История успеха дизайнера Аззедина Алайя

Как Аззедин Алайя пришел к успеху в модной индустрии

Два года назад 18 ноября 2017 года не стало знаменитого дизайнера Аззедина Алайи (Azzedine Alaia). Свой профессиональный путь он начинал, обучаясь на скульптора. Окончив факультет, Аззедин стал скульптором, но только в моде. Именно здесь раскрылся его природный дар – увидеть и передать красоту женской фигуры. Аззедин Алайя создавал платья, которые украшали женщин.

Скульптором он себя оценил посредственным, а шить платья уже давно умел и весьма неплохо. Начав работу в местном ателье и копируя наряды известных модельеров, он не только прославился как мастер, но и изучил французскую моду.

Покинув родной Тунис, Аззедин по рекомендации устроился в знаменитый Дом Christian Dior, но здесь, проработав несколько дней, был уволен. Затем в модном Доме Guy Laroche он познал многие секреты от кутюр, помогая при этом Тьерри Мюглеру. Пришлось ему побывать и в роли управляющего у одной французской маркизы, пока его не пригласила графиня Николь де Блежье. У нее Аззедин работал почти пять лет, занимаясь созданием одежды для графини и ее окружения. Это помогло ему в дальнейшем без труда найти клиентов.

Модный дом ALAIA

В конце 60-х он открыл собственное дело. Одна из клиенток проложила ему путь в светский Париж, где он познакомился с великими и известными. Так работал Аззедин почти 15 лет. Его скромное ателье оставалось скромным, у него не было собственного магазина, он не участвовал в показах, и вообще, ему не было никакого дела до модных трендов.

О рекламе он тоже не думал. Клиенты находили его сами. Близкий друг Тьерри Мюглер убеждал его заняться модой, как бизнесом. Однажды в одном из глянцевых журналов появилась фотография плаща и костюма, созданных Аззедином Алайей. Это привлекло к нему внимание лиц модной индустрии.

Его первая коллекция 1980 года, кожаные и замшевые модели, облегающие тело, короткие черные платья с множеством молний, оказалась весьма кстати. В 80-х в мире царил культ тела – культуризм и аэробика. Аззедин любил тогда повторять: «Основа всей моды – тело». Он хотел стать скульптором, и это желание исполнилось – он стал «скульптором моды».


«Женщинам отпущен очень короткий срок, чтобы гордиться своим телом…» – говорил Аззедин Алайя, и он умел показать все достоинства и совершенство женской фигуры. Первая коллекция сделала его знаменитым. Через год появилась марка «Аззедин Алайя».

С 1982 года о нем узнала вся Европа и Америка, открылись бутики в Чикаго, Лос-Анджелесе, Сан-Франциско, Беверли-Хилз, Лондоне, Женеве, Токио. В 1985 году Аззедин получил за свои модели два «Оскара».

У Аззедина Алайи стали одеваться знаменитости: Грейс Джонс, Грейс Коддингтон, Тина Тернер, Луиза де Вильморен, мадам Миттеран.

В 1985 году Грейс Джонс появилась в платье Аззедина Алайи малинного цвета на вручении «Оскара». Это платье теперь в истории моды ХХ-го века. Оно увековечило имя создателя, который изобрел для него специальную ткань с лайкрой, и впоследствии получил титул «King of cling» – Король олблегания.

В своих моделях Алайя начал использовать не только кожу, но и стрейчевую ткань, лайкру, ажурные ткани, напоминающие татуировки, латекс. При пошиве он использовал различной конфигурации швы, например, спиралевидные, которые зрительно изменяют фигуру – удлиняют ноги, подчеркивают талию.

Он создавал эффект полного облегания тела, используя драпировки, специальную ткань, разрезы нужной формы и направления. Его платья становились на девушках-моделях второй кожей. О нем говорили, что вместе с платьем Алайи вы надеваете идеальную фигуру.

В своем творчестве он ценил полную независимость и хотел делать то, что ему нравится. Модная индустрия в то время набирала скорость, коллекции менялись сезон за сезоном, а дизайнер должен был успеть создавать все новые и новые модели, и удивлять тех, кто сидел в первых рядах подиума, и подчинятся прихотям скучающей публики.

Аззедин не хотел подчиняться никаким правилам Синдиката. Он не стал делать сезонные коллекции. «Я показываю коллекцию в тот момент, когда считаю ее готовой».

Читайте также:
Zuhair Murad 2021 – платья о которых мечтают все девушки

В начале 90-х Аззедин вдруг внезапно исчезает с поля зрения своих поклонников. Он перестал принимать участие в показах, объясняя тем, что его ателье занято частными заказами. Среди его клиентов остаются великие и знаменитые: Ума Турман, Стефани Сеймур, Мадонна и многие другие.

Через 10 лет он вернулся в мир моды. В июне 2000 Аззедин Алайя представил коллекцию одежды, которая мгновенно разошлась по бутикам мира. Он говорил, что надо быть крепким орешком, чтобы существовать в качестве независимого дизайнера, иначе «вы рискуете однажды обнаружить, что все, вплоть до тканей, блокировано крупными компаниями».

Когда контрольный пакет акций Дома моды Аззедина Алайи был продан, по контракту за дизайнером осталось право на творческую независимость. «Если мне кто-то говорит, сколько вещей должно быть в коллекции, я перестаю соображать, я не способен даже придумать, как подшить подол».

Аззедин Алайя любил свою работу, мало спал и много работал, и слава нисколько не изменила его. Он всегда знал, как можно выгодно показать женскую фигуру. Красота женщины его вдохновляла…

Эксклюзив: близкая подруга Аззедина Алайи – о жизни дизайнера в Тунисе, отношениях с Лагерфельдом и антиквариате

Во время отдыха в Северной Африке Валя Грищенко встретилась с близкой подругой французского кутюрье Аззедина Алайи и узнала немало интересного об этом великом дизайнере.

Про Аззедина Алайю известно очень много, но в основном это связано с его жизнью и творчеством в Париже, а его жизнь и связи в родном Тунисе все еще остаются малоизученными. Мне захотелось исправить ситуацию, пока я находилась в месте, где он родился и вырос.

Его дом (сейчас это музей) находится в самом живописном и красивом месте старого района в Тунисе, который называется “Сиди Бу Саид”. Характерная особенность этого места – все дома здесь белые с синими балконами и дверями, каждый дом подписан, например, DAR ALAIA (dar в переводе с арабского – дом), улочки очень узкие, уютные и засажены растениями. Сам район находится на горе, поэтому почти из каждого местного окна открывается невероятный вид на море. Примечательно, но жить в этом районе могут только семьи с богатой историей и пользующиеся уважением, эти дома не продаются, а только переходят по наследству. Поэтому здесь не живут иностранцы, но туристический поток при этом огромный – все хотят увидеть этот невероятный вид на море, открывающийся отсюда. Согласно официальной биографии дизайнера, он родился в небольшом селе, в около 300 километрах от Туниса в семье фермеров, а свой дом в “Сиди Бу Саид” он купил уже будучи известным на весь мир. Помогла ему в этом почитаемая в Тунисе семья бен Абдалла, которая еще не раз будет упомянута в этой истории.

Когда я впервые попала в этот дом, то почувствовала некую пустоту. К сожалению, внутри нельзя было фотографировать, но сотрудник музея на мою просьбу написать об этом месте подробнее, дал мне имейл его куратора – кузена дизайнера Монтасара Алайи – и пожелал удачи. Однако все мои попытки связаться с Монтасаром в течение месяца не дали никакого результата – после смерти дяди он стал просто неуловимым. Это еще больше подогрело мой интерес и я пошла обходными путями.

Через знакомых смогла познакомиться с Кензой бен Гахем – она из Туниса, но 10 лет проработала в студии-мастерской Алайи в парижском Марэ. Оказалось, что ее родители как раз близко дружат с той самой семьей бен Абдалла – господином Джаллилом и его женой Латифой. Во время своих приездов в Тунис дизайнер всегда останавливался у них, для него даже был сделан специальный гостевой дом на территории их сада. У себя же дома за всю жизнь Алайя ночевал не более двух ночей. Меня с ними познакомили.

Когда я попала в дом к госпоже Латифе, то единственной непроизвольной реакцией было слово WOW. Каждая деталь здесь была продумана и находилась на своем месте, антиквариат органично сочетался с современными деталями, в результате чего получился “арабский дом образца ХХI века”. Во время разговора я узнала, что сам Аззедин Алайя помогал ей с декором, выбирал антиквариат. Признаться, такого красивого жилища я не видела никогда и теперь мне понятно, почему он сам любил здесь останавливаться.

Читайте также:
Высокая мода Schiaparelli весна-лето 2021

Кстати, Латифа рассказала мне интересную историю. Однажды Аззедин со своим молодым человеком Кристофом – немецким аристократом и бароном, у которого был свой замок – пошли в антикварный магазин, и Алайя моментально выбрал все, что хотел, чтобы потом отвести в дом Бен Абдаллов. И каждая из этих вещей была шедевром, а Кристоф тогда удивлялся, что будучи родом из бедной семьи, несвязанной с искусством, он обладал огромным чутьем и уверенностью в собственном выборе. Рассказы Латифы об Аззедине Алайе можно слушать бесконечно, но я постаралась изложить их кратко.

Мы вместе учились в институте Ecole des Beaux-Arts – он на факультете скульптуры, а мы с мужем на художественном. В процессе учебы я рисовала эскизы, а он лепил с них скульптуры. Стоит только вспомнить его платья – они же как скульптура идеально подчеркивают женское тело. Именно тогда у Аззедина и родилось желание “скульптурировать” женское тело. Сразу после обучения он переехал в Париж, где столкнулся с предвзятым отношением к себе из-за национальности. В Париже тогда не любили арабов и он очень стеснялся своей внешности, особенно роста. Но желание творить было таким огромным, что никакой расизм не мог его остановить. Аззедин рассказывал, что тогда он мог свернуть горы.

В то время арабу без французских документов было практически невозможно попасть на практику в какой-либо модный Дом, но его желание и здесь победило – его взяли портным в Dior и затем Balmain. Правда, из-за алжирской войны ему пришлось вернуться домой. Однако за период практики он обучился всему процессу производства платья от A до Z. Даже будучи уже известным кутюрье, он любил работать руками – последние 30% каждого платья в ателье он доделывал самостоятельно. Когда он мне дарил вещи – платье, жакет или юбку – и размер мне не подходил, Аззедин с легкостью мог расшить вещь и сделать размер по мне.

Алайя был очень маленький, но масштаб этого человека нельзя описать цифрами, он всегда повторял: “Я боюсь не успеть, у меня еще столько идей, столько всего, что я могу сделать для мира и оставить свой след”. Он хотел жить 300 лет, он любил жизнь и проживал, не тратя свое время на глупости, у него не было ни хобби, ни увлечения. Он любил работать, а если кому-то хотелось его обидеть, можно было всего лишь сказать, что ему нужно отдохнуть – он разворачивался и обижался как мальчишка! Для Аззедина было нормальным закончить работать в 4 утра, а в 9 он уже снова был готов приступить к делам. Он был невероятно трудолюбив и его работы ему настолько нравились, что он забывал часто про отдых!

Он любил худеньких девушек с необычной внешностью. Мне кажется вы бы ему очень понравились, вспоминая его моделей. Он обожал типаж лица дочери Хемингуэя.

С клиентками из Туниса у него были интересные и сложные отношения. Ценовая политика бренда очень высокая, цены у него были как у Hermes – его любил весь мир, а туниски при этом не считали его великим кутюрье. У них было мнение, что если он “свой” значит должен делать им скидку, а Аззедин это ненавидел. Он всегда жаловался мне, что приходя к Иву Сен-Лорану они не торгуются, считая его великим, а про него думают, что он выскочка. Поэтому брал заказы от местных женщин очень редко, презирая их менталитет. Еще был случай, когда очень богатая семья заказала у него платье от кутюр на свадьбу дочери. Приехав в Тунис, дочь решила, что платье выглядит бедно и они с мамой нашили сверху кружево и стразы. Когда Алайя это увидел и понял, что на этом “ужасе” пришито его имя, то перестал работать с местными даже за огромные деньги. Для него репутация и имя были дороже любых денег мира. На самом деле Аззедин не очень любил сюда приезжать, так как не чувствовал от родины взаимности.

Читайте также:
Valentino Haute Couture осень-зима 2021

Однажды к нам приехала Leila Menchari-Behin, она работала тогда в Hermes и делала те самые знаменитые витрины. Она родом из Хамамета – туристического городка в 50 километрах от Туниса – и пригласила наc всех провести уикенд у нее на вилле. Мы все ушли на море, а Аззедин остался, так как боялся воды и не умел плавать. Тут он услышал, что приближается лающая собака. Он любил животных, у него дома их было много, но чужих собак боялся очень сильно и от страха просто прыгнул в бассейн. Когда вся компания вернулась на виллу через пару часов, то мы увидели картину – Аззедин плавает, держась за бортик, так как просто не может выбраться из воды. Он так и оставался каждый раз в доме сам, когда мы уходили на пляж, и в один прекрасный день садовник у него спросил, почему он не ходит с нами. Алайя рассказал ему свою историю, а на следующий день получил в подарок от садовника надувной плавательный круг. Детский. Он был чрезвычайно тронут, а по арабской традиции еще и не мог от него отказаться. В итоге все последующие дни ему приходилось надевать этот круг и плавать. Смотрелось очень смешно. Делал он это из уважения к человеку, который проявил к нему заботу. В этом был весь Аззедин.

Он обожал все острое, что касается кухни. Это не обязательно должна была быть арабская пища, он запросто мог съесть французское блюдо, но настолько сильно приправить и наперчить его, что оно было уже совсем не французским (смеется). Вообще он очень хорошо готовил, любил ухаживать за всеми и питаться дома, не любил ходить в рестораны. Он часто повторял: “Я хочу как моя бабушка собирать всех у себя на кухне и вкусно кормить”. На этой кухне он тоже готовил сам, любил собирать гостей и придумывать блюда для большой компании. Еще любил боттаргу.

В юности он стеснялся собственной фигуры и однажды купил себе на барахолке дешевый костюм в китайском стиле, который стал в итоге его визитной карточкой. Потом у него их стало около 100 штук. Ему было безразлично как сам выглядит, ему было важно создавать красоту для женщин. Кстати, именно из-за этого он был в некой конфронтации с Карлом Лагерфельдом, который считал, что он одевается за три копейки и выглядит как гастарбайтер. Для Аззедина первостепенным было платье – он всегда рекомендовал мне снять лишние украшения, чтобы фокус был именно на платье.

Alaïa forever: почему Аззедин Алайя – главный индивидуалист моды

В 2017 году ушел из жизни Аззедин Алайя, непревзойденный мастер, доброта и щедрость которого были так же известны, как и его талант. FW-Daily вспоминает, как ему удавалось идти наперекор правилам, создавать шедевры и оставлять след в сердцах всех, кого великий кутюрье встречал на своем жизненном пути.

Из скульпторов в кутюрье

Аззедин Алайя родился и вырос в Тунисе. Его родители были фермерами, но сам Алайя с малых лет начал интересоваться искусством и модой. Этот интерес поддерживала подруга матери, француженка, – она часто высылала мальчику новые выпуски Vogue. Позже еще одна подруга семьи – акушерка, которая заботилась о матери Алайя при родах, – узнала об увлечении Аззедина рисованием. «Она дала мне брошюры с разных арт-выставок и первую в моей жизни книгу о Пикассо», – вспоминал Алайя в интервью для The Ground в 2011 году.

Алайя пошел учиться в тунисскую Школу изящных искусств, намереваясь стать скульптором. Но, разочаровавшись в своих способностях, он решает сменить направление. Однажды, гуляя по улице, Аззедин замечает объявление – владелец ателье ищет помощника, умеющего подшивать подолы юбок. Алайя попросил сестру научить его, а после устроился на работу в это ателье.

«Монахини научили мою сестру шить, и у нее была записная книга с базовыми сведениями. Это был мой первый настоящий опыт в моде, и, пока я работал в том ателье, я многому научился».

Первая муза – Грета Гарбо

Читайте также:
Светлана Кушнерова - коллекция 2021

В 50-х Аззедин Алайя переехал в Париж: там его талант и нарочито простой подход к кутюру полюбился нескольким влиятельным женщинам. Среди них была графиня де Блежье, Луиза де Вильморен и актриса Арлетти, а также утонченная Грета Гарбо. Для Гарбо Аззедин создал свои наиболее незамысловатые наряды – это были свободные пальто и прямые брюки. Стиль Греты Гарбо – угловатая, какая-то суровая элегантность, выраженная в однотонных комплектах, – оставался для Алайи одним из источников вдохновения и спустя многие годы.

Платья от Azzedine Alaïa – любимая одежда супермоделей

Ошеломительная популярность настигла одежду Дома Azzedine Alaïa (основанного в 1979-м) только в 80-х. Гипертрофированные плечи платьев, облегающих фигуру как чулок, были созвучны power dressing того времени, но спутать платье Azzedine Alaïa с каким-либо другим брендом было невозможно. Платья из джерси воплощали современную сексуальность – Алайя это знал, как знал и тонкие нюансы тейлоринга и материалов. Супермодели не могли обойти вниманием творения «короля стрейча»: Линда, Кристи, Наоми, а также Стефани Сеймур – их выходы на показе Алайи в облегающих комбинезонах и платьях с леопардовым принтом вошли в историю.

Наоми Кэмпбелл называла его своим Papà

Пожалуй, отношения Аззедина и Наоми были одними из самых теплых и искренних в индустрии, где дружелюбие встречается не очень часто. Они познакомились, когда Наоми было 16, в ее первый рабочий день в Париже – она оказалась одна в чужом городе, где каждый говорил на незнакомом языке. В этот день у Наоми украли все деньги: «Я не знала никого в городе и не знала, что мне теперь делать». Тогда модель Аманда Казалет, известная по роли в скандальном клипе Мадонны Justify My Love, решила помочь Наоми и познакомить ее с одним дизайнером. Им оказался Аззедин Алайя, который произвел впечатление доброго человека, готового помочь. Он действительно опекал Наоми как ребенка, настояв на том, чтобы та поселилась не в отеле, а в его большом доме, в комнате этажом выше. Кэмпбелл также стала его fitting model – моделью для примерок, по которой Алайя и создавал свои легендарные платья, держа в руках ножницы и нитку с иглой.

Алайя сопровождал Наоми, когда та пыталась устроиться в модельное агентство в Нью-Йорке: первые попытки не закончились ничем. «Помню, как Elite отказывались брать ее на работу. Тогда я назначил встречу с его владельцем и сказал: «Послушайте. Она моя дочь, и я хочу, чтобы вы взяли ее и позаботились о ней. Я не хочу, чтобы она осталась в Нью-Йорке одна», – вспоминал Алайя в одном из интервью. Наоми подтверждает: Аззедин был первым, кто поверил в нее еще до того, как она научилась дефилировать. Остальные дизайнеры любопытствовали, с какой моделью работает Алайя, и приглашали ее на свои шоу – так модель Наоми Кэмпбелл становилась все известнее.

Великий индивидуалист

Уникальные дизайны и щедрость души – не единственные качества, которые так выделяли Аззедина Алайю из fashion-толпы. Его помнят за индивидуализм: Алайя отрицал то расписание, по которому живет вся индустрия (весна-лето, осень-зима, а еще и две межсезонные коллекции – круизная и предосенняя). Он жил вне общепринятой системы и ставил свои изделия за ее рамки. По мнению Алайи, одежда готова к показу тогда, когда она готова к этому полностью, и избранные редакторы моды допускались на его шоу, которое проводилось несколькими днями позже парижской Недели моды. Таким образом, Алайя презентовал дизайны, когда работа над ними была полностью окончена – не в тот период, когда нужно было отправлять их в магазины. Аззедин Алайя верил, что ключевым в творческом процессе было время – возможно, единственная настоящая роскошь.

Читайте также:
Ульяна Сергеенко кутюрная коллекция осень-зима 2021

Кто такой Аззедин Алайя и почему мы запомним его навсегда

“Я не смог собраться и написать об этом вчера, потому что все еще надеялся, что это неправда. Даже сейчас я все еще надеюсь, — так начал свой текст-прощание модный критик Александр Фьюри в инстаграме. — Аззедин Алайя был гением, более того, он был замечательным, добрым, сострадательным, щедрым и прекрасным человеком”. Тунисский дизайнер ушел из жизни в субботу, 18 ноября 2017 года, в возрасте 77 лет.

Эту дату можно официально считать концом еще одной модной эпохи. Аззедина называли The King of Cling (“королем облегающего силуэта”, “королем стретча”) и ставили в один ряд с Юбером де Живанши, Ивом Сен-Лораном, Кристобалем Баленсиагой и другими великими кутюрье. Мы выбрали 4 интересных факта из жизни Аззедина Алайя, которые стоит запомнить.

До того как приехать в Париж в 1957 году (в возрасте 17 лет), Алайя окончил школу изящных искусств по классу скульптуры в родном Тунисе. “Когда я понял, что не смогу быть выдающимся скульптором, я решил сменить направление”, — вспоминал дизайнер в одном из своих интервью. Полученные знания Алайя перенес в свою новую профессию и стал буквально “лепить” одежду из ткани. Скульптурные формы стали его визитной карточкой в мире моды.

Дизайнер уделял максимум внимания лекалам и часами мог выкладывать платье по фигуре модели, пока посадка не будет идеальной. Вначале Алайя делал это по старинке, при помощи карандаша и бумаги, а затем создавал 3D-проекции будущих шедевров. Даже став знаменитым и успешным, он не менял своих привычек — работал по ночам под саундтреки к старым черно-белым фильмам.

Это была самая короткая и скандальная карьера из всех приглашенных дизайнеров в модный дом Dior. Алайя проработал всего пять дней. На шестой вспыхнула Алжирская война и дизайнеру пришлось покинуть пост в связи с тем, что он был выходцем из Северной Африки. Сразу после ухода дизайнер сделал два сезона для Guy Laroche, затем работал для бренда Thierry Mugler. В конце 1970-х дизайнер открыл маленькое ателье у себя в квартире и принимал там знаменитостей для примерок в течение следующих 20 лет. Одними из первых клиенток стали светская львица Мари-Хелена Де Ротшильд и актриса Грета Гарбо.

Спустя годы, в 2011-м, руководство Dior решило снова пригласить Аззедина на пост креативного директора. Но заменить дизайнер должен был своего близкого друга Джона Гальяно, которого уволили из-за антисемитского скандала. Алайя отклонил предложение, дружба была важнее.

Награды и признание

Долгие годы Алайя работал только в кутюрном направлении (любовь к высокой моде дизайнеру привила сестра-близняшка еще в детстве). Свою первую коллекцию прет-а-порте Аззедин показал в 1980-м, тогда же основал бренд под своим именем — Azzedine Alaïa. Уже в 1984 году его признали лучшим дизайнером года по версии премии Oscars de la Mode, основанной Министерством культуры Франции. Этот вечер вошел в историю — на сцену для получения награды дизайнера буквально вынесла на руках певица Грейс Джонс.

В 2008 году ему присвоили звание кавалера ордена Почетного легиона Франции. Среди его знаменитых клиенток были Тина Тернер, Грейс Джонс, Джесси Норман, Бриджит Нильсен, Мадонна, Джанет Джексон, Карин Ройтфельд, Франка Соццани, Марион Котийяр, Мишель Обама, Леди Гага, Рианна и многие другие.

Музой Алайя была Наоми Кэмпбелл. Он в шутку называл ее “дочкой”, а она его — “папой”. “Я познакомилась с Аззедином, когда мне было 16. Это был мой первый рабочий день в Париже, и кто-то украл все мои деньги. Я не знала, что мне делать, что я буду есть. Знакомая модель, которая участвовала в показе Аззедина, пригласила меня на обед, и я там сытно поела. Я сразу подумала, что он очень милый и скромный человек, — он сам готовил ужин на кухне и сам сервировал стол. Я не сказала за вечер ни слова, потому что не знала французского, но когда я уходила, он сделал мне подарок — платье”, — рассказала в одном из интервью модель.

Читайте также:
50 образов гостей с Недели Haute couture 2021

Алайя вообще считал, что лучший комплимент дизайнеру — это “когда модели просят оставить себе платье после показа вместо оплаты”. Наоми участвовала в показах Аззедина в течение 20 лет.

Аззедин Алайя: главное о великом кутюрье

Как дизайнер не пустил на показ Анну Винтур и отверг награду от Саркози

В субботу, 18 ноября, не стало великого кутюрье Аззедина Алайи. Алайя войдет в историю моды как дизайнер, который никогда никому не подражал и следовал своему особенному творческому пути, за что его обожали все — и Грейс Джонс, и Наоми Кэмпбелл, да и все женщины, которым он подарил свободу быть одновременно сексуальной, сильной и утонченной. Вспоминаем интересные факты из биографии кутюрье, чтобы еще раз убедиться в неповторимости его таланта.

Аззедин Алайя родился в Тунисе в 1939 году. После окончания тунисской École des Beaux-Arts по классу скульптуры, Алайя переехал в Париж. Свое мастерство кутюрье оттачивал в ателье Christian Dior, Guy Laroche и помогал Тьерри Мюглеру по дружбе. В конце 70-х он открыл свое собственное ателье — и не где-нибудь, а в своей собственной маленькой парижской квартире. Игрушечный масштаб пространства для творчества не помешал дизайнеру. За платьями в маленькую парижскую квартиру приходили Мари-Элен Ротшильд и Грета Гарбо — для последней он создал, например, пальто-трапецию с бархатными воротником и рукавами.

Одежда от Алайи попала в американские магазины благодаря неожиданным и счастливым стечениям обстоятельств. Так, однажды байер крупного нью-йоркского магазина Bergdorf Goodman встретил на Мэдисон-авеню прохожего, им оказалась французская дизайнер Андре Путман, на плечи которой было накинуто кожаное пальто Azzedin Alaia. Говорят, что байеру так понравилась эта вещь, что он остановил Андре и узнал, чей это дизайн. Так Алайя попал в универмаг, а впоследствии открыл первый американский флагман.

Алайя однажды заметил что Анна Винтур умеет вести бизнес и запугивать людей, но не смыслит ничего в моде.

Аззедин Алайя — один из немногих дизайнеров, который не подчинялся сезонности модной индустрии, а следовал только собственным вдохновению и перфекционизму. У дизайнера никогда не было регулярных показов два раза в год, а в середине 90-х, после смерти сестры, дизайнер отказался от публичного творчества вплоть до 2000 года и работал только в своей студии в Marais, которая постепенно стала и бутиком, и шоу-румом для постоянных клиентов.

Алайя обожал супермоделей и дружил с ними, а они в свою очередь считали его своим отцом от моды. Хелена Кристенсен и Линда Евангелиста отказывались от работы у других дизайнеров, если их показы проходили в одно время с шоу Аззедина. Наоми Кэмпбелл жила у дизайнера в течение трех лет, когда ей было 16 и даже звала его на французский манер «papa». А в 1995 году Алайя сшил свадебное платье для супермодели Стефани Сеймур, на которое ушло ни много ни мало 1600 часов работы. Сам дизайнер говорил о том, что лучший комплимент для него — услышать, что модель хочет оставить себе платье на память вместо гонорара. «Эти девушки отдают мне лучшие годы своей жизни, поэтому я всегда соглашался», — комментировал кутюрье.

В 2000-е годы кутюрье подписал контракт с Prada Group, который во многом помог дизайнеру триумфально вернуться в большой бизнес после длительного перерыва. Тем не менее стремление художника к независимости оказалось сильнее, и в 2007 году он выкупил у Prada линию prêt-à-porter, оставив на попечение гиганта только линию аксессуаров. Позднее дизайнер все же продал часть бизнеса Richemont, а в 2015-м, несмотря на то что не любил следовать принятым в индустрии стратегиям увеличения прибыли, Алайя решился на запуск парфюма. На вопрос «зачем?» дизайнер ответил, что парфюмы от великих кутюрье — это всегда часть традиции, например, как у его любимого Поля Пуэре: «Когда у тебя есть собственный парфюм, такое ощущение, что все, кто его носит, спали в твоей кровати».

Читайте также:
Изысканный стиль Жаклин де Рибе – лучшие фото и биография

Аззедин Алайя равнодушен к Анне Винтур и не считает ее авторитетом. Кутюрье однажды заметил, что Винтур умеет вести бизнес и запугивать людей, но не смыслит в моде. «Когда я видел, как безвкусно она одевается, я не мог поверить ни единому ее слову об одежде. Я готов кричать об этом! Даже если она не поддерживает меня, американские женщины все равно меня обожают». В подтверждение своих слов в 2011-м на свой первый показ после семилетнего перерыва Алайя запретил вход на шоу всем редакторам американского Vogue, а Анна Винтур в ответ пресекла любые попытки подчиненных попасть на показ.

За платьями
в маленькую парижскую квартиру приходили Мари-Элен Ротшильд и Грета Гарбо

В 2008 году Алайя отверг государственную награду Французской Республики Legion D’Honneur от Николя Саркози. Хотя сам дизайнер признался BоF, что Саркози здесь ни при чем, аргументируя свое решение тем, что всякого рода украшения он предпочитает видеть на женщинах, а не на себе. Главной наградой для дизайнера, пожалуй, была абсолютная любовь к его платьям. В 2014 году музей моды Palais Galliera устроил масштабную выставку-ретроспективу работ дизайнера еще при жизни. В экспозицию вошло 70 нарядов, сшитых вручную мастером за последние 30 лет. Сексуальные, женственные, иногда агрессивные — они вошли в историю.

Присоединяйся офлайн к аудиовизуальной инсталляции «Портрет поколения» по случаю 10-летия BURO. — получи иммерсивный опыт.

Хронология бренда: Azzedine Alaia

Жизнь и творчество Аззедин Алая всегда были окутаны тайной – начиная с вопросов о дате его рождения, на которые он отвечал: «Не спрашивайте меня, когда я родился, и не спрашивайте, когда я умру», – и заканчивая хаотичной хронологией показов дизайнера, для которого не существовало сезонов и недель моды. Как бы то ни было, независимо от резких скачков активности бренда, кожаные платья, перфорированные юбки, леопардовые боди, высокие шпильки и приталенные силуэты от Алая во все времена были предметом горячего обсуждения модных критиков.

В детстве Аззедин Алая помогал дедушке, офицеру полиции в Тунисе, сортировать фотографии в пропускном бюро. Там десятилетний мальчик вдохновлялся красотой посетительниц, особенно любимых итальянок. Дедушка так же привил Аззедину пожизненную любовь к кино, а знакомая семьи, Мадам Пино, одевающая мальчика на субботние прогулки – к моде.

Будущий модельер продолжил обучение в школе искусств École des Beaux-Arts на отделении скульптуры. Наверное, именно там он научился чувствовать женское тело настолько хорошо, чтобы изящно подчеркивать каждый его изгиб своей одеждой в будущем.

1957–1970

Во время каникул Аззедин и его сестра помогали местной портнихе. Однажды, когда они относили заказ для богатой арабской семьи, две их дочери окликнули мальчика и предложили ему стажироваться у их знакомой, выполняющей копии на Dior. Тогда Аззедин еще не знал, что вскоре окажется в самом доме знаменитого дизайнера в Париже, правда всего на пять дней: в результате войны Алжир отсоединился, и Алая вдруг стал иностранцем, обязанным уехать из страны.

Как бы то ни было, за это короткое время модельер успел обзавестись полезными знакомствами, а через них и первыми клиентами. Он укрылся от властей в квартире графини де Блежье, где присматривал за ее детьми и одновременно шил одежду.

1971–1978

Аззедин начинает работать для Guy Laroche, где совершенствует свое швейное мастерство, но в глубине души мечтает о своем собственном деле. Через два года графиня одалживает ему достаточно средств на то, чтобы снять свое первое крохотное помещение на улице Бельшасс.

«Швейные машинки стояли повсюду: в ванной, на кухне», – Стефани Сеймур, одна из первых моделей Алая.

Существует ошибочное мнение, что после Guy Laroche Алая сотрудничал с Thierry Mugler, однако, как говорит сам дизайнер, их отношения были сугубо дружеские. Он помогал дому, но не работал на него.

Читайте также:
28 свадебных платьев 2021 года из Кутюрных коллекций

В числе поклонниц Алая значилась сама Грета Гарбо. Образ, созданный им для актрисы – прямые брюки, ботинки на плоской подошве, свитера из джерси и безразмерные пальто, а также вечернее пальто-трапеция с бархатными рукавами и воротником – вдохновляют мастера до сих пор.

1979–1984

В 1979 на обложках французского Elle появляются модели в одежде от Аззедин Алая.

«Это был день, когда в моем ателье впервые зазвонил телефон», – рассказывает дизайнер.

В 1980 Аззедин Алая устривает свое первое шоу в мастерской на Бельшасс, куда приходят такие знаменитости, как Грейс Джонс, Мадонна и Тина Тернер. В прессе появляется первое описание образа Alaia Woman:

«Его свитер творит волшебство: объемные закругленные подплечники визуально сильно сужают талию, клепки закрепляют строгую линию горловины плотно на затылке. Верхняя часть рукавов выполнена в форме «летучей мыши», но на предплечье они сужаются так, что натянуть их довольно трудно. Свитер прилегает к телу настолько, что между ними не остается никакого пространства. Бережно защищенный плотной черной броней, затянутый неослабевающими клепками, ты входишь в любое помещение, и, кажется, выглядишь агрессивно, но, на самом деле, понимаешь, что в этот вечер ты точно не останешься одна. Фильм Роберта Палмера «Addicted to Love» отразил это лучше всего: женщины, их волосы затянуты на затылке, красные губы, черные платья Алая на голое тело, лениво раскачивающие их грудь. Роскошные, равнодушные, отвлеченные».

В 1983 Women’s Wear Daily провозглашает одежду Алая символом эпохи восьмидесятых. Одежда Модельера признается столь соблазнительной и привлекательной, что СМИ называют дизайнера «The King of Cling».

Однажды на Мэдисон Авеню французского дизайнера Андре Путман, одевшую в тот вечер кожаное пальто Алая, останавил известный байер Бергдорф Гудман и поинтересовался, что на ней надето. Так вещи дизайнера начинают продаваться в Нью- Йорке и Беверли-Хиллз. Добившись успеха, Аззедин решает переехать в более просторное помещение на улицу Парк-Рояль.

1984–1989

К 1984 году в числе постоянных клиентов и друзей дизайнера числились Клодетт Кольбер, Орсон Уэллс, Жан Пруве и другие известные писатели, художники и актеры.

На премии в Опера де Пари Аззедин Алая получает свою первую награду от французского министерства как дизайнер года. На сцене поет Грэйс Джонс в платье от Аззедин Алая.

В то время, как все дизайнеры судорожно дошивают коллекции к новому показу, Аззедин, словно свободный художник, ищет вдохновения. У Алая не бывает регулярных показов два раза в год, он представляет свои творения, когда понимает, что они совершенны. «Это как фрукт, он не будет сладким, если еще не поспел», говорит дизайнер.

Но это не значит, что все остальное время модельер бездельничает. Он постоянно находится в поисках, работает двадцать четыре часа в сутки.

Манекенщица Вероника Вэбб, живущая с дизайнером еще на Бельшасс, говорила: «Я никогда не видела, чтобы кто-либо еще тратил столько времени на создание одежды».

Позже музой дизайнера стала Наоми Кэмпбелл. Она жила у него три года и даже называла «Papa». Алая действительно заботился о молодой модели как отец. Однажды после дефиле она пошла в душ, Аззедин закрыл дверь ванной на ключ и не оставил ей никакой одежды, чтобы она не ушла на дискотеку. Наоми сбежала через окно, купила платье в бутике внизу и ушла танцевать. Не обнаружив девушку, дизайнер очень испугался и немедленно возвратил бунтарку домой.

«Наоми было 16 лет. Мне хотелось ее защитить. Ее мама боялась отпускать ее в гостиницу, поэтому она остановилась у меня», – говорил он.

1990–2000

Аззедин первым начинает использовать эластичные материалы, так соблазнительно очерчивающие контуры женского тела, а также корсет из ткани, вдохновленный любимым XVIII веком. Он одевает своих моделей в обтягивающие юбки: короткие или средней длины. «Главное, – замечает дизайнер, – надевать их с высокими каблуками, иначе будет смотреться скучно».

Модели на показах Алая выглядят как героини кинофильмов сороковых годов, периода, столь любимого дизайнером: красные губы, приподнятые брови, волнистые волосы.

Читайте также:
Красивые платья, которые идеальны для праздника

В коллекциях дизайнера часто можно встретить вещи с животным принтом: леопардом или зеброй.

В 1992 году умирает любимая сестра модельера, которая, кроме всего прочего, помогала вести дела брата и жила с ним последние несколько лет. Аззедин задерживает выпуск коллекции, а после и вовсе исчезает с модной арены. Он продолжает одевать постоянных клиентов в своем доме, мастерской и одновременно шоуруме в старинном парижском квартале Марэ.

2000–2007

Аззедин Алая возвращается с новой коллекцией, сильно отличающейся от предыдущих. Критики отмечают резкий скачок от вызывающей сексуальности к относительной сдержанности: в коллекции мы видим струящиеся платья в пол, юбки с цветочным принтом, а также кожаные юбки-килты. В то же время силуэт Алая остается все так же женственнен и соблазнителен.

Elle US, сентябрь 2000:Azzedine Alaia FW 2003, Harper’s Bazaar Mexico:

Чуть позже Алая передает полномочия Prada Group. Теперь он содержит только бутик в Париже, распространением одежды во всем мире занимается лэйбл Миучии.

Роберт Форрест, фэшн-консультант, старый друг дизайнера позднее рассказал, что бизнес никогда не интересовал Алая, в один момент творцу просто стало сложно вертеться:

«Я уверен, с годами он потерял часть своего бизнеса, потому что не мог играть по правилам, — говорит Роберт Форрест. — Поначалу ты никогда не знаешь, что в итоге получится. Ты не можешь рассчитывать на то, что поставка придет вовремя, и что она принесет доход. Для некоторых сделок это может быть угрозой. Но деньги никогда не были мотивацией для Алая. Он не смог принять это и ушел».

2007–2010

Вдохновленный успехом сотрудничества с Prada Group, Аззедин возвращает себе собственную компанию.

На показе осень-зима 2007 дизайнер затягивает талии моделей поясом и одевает в ажурную юбку-трапецию. Алая использует кружево, кожу, плиссированные, а также перфорированные ткани, прием, горячо любимый модельером с самого основания бренда.

Главный редактор журнала LOVE Кэти Гранд для заказанного на собственную свадьбу перфорированного платья из черной кожи похудела на десять килограммов.

Azzedine Alaia spring 2009 Lookbook:

Культовые дизайнеры в один голос утверждают, что вещи Аззедин Алая навсегда останутся для них символом женственности и элегантной сексуальности и постоянно обращаются к его архивам, вдохновляясь работами для создания собственных коллекций.

Маленький гигант высокой моды

Умер Аззедин Алайя

В Париже на 78 году жизни скончался модельер Аззедин Алайя, последний из французских гениев кутюра, умевший жить без рекламных бюджетов, вне обязательных недель моды и давления больших домов.

Модельер Аззедин Алайя

Фото: AGF s.r.l. / REX / Shutterstock / Fotodom

В модном мире нет авторитетов, но на смерть Алайи отозвались все. «Кутюрье огромного таланта. Какая печальная новость»,— сказал AFP Пьер Карден. Свое сожаление высказал и президент Франции Эмманюэль Макрон, и бывшие и нынешние министры культуры, а главное — десятки знаменитых красавиц Франции, оплакивающих не только художника, но и друга. «Маленький гигант высокой моды, прощай Азеддин Алайя»,— написала в Twitter Инес де ля Фрессанж. Несколько дней назад он после случайного падения попал в больницу, впал в кому и в ночь на субботу умер, застав врасплох всех, кто звал его другом, братом и «папой» (своих детей у него не было).

Алайя родился в Тунисе. С 15 лет он держал в руках иголку и портновские ножницы. Три года учился скульптуре в тунисской школе искусств и хотя не получил диплома, научился кроить платье как скульптуру по телу. Пока другие мальчишки гоняли мяч и девчонок, он помогал своим родным и сочинял для заказчиц туалеты в духе Бальмен или Баленсиаги, точно так же как сейчас во всех концах света портные пытаются изобразить Алайю. В Париж он приехал в конце 1950-х 18-летним юношей, прошел через все модные дома, и нигде его не хотели брать. В Christian Dior, куда он было устроился, Алайя никак не мог приступить к своим обязанностям, и через несколько дней его уволили. Он поработал у Guy Laroche и Thierry Mugler, а потом стал заниматься индпошивом.

Читайте также:
Красивые платья, которые идеальны для праздника

Ретроспектива Аззедина Алайя в Musee Galliera

Аззедин Алайя прославился не тем, что устраивал показы и выходил на публику, давал интервью или размещал рекламу на Елисейских полях. В течение многих лет он работал не как художник-автор-модельер, а как обычный портной: принимал частные заказы, обсуждал их с глазу на глаз и отдавал вещи не в пустоту подиума, а в руки своих клиенток. Причем попасть к нему было куда сложнее, чем к самому модному пластическому хирургу. Потому что в платьях Алайи женщины были прекрасны и желанны, «его наряды — это ласки для девушек»,— говорил директор музея моды Галлиера Оливье Сайяр. Алайе якобы даже предлагали вернуться в Dior после Гальяно, но он отказался.

Парижанки буквально подняли провинциала на руки и открыли перед ним важнейшие столичные двери. И, конечно, он этих женщин обожал. Восхищался и боялся.

Во время интервью он рассказывал мне, как иногда по часу ждал перед очередной дверью в парадном, прежде чем решался нажать на кнопку звонка.

Он бравировал своей несветскостью и всегда ходил в бесформенном черном китайском костюме. В его квартире на улице Бельшас все происходило в одном пространстве: швейные машинки стояли даже на кухне и в ванной, а юные модели (в свое время это были и Наоми Кэмпбелл, и Линда Евангелиста, и Стефани Сеймур) месяцами жили у «папы», как они его называли.

Как продавался Аззедин Алайя

Аззедин Алайя создал собственную марку в 1979 году. С тех пор обстоятельства не раз менялись. В 2000-м он вступил в союз с Prada и расстался с маркой через 7 лет. Потом Azzedine Alaia был куплен швейцарской группой Richemont, но это нисколько не изменило его привычек. Он по-прежнему не участвовал в неделях моды, не приемля саму идею, что мода должна меняться от сезона к сезону.

«Я не люблю моду, но люблю одежду»,— говорил Алайя. Он хотел делать вещи, которые не устареют до второго пришествия.

Он считал, что платье можно сделать раз и навсегда, если это настоящее платье, такое как носили его клиентки Арлетти или Грета Гарбо. Так и есть — хотя некоторым платьям уже за пятьдесят, молодые посетительницы продолжают засматриваться на них на выставках.

Алайя работал над новыми вещами и коллекциями столько, сколько считал нужным. Дедлайнов для него не существовало. Когда я однажды спросил у него, почему он так долго работает и как понимает, что пора остановиться, Алайя ответил: «Когда я вижу, что уже хорошо получилось, тогда и останавливаюсь». Неделя моды иногда начиналась у него спустя недели три после ее окончания.

Платья Аззедина Алайя в Галерее Боргезе

Мы встречались с ним для интервью в Маре на улице Мусси. Высоченный зал с галереями под стеклянной крышей, где проходили показы, устраивались праздники и домашние спектакли. По сторонам — мастерские. На верхнем этаже жил он сам. Но главной во владениях Алайя была столовая с огромной кухней во всю стену. Здесь за прозрачным столом собирались все, кого обеденный час застал в Маре. Продавцы, портнихи, модели, фотографы и даже приглашенные журналисты. Не бывало такого, чтобы за стол садилось меньше пятнадцати человек. Алайя вспоминал свою бабушку в Тунисе, в доме которой стол накрывали всегда с запасом — мало ли кто заглянет. Он царил за столом, смеялся, угощал гостей очень простой едой с арабским акцентом и в своей черной одежде, с нетипичными чертами лица, казался маленьким инопланетянином без возраста и пола — не зря фотографы обожали снимать его с моделями, которым он был чуть ли не по пояс.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.