Графиня Воронцова – биография и картины

Биография Елизаветы Воронцовой

Муж – Михаил Семёнович Воронцов
Дочь – Софья Михайловна Воронцова

Воронцова Елизавета (08.09.1792 – 15.04.1880) – светлейшая княгиня, придворная дама, фрейлина, попечительница женских учебных заведений. Ей посвятил свои некоторые стихотворения поэт А.С. Пушкин.

Юные годы

Елизавета Ксаверьевна (девичья фамилия – Браницкая) родилась и выросла в богатом родительском имении Белая Церковь (ныне город в Киевской области). Бала младшей из пяти детей, имела двух братьев и двух сестер. Отец – граф польского происхождения Ксаверий Браницкий, мать Александра – племянница князя Г. Потемкина.

Мать со всей серьезностью подходила к воспитанию всех детей, организовала им отличное домашнее образование, долго опекала их. В 1807 году Елизавете пожаловали титул фрейлины. Девушка продолжала жить в отчем доме до 26 лет, строгая мать не торопилась с ее замужеством, тогда как отец хотел быстрее выдать ее за поляка. В 1819 году вместе с матерью отправилась в длительную европейскую поездку, которая оказалась для Елизаветы судьбоносной.

Семья

В Париже Елизавета встретила Михаила Воронцова – графа и генерала, который попросил ее руки. Там же они обвенчались, невеста принесла в новую семью внушительное приданое. Несколько месяцев молодые вели светскую жизнь в Париже. В 1820 году в Петербурге у них родилась дочь Катерина, прожившая всего несколько дней. Чтобы отвлечь жену от потери, граф повез ее в Европу. Они побывали в Австрии, Италии, Франции, Англии.

В Лондоне в 1821 году родилась их дочь Александра. Через год они вернулись в Россию и поселились на родине Елизаветы, где появился на свет сын Александр. Из-за назначения графа Новороссийским генерал-губернатором семья переехала в Одессу в 1823 году. В конце года родился еще один сын Семен.

После приобретения графом Алупки Воронцовы построили там настоящий дворец, ставший впоследствии достопримечательностью и памятником архитектуры. Теперь в нем находится музей. Елизавета самостоятельно руководила оформлением замка и прилегающего парка. В 1837 году там останавливался император Николай с семьей. Чета Воронцовых собирала вокруг себя все светское общество, покровительствовала творческим деятелям, коллекционировала предметы искусства.

Елизавета вела активную жизнь, многие годы возглавляла благотворительное общество, помогавшее нуждающимся и сиротам. Любила устраивать увеселительные мероприятия. Она была очаровательна, остроумна, моложава. Хорошо играла на органе и фортепиано, имела множество поклонников. В обществе ее часто называли Элизой. С помощью своих подруг В. Шуазель и О. Нарышкиной часто собирала балы, ставила спектакли. Но семейная жизнь не была гладкой, неверностью страдали оба супруга.

Пушкин и Раевский

Пушкин так же, как и многие мужчины, был очарован графиней. Об их отношениях сложились противоречивые мнения. Одни считают, что роман был невинным, другие высказывают предположение, что Елизавета родила от поэта дочь Софью. Известно, что Воронцовой были адресованы несколько стихов поэта («Талисман», «Сожженное письмо» и др.). Кроме того, Пушкиным было нарисовано довольно много ее портретов.

Александр Сергеевич посещал практически все мероприятия в доме Воронцовых, пользовался библиотекой графа. Вскоре отношения с Михаилом ухудшились, и Пушкин в сердцах написал довольно обидную эпиграмму на графа. В 1824 году поэт отправился в ссылку в Михайловское, откуда вел переписку с Элизой, которая значится в его Донжуанском списке.

В доме Воронцовых на правах родственника жил Александр Раевский, также влюбленный в графиню. Он, как и Пушкин, подозревается в отцовстве Софьи. Сам он считал ее своей дочерью. Их отношения с Елизаветой были сложными, она часто старалась отдалиться, чем провоцировала скандалы. Оскорбленный муж избавился и от этого поклонника графини, выслав его в Полтаву.

Последние годы

После кончины мужа жизнь графини стала боле удаленной от светского общества, много времени она посвящала делам домашним, особенно их семейному архиву. По свидетельству современников, тогда она и подвергла уничтожению часть документов, в том числе переписку с Пушкиным. Продолжала благотворительную деятельность, построила сиротский дом, открыла церковь.

Умерла Елизавета Ксаверьевна в преклонном возрасте. Была похоронена рядом с супругом в Спасо-Преображенском соборе Одессы. Но покой четы был нарушен в 1936 году. Перед сносом собора их останки были извлечены, а гробы разграблены. В результате скелеты графа и графини оказались выброшенными на окраине Одессы близ кладбища. Их захоронили местные жители. В 2005 году останки были перезахоронены в возрожденном соборе.

Как великий Пушкин оказался третьим лишним: Любовный дуэт Елизаветы Воронцовой и Раевского

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Елизавета Воронцова

То, что тогда происходило в Одессе, можно было назвать любовным треугольником или же любовным четырехугольником, но несомненно то, что главным элементом этой романтической геометрии оказалась Елизавета Воронцова, урожденная Браницкая.

Читайте также:
Жены политиков – диктаторов, фото и биографии

Она родилась в семье поляка, графа Ксаверия Браницкого, и Александры, урожденной Энгельгардт, приходившейся племянницей Григорию Потемкину. Елизавета, младшая из трех дочерей, все детство, юность и даже существенную часть взрослых по тогдашним меркам лет провела почти безвыездно в имении родителей Белая Церковь в Киевском воеводстве. Детям было дано прекрасное образование, воспитанием мать занималась сама. Елизавета и ее сестра даже были определены во фрейлины императрицы – но из родительского дома младшая из девочек Браницких не уехала. Елизавета Ксаверьевна настолько привыкла к затворничеству, что позже, когда ее увлекательная светская жизнь на время сменялась уединением, довольно скучным, переносила однообразную череду дней совершенно спокойно, чем удивляла знакомых, хандривших в деревне. Вообще, сдержанность, вежливость, умение себя держать и прекрасные манеры выгодно отличали Елизавету, что позже сделает ее одной из самых привлекательных дам своего времени.

Обе старшие сестры уже были замужем, когда в возрасте 26 лет Елизавета отправилась за границу вместе с матерью. Прибыв в Париж в январе 1819 года, она почти сразу же встретила там 36-летнего Михаила Семеновича Воронцова, участника Отечественной войны 1812 года, который был богат, уверенно продвигался по государственной службе и казался завидным женихом. Да и Елизавета не особенно рисковала засидеться в девицах – ее приданое оценивалось во много миллионов, родители отписывали дочери в случае замужества всю полагающуюся ей часть семейного состояния, как и другим сестрам. Воронцов произвел на Александру Браницкую весьма хорошее впечатление, он заручился согласием своего отца, и уже в апреле состоялась свадьба.

Немного попутешествовав по Европе, молодые приехали сначала в Белую Церковь, а затем в Петербург. Первая беременность Елизаветы разрешилась, казалось, удачно, но новорожденная девочка вскоре скончалась; Воронцовы тяжело переживали потерю, счастливыми родителями им удалось стать через год, когда на свет появилась дочь Александра. Всего за время супружества Елизавета Ксаверьевна родила троих сыновей и трех дочерей, причем одна из них, Софья, возможно, была рождена не от Воронцова – сам он, во всяком случае, этого ребенка за своего не признавал. Кто же был тот, кому эта молодая богатая и всеми уважаемая дама отдала свое сердце?

Александр Пушкин

В 1823 году Воронцов был назначен генерал-губернатором Новороссии и Бессарабии, он поселился в Одессе, куда приехала и его супруга. В том же году, в июне, в городе появился поэт Александр Пушкин, отправленный в ссылку на юг и зачисленный на службу в канцелярию генерала-губернатора и уже пользующийся славой как модного знаменитого поэта, так и удачливого дамского угодника. Очень быстро он приобрел благосклонность многих одесских дам, вовсю ухаживал за Амалией Ризнич, пока в один прекрасный день не увидел Елизавету Воронцову.

Если множество событий и подробностей, имеющих отношение к одесскому скандалу, до сих пор являются предметом яростного спора пушкинистов и литературоведов, то одно несомненно – Воронцова захватила внимание Пушкина, стала для него объектом страсти и музой, ей он посвятил больше всего рисунков-портретов на полях своих рукописей, в ее адрес были написаны стихи в период ссылки позже, в том числе и после свадьбы с Натальей Гончаровой.

Елизавета с легкостью умела очаровывать новых знакомых. Небольшого роста, с немного неправильными чертами лица она, тем не менее, была очень привлекательна, грациозна, женственна, приветлива. Поэт никак не мог оставить без внимания супругу генерала-губернатора, и вскоре после знакомства его сердце и вдохновение уже были у ее ног. Относительно того, насколько отвечала Елизавета на его чувства, есть разные точки зрения. Возможно, между Пушкиным и Воронцовой действительно возник роман, который привел к появлению на свет в апреле 1825 года дочери Софьи. Именно с ней связывают стихотворение «Младенцу», которое Пушкин, по-видимому, адресовал своему незаконному ребенку. Есть версия, что другое произведение, «Сожженное письмо», было написано под влиянием настоящего, полученного от Воронцовой письма, где она сообщала Пушкину о беременности.

Отношения между мужем Елизаветы и Пушкиным, вначале довольно дружеские, стали портиться, именно Воронцов стал адресатом нескольких эпиграмм поэта, а кроме нее еще нескольких. Под влиянием, по-видимому, ревности, Воронцов добился высылки из Одессы Пушкина, и тот отправился в село Михайловское. На прощание Воронцова подарила поэту перстень. Из всей переписки с Елизаветой сохранилось лишь одно письмо Пушкина к Воронцовой – марта 1834 года, и одно более раннее, написанное ею и датированное декабрем 1833.

Читайте также:
Девушки в очках и красивый макияж для тех, кто носит очки

Александр Раевский

Но как бы ни был поэт влюблен в свою «Элизу», вероятнее всего, не он стал героем ее романа – а впрочем, и это только версии. Известно то, что кроме Пушкина в Одессе был еще один поклонник Воронцовой, отчаянно искавший ее расположения. Это был Александр Раевский, брат Марии Волконской, которая в 1826 году отправится за мужем в сибирскую ссылку. Александр, незаурядный, умный, мыслящий молодой человек, никак не воплощал в жизнь свои таланты, олицетворяя собой тот самый тип «лишнего» человека, что попадал в фокус русской литературы XIX века.

С Елизаветой Ксаверьевной Раевский был знаком еще до ее замужества. Он был своим человеком в доме Александры Браницкой, которая приходилась ему дальней родственницей. Мать Елизаветы очень любила Раевского и с удовольствием принимала его у себя в крымском имении, там же Александр виделся с Воронцовой, часто навещавшей мать. В 1824 году Раевский оставил военную службу и перебрался в Одессу, где часто имел возможность видеть Елизавету – на балах, в театре, во время приемов, которые она устраивала в своем доме. Чтобы не навлекать на себя подозрений со стороны супруга, Раевский использовал Пушкина, с которым познакомился еще на Кавказе и поддерживал приятельские отношения.

По некоторым свидетельствам, прежде всего от Ф.Ф. Вигеля, Раевский вовсю подначивал поэта усилить ухаживания за графиней Воронцовой, таким образом отводя от себя внимание мужа и получая возможность больше видеться с Елизаветой, не навлекая на себя подозрений.
Во всяком случае, его страстная влюбленность подтверждена письмами – прежде всего отца Раевского, который неоднократно упоминал о тех глупостях, что творит ради Воронцовой сын: «Может быть, его посадят в сумасшедший дом при первом его сумасшедшем поступке, которого я ожидаю», – позже писал дочери Раевский-отец, генерал.

В 1826 году по подозрению в причастности к декабрьскому восстанию Александр был арестован, но вскоре вышел на свободу и вернулся в Одессу. Доподлинно известно, что этот претендент на благосклонность Воронцовой стал в итоге вызывать у ее мужа не менее сильную неприязнь, чем Пушкин. К тому же, возможно, именно эта связь была реальной – ведь отношения поэта и Элизы по крайней мере один из его друзей называл чисто платоническими.
В 1828 году разгорелся скандал, который взбудоражил всю Одессу. Считается, что Раевский остановил карету Воронцовой с хлыстом в руке и принялся выкрикивать дерзости, упоминая к тому же об их общей дочери. Сцена эта, возможно, была просто сплетней, однако именно тогда Воронцов подал полицмейстеру прошение применить к Раевскому санкции из-за преследования его жены – случай для того времени беспрецедентный, ведь такое обвинение компрометировало всех участников дела. Спустя некоторое время Раевский был выслан из Одессы в Полтаву – по другому основанию, из-за участия в антиправительственных разговорах. С Воронцовой он больше не встречался.

Елизавета Воронцова вошла в знаменитый Донжуанский список Пушкина. С Раевским он остался, как свидетельствуют письма, в хороших отношениях после одесского периода, что говорит, возможно, о том, что поэт не чувствовал себя побежденным соперником, ибо таковым не являлся.
Сам Раевский спустя некоторое время женился, в браке родилась дочь, которую он, вскоре овдовев, воспитывал один.
А сам обманутый или же слишком мнительный муж, в свою очередь, был замечен в связи с одной из подруг жены, Ольгой Нарышкиной, у которой родилась дочь – тоже Софья – удивительным образом похожая на новороссийского генерала-губернатора.

У пушкинских эпиграмм, кроме Воронцова, было множество адресатов, в том числе и знаменитый Курилка-журналист.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

«Широкорожая Лизка». Чем Воронцова покорила императора Петра III

В фондах Государственного Исторического музея находится портрет знатной дамы, выполненный Алексеем Антроповым, знаменитым в середине XVIII века художником. С холста скромно смотрит корпулентная девушка далекая от идеалов красоты. На лице фрейлины застыла легкая улыбка, роскошное платье ее украшено высокой наградой. Это Елизавета Воронцова. В 1762-м году она была пожалована орденом Св. Екатерины I степени и стала кавалерственной дамой Большего креста. Для высшего света это было событие из ряда вон выходящее: до этого орден Св. Екатерины жаловался только принцессам королевской крови.

Правда, почему фрейлина удостоилась такой чести, ни для кого не было секретом: Елизавета была подругой сердца Петра III, который пришел к власти после смерти императрицы Елизаветы Петровны. Взойдя на престол, он сделал Воронцову своей «официальной фавориткой» и старался проводить с ней все свое время. Великосветские дамы шептались, не веря своим глазам: император выбрал себе самую невзрачную из всех фрейлин, над чьей внешностью не иронизировал только ленивый.

Читайте также:
Как выглядела Шейха Моза в молодости

Неудачный брак

Не мудрено, что самый уничижительный отзыв о Елизавете оставила супруга Петра – будущая Екатерина II. В бытность великой княгини она писала, что Воронцова была «очень некрасивым, крайне нечистоплотным ребёнком с оливковым цветом кожи, а после перенесённой оспы, стала ещё некрасивее, потому что черты её совершенно обезобразились и всё лицо покрылось не оспинами, а рубцами».

Брак Екатерины Алексеевны с Петром Ульрихом не был счастливым. Они познакомились, когда ей было 10 лет. В 16 лет она вышла замуж. Будущий претендент на российский престол был лишь на год старше ее. Семейные отношения, откровенно говоря, не сложились с самого начала. У Петра была своя жизнь, у Екатерины – своя.

Их венчание состоялась в 1745 году, а в 1754 году она родила сына, будущего императора Павла I. О том, что это был не ребенок Петра, говорит письмо, в котором он писал ей: «Прошу вас этой ночью отнюдь не утруждать себя, чтобы спать со мною, поелику поздно уже обманывать меня».

Историки предполагают, что возможным отцом был граф Салтыков, с которым в те годы была дружна Екатерина. Через два года, в 1756-м в ее жизни появился польский посланник при российском дворе Станислав Август Понятовский.

«Бог знает, почему моя жена опять забеременела! Я совсем не уверен, от меня ли этот ребенок и должен ли я его принимать на свой счет», – сохранилась в истории фраза Петра III.

Стоит отметить, что любовные связи Екатерины Алексеевны не были для него секретом. У него у самого была подруга, чьим вниманием он дорожил превыше всего. Ею была вторая дочь уважаемого графа Романа Воронцова, одного из первых деятелей русского масонства. Всего у него было пять детей. Старшая дочь Мария удачно вышла замуж за графа Петра Бутурлина, младшая – Екатерина – вошла в историю как княгиня Дашкова, одна из заметных личностей российского Просвещения, стоявшая у истоков Академии Российской наук. Сын Александр запомнился как государственный деятель екатерининского и александровского царствований, а Семен – как российский посланник в Великобритании. Средняя же дочь Елизавета сыскала неожиданное внимание при дворе. Это было тем удивительнее, что в отличии от своих братьев и сестер она отличалась особой непривлекательностью. О ней отзывались как о «толстой и нескладной», «с обрюзглым лицом», называли «широкорожей». Петр же называл свою подругу просто «Романовной» и, не стесняясь, оказывал ей все знаки внимания.

Имеются сведения, что Пётр с Екатериной устраивали даже совместные ужины со своими фаворитами – с Понятовским и Воронцовой. Якобы, они проходили в покоях Великой княгини. После, удаляясь на свою половину, Пётр шутил: «Ну, дети, теперь мы вам больше не нужны».

Его симпатия к Воронцовой была так велика, что он не скрывал своего намерения жениться на фрейлине Воронцовой. Историки предполагают, что Пётр III откровенно побаивался своей жены, а с Романовной ему было спокойно и комфортно. К тому же она разделяла его забавы: наследник престола любил играть в солдатики и устраивать в своих покоях представления, используя в качестве действующих лиц своих слуг. В этих увеселениях добродушная Романовна всегда поддерживала его.

Стоит отметить, что ее сестра Екатерина, наоборот, была на стороне жены Петра. Оказывая той симпатию и почтение, она всячески старалась избегать общества Елизаветы и будущего наследника.

В своих «Записках» Дашкова вспоминала: «Однажды, отозвав меня в сторону, он удивил меня своим замечанием, вполне достойным его нехитрой головы и простого сердца ‹…› „Дитя мое, — сказал он, — вам бы не мешало помнить, что водить хлеб-соль с честными дураками, подобными вашей сестре и мне, гораздо безопаснее, чем с теми великими умниками, которые выжмут из апельсина сок, а корки бросят под ноги».

Несмотря на предостережение, Екатерина сделала свой выбор, став сподвижницей будущей императрицы Екатерины II. Неоднократно в своих воспоминаниях, она называла себя наиболее активной участницей государственного переворота 1762 года, благодаря которому та пришла к власти.

После Петра

Своего царствования Петр III Фёдорович дожидался почти 20 лет, а продержался на нем всего 186 дней: в 1762 году он вступил на престол после смерти Елизаветы Петровны.

Существует версия, что заговор против него начал складываться еще задолго ее до смерти. Неприязненные отношения между супругами уже не были не для кого тайной. Накануне Петрова дня 28 июня Петр III отправился Петергоф для участия в больших празднествах, в резиденции его не встретила Екатерина Алексеевна, главный организатор этого торжества. Императору доложили о ее побеге ранним утром в Петербург с гвардейским офицером Алексеем Орловым. Стало ясно, что события приняли критический оборот, и подозрения в измене подтвердились.

Читайте также:
Советские журналы для женщин, обложки глянца СССР

В этот же день Петру III пришлось подписать отречение от российского престола. Он был арестован и отправлен в Ропшу, где через несколько дней умер. По официальной версии причиной смерти был приступ геморроидальных коликов, усилившийся от продолжительного употребления алкоголя.

Мстить сопернице пришедшая к власти Екатерина II не стала. Она, конечно, уволила Воронцову от двора и лишила её придворного звания камер-фрейлины, объявив также незаконным награждение её орденом Св. Екатерины, но при этом решила помочь материально. Она назначила Романа Воронцова наместником Владимирской, Пензенской и Тамбовской губерний. Его благосостояние так стремительно росло, что в народе он получил прозвище «Роман — большой карман». В свою очередь она приказала ему определить дочь, выделив ей часть своего имения, «чтоб она уже ни с кем дела не имела и жила в тишине, не подавая людям много причин о себе говорить».

Через пару лет после переворота, в 1765 году, Елизавета Воронцова вышла замуж за полковника, потом статского советника Александра Ивановича Полянского. Когда на свет у них появился сын, то крёстной матерью его стала сама императрица Екатерина II.

Амурные истории Воронцовского дворца в Алупке

В 2007 году в Алупке по рекомендации своего отца – легендарного британского премьера Уинстона Черчилля побывала его младшая дочь Мэри Черчилль. Гостью из Британии спросили, что же так запомнилось ее отцу. Мэри, не задумываясь, ответила: «Конечно же мраморные львы Джованни Бонанни и замок в стиле Тюдоров».

Замок по праву считается самым романтическим местом в Крыму. Да и его строительство, затеянное первым генерал-губернатором Новороссии графом, а позже светлейшим князем Воронцовым М.С. не обошлось без тайной любовной истории. Здесь, в труднодоступных местах Алупки он, словно, хотел спрятать от внешнего взгляда свою возлюбленную Элизу.

Идея строительства дворца на склоне горы Ай-Петри родилась у графа Воронцова во время прогулки на яхте вдоль южного берега Крыма, Воронцов заметил на горных неприступных склонах крымской горы дома местных татар в персидском стиле с цветущими садами. Мало кто вообще замечал эти места. А у Воронцова, надо сказать, была прекрасная летняя резиденция в Гурзуфе и губернаторский дворец в Одессе. Но граф был неумолим в своем желании переехать в Алупку. Постепенно здесь из каменных глыб появляется сказочный дворец.

    В Крыму распространена легенда о татарине-пилигриме, который отправился в Мекку из Алупки, когда та была еще пустынной местностью.

Расположение замка в бывшем татарском селении во многом объясняет его мавританский восточно-персидский стиль и исламские росписи на южном центральном портале: «Нет победителя, кроме Всевышнего!» Говорят, что сами крымские татары были поражены красотой этого строения. Но для кого так старался граф Воронцов. Кто вдохновлял его на протяжении двадцати лет строительства?

  • Любопытный факт: Его современник и наше ВСЕ – Александр Сергеевич Пушкин, столкнувшись с Воронцовым напишет: «Воронцов — вандал, придворный хам и мелкий эгоист. Он видел во мне коллежского секретаря, а я, признаюсь, думал о себе что-то другое». В запале поэт увековечит Воронцова в своем хлестком четверостишии:

Полу-милорд, полу-купец,

Полу-мудрец, полу-невежда,

Полу-подлец, но есть надежда,

Что будет полным наконец.

Однако причиной сарказма Пушкина был не сам Воронцов, а ревность. Пушкин был очарован его супругой Элизой Воронцовой – графиней Елизаветой Ксаверьевной Браницкой (дочерью польского барона). Да, Пушкин, как собственно и сам светлейший князь, попал под ее чары. Вот где к месту сказать: Ай да Пушкин, Ай да с%кин сын! Кстати, после такой эпиграммы отношения Элизы с Пушкиным охладеют. Она посчитала его слова оскорблением в адрес ее любящего мужа. Тем более, что у нее уже был другой любовник.

  • «С врожденным польским легкомыслием. желала она нравиться, и никто лучше ее в том не успевал, напишет в своих мемуарах Филипп Вигель. — Быстрый нежный взгляд ее миленьких глаз пронзал насквозь; улыбка ее уст, казалось, так и призывает поцелуи».

Любопытный факт из жизни А.С. Пушкина!

  • Гений русского слова оказался в окружении губернатора не случайно. С 1820 года поэт оказался в опале у властей и был сослан в Кишинев, а затем в 1823 году был переведен в Одессу под присмотр нового генерал-губернатора Новороссийского края и Бессарабии М.С. Воронцова. В Одессу с мужем прибыла и супруга Елизавета. П ушкин, волей судьбы оказался в кругу этой супружеской четы. Ему полагалось исполнять обязанности канцелярского чиновника по ведомству иностранных дел. Проще говоря – писаря. Конечно же поэт был вне себя от этого. Но тут подвернулся роман с графской супругой Елизаветой. Хотя историки поправят, что это Пушкин окажется жертвой интриги другого любовника Браницкой – друга их семьи Александра Раевского. Он был в доме губернатора своим человеком: семья Раевских состояла в родстве с графиней Браницкой. И так получилось, что Александр Раевский потерял всякую осторожность в отношениях Элизой (Елизаветой Браницкой). Тем более, что и она была очарована черноглазым ярким молодым Раевским и его ухаживаниями. Чтобы скрыть свои отношения Раевский фактически подставил Пушкина. Он заметил увлечение поэта графиней и при личных встречах с князем Воронцовым фактически оклеветал Пушкина, сделав его главной мишенью для ревности мужа. Для Пушкина это закончилось бескровно. Он был по требованию Воронцова в 1824 году удален из Одессы в Псков.

Тем временем любовная “Санта-Барбара” отъездом Пушкина из Одессы не закончилась. Третьего апреля 1825 года в семье Воронцовых родилась дочь, нареченная Софьей. Но губернатору донесли, что ее настоящий отец – это его близкий друг семьи – Раевский. Однако Михаил Семенович не хотел верить этой клевете. В годы своей военной службы в армии Багратиона он видел и слышал всякое. Молодой граф Воронцов прошел Отечественную войну с Наполеоном до самого ее победного конца и был назначен в 1815 году командующим оккупационного корпуса в Париже. Здесь Воронцов проявил благородство и милость к своим подчиненным, а также к местным жителям. А было за что их наказать.

  • В 1818 году перед возвращением русских войск из Парижа Михаил Воронцов узнал от местных ростовщиков сведения о долгах его офицеров и солдат. Сумма составила около 1,5 миллиона рублей. Михаил Семенович продал свое имение Круглое, полученное по наследству от родной тёти – княгини Екатерины Дашковой, чтобы закрыть долги перед французскими рантье.

Также и в этом случае с Раевским. Граф проявил великодушие и простил Раевскому. Но тот не унимался:

  • В июне 1828 года Воронцовы готовились к визиту царя Николая I с супругой. Карету с графиней Браницкой, ехавшей на встречу с императрицей, остановил Раевский и, размахивая хлыстом перед кучером, громко кричал: «Позаботьтесь о нашей дочери!».
  • После этого случае, уже по просьбе своей супруги, он удалил Раевского из круга своей семьи и отправил его в Полтаву. Граф принял все меры, чтобы репутация его жены не пострадала и признал Софью своей дочерью, но долгое время оставался холоден в отношениях с растущей дочерью и супругой. Тем более для этого были основания. Софи резко отличалась от остальных детей Воронцовых: темноволосая, смуглая и кареглазая — точная копия Раевского. Хотя остается и вторая версия. Дескать – Софи – это дочь Пушкина.

Но судьба не закончила на этом испытания Воронцовых. Из-за их трагичности не хочу упоминать их здесь. И это несмотря на то, что светлейший князь всячески пытался умилостивить Бога. Он первым в истории Крыма возводит соборный храм Святителю Иоанну Златоусту в Ялте (1837), Храм во имя всех Крымских Святых и Святого великомученника Феодора Стратилата в Алуште (1842). Будучи генерал-губернатором Воронцов уделяет все свое время развитию Новороссии. Крым и Одесса в его правление превращаются в торговые и производственные центры. По его распоряжению проложили шоссе из Ялты до Севастополя, окаймляющее южный берег полуострова. Василий Андреевич Жуковский в 1837 году восторженно напишет в своем дневнике: «Чудная дорога — памятник Воронцову». Граф содействовал и развитию крымского виноградарства. На Южном берегу высадили более четырех миллионов французских, испанских и греческих виноградных лоз. Алупка стала центром производства вина, не уступающего лучшим европейским сортам. Здесь же появилось первое в России морское пароходство соединившее Крым с Одессой.

Все внмание графа было приковано к строительству дворца в Алупке. Эскиз был сделан в 1831 году. Для этого генерал-губернатор с супругой специально приехали в Англию, чтобы встретиться с модным для того времени английским архитектором Эдвардом Блором. Однако тот ехать в Крым напрочь отказался. Но сделал проект дворца, не выезжая на место. Воспользовавшись рисунком местности.

В этом британскому архитектору помог его ученик Вильям Гунт. Он же руководил строительством на месте до 1848 года. Он потратил свое состояние и даже перестал считать новые расходы. Благо что развитый им бизнес виноделия давал высокую прибыль.

  • Любопытный факт из истории:
  • Музейный работник Степан Щеколдин уже в советское время чудом дважды спас дворец от разорения и подрыва в период Великой Отечественной войны.

Кроме строительства дворцовых зданий граф п ригласил в Алупку на 25 лет садовника Карла Кебаха и ботаника Христиана Стевена, которые работая в Алупке и Никитском ботаническом саду создали школу российского садово-паркового искусства на Южном берегу Крыма.

В 1844 году в Вене дочь князя Михаила Семеновича – Софья, вышла замуж за графа Андрея Павловича Шувалова и приехала жить в Алупку. В 1847 году в западной части гостевого корпуса тот же архитектор Гунт построил для графини Софьи Михайловны Шуваловой и ее семьи одноэтажный флигель, в котором Софья создала домашнюю уютную обстановку в отличие от парадных залов дворца. Комнаты украсили мебелью из красного дерева.

В наше время сюда, во дворец в Алупке и его парк любят наведываться молодожены и проводить свадебные фотосессии. Ведь дух романтики и любви по сей день не покинул беседки и аллеи воронцовского парка.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

История любви графини Воронцовой (прообраз Татьяны Лариной)

Истории, подобные описанной Александром Сергеевичем в “Онегине”, случаются везде, во все времена и похожи друг на друга: в провинции живет юная романтическая девушка, мечтающая о любви, но влюбиться в ее окружении не в кого. И появляется Он, кавалер из столицы, привлекательный уже одним тем, что непохож на скучных провинциалов. Она, конечно, влюбляется со всем пылом и страстью, а он отвергает ее чувства… Через некоторое время история повторяется уже наоборот: Она замужем, а Он пылает чувствами.

В Х1Х веке таких историй было просто невероятное количество, поэтому, когда вышел знаменитый роман в стихах, множество современниц Пушкина узнавали себя в Татьяне, жена Ивана Пущина, лицейского друга поэта, часто говорила мужу: “Как верно описал меня ваш друг”, а свои письма к супругу подписывала “Таня”. И Марию Раевскую выдали против ее воли за генерала, вдвое ее старше… Современники и друзья Пушкина, его биографы и литературоведы кого только не прочили в Татьяны, но в нашей истории ее зовут Елизавета Ксаверьевна Воронцова.

Она отнюдь не бедная провинциалка, а дочь великого коронного гетмана графа Ксаверия Браницкого и Александры Васильевны Энгельгард — любимой племянницы всесильного Потемкина, живет в роскошном поместье Белая Церковь в Киевской губернии, читает романы и ждет Его. И Он появляется – Александр Раевский — сын знаменитого героя войны 1812 года и сам участник войны. Дальний родственник матери нашей героини, он приехал отдохнуть после ранения. Высокий, худой, в очках, с умным насмешливым взглядом небольших тёмных глаз, овеянный военной славой, Александр Раевский держался загадочно, говорил парадоксами, и Элиза влюбилась без памяти. Наш герой смотрел на барышню свысока, на чувства не отвечал и уехал, простившись весьма холодно. Она вслед ему написала письмо-признание, Он в ответе резко отчитал влюбленную девушку.

Ей уже 27 – старая дева, мать устала предлагать женихов. Элиза говорит, что никто ей не нравится. Мать настаивает, и тогда дочь соглашается на любого жениха, ей, мол, теперь все равно…

Графиня была очаровательна, известный мемуарист Вигель так ее описал: “В ней не было того, что называют красотою; но быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь; улыбка ее уст, которой подобной я не видел, казалось, так и призывает поцелуи”. Ему вторил Владимир Соллогуб: “Небольшого роста, с чертами несколько крупными и неправильными, княгиня Елизавета Ксаверьевна была, тем не менее, одной из привлекательнейших женщин своего времени. Все ее существо было проникнуто такою мягкою, очаровательною, женственною грацией, такой приветливостью, таким неукоснительным щегольством, что легко себе объяснить, как такие люди, как Пушкин, и многие, многие другие, без памяти влюблялись в княгиню Воронцову”.

Граф, впоследствии князь, Воронцов, как и муж Татьяны Лариной, достоин был если не любви Элизы, то уж уважения – точно. О его воинских доблестях и заслугах во время службы в Крыму и на Кавказе написаны книги, но вот немножко о его человеческих качествах: в своих войсках он запретил телесные наказания солдат, организовал для них школы и сам составлял программы. Когда русские войска вошли в Париж, Воронцов стал командиром русского оккупационного корпуса. Окончив войну, офицеры, понятно, расслабились – рестораны, барышни, карты… наделали долгов. Побежденные на оплату долгов не очень надеялись, возможно, и не требовали, но Воронцов решил, что его офицеры должны уйти из Парижа достойно – он оплатил все их долги из собственного кармана, продав для этого одно из лучших своих имений.

Воронцов с женой приехали в Петербург. Графиня появилась при дворе — полная впечатлений о первом заграничном путешествии, с ворохом модных парижских нарядов — и имела ослепительный успех. Сам император Николай 1 увлекся ею, но Элиза, по воспоминаниям современников, “из гордости или из расчета посмела выскользнуть из рук царя”, что обычно не удавалось придворным барышням, “и это необычное поведение доставило ей известность” в светских кругах.

Раевский, увидев Елизавету Ксаверьевну блестящей светской дамой, женой известного генерала, принятой в лучших гостиных, влюбился. Незнакомый доселе с сильными чувствами, он потерял голову, и любовь эта, затянувшаяся на несколько лет, исковеркала его жизнь, как считали современники. Отец его писал: “Несчастная страсть моего сына к графине Воронцовой вовлекла его в поступки неблагоразумные, и он непростительно виноват перед графинею”.

Граф Воронцов получил назначение в Одессу, Раевский с помощью графини Браницкой, понятия не имевшей о чувствах дочери, получил теплое местечко при новом губернаторе Одессы. Раевский решает во что бы то ни стало завоевать любовь Элизы. На правах родни и сослуживца постоянно бывает в доме Воронцовых, много времени проводит в салоне графине, где часто устраиваются музыкальные вечера и спектакли, где собираются любители искусства и литературы.

Насколько далеко зашли отношения Элизы и Раевского, неизвестно, но они много времени проводили вместе. Может быть, она ответила ему, как Татьяна Ларина Онегину, мол, я другому отдана, а может, закрутила легкий роман, кто знает? Но что-то между ними было…

И вот в Одессу, тоже на службу к Воронцову, приезжает Александр Пушкин, давний знакомый Раевского. Оба рады встрече, Пушкин высоко ценит друга, посвящает ему стихи и прочит необыкновенную будущность. Пушкин как раз начинает работу над новым романом в стихах, Раевский рассказывает ему об Элизе, ее история волнует поэта, и вот друзья уже называют ее между собой Татьяной, Пушкин знакомится с ней ближе, и между поэтом и графиней вспыхивает любовь.

Желчный, завистливый Раевский сходит с ума от ревности, но он не вызывает соперника на дуэль – там еще неизвестно, кто кого убьет, нет, он находит более действенный способ устранить соперника и начинает нашептывать Воронцову о неприличном поведении поэта, позорящем его имя.

Воронцов поначалу относится к Пушкину очень хорошо, позволяет работать в своей библиотеке, а к сонму обожателей вокруг жены он привык, да и сам был не без греха, но Раевский не перестает настраивать его против поэта. Тогда-то Воронцов и отсылает Пушкина в длительную командировку – “на саранчу”. Поэт не остается в долгу и пишет известную эпиграмму:

Полу-милорд, полу-купец,
полу-мудрец, полу-невежда,
полу-подлец, но есть надежда,
что будет полным, наконец.

Воронцов такого никак не заслуживал, графиня была неприятно поражена как злостью, так и несправедливостью. Однако Пушкина вскоре простила, и Раевский встревожился не на шутку. И он написал Воронцову прямой донос на поэта. Не буду вдаваться в подробности, но Пушкина выслали в Михайловское, а Раевский продолжал осаждать Элизу.

А она то ли поняла, что представлял собой “идеал” ее молодости, то ли просто охладела, но встречи прекратила. Раевский, бывший о себе весьма высокого мнения, смириться с этим не мог, он повсюду преследовал графиню, однажды с хлыстом в руках остановил на улице ее экипаж и заставлял выйти из кареты, а потом крикнул: “Заботьтесь хорошенько о наших детях” или – по другой версии – “о нашей дочери”.

Скандал получился невероятный. Воронцов вышел из себя и под влиянием гнева написал письмо в Петербург, после которого было получено высочайшее повеление о немедленной высылке Раевского в Полтаву, к отцу, “за разговоры против правительства и военных действий”.

Она прожила долгую жизнь и каждый день читала стихи Пушкина, а когда зрение стало изменять, просила, чтобы ей читали их вслух. Умерла графиня в 1880 году, надолго пережив всех трех мужчин своей жизни.

А что же ее роман с Пушкиным? Оба унесли свою тайну в могилу. Она незадолго до смерти уничтожила дневники и письма, он до последнего дня не снимал с руки подаренный ею при расставании перстень-талисман. Почти за 200 лет, что минули с их встречи, об их любви написаны сотни исследований, диссертаций и книг. Все гадают, какую роль сыграла Элиза в жизни поэта, на какие стихи вдохновила. Но все это домыслы, слухи, сплетни, обрывки разговоров и писем…

Говорят, что дочь Воронцовых Софья была дочерью Пушкина, говорят, что в Михайловском он получал письма, запечатанные таким же, как у него перстнем, и тогда убегал из комнаты, чтобы прочитать их в одиночестве, а потом сжигал. Еще рассказывают, что кому-то удалось прочитать под одним из этих писем странную подпись “вобюлиманс”, потом об этом написал стихи другой поэт – Андрей Вознесенский:

Как заклинание псалма,
безумец, по полю несясь,
твердил он подпись из письма:
“Wobulimans” – “Вобюлиманс”.

“Родной! Прошло осьмнадцать лет, у нашей дочери – роман.
Сожги мой почерк и пакет.
С нами любовь. Вобюлиманс.
P. S. Не удался пасьянс”.

Мелькнёт трефовый силуэт
головки с буклями с боков.
И промахнётся пистолет.
Вобюлиманс – С нами любовь…

Биография Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой

Жена Новороссийского генерал-губернатора графа М. С. Воронцова, в канцелярии которого Пушкин служил в Одессе. По свидетельству многих современников, была предметом сильного увлечения поэта.

Пушкин познакомился с Елизаветой Ксаверьевной в сентябре 1823 года и зимой 1823-1824 годов стал постоянным посетителем ее салона. С ее именем исследователи связывают несколько шедевров пушкинской лирики: стихотворения “Сожженное письмо”, “Желание славы”, “Талисман”, “Все в жертву памяти твоей”. На полях черновиков второй главы романа “Евгений Онегин”, писавшейся в Одессе, много раз появлялся бегло очерченный пером ее профиль.

Тут же в рукописи можно увидеть рисунок руки с перстнем. По преданию, перстень с сердоликовой печатью при прощании Воронцова подарила на память Пушкину. Поэт никогда с ним не расставался, считая перстень талисманом, охраняющим своего владельца от превратностей судьбы.

Очень трудно отделить в отношениях Пушкина и Воронцовой подлинные факты от догадок мемуаристов и биографов. Любовь к очаровательной графине переплелась с чувством совершенно иного плана: отношения между Пушкиным и его начальником стянулись в тугой, неразрешимый узел.

Последние встречи Пушкина с Воронцовой произошли в конце июля 1824 года, когда она вернулась ненадолго из Крыма в Одессу по пути в имение своих родителей – Белую Церковь, где ее ожидали дети. В эти дни поэт ожидал для себя отставки, опалы. Одессу покидать он не собирался. Известие о ссылке в Псковскую губернию застало его врасплох, ошеломило.

Все решилось быстро и бесповоротно – 1 августа он выехал в Россию.

Но в болдинскую осень 1830 года, накануне женитьбы Пушкина, профиль графини Воронцовой снова появляется в черновиках поэта.

Я узнаю сии приметы,
Сии предвестия любви
А.С. Пушкин

Необъятные просторы России, разнообразие природное и разнообразие народов, населявших ее, рождали и особые, разнообразные типы женской красоты. Все впитывала в себя Россия, и южную турецкую кровь, и северную немецкую, и западную польскую. Каких только красавиц не встретите вы на ее просторах.

Жемчужина русского юга, Одесса, морской ветер и южное ласковое солнце. Здесь явились в обществе типы необычайной красоты.

Михаил Воронцов, 1812/1813 г. Художник А.Молинари

А в первой четверти XIX века одесское общество особенно блистало красавицами. Или нам только так кажется, потому что остались свидетельства этого блеска в поэзии самого, может быть, пристрастного ценителя красоты — Александра Сергеевича Пушкина, отбывавшего в Одессе ссылку.

Тогда в этом городе блистали красавица Амалия Ризнич, гра- финя Потоцкая, «Одесская Клеопатра», сестра Ризнич, Каролина Собаньская, графиня Воронцова.

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урожденная Бранницкая, жена генерал-губернатора Новоросийского края и наместника Бессарабии, генерал-фельдмаршала, участника войны 1812 года, появилась в Одессе через два месяца после Пушкина. Ей шел 31-й год, но вряд ли кто-нибудь дал бы ей эти годы. Хороша, моложава, утонченна.

В это время она была в «интересном положении», на людях и в обществе не появлялась, а потому поэт открыл для себя «прекрасную полячку» не сразу, лишь через два месяца после родов.

Елизавета Воронцова. Художник Дж. Доу, 1820 год

Позднее они виделись довольно часто, на приемах, которые устраивала у себя Елизавета Ксаверьевна, в театре, на балах у Ланжерона.

Отцом ее был великий коронный гетман граф Ксаверий Петрович Бранницкий, поляк, приверженец России, владелец крупного поместья Белая Церковь в Киевской губернии.

Мать, Александра Васильевна, урожденная Энгельгардт, русская, была любимой племянницей Потемкина, в молодости слыла красавицей и несметно богатой наследницей. Она даже точно не могла указать размеры своего состояния и в разговоре небрежно бросала:

«Кажется, у меня двадцать восемь миллионов рублей».

История жизни Елизаветы Ксаверьевны Воронцовой

Между дочерью и матерью не было душевной близости. Воспитывали Елизавету в исключительной строгости, до двадцати семи лет прожила она в деревне и лишь в 1819 году впервые отправилась в свое первое путешествие за границу, во время которого познакомилась в Париже с графом Воронцовым и вышла за него замуж.

Так что светский и любовный опыт был незнаком этой миловидной барышне. Между тем врожденное польское легкомыслие и изящество, исключительная женственность позволили ей вскружить голову императору Николаю, большому охотнику до женщин, но она «из гордости или из расчета посмела выскользнуть из рук царя», что обычно не удавалось неопытным придворным барышням, «и это необычное поведение доставило ей известность» в светских кругах.

Ее страстная и легкая натура, видимо, с трудом сочеталась с характером мужа, да и трудно было быть влюбленной в графа.

Елизавета Ксаверьевна Воронцова, урождённая Браницкая

«В нем, воспитанном в Англии чуть не до 20-летнего возраста, была «вся английская складка, и так же он сквозь зубы говорил», так же был сдержан и безукоризнен во внешних приемах своих, так же горд, холоден и властителен пред своими подчиненными, как любой из сыновей аристократической Британии. И наружность его поражала своим истинно барским изяществом».

Граф сохранял сходство со своим известным портретом 1820-х годов до поздних лет:

«Высокий, сухой, замечательно благородные черты, словно отточенные резцом, взгляд необыкновенно спокойный, тонкие, длинные губы с этою вечно игравшею на них ласково-коварною улыбкою..

Можно представить себе, как иногда он убивал окружающих этой снисходительной «аглицкой» улыбкой лорда. Как обдавала холодом Элизу его британская сдержанность. Но и было в них что-то общее. Царско-аристократическая осанка и некоторое высокомерие читается и в портретах, и в письмах Елизаветы Ксаверьевны. Более всего ей не хотелось быть смешной либо вызывать толки толпы. Хотя природный ум и мягкость, женственность пленяли в ней.

«Ей было уже за тридцать лет,— вспоминает Вигель — а она имела право казаться еще самою молоденькою.

Со врожденным польским легкомыслием и кокетством желала она нравиться, и никто лучше ее в том не успевал. Молода она был душою, молода и наружностью. В ней не было того, что называют красотою; но быстрый, нежный взгляд ее миленьких небольших глаз пронзал насквозь; улыбка ее уст, которой подобной я не видел, казалось, так и призывает поцелуи».

Графиня многим кружила голову, и, похоже, ей это нравилось.

Вокруг Воронцовых сложился блестящий двор польской и русской аристократии. Графиня Елизавета Ксаверьевна любила веселье. Она сама и ее ближайшая подруга Шуазель участвовали в любительских спектаклях, организовывали самые утонченные балы в городе.

Элиза, как многие ее называли, была прекрасной музыкантшей, что, впрочем, в те времена было не редкость.

Граф, а впоследствии князь Воронцов, человек государственного ума и несколько тщеславный, широких взглядов англоман, собирал свое общество, в котором обсуждались дела государственные, политические и придворные, царили заезжие философы или шарлатаны, и уж во всяком случае не читали стихов.

«Как все люди с практическим умом, граф весьма невысоко ценил поэзию; гениальность самого Байрона ему казалась ничтожной, а русский стихотворец в глазах стоял едва ли выше лапландского».

Поначалу он «очень ласково» принимал Пушкина, позволял ему пользоваться своей ценнейшей библиотекой, хранившимися в ней архивами (в частности, А.Н. Радищева), любезно предоставлял ему возможность знакомиться с книжными новинками книжными, поступавшими в Одессу едва ли не раньше, чем в Петербург. Но все это было несколько сухо, и скучно-умно.

Куда как приятнее в салоне графини, она любезнее и приветливее, она остроумна и прекрасно музицирует, в ней что-то манит и обещает. Она не лишена литературного дара, и ее слог и беседа чаруют всех окружающих. С Пушкиным она состоит в некотором словесном соперничестве , а между ними возникает внутреннее сопряжение. Графине не хватает настоящей страсти, она как будто бежит от встреч тайных и одновременно готовится к ним.

Несомненно, магнетизм ее тихого, чарующего голоса, любезность обволакивающего милого разговора, стройность стана и горделивость аристократической осанки, белизна плеч, соперничающая с сиянием так любимого ею жемчуга, — впрочем, и еще тысячи неуловимых деталей глубинной красоты пленяют поэта и многих окружающих мужчин.

«Предания той эпохи упоминают о женщине, превосходящей всех других во власти, с которой управляла мыслию и существованием поэта. Пушкин нигде о ней не упоминает, как бы желая сохранить про одного себя тайну этой любви.

Она обнаруживается у него только многочисленными профилями прекрасной женской головы спокойного, благородного, величавого типа, которые идут почти по всем его бумагам из одесского периода жизни», — пишут об этом периоде жизни поэта.

Еще долго будет преследовать его этот профиль. В рукописях с 1823 по 1829 год найдено до тридцати изображений Е.К. Воронцовой.

Модный дайджест: от кампании с Лорой Дерн и ее сыном до звезд в виртуальной одежде

Новости моды

Подводим очередные итоги недели и вспоминаем интересные новости из мира моды. Отечественные звезды примерили цифровую одежду, Лора Дерн и ее сын снялись в модной кампании, а фабрика “Крестецкая строчка” отметила 200-летие со дня рождения Ф. М. Достоевского. Об этом и другом подробнее рассказываем в дайджесте.

1. Лора Дерн и ее сын снялись в лукбуке новой коллаборации Proenza Schouler

На этой неделе на Манхэттене прошла вечеринка в честь запуска сотрудничества бренда Proenza Schouler и легендарного немецкого производителя автомобилей Mercedes. В коллекцию вошли гендерно нейтральные модели из переработанного кашемира и экологически чистого хлопка, которые отражают палитру классических автомобильных расцветок — доминируют оттенки черного, зеленовато-желтого и бежевого цветов.

Лора Дерн Эллери Уолкер Харпер

Лицом кампании стали Лора Дерн и ее 20-летний сын Эллери Уолкер Харпер, который уже несколько лет пробует себя в модельном бизнесе. На подиуме он дебютировал в 2018 году в качестве манекенщика на показе Calvin Klein.

2. Аглая Тарасова, Чулпан Хаматова, Манижа, Елена Летучая и другие звезды примерили цифровые вещи, созданные для фонда “Подари жизнь”

Цифровая мода в последние годы все чаще и чаще становилась обсуждаемой темой в индустрии, а многие бренды и дизайнеры уже попробовали себя в создании виртуальных образов.

Теперь специальная коллекция была создана к 15-летию благотворительного фонда “Подари жизнь”. Придумали наряды дизайнеры Регина Турбина и Тигран Аветисян. Модные образы в кампании примерили звезды, в том числе соучредитель фонда Чулпан Хаматова, Елена Летучая, Аглая Тарасова и другие. Большая часть средств, вырученных с продажи цифровой одежды, пойдет на лечение детей, которых поддерживает фонд.

Чулпан Хаматова Елена Летучая Аглая Тарасова Ирина Старшенбаум Елка Андрей Бурковский Манижа

3. Фабрика “Крестецкая строчка” выпустила коллекцию к 200-летию со дня рождения Ф. М. Достоевского

11 ноября во всем мире отмечали 200-летие со дня рождения великого русского писателя Федора Михайловича Достоевского. Не осталась в стороне от праздничных мероприятий, приуроченных к этому дню, и фабрика “Крестецкая строчка”.

Портрет Ф. М. Достоевского, В. Перов

Дизайнер фабрики Александр Георгиев придумал коллекцию столового текстиля, вдохновленную убранством Дома-музея Достоевского в городе Старая Русса. Обеденный стол там также украшен строчевой скатертью, вышитой много лет назад руками новгородских мастериц. Текстиль из новой коллекции можно заказать на сайте: скатерти стоят от 40 тысяч рублей, набор салфеток — от 3 800 рублей.

“Крестецкая строчка”

Если позволяет время, посетите и сам дом-музей в Новгородской области или открывшийся после реставрации музейный центр “Московский дом Достоевского”. Не забывайте, что для посещения музеев сейчас необходим QR-код, а также требуется соблюдение мер безопасности: носите маску и держите дистанцию.

4. Дизайнер бренда 16Arlington Федерика Кавенати умерла в возрасте 28 лет

Печальная новость из мира моды пришла в конце прошлой недели. В возрасте 28 лет скончалась соосновательница и дизайнер бренда 16Arlington Федерика Кавенати. Сообщается, что она умерла после “непродолжительной болезни”, но точная причина смерти пока не была озвучена.

Федерика Кавенати и Марко Капальдо

Случилось это еще 18 октября, но только сейчас ее муж и другие члены семьи публично объявили об этом. Супруг Федерики, Марко Капальдо, был и ее коллегой — бренд они основали вместе в 2017 году.

Марка быстро нашла своих поклонников, в первую очередь благодаря ярким и задорным вечерним платьям в стиле диско с обилием блеска и перьев. Наряды бренда носили многие звезды, в том числе Амаль Клуни, Майли Сайрус, Билли Айлиш, Кендалл Дженнер и другие.

Джордж и Амаль Клуни Кендалл Дженнер Майли Сайрус

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: