайна» нью-йоркской Школы общественных исследований (New York’s New School for Social Research). Именно там произошло знакомство фотографа со знаменитым дизайнером русского происхождения Алексеем Бродовичем. Благодаря этому знакомству, в 1946 году фотографии Ричарда Аведона появились на страницах модного журнала «Harper’s Bazaar», где Бродович работал выпускающим редактором.

Снимки Аведона произвели настоящую революцию. Его фотографии, на которых модели играли в чехарду или ловко передвигались на ходулях, представляли разительный контраст с «замороженными» формальными изображениями, которые прежде публиковали модные журналы. Сам фотограф признавался: «Мне нравились воображение и веселье девушек, я обожал смотреть, как они двигаются. Я интересовался не собственно модой, но хотел отобразить на снимках этот взрыв энергии и радости». Новаторство оценили по достоинству. Аведон был принят в штат «Harper’s Bazaar» и продолжал оттачивать свой стиль, а уже через год организовал собственную фотостудию.

Сотрудничество Ричарда Аведона с модными журналами «Harper’s Bazaar» и «Vogue» продолжалось двадцать лет – с 1946 по 1966 год. Это были годы становления и расцвета фэшн-фотографии. Помимо Алексея Бродовича, Аведону посчастливилось работать с лучшими людьми «модной» индустрии того времени. Фотографу покровительствовали знаменитые редакторы модных журналов Диана Вриланд, Кармел Шоу, Марвин Израэл, его коллегами по цеху были Ирвин Пенн, Хиро и Бен Девидсон. Вместе с ними Аведон участвовал в создании нового лица журнальной иллюстрации и формировании современного образа модной фотографии. Аведон стоял у истоков жанра, предполагающего смешение фэшн-съемки c реальной жизнью. Он создавал образы посетителей бистро, игроков в казино, велосипедистов – а контекст реальной жизни лишь подчеркивал гламурный блеск персонажей.

В 1950 году Ричард Аведон развелся со своей первой женой, моделью Доркас Норвел (с которой прожил в браке около пяти лет) и женился на Эвелин Франклин. В 1951 году у фотографа родился сын Джон.
Пятидесятые годы стали для Аведона расцветом. К этому периоду относятся многие шедевры Ричарда Аведона например, снимок любимой модели Кристиана Диора -Давимы (Davima) в платье от молодого Ива Сен Лорана для дома Диор в окружении африканских слонов.

Хотя в модной съемке Ричард Аведон нашел свое призвание, он никогда не ограничивался только фэшн-фотографией. С 1952 по 1954 год, не прекращая сотрудничество с модными изданиями, Аведон был редактором и фотографом в журнале «Театральное искусство». А в 1956 году, в качестве художественного консультанта и автора фотографий, он принял участие в съемках фильма «Fanny Face» режиссера Стенли Донена с Одри Хепберн в главной роли. В сюжете фильма, одним из героев которого был фотограф Дик Авери (в исполнении Фреда Астера), прослеживались явные параллели как с судьбой самого Ричарда Аведона, так и с жизнью Мартина Мункачи, который когда-то был кумиром Аведона, а затем – коллегой по работе в «Harper’s Bazaar».

Читайте также:
Мрачная мистическая красота

Некоторым подведением итогов за этот период стал альбом фотографий Ричарда Аведона под названием «Наблюдения» («Observations»), который вышел в 1959 году. Он интересен тем, что над ним работали три знаменитости: Ричард Аведон (автор фотографий), Алексей Бродович (автор полиграфического оформления) и Трумен Капоте (автор текстов). При этом, в угоду дизайнерским изыскам Бродовича, Капоте пришлось изменять текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. В 1962 году в Смитсоновском институте Вашингтона прошла авторская выставка Ричарда Аведона, в оформлении которой также участвовал Алексей Бродович. Известный дизайнер вообще принимал участие в судьбе Ричарда Аведона вплоть до конца своей жизни. Однако, не в последнюю очередь благодаря непростому характеру Бродовича, их отношения нельзя назвать безоговорочно дружескими – дизайнер и фотограф навсегда остались строгим учителем и «нерадивым» учеником. «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», – с горечью сказал Ричард Аведон после смерти Алексея Бродовича в 1971 году.

В 1966 году Ричард Аведон расстался с «Harper’s Bazaar» и перешел в «Vogue». На страницах этого журнала он открыл миру модель Твигги, которая стала идеалом новой красоты. Для «Vogue» Аведону позировал Энди Уорхол со свежими шрамами после операций и Ринго Старр с белым голубем на руке. Лукино Висконти, Фрэнк Заппа, Боб Дилан – список знаменитостей, представших перед нами на фотопортретах работы мастера можно продолжать и продолжать.

Излюбленный прием фотографа при портретной съемке – нейтральный, по преимуществу белый фон. Благодаря ему, персонажи Аведона оказывались вне предметного контекста, который способен отвлечь зрителя от личности модели. Сам фотограф писал об этом так: «Я всегда, с самого начала, пользовался белым фоном. Серый фон – только тогда, когда присущий ему викторианский романтизм входит в конфликт с объектом съемки, как это видно на примере Энди Уорхола, демонстрирующего свои шрамы. При работе с белым фоном очень трудно удержаться от того, чтобы графичность не вышла на первый план».

Но на фотографиях Аведона появились и герои, далекие от гламура – ведь шли семидесятые, время хиппи и войны во Вьетнаме. В разгар вьетнамской войны Аведон приехал в Сайгон для фотосъемки американских солдат. Это поездка принесла ряд снимков (например, очень известный «Армия США с вьетнамскими женщинами. Сайгон»), при работе над которыми Аведону удалось очень успешно испытать себя в новом жанре военного репортера.

К этому времени перестал восприниматься как фэшн-фотограф, а слава его шагнула далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы Америки буквально боролись за каждую экспозицию Аведона – выставки следовали одна за другой. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) прошла выставка Ричарда Аведона – ретроспектива портретов, сделанных в 1945-1970 годах. В 1974 году нью-йоркский Музей современного искусства показал экспозицию, посвященную отцу фотографа. В следующем году в Нью-Йорке состоялась выставка «Портреты» (1969-1975 гг.), в которую вошли в том числе и работы антивоенной тематики. В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитан (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) прошли ретроспективы фэшн-фотографий Ричарда Аведона. Активно издавались и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г.), «Аведон: Фотографии», 1947-1977 гг. В 1976 году в журнале «Rolling Stone» были опубликованы фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам.

Между тем фотограф, при жизни признанный классиком, отнюдь не почивал на лаврах. Более того, к концу семидесятых годов он выработал новую стилистику «реальной» фотографии. Вместо гламурного сияния этот стиль давал портреты, отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки. Таким образом был выполнен альбом «Американский запад» («In The American West», 1985 г.) – строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра. Это снова была революция, но если идея привнесения в моду жизни, с которой началась карьера Аведона, сразу нашла множество поклонников, то новая «минималистическая» стилистика автора поначалу понравилась далеко не всем.

Портреты 1979-1984 годов, объединенные в проект «Американский запад», казались странными, выставку принимали не все музеи, а критика восприняла альбом негативно. Например, в журнале «Искусство в Америке» («Art In America») появилась статья Макса Козлова, в которой говорилось: «Он (Аведон) изображает американский запад, как быдло, состоящее исключительно из уродов». Многие критики просто отказывались считать эти работы предметом искусства. Лишь годы спустя фотографии альбома «In The American West» заняли подобающее им место в мировом культурном наследии – как уникальные художественные документы, непредвзято запечатлевшие целую эпоху.

Читайте также:
Девушки – Ангелы – фото на рабочий стол

С 1992 года Ричард Аведон работал штатным фотографом в еженедельнике «The New Yorker». Без портретов его работы не обходилась ни одна более или менее значимая статья. Параллельно Аведон занимался и собственными проектами. Одним из таких проектов была серия под названием «За демократию». При работе над ней на 82 году жизни Ричард Аведон скончался от кровоизлияния в мозг.

Фотограф Ричард Аведон (рубрика “Вдохновение”)

В продолжении рубрики “Вдохновение”, я предлагаю вам окунуться в творческий мир замечательного американского фотографа Ричарда Аведона. ))

По немногочисленным просьбам я буду к работам автора приобщать небольшой экскурс по его творческому пути. ))

«Если я хотя бы один день не занимался чем-нибудь, связанным с фотографией, мне казалось, что я пропустил что-то очень важное — как будто забыл проснуться».

Выбрать всего одну цитату, которая раскрывала бы характер Ричарда Аведона, практически невозможно. Хотя бы потому, что говоря о себе и фотографии, он слишком часто любил играть словами. Стоит только вспомнить его парадоксальное высказывание «Фотография не может быть неточной. Каждая фотография предельно точна. И при этом ни в одной из них нет правды». Но в цитате про забывшего проснуться фотографа пойманы два очень важных момента: он всю жизнь работал как сумасшедший и всю жизнь пытался найти «что-то очень важное».

«Создатель знаменитостей», с которым связана целая эпоха в истории фешн-фотографии, фотограф, который умел превращать людей в «символы самих себя» (портреты политиков от Дуайта Эйзенхауэра до Хиллари Клинтон, художников от Пабло Пикассо до Энди Уорхола, людей искусства от Чарли Чаплина до Бьорк), человек, исколесивший полстраны, чтобы сфотографировать рыбаков и шахтеров, официанток и дальнобойщиков. Он по-новому показал миру черно-белые снимки, при помощи всего двух цветов точно передавая чувства и эмоции, характер и внутреннюю красоту человека. Так, кем именно он был?

Ричард Аведон (Richard Avedon) родился в Нью-Йорке 15 мая 1923 года в семье еврейских эмигрантов из России. Его отец был владельцем магазина женской одежды на Пятой авеню, а в доме всегда можно было найти свежий номер «Harper’s Bazaar», «Vogue», или «Vanity Fair». «Я был фотографом с 13 лет, — будет потом вспоминать Аведон. — Я видел фотографии моделей, сделанные Стейхеном, Мункачи и Ман Реем в каждом выпуске, и я начал подражать им, фотографируя мою младшую сестру. Луиза была прекрасна. Ни у кого не было такой идеальной кожи, такой красивой длинной шеи и таких бездонных карих глаз… Мои первые модели — Дорин Лейт, Элиза Дэниелс, Одри Хепберн — были брюнетками с длинными шеями и овальными лицами. Все они были моими воспоминаниями о Луизе».

В старших классах к увлечению фотографией добавляется любовь к литературе. Вместе со своим одноклассником и лучшим другом, впоследствии ставшим великим писателем, Джеймсом Болдуином Аведон становится редактором школьного литературного журнала «The Magpie». А в 1941 году — лауреатом поэтического конкурса городских школ Нью-Йорка. Позднее Аведон скажет: «…Огромное влияние на меня оказала литература, чтение — великая вещь. Поведение персонажей настолько увлекает, что начинаешь изучать их характеры, взлеты и падения, полностью забывая о себе…» Однако из Колумбийского университета, где он изучает философию и поэзию, Аведон сбегает уже через год, чтобы поступить на службу в торговый флот. Здесь он фотографирует новобранцев для удостоверений личности. После окончания службы он делает окончательный выбор в пользу фотографии, возвращаясь к литературе только в своих портретах таких знаменитостей как Иосиф Бродский или Исак Динесен.

«Вы не можете отделить моду от мира. Мода — это образ жизни».

В 1946 году фотографии Ричарда Аведона появляются на страницах журнала «Harper’s Bazaar» и производят революцию в мире моды. Из безликих и «продуманных» студий фотограф вытаскивает моделей на пляж, он снимает их босыми, играющими в чехарду, проваливающимися в песок по самые щиколотки их красивых длинных ног. Когда фотографии были готовы, фешн-редакторы наотрез отказались их публиковать. Но новизну и потенциал идеи смог оценить выпускающий редактор «Harper’s Bazaar», знаменитый дизайнер Алексей Бродович. Фотографии были опубликованы, а карьера Аведона быстро пошла в гору. Бродович принимал участие в судьбе фотографа вплоть до конца своей жизни.

В 1959 году Аведон выпустит свою первую книгу фотографий — «Наблюдения». Над ней он работал вместе с американским писателем Труменом Капоте, который написал комментарии, и Алексеем Бродовичем, который занимался графическим оформлением и даже заставил Капоте изменить текст таким образом, чтобы каждый абзац начинался с определенной буквы. Однако отношения дизайнера и фотографа всегда были отношениями требовательного учителя и непослушного ученика. «Он так и умер, ни разу не похвалив меня», — скажет потом Аведон. Но это будет потом, а пока под предводительством редакторов Дианы Вриланд и Кармел Шоу вместе с Ирвином Пенном, Хиро, Беном Девидсоном и другими фотографами Ричард Аведон формирует новый взгляд на моду, на ее отражение в журнальных и рекламных фотографиях. Это годы формирования фешн-фотографии, становления новых форм и стилей.

Читайте также:
Самые женственные модные образы для мужчин 2021

Вместе с Пенном Аведон открывает выразительный минимализм студийных съемок и одновременно смешивает фешн-съемки c реальной жизнью. Он создает образы посетителей бистро, игроков в казино, велосипедистов, выводя моделей из студии на улицу, в кафе, в бар, в казино, в музейный зал. Съемочными площадками становятся зоопарки и цирковые арены, египетские пирамиды и космические площадки НАСА. Контекст реальной жизни лишь подчеркивает гламурный блеск. При этом его модели — это не куклы, наряженные в прекрасную одежду, это прежде всего женщины. Красивые, очаровательные, пленительные, эротичные и неповторимые. Сьюзи Паркер, летящая на фотографии на роликах по парижской Площади Согласия, скажет про Аведона: «Он был самим замечательным человеком в этом бизнесе, потому что первым понял: модели — это не просто вешалки для одежды». А сам фотограф скажет, что ему нравятся воображение и веселье девушек. «Я интересовался не собственно модой, но хотел отобразить на снимках этот взрыв энергии и радости». Как результат — модные журналы, издававшиеся исключительно для женщин, наперебой расхватывали мужчины.

Самым узнаваемым снимком 50-х годов становится фотография Аведона, на которой изображена модель Довима в платье, созданном молодым Ивом Сен-Лораном, в окружении африканских слонов. Фотограф называл её «самой удивительной и необычной красавицей своего времени». Довима говорила, что Аведон просил ее делать необычные вещи, но она всегда знала, что станет частью великой картины.

В тех же 50-х Аведон работает редактором и фотографом в журнале «Театральное Искусство», а также фото-консультантом на съемках фильма «Забавная мордашка» с Одри Хепберн и Фредом Астером в главных ролях. В 1958 году журнал «Популярная фотография» включает 35-тилетнего Ричарда Аведона в список «10 великих фотографов мира». Всего две цифры поменяются местами, и в 1985-ом он получит награду и звание «Мастер фотографии» от Международного центра фотографии в Нью-Йорке.

Сумасшедшие 60-е дарят миру рок-музыку и «Битлз», войну во Вьетнаме и антивоенные парады, мини-юбки и новое поколение модных дизайнеров. В 1966 году Аведон заканчивает свое долгое и яркое сотрудничество с журналом «Harper’s Bazaar», и с этого периода по 1990 год работает штатным фотографом «Vogue». На страницах этого журнала он открывает миру Твигги, подростковая внешность которой становится новым эталоном красоты.

Аведону позируют музыканты, художники, певицы, модели, балерины и скульпторы: “Битлз” в полном составе, Боб Дилан, Дженис Джоплин, Элис Купер,Фрэнк Заппа, Джоан Баэз, Энди Уорхол, Майя Плисецкая, Михаил Барышников, Эдгар и Джонни Винтер, Луис Невельсон и многие другие… Все они предстанут в своеобразной фото-летописи поколения 60-х, книге «Аведон: Шестидесятые». Но в этом же альбоме будут и неизвестный американский солдат, снятый на военной базе во Вьетнаме, Дэвид Макрейнолдс — активист антивоенной лиги, Глория Эмерсон — корреспондент газеты «The New York Times» во Вьетнаме, доктор Бенджамин Спок — педиатр, активист антивоенного движения, Чикагская семерка.

Помимо девушек-моделей Аведон фотографирует пациентов психиатрических больниц, участников движения за гражданские права, демонстрантов, протестующих против войны во Вьетнаме, людей, празднующих падение Берлинской стены. Его перестанут воспринимать исключительно как фешн-фотограф, и его слава шагнет далеко за пределы модных журналов. Выставочные залы Америки начнут бороться за каждую экспозицию Ричарда Аведона. В 1970 году в Институте Искусств (Миниаполис) — ретроспектива портретов, сделанных им в 1945-1970 годах. В 1974 году — экспозиция, посвященная отцу фотографа, в нью-йоркском Музее современного искусства. В следующем году в Нью-Йорке — выставка «Портреты». В 1978 и 1980 годах в музее Метрополитен (Нью-Йорк) и Музее Института искусств (Беркли) — ретроспективы фешн-фотографий. Активно издаются и фотоальбомы: «Портреты» («Portraits», 1976 г.), «Аведон: Фотографии» (1947-1977 гг). В 1976 году в журнале «Rolling Stone» публикуются фотографии серии «Семья», которые также объединяются в своеобразный альбом, посвященный известным политикам и бизнесменам.

Однако следующему проекту Аведона объявляется бойкот. Многие критики просто отказываются считать новые работы фотографа предметом искусства. Речь идет об альбоме «Американский запад».

«Когда я был молодым, мои требования как художника в точности совпадали с требованиями журнала, в котором я работал. Они печатали то, что я хотел выразить. Но сейчас то, что интересует журналы моды, перестало быть интересным мне».

С 1979 по 1984 год Аведон объезжает 17 штатов и 189 городов, чтобы сфотографировать 752 человека. Результатом пятилетних съемок стал вышедший в 1985 году альбом «Американский запад». Фермеры, водители грузовиков, продавцы, официантки, рабочие на заводах, нефтяных и угольных месторождениях, их лица навсегда остались в истории не только Америки, но и всего мира. Аведон вырабатывает новую стилистику «реальной» фотографии, на смену сияющему гламуру приходят отчетливо прорисованные до последней морщинки, шрама, родинки портреты.

Читайте также:
Хельмут Ньютон – фотографии и биография

Большинство американцев не захотело признать себя в этих лицах. Аведон фотографировал то, что неловко и страшно: старение, смерть и отчаяние жизни. Экспозицию не принял ни один музей Нью-Йорка.

Первое представление грандиозного фото-проекта состоялось лишь в Музее Картера в форте Уорт штата Техас, и уже далее экспозиция прошла по ряду музеев и галерей Америки.

Строго фронтальный ракурс, нейтральный фон, единственный объект в центре кадра.

«Я ненавижу камеры, они всегда помеха, всегда стоят у меня на пути. Если бы я только мог «фотографировать» глазами…»

Аведон не научился «фотографировать» глазами, но когда он создавал «Американский запад», камера больше не стояла у него на пути.

«Вот как были сделаны эти снимки: я фотографировал человека на фоне белого полотна, крепившегося к стене или зданию, а иногда просто к боковой стенке трейлера. Я работал в полумраке, потому что солнечный свет создает тени, блики, ставит акценты, словно указывая вам, куда именно надо смотреть. Я стоял рядом с камерой, не позади нее, на несколько дюймов левее объектива. Когда я работал, я должен был сам вообразить кадр, так как, не смотрел в объектив и не знал в точности, что именно получится. И благодаря этому достигался эффект естественности. Казалось, человек на фотографии всегда был здесь, ему никто не говорил принять такую позу, спрятать свои руки или улыбнуться, и, в конце концов, присутствие камеры и фотографа исчезало».

Словно Аведон изо всех сил пытался добиться объективности, прекрасно понимая, что портрет — это еще не сходство. «Как только эмоция или факт преобразуются в фотографию, они перестают быть фактом, чтобы стать мнением».

«Каждый фотографирующийся знает, что его фотографируют. Поэтому он неестественен, он поневоле создает образ самого себя. Но есть еще и мои представления. Мое «я» вступает в отношения с «приготовленной» личностью модели. Ответ, полученный в результате — производное от тех взаимодействий, которые происходят прямо в студии. Это химический процесс».

В 1992 году Аведон становится первым штатным фотографом за всю историю знаменитого еженедельника «The New Yorker». Он говорит, что сфотографировал почти всех знаменитостей в мире и теперь надеется фотографировать людей, обладающих многими достоинствами и талантами, но неизвестных. Его фотопортреты иллюстрируют критические статьи и эссе. Также он дает мастер-классы в Международном центре фотографии в Нью-Йорке.

Великий фотограф умирает в больнице штата Техас 1 ноября 2004 года на 82-м году жизни от кровоизлияния в мозг. Его новая серия фотопортретов под названием «За демократию» остается незаконченной.

«Это как проклятие. У меня нет покоя в душе. Я постоянно работаю и уже перестал понимать, что можно делать, кроме работы. Это девиз моей жизни: «Я обдумываю следующую фотографию».

«Я все время смотрю и очень редко слушаю. Я могу беседовать с кем-то и в какой-то момент перестать слушать, только притворяясь, что я это делаю. Мои хорошие друзья всегда замечают, когда это происходит».

«Я верю в маньяков, в асов своего дела, я верю, что ты должен любить свою работу так сильно, что она превращается в единственное, что ты хочешь делать. Я верю, что единственная вещь во всем мире, которая никогда не предаст тебя — это твоя работа. Я не верю в выходные».

«Я составил свой список «не надо»: не надо искать наилучший свет, не надо выстраивать композицию, не надо поддаваться искушению красноречивых поз. И все эти «не надо» приводят меня к тому, что «надо». К белому фону, к личности, которая мне интересна, и к тому, что происходит между нами».

Вы можете не знать имени Ричарда Аведона, но где-нибудь так или иначе вы видели его снимки. Его фотографии моментально узнаваемы. Часто на них изображены известные люди — звезды как Мэрилин Монро, или политики как Дуайт Эйзенхауэр, но даже если человек на фото — никому неизвестный рыбак, вы все равно поймете, что снимал Аведон. Черно-белые картины, никакого заднего плана, никаких вспомогательных предметов, только люди, вглядывающиеся в вас.

«Мои портреты больше обо мне, чем о тех, кого я фотографирую».

Убийца с камерой

17.07.2019
Редактировать статью

Первым в объектив его камеры попал Сергей Рахманинов. Затем – Мэрилин Монро и Майя Плисецкая. Ричард Аведон был легендой глянца, но запомнили его как автора жестоких портретов умирающего от рака отца.

Ричард Аведон родился 15 мая 1923 года в Нью-Йорке. Его отец Иаков Исраэль Аведон еще подростком приехал в США из Российской империи и почти сразу попал в сиротский приют. Это изменило характер Иакова не в лучшую сторону: жесткий и бескомпромиссный, он всегда стремился лишь к финансовому благополучию, приговаривая, что «в жизни важны лишь три вещи: физическая сила, образование и деньги». Методы воспитания у отца тоже были довольно экзотическими: так, когда Ричарду было 12 лет, Иаков позволил ему выпить бутылку вина, после чего мальчик в полной мере ощутил, что от алкоголя больше вреда, чем веселья.

Читайте также:
Belarus Fashion Week – фото

К 30 годам Иаков открыл ателье, со временем переросшее в большой просторный магазин одежды на Пятой авеню. «Жизнь его была типичной для еврейского иммигранта: трудности, горе и непонимание в чужой стране. Дед стал успешным дельцом, но потерял все, когда началась депрессия, –рассказывал внук Иакова, Джон Аведон. – Он разорился моментально, едва ли не в “чёрную пятницу”, и страдал от этого всю оставшуюся жизнь. Его интересы составляли только ценные вещи и банкноты».

Жена Иакова Анна Полонски была совсем другой: ее отец владел бизнесом по пошиву платьев, так что она никогда не волновалась об удовлетворении базовых потребностей. Анна поощряла интерес Ричарда к моде и искусству, водила мальчика на концерты классической музыки и обсуждала с ним последние коллекции парижских модельеров. Ребенок обклеивал стены комнаты фотографиями из модных журналов и мечтал когда-нибудь оказаться на месте мастера, сделавшего снимки. «Трехлеткой я листал не детские книжки, а The New Yorker и Vogue. Я знал о моде многое, не умея даже толком читать», – вспоминал Аведон.

Единственное, что всегда смущало ребенка, так это «безжизненность» фотографий, от которых веяло надуманностью и порой даже безвкусицей. Впоследствии Ричард вспоминал, что и в его семье к фотографиям относились чересчур серьезно: «Мы придумывали сюжет, позировали перед чужими роскошными домами и одалживали комнатных собачек. Все снимки в нашем альбоме были построены на лжи, демонстрации того, кем мы не являемся, но так отчаянно хотим быть».

Один из своих первых снимков мальчик сделал, когда ему было девять: он сфотографировал Сергея Рахманинова, который был их соседом. «Меня изумляло, что этот музыкант может играть на рояле часами, практически не прерываясь, – вспоминал фотограф. – Наверное, именно тогда я понял ценность дисциплины и строгости: без них мастерство не отточишь». Тогда же, изучая возможности отцовского «Кодака», Ричард стал фотографировать младшую сестру Луизу, которая отличалась особой, «трагичной красотой».

В полной мере трагизм проявился позже, когда девушка стала страдать ментальным расстройством. Около десяти лет она провела в психиатрической лечебнице и умерла в возрасте 42 лет, когда Ричард был на пике своей карьеры. «Луиза была очень красива и очень несчастна. Когда ей было чуть за 20, она помогала мне в студии, но вскоре перестала говорить и впала в кататонический ступор, – рассказывал фотограф. – В начале своей карьеры я хотел снимать исключительно брюнеток с длинными шеями и большими карими глазами. Они были проводниками в мир воспоминаний о сестре».

Подростком Аведон ходил в среднюю школу Девитта Клинтона в Бронксе, писал стихи и занимался школьной газетой «Сорока». В 17 лет Ричард даже победил в поэтическом конкурсе, но в итоге решил посвятить свою жизнь фотографии. Отучившись, впрочем, всего год в Колумбийском университете, он пошел служить в торговый флот США и сделал тысячи снимков на удостоверения военнослужащих. Фотографии моряков были как под копирку – портрет анфас на белом фоне. Но именно тогда Ричард понял, что отсутствие антуража позволяет «вытащить» на снимок всю суть человека.

Два года спустя фотограф-самоучка уговорил продавца универмага Bonwit Teller одолжить ему несколько нарядов для модной съемки и потратил все свои сбережения, чтобы нанять модель. И буквально сразу получил предложение о работе от Алексея Бродовича – арт-директора Harper’s Bazaar. В 1946 году Аведон сделал серию революционных снимков, на которых модели не выглядели безжизненными: они дурачились, смеялись и бегали босиком по пляжу. Коллеги-фотографы возмущенно фыркали – 23-летний выскочка нарочно делает все по-другому, чтобы свергнуть их с пьедестала. Ричард же просто хотел показывать не моду, а «образы, отражающие прилив энергии и счастья».

Тогда же Ричард встретил и свою первую любовь – 19-летнюю сотрудницу банка Доркас Ноуэлл. Они прожили в браке пять лет, а когда развелись, Аведон только и мог думать, что о «своей милой Доу, ради которой готов проползти на коленях весь Бронкс». Впрочем, уже спустя два года фотограф женился снова, но союз с Эвелин Франклин был для него «тихим убежищем без всякого огня». Вторая жена, родившая Аведону единственного сына, смиренно играла роль второго плана. «Я должен быть немного влюблен в своих моделей. Но это не та влюбленность, что ведет к сексуальным отношениям, а увлечение образом, который хочется запечатлеть», – говорил Ричард.

Читайте также:
Fashion illustration Иллюстрации на тему моды и гламура

Декорациями для его фотографий служили египетские пирамиды, ярмарочные палатки и арена Cirque d’Hiver Bouglione в Париже, где в 1955 году Аведон сделал знаменитый снимок «Довима и слоны». Впоследствии кадр называли «лучшей рекламой Dior за все времена», но сам автор эту работу удачной не считал. «Глядя на фотографию, я каждый раз думаю, что пояс платья должен развеваться влево. Из-за небольшого досадного упущения я никогда не буду доволен этим снимком», – говорил Аведон.

В конце 50-х, устав от съемок под открытым небом и сложных композиций, Ричард стал все чаще делать студийные фото на белом фоне. К тому моменту он был уже очень известен. В 1957 году Paramount Pictures даже выпустили мюзикл «Забавная мордашка» о фотографе, прототипом которого стал Аведон. Обаятельного парня с камерой, неожиданно увидевшего в продавщице книжного магазина будущее «лицо с обложки», сыграл Фред Астер. В роли хозяйки прилавка снялась Одри Хепберн, давняя муза Ричарда. «Одри в объективе – это подарок. Ее невозможно сделать еще совершеннее, она и так само совершенство», – говорил фотограф.

Получить такой комплимент от Аведона дорогого стоило, ведь в те годы он был одержим идеей показать всем истинное лицо героев съемки. Иногда в стремлении сорвать «маску» Ричард даже прибегал к небольшим хитростям. Так, фотографируя герцога и герцогиню Виндзорских в 1957 году, Аведон рассказал им, что его собаку сбила машина. «Когда я пришел, у них наготове была фирменная роль: “монаршая семья на обложку”, – вспоминал фотограф. – Но Бесси и Эдуард повсюду таскали своих обожаемых мопсов, и новость о несчастье, якобы постигшем моего пса, на миг преобразила их лица. Собак эти люди любили куда больше, чем евреев».

В возрасте 35 лет Аведон попал в «десятку величайших фотографов мира» по версии журнала Popular Photography. Но он стремился не к славе, а к максимальной самореализации, объясняя, что «ненавидит камеры и мечтает фотографировать, просто моргая глазами». Предмет его гордости, фотоальбом «Ничего личного», продемонстрировал американцам известных личностей и простых людей, какими их видел Аведон. Отечное лицо Дороти Паркер, обнаженный торс Аллена Гинзберга, уставший взгляд Мэрилин Монро, а рядом – снимки пациентов психиатрической клиники и чернокожих студентов.

Сам фотограф характеризовал издание как «сборник лучших работ», но критики провозгласили альбом «аморальной книжонкой, возглавляющей тройку самых бестолковых книг года». Аведона обвинили в лицемерии: он то приукрашивал знаменитостей, то выставлял лжецами, дураками и психами. В этом была доля правды: Ричард, который к тому моменту уже покинул Harper’s Bazaar и работал в Vogue, проводил одну «глянцевую» съемку за другой. Он фотографировал Майю Плисецкую и Марлен Дитрих, проводил коммерческие съемки для Du Pont и Helena Rubinstein. При этом Аведон не прекращал создавать свои выразительные, порой пугающие портреты, из-за которых на него и взъелись критики. Сам Ричард объяснял, что, «будучи признанным мастером модной фотографии, он всегда ощущал, как сильна его социальная ответственность».

Все свои гонорары Аведон тратил на личные проекты: путешествовал с камерой по Америке, фотографировал участников протеста против расовой дискриминации, делал снимки врачей и солдат во Вьетнаме. Но самыми известными стали снимки его смертельно больного отца – Ричард впервые выставил их в Нью-Йоркском музее современного искусства в 1974 году. После этого его стали называть «убийцей с камерой». По мнению критиков, фотографии демонстрировали агрессию и обиду Ричарда, который таким образом мстил отцу за недостаток внимания и жестокосердие. «Сначала я думал, что это проявление нежности и любви к папе, а потом стал допускать мысли, что во время съемки я словно убивал его через объектив, – вспоминал Аведон. – Я спросил своего психоаналитика, есть ли в моих подозрениях рациональное зерно, и он ответил: “Скорее всего. Но разве это наказуемо, если ты никому не причинил вреда?”».

Потеряв отца, Ричард и сам попал в больницу: у него начались серьезные проблемы с сердцем. Осознание неизбежности смерти вдохновило фотографа на серию работ «На Американском Западе» – проект, над которым Аведон трудился пять лет. За это время в объектив фотографа попали почти 800 человек. Он снимал фермеров и домохозяек, ездил на месторождения нефти, скотобойни и в тюрьмы, чтобы продемонстрировать всем «истинный Запад». Как всегда, трактовка работ Аведона была неоднозначной: в то время как одни восхищались его умением в точности передавать эмоции людей, другие углядели на снимках «грязное использование простых американцев и искажение образа Запада». Сам фотограф утверждал: все намного проще. Он считал этот цикл лучшим из завершенных, поскольку, оказавшись на пороге смерти, «почувствовал незримую, но прочную связь с этими абсолютно незнакомыми людьми».

Читайте также:
Современная Германия и германские мужчины

Однако смерть, которую Аведон был готов встретить еще в 70-х, пришла к нему лишь спустя четверть века. За эти годы Ричард успел поработать первым штатным фотографом в The New Yorker, сделать два календаря Pirelli, провести не один десяток лекций и начать работу над серией снимков «Демократия» о президентских выборах. Увы, завершить ее фотограф-легенда так и не успел – он скончался в больнице Сан-Антонио от кровоизлияния в мозг 1 октября 2004 года. «Изображения почти заменили нам книги и речь. По-моему, это накладывает на фотографов огромную ответственность», – говорил Аведон.

Стиль Шейхи Мозы: 25 светских образа

Не так просто выглядеть стильной, ведь нужно многие вещи если не знать, то чувствовать интуитивно и создание собственного имиджа порой становится интересным, но не всегда легким трудом. А вот в арабском мире, чтобы выглядеть стильно и современно, нужна еще и смелость. Сегодня мы расскажем вам о женщине, которая вызывает неподдельное восхищение не только прекрасным чувством стиля, но и смелостью – это Шейха Моза бинт Насер аль-Миснед (родилась 8 августа 1959 г.).

Жена эмира Катара — элегантная Моза

Источник фото — Шейха Моза инстаграм

Будучи второй женой Катарского эмира, матерью семерых детей, один из которых является наследником эмира, получив высшее образование в Национальном университете Катара, она виртуозно балансирует между традиционной и современной женственностью.

Правда, Моза не сразу стала вести столь активную публичную жизнь, сначала она занималась рождением и воспитанием детей.

Считается, что Моза оказывает очень большое влияние на политику и социальную жизнь своей страны, она лично общается практически со всеми главами и первыми лицами ведущих арабских, европейских государств и США.

Шейха Моза — самая стильная и влиятельная женщина арабского мира

Созданный ею Арабский демократический фонд ведет свою деятельность для развития гражданского общества и свободных СМИ.

Государственный Парк науки и технологий, созданные с ее участием призван превратить Катар во вторую кремнивую долину.

Также активно жена эмира занимается благотворительностью.

О политической жизни Мозы можно рассказать много, но мы все же хотим рассмотреть подробнее ее стиль и его составляющие.

Стиль, который создала для себя первая леди Катара – Шейха Моза

Моза прекрасно сочетает традиционную и современную женственность в своем имидже

Моза, конечно же, выбирает известные мировые бренды, но ее шикарный элегантный внешний вид получился таким не только благодаря именитым лейблам. Мы видим, как успешно применяет Моза какие-то элементы традиционного женского арабского костюма и современные модные приемы.

Длинные платья в пол, но при этом по фигуре или приталенные, брючные костюмы, с прямыми брюками или брюками-юбками. Для арабской женщины это чуть ли не дерзость, но как же она прекрасно выглядит эта дерзость.

Прекрасна в глубоком синем — Шейха Моза, жена Катарского эмира

Традиционные детали – это тюрбан и палантины, закрытые плечи, декольте и руки, интересные сложные, крупные украшения.

Платья в пол и брюки-юбка смотрятся на Мозе элегантно и современно

Закрытый силуэт Моза с легкостью компенсирует хорошо продуманными деталями, будь-то просто объемные защипы на ткани или множество тонких ремешков на талии, блуза с мелким гофре или фактурная аппликация из той же ткани, что и одежда.

При создании образа Моза внимательна к деталям

Так же успешно Моза играет с цветовыми решениями. Как правило, мы видим на ней одноцветные, максимум двухцветные комплекты. Мозу сложно увидеть в одежде из ткани с мелким невнятным принтом.

Цвета она выбирает либо нейтральные: черный, белый, серый, либо яркие, насыщенные и глубокие: синий, бордо, лиловый, изумрудный. Это вполне соответствует теории цветотипов, так как Моза обладает зимним типом внешности и выбирает именно «зимнюю» гамму цветов.

Моза предпочитает подходящие зимнему цветотипу холодные глубокие оттенки

Такой подход делает и без того яркую внешность первой леди Катара еще и элегантной, притягивающей взгляд к ее лицу, что безусловно, на руку не просто женщине, а влиятельной фигуре в мировой политической верхушке.

Икона женского стиля арабского мира — Шейха Моза

Вот такой видели Шейху Мозу в 2017-м на конференции QITCOM:

Шейха Моза, 2017

Стиль Шейхи Мозы, 2017

Шейха Моза в костюме от Jean Paul Gaultier

Шейха Моза: повседневный стиль

Если взять две крайности западного и восточного мира касательно женственности, о том, что ее нужно максимально открыть или, наоборот, максимально закрыть, то Моза наверное является женщиной, успешно опровергающей такие крайние подходы, она доказывает нам всем, что женственность прекрасно согласуется с принципом «золотой середины».

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: