Революция 1917 и фэшн фото

Мода периода французской революции и Директории

В юности была большой любительницей одного украшения — бархатной ленточки на шею, с кулоном. Называли эту прелесть “бархотка”. Носила её так, чтобы ожерельице максимально прилегало к шее и при любом повороте головы дышать становилось не так вольно как хотелось бы. 🙂 Красота она ведь такая — жертв требует.

Было что-то похожее на это украшение.

И недавно попался материал об истории костюмов, причесок и украшений эпохи французской революции и директории. И про любимую бархотку узнала интересный факт. Довольно любопытный период в моде был и касался он сугубо Франции.

Революция в стране весьма значительно повлияла на моду. Костюм стал отличаться не только изяществом, но и указывал на политические взгляды его обладателя. По внешнему взгляду можно было определить, к какой политической партии принадлежит человек, каких взглядов придерживается.

В период Великой французской революции представления о красоте сильно изменились. Олицетворением женской красоты стала героиня баррикад и участница взятия Бастилии — Теруань де Мерикур. Женщина среднего роста, с красивыми чертами лица и темными волосами.

Идеалом мужской красоты были вожди революции — Марат и Робеспьер.

После начала революции слова “парик”, “кринолин” стали олицетворением всего старого и отжившего себя. Кличка “парики” в 19 веке закрепилась за консерваторами.

Виды и формы причесок периода революции.

Прически стали пестры и в них не было общего направления и сословных отличий. Характерной чертой стал небрежность и растрепанность. Новая мода возникала чуть ли не ежедневно, как отражение событий и так же быстро исчезала.

Прическа горожан представляла собой свободно распущенные по плечам волосы. Длина их то увеличивалась , то сокращалась. На лбу иногда выстригалась челка, а на затылке завязывался хвост. Впоследствии эта прически стала очень популярной и получила название “поросячий хвост” — волосы скрепляли на затылке в небольшой хвостик. Цвет волос оставался естественным.

Была введена в моду прическа времен Древнего Рима. Короткая стрижка с челками, завитые волосы в виде копны надо лбом. Волосы иногда слегка припудривали, придавая им матовый оттенок.

Женские прически времени революционной Франции изменились кардинально. Высокие каркасные прически, парики с бутафорией были запрещены. Им на смену пришли распущенные волосы, достигавшие плеч или лопаток.

Позднее волосы стали завивать легкими локонами и подвязывать лентой. Увлечение Античностью вызвало появление причесок римского и греческого образца, значительно упрощенные.

Женщины носили высокие прически, при этом волосы были естественными и без пудры. Прическу украшали шелковой лентой. Голубой цвет был в моде.

В это время появляются даже карикатурные прически, состоящие из массы завитых волос зачесанных с затылка вперед.

Многие мероприятия времен революции носили “привкус смерти”. Молодые люди устраивали сборища, клубы, “балы жертв”, участниками которых могли стать только пострадавшие от революции. Во время танцев, например, приглашая даму или отводя ее на место, кавалер отвешивал ей поклон резким движением головы, подражая конвульсиям казненного. Наиболее утонченные щёголи использовали этот мотив в прическе, которая получила название “жертва”. При ней выбривалась большая часть затылка, как осужденным на гильотину. Даже некоторые дамы отваживались её носить. Красная лента служила дополнением к подобной прическе.

Вот подобрались и к моей так любимой бархотке. Шарлотту Корде, убившую Марата, приговорили к казни. И сразу женщины-аристократки из солидарности начинают носить на шее узкую красную полоску ткани или ожерелье красного цвета. Это напоминало кровавый след на шее от гильотины. Ее носили на шее, плотно облегавшей, имитируя след от топора.

Головные уборы, одежда, украшения, косметика.

В это время размеры головных уборов значительно уменьшились. Часто женский головной убор состоял только из ленты, которая сочетала в себе цвета национального флага. Носили шляпы с острым верхом и трехцветными лентами, кокардой или шнурами.Треугольные шляпы носили военные. Носили колпаки, появились цилиндры. Крестьяне ходили в широкополых войлочных шляпах.

Читайте также:
Необычайные фото моделей девушек

Женщины подражали мужчинам — стали носить мужские фетровые шляпы с большими полями “а-ля Генрих 4”, с национальной кокардой и страусовыми перьями.

С изменением причесок появились небольшие кокетливые чепчики “а-ля Шарлотта Корде”, соломенные шляпки, убранные цветами и лентами, кружевные наколки.

Появляются тюрбаны из муслина, шелка, легкого шифона, чалмы, украшенные драгоценностями. Были и специальные головные уборы, которые одевались на ночь. Часто бальные уборы представляли собой диадему или обруч, сетку, расшитые блестками, жемчугом, бисером, в моде были также перья. Девушки носили венки из живых цветов, ленты.

Революционные законы требовали от мужчин и женщин отказа от внешнего украшательства. Поэтому на некоторое время количество украшений сократилось до минимума. Излюбленным материалом стал уже не утонченный шелк, а неприхотливый хлопок. Все те, кто продолжал носить экстравагантные шелковые одежды яркой расцветки, объявлялись врагами революции. Вместо облегающих штанов по колено и шелковых чулок, атрибута дворянства, революционеры надевали длинные брюки, называя себя «санкюлотами» («не носившими кюлоты»).

Мужские повседневные костюмы шили из шерстяных тканей темных тонов. Бархатными и шелковыми остались только парадные и придворные костюмы.

Мужчины носят белую рубашку из тонкого батиста со стоячим воротником, широкий шейный платок, закрывавший подбородок, жилет, сюртук с металлическими пуговицами, узкие панталоны ниже колен. Обычно жилет и панталоны шились из более яркой и светлой ткани, чем сюртук или фрак.

Но во времена Директории страсть к украшениям вспыхнула с новой силой. Начали носить не только настоящие драгоценности, но и подделки в гребнях, заколках, шпильках, даже окантованные камни Бастилии в серьгах, кольцах, браслетах.

Экстравагантная тенденция распространилась в период Директории и среди щеголей-фатов и богемы. Они носили невероятно высокие воротники с широкими лацканами, которые откидывались назад, яркие жилеты, пышные шейные платки, бриджи, короткую прическу и шляпы, но не с тремя, а с двумя углами. Похожего стиля в женской моде придерживалась группа дам, называвших себя «чудесные», они наряжались в тонкие и полупрозрачные платья, не надевая под них ни корсет, ни панье.

Традиционные для того времени наряды, платья с талией, расположенной непосредственно под грудью, корсажем и юбкой, изготовленных из одного куска ткани.

В конце века входят в моду шали, ибо прозрачные легкие туалеты в любой сезон года требовали хоть какого-нибудь утепления. Недаром газеты этого времени пестрят сообщениями врачей о гибели их молодых пациенток. Шали, платки, шарфы — красные, голубые, бирюзовые, темно-коричневые — покрывают шею и плечи женщин.

Их широкое распространение началось после египетского похода Наполеона. Караваны кораблей, нагруженных восточными товарами, привезли в Европу турецкие платки, арабские полосатые ткани. Дамы украшали головы плотными полосатыми и легкими газовыми восточными тюрбанами. Догадливые фабриканты начали выпускать и в Европе шали и шарфы, производством которых на весь мир прославилась и Россия. Длинные шарфы с бордюром из восточных огурцов и прелестного растительного рисунка украшают женщин на портретах Боровиковского, Тропинина, Брюллова. Они стали обязательным атрибутом женских портретов конца XVIII и начала XIX веков.

Стали модными украшения Античности. В годы революции косметика была отвергнута, но во времена Директории вновь вернулась.

Как «красные комиссарши» определяли моду и нравы социалистического общества

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Читайте также:
Изабели Фонтана для Tufi Duek Fall Winter 2021

Какую роль при становлении большевицкой власти сыграли женщины-комиссарши?

После свержения монархии в феврале 1917 года, в России появились активные и напористые представительницы слабого пола, которые с жарким энтузиазмом принялись агитировать кто за большевиков, кто за левых эсеров. Объясняясь с солдатами и рабочими на «народном языке», они часто находили поддержку и одобрение своим пылким речам. Одетые в мужские кожанки поверх суконного платья и красные платки на голове, с красноречивым маузером в реке – такие дамы быстро получили название «комиссарши».

Бойкие барышни, превратившиеся в товарищей, действительно были не промах – стреляли не хуже мужчин, обладали завидной самоуверенностью и успешно заставляли всех подчиняться своей воле. Так товарищ Яковлева, в кожанке и галифе, с юношеским задором конфисковала оружие у унтеров и околоточных Петербурга. Другой товарищ – работница «Красной Звезды» Лагутина, разоружила солдат, ворвавшись в казарму в дни февральских событий. Произнеся пламенную речь, она потребовала поддержать революцию и сдать ей оружие. Мужчины далеко не робкого десятка, безоговорочно подчинились без всяких попыток оказать сопротивление.

Многие комиссарши вооружившись винтовками, занимались охраной заводов и патрулированием Смольного. Часть из них принимала участие в боевых стычках с преданными Временному правительству юнкерами. Как писали в революционных газетах того времени: «Женщины там же, где и мужчины, – для них нет больше преград».

Когда женщинам официально предоставили право обучаться военному искусству и что из этого получилось

Кроме отчаянных комиссарш после Октябрьской революции появились и командирши – прозванные так в народе за подчёркнуто мужественную внешность, крутой нрав и самоотверженность. Дамы в военной форме появились благодаря Троцкому: нарком выступал за то, чтобы женщины могли иметь военное образование и наравне с мужчинами служить в армии.

Такое право у женщин появилось уже в 1918 году: 15 января был подписан Декрет об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА), который открывал доступ на службу всем совершеннолетним гражданам страны. Через три месяца, в апреле в свет вышел декрет «Об обязательном обучении военному искусству» – в нем отдельной строкой прописывалось, что «гражданки обучаются, по их согласию, на общих основаниях».

Воспользоваться законным равноправием поспешили не только бывшие крестьянки и работницы заводов – «командиршами» становились и некогда хорошо воспитанные барышни, получившие в царские времена отличное образование. Одной из них, например, стала Лариса Михайловна Рейснер: дочь профессора, окончившая гимназию с золотой медалью, успела побывать и разведчицей, и поучаствовать в Гражданской войне в роли комиссара разведывательного отряда штаба 5-й армии в составе Волжско-Камской флотилии.

Как прославились «Красные амазонки» в России

И все же большинство «командирш» были из простого народа. Коротко подстриженные, в черкесках и рубахах, с суконными шлемами и папахами на голове – представительницы слабого пола мало походили на женщин. Чтобы совсем не отличаться от мужчин-красноармейцев, некоторые командирши брали себе соответствующие имена и фамилии, при этом проявляли себя на поле боя, как настоящие герои.

Показательный пример образа командирши – пулемётчица Пинькова, которая вступила в ряды Красной Армии под именем Иван Пиньков. Бывшая крестьянка неоднократно участвовала в сражениях и погибла от казацких клинков, прикрывая из пулемёта отход родной части.

Ещё одна участница Гражданской войны редактор революционной газеты Татьяна Солодовникова, присвоила себе имя Тимофей, когда поступила на службу в Петроградский запасный полк. Правда о том, что она женщина, довольно быстро всплыла наружу, однако это не помешало воевать ей сначала на Польском фронте, а затем бороться с бандитизмом в составе частей Тамбовской армии.

«Красная амазонка» Павлина Кузнецова была наводчицей пулемёта одного из кавалеристских полков дивизии Будённого. Как-то раз её полковая команда, столкнувшись с белогвардейцами, завязала неравный бой. В тот момент лишь стойкость Кузнецовой, которая, не беспокоясь о собственной жизни расстреливала врага, помогла выйти из трудного положения. Под нескончаемым огнём враги отступили, а отчаянную пулемётчицу представили к награде – в 1923 году Павлине вручили орден Боевого Красного Знамени.

Читайте также:
Как сделать заветные фото для Инстаграм

Кого в России называли «маркитантками Революции»

Российская революция дала женщинам свободу не только социального, но и морального плана. Семейные узы перестали считаться священными, так как при наступившем равноправии брак заменился товарищеским союзом. Жить друг с другом, не венчаясь и не регистрируя отношений, стало нормой, как и свободная любовь без обязательств. Некоторые, особо раскрепощённые женщины, раньше боявшиеся критики за неприличное поведение, начали вести ничем не прикрытую распутную жизнь. За это в народе они получили прозвище «маркитантки революции».

В архиве академика Бехтерева описан довольно показательный для того времени случай, произошедший с семейной парой. Супруг жаловался и просил вылечить от блуда неверную жену, обвиняя её, что та постоянно находится среди солдат и чекистов. Женщина, пребывая на службе сначала в Красной Армии, а затем в ЧК, проявляла не только воинский пыл в бою, но и отличалась высокой любвеобильностью, находясь в мужском коллективе. С претензиями мужа «маркитантка революции» не соглашалась, отвечая на них: «Раз мужчинам можно, то и женщинам тоже!». Этот, почти, что лозунг для постреволюционных времён, поддерживался слабым полом вплоть до середины двадцатых годов.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Мода революции: что носили женщины в 1917 году

В рядах большевиков было немало представительниц слабого пола, и революцию они делали вовсе не кожанках и косынках, а в элегантных платьях и дизайнерских шляпках. Предлагаем тебе разобраться в моде того времени на примере сериала «Демон революции».

Новое творение режиссера Владимира Хотиненко не обсуждает сегодня только ленивый. Более всего, конечно, негодуют историки, ведь сериал «Демон революции» посвящен столетию Октябрьской революции и дает довольно вольную трактовку судьбоносных для страны событий. При всей спорности сюжета, одного у этого фильма не отнять – он помогает составить четкое представление о моде того времени. Принято считать, что революционерки – это женщины в кожанках и красных косынках, а ведь барышни, помогающие творить революцию в 1915—1917 годах, выглядели совершенно не так.

Начнем с того, что образ, который отложился у нас в голове как канонический, – это шаблон, отсылающий скорее к более позднему времени – 20−30-м годам в СССР. На заре революции в России эмансипация хоть и начала завладевать обществом, но еще не достигла в своем развитии этапа, на котором женщины без стеснения облачились бы в мужские галифе и надели кожаные куртки. Да и в 20-е, чего уж скрывать, процент таких «товарищей» был не стиль велик. А уж в 1915 году, когда шла подготовка к перевороту, дамы о таких гардеробных метаморфозах еще и не мыслили.

В фильме Владимира Хотиненко показан период с 1915 по 1917 год. В истории моды это время часто называют поздней Эдвардианской эпохой. Вообще датируется период 1901—1910 годами, когда Великобританией правил король Эдуард VII. Однако чаще всего историки продлевают его и на несколько лет после гибели монарха – до окончания Первой мировой войны и подписания Версальского договора в 1919 году. Все это время, как и в предшествующий Викторианский период, Англия сохраняла статус модной столицы, на которую равнялась Европа и, конечно же, Российская империя.

Читайте также:
Сумка Ante Kovac в подарок на 8 марта

Эдвардианская женская мода – это закат кринолинов и переход к более привычным нам силуэтам платья и верхней одежды. На раннем ее этапе женщины продолжали носить корсеты, однако велась активная пропаганда отказа от них. Если поздняя Викторианская эпоха известна роскошными платьями с турнюрами – приспособлениями, которые создавали мнимый объем сзади, то Эдвардианская пошла по пути отказа от всех этих «спецэффектов». К 1917 году юбки платьев стали прямыми, и их даже начали заужать. Как всегда это происходит с модой, старясь привнести в гардероб комфорт, женщины получили новый виток неудобств – платья стали настолько узки в бедрах, что в них был невозможно сделать широкой шаг. Известно, что императрица Александра Федоровна, которая слыла большой модницей, попросту отказывалась носить новый фасон из-за его непрактичности.

Инесса Арманд (Виктория Исхакова), ближайшая сподвижница Владимира Ленина (и, если верить Хотиненко, его любовница), в фильме носит белую блузу с воротником стойкой и оборочками, заправляя ее в юбку А-образного силуэта. При этом блузка заправляется как бы с напуском. Это отличительная черта одного из промежуточных этапов Эдвардианской моды. Несколько лет платья шили таким образом, чтобы верх как бы нависал, образовывая «зоб». Постепенно выраженная гипертрофия верха ушла, но манера заправлять блузы «с напуском» прижилась надолго. Платья того времени шились практически по фигуре. Увидеть пример моделей можно в гардеробе другой героини фильма – Софьи Рудневой (Паулина Андреева). Молодая красивая барышня, являющаяся любовницей того самого «демона революции» Парвуса, – главная модница сериала. Создателям картины было важно визуализировать Софью как трофей Парвуса, поэтому упаковали ее исключительно по последней моде.

Сходство гардеробов двух женщин наблюдается в области аксессуаров. И Инесса, и Софья носят совершенно невероятные по декору и размерам шляпы. Художники по костюмам и тут попали в точку. Фантазийные шляпы – главная отличительная черта Эдвардианской моды. Видимо, утратив возможность изощряться в области платья, дизайнеры того времени решили направить весь свой энтузиазм на производство головных уборов. Шляпы были преимущественно широкополыми, украшались лентами и цветами. Эти головные уборы весили очень много, но женщины все равно долгое время от них не отказывались. Эволюция пошла по пути уменьшения размеров шляп и сведения к минимуму декора. Можно заметить, что более «продвинутая» в модном плане Руднева носит весьма аскетичную шляпку, а вот шляпы Арманд весьма помпезны, что намекает нам и на возраст барышни и на то, что за модой она следит не слишком пристально. В качестве самой «непродвинутой» в модном плане показана супруга Ленина. Надежда Крупская носит платья образца примерно 1910-х годов – с рукавами-буфами. Также стоит обратить внимание на цветовую гамму. Крупская всегда в черном, что символизирует не только ее революционный аскетизм, но и личную драму – Надежда Константиновна близко к сердцу принимает связь мужа с Инессой Арманд.

Как русская революция повлияла на моду? |Comment la révolution russe a influencé la mode?

Автор: Заррина Салимова, Берн, 16. 11. 2017.

Кадр из фильма «Оптимистическая трагедия»

Рассказываем, как революция изменила манеру одеваться, кто ввел моду на кожаные плащи и зачем шить платья из головных платков.

Comment la révolution a changé la façon de s’habiller? Qui était le premier à porter un manteau de cuir? Et à quoi bon créer une robe avec un foulard?

На первый взгляд может показаться, что революция и мода никак не связаны между собой. В действительности же, со сменой политического устройства произошел и самый настоящий модный переворот. Длинные платья, кружева, дорогие ткани, драгоценности, часы на цепочке и другие «украшательства» в один миг были признаны старорежимными, а внешний облик мужчин и женщин кардинально изменился.

Читайте также:
Красивая незнакомка фото

Революционеры делали выбор в пользу практичных вещей из носких и немарких материалов: особенно им полюбилась кожа. Не зря в своих воспоминаниях Лев Троцкий писал, что враги называли коммунистов «кожаными»: «Думаю, что во введении кожаной «формы» большую роль сыграл пример Свердлова. Сам он, во всяком случае, ходил в коже с ног до головы, т.е. от сапог до кожаной фуражки. От него, как от центральной организационной фигуры, эта одежда, отвечавшая характеру того времени, широко распространилась. Товарищи, знавшие Свердлова по подполью, помнят его другим. Но в моей памяти фигура Свердлова осталась в облачении черной кожаной брони – под ударами первых лет гражданской войны».

Кстати, вы когда-нибудь задумывались, откуда в распоряжение большевиков попали вещи из кожи? Изначально кожаные плащи, куртки и галифе были обмундированием царской армии – летчиков (которых тогда чаще называли авиаторами), механиков, мотоциклистов. По одной из версий, революционеры нашли эту форму на складах и оценили ее удобство. Кожаной одежды на всех, конечно, не хватило, поэтому она досталась, в основном, командирам и комиссарам, а чуть позже ее переняли и чекисты.

Интересна также история еще одного красногвардейского аксессуара – буденовки. Остроконечная суконная шапка больше всего напоминает богатырский шлем с картины Виктора Васнецова. И в этом нет ничего удивительного, потому что знаменитый художник участвовал в создании головного убора, а за основу был взят русский народный костюм.

Примечательно, что события 1917 года ускорили женскую эмансипацию: женщины в России получили избирательное право и сражались за новые идеалы наравне с мужчинами. Для выполнения новых обязанностей им понадобилась и новая одежда.

Первым делом, революционерки избавились от неудобных корсетов: их некому было зашнуровывать и расшнуровывать, ведь личные горничные канули в прошлое. Вместе с исчезновением корсета изменился и силуэт: идеалом красоты «Belle époque» была дама с ярко выраженной талией и пышными бедрами, а после революции в моду вошла худощавая мальчишеская фигура. Если раньше платья создавали S-образный силуэт и подчеркивали изгибы женского тела, то теперь все носили прямые прямоугольные платья-чехлы.

Длина платьев значительно уменьшилась. И дело не только в том, что в коротких платьях женщинам было удобнее работать и ездить за рулем автомобилей, но и в том, что ткани банально не хватало. В ход шли шторы, рушники, скатерти и даже церковные рясы. Писательница Надежда Лохвицкая, больше известная под псевдонимом Тэффи, в своих мемуарах пишет о том, что платья шили из аптечной марли для перевязок, а белье – из чертежной кальки, которая после отмачивания становилась немного похожа на батист. Для нарядного платья использовался более «богатый» материал: «На углу в москательной хозяйка продает кусок занавески. Только что содрала, совсем свежая, прямо с гвоздями. Выйдет чудесное вечернее платье».

Короткая длина платьев породила проблему чулок, которых раньше просто не было видно. Как вспоминает Надежда Мандельштам, женщины бредили чулками, а достать их можно было только заграницей. «Муза русского авангарда» Лиля Брик просила Владимира Маяковского привезти ей из Парижа вместе с духами и бусами рейтузы и дорогие чулки. «Без серпа и молота не покажешься в свете! В чём сегодня буду фигурять я на балу в Реввоенсовете?!», – в стихах советский поэт высмеивал мещанство, а в жизни покорно исполнял все просьбы любимой женщины и покупал ей в командировках упаковки с чулками.

К прическам большевички подходили практично: длинные волосы и сложные пышные укладки в форме «дворянского гнезда» сменились каре и стрижками à la garçonne. Главным модным аксессуаром стала красная косынка, которая завязывалась не традиционным способом под подбородком, а на затылке.

Читайте также:
Катя Рашкевич – лучшие фото

Тем временем белая эмиграция привезла в Европу моду на все русское. Под русским понимался богатый декор, обилие вышивки, крупные драгоценные камни, меха, яркие цвета и рисунок в «огурцы»: иностранцы воспринимали русский стиль через призму дягилевских сезонов и театральных костюмов Леона Бакста. Русские аристократки с отличными манерами и осанкой стали первыми европейскими моделями и открывали собственные модные дома, например, марка Irfe была создана Ириной и Феликсом Юсуповыми. Жанна Ланвэн, Коко Шанель и Поль Пуаре высоко ценили талант наших женщин к вышивке и с удовольствием приглашали их работать в своих мастерских.

В Советах, наоборот, декор был не в почете. В начале 20-х годов молодая советская власть была обеспокоена созданием функциональной одежды для своих граждан. В экспериментальных ателье над рисунками и эскизами работали художники-конструкторы Варвара Степанова, Любовь Попова, Александр Родченко. Они же придумали «прозодежду», в которой удобство было важнее красоты.

Свой вклад в развитие рабоче-крестьянской моды внесла и Надежда Ламанова. Дочь обедневшего дворянина и бывший поставщик императорского двора приняла революцию и работала в одном из первых советских женских журналов «Ателье мод». Ламанова придумала платье из головного платка, украшения из бечевки, соломы и ракушек и даже получила гран-при Всемирной выставки в Париже в 1925 году за национальную самобытность.

После короткой эпохи НЭПа стремление выделяться стало немодным, а быть «не как все» могло оказаться даже опасным для жизни. Простота, гигиеничность и целесообразность на долгие десятилетия заменят советским людям моду, а главными достоинствами внешнего вида будут считаться опрятность, серость и невыразительность. Однако, как показала история, желание женщин хорошо выглядеть так просто не задушишь – даже в эпоху дефицита они изобретали способы красиво одеваться.

Мода времен СССР (1917-1959 год)

1917-1920: «Долой меха, да здравствует гимнастерка!»

После событий 1917 года из гардеробов российских барышень пропали роскошные соболиные шубки и муфты, аристократичные пальто с золотой вышивкой и расписные павлопосадские платки — в общем, все то, что приводило в восторг заезжих иностранцев. «Революция — дело тех, кто суров духом. А те, кто суров духом, не должны думать о материальных вещах», — провозгласили строители светлого будущего. Главным требованием к верхней одежде стало удобство. На смену частным ателье пришли швейные фабрики, нежные меха и кружева уступили место вещам из солдатского сукна и грубой шерсти.

Чтобы подчеркнуть свое равноправие, молодые мужчины и женщины ходили в одинаковых солдатских гимнастерках, темно-зеленых «юнгштурмовках» и парусиновых куртках. Культовой одеждой нового строя стала «комиссарская» кожанка вкупе с фуражкой или завязанной на затылке красной косынкой. Позже исследователи моды не раз задавались вопросом: «Откуда в стране, недавно пережившей разруху и революцию, взялось так много добротных кожаных курток?» Оказалось, это была униформа авиационных батальонов, пошитая в огромном количестве еще во времена Первой мировой войны и найденная революционерами на царских складах.

1921-1928 год: «НЭП — время Нового Элегантного Пальто»

С разрешением на частное предпринимательство, в СССР хлынул поток иностранных журналов, из которых советские граждане узнали, что в Европе в моде тоже тот же унисекс, что и у них, правда, проявляется он не в однообразии суконных курток, а в многообразии твидовых пиджаков и габардиновых тренчей. Элегантность заграничных вещей вскружила головы не только юным комсомолкам, но и солидным дамам — женщины бросились перешивать старые плащи и штурмовки на новый лад. За недостатком нужных материалов, на воротники нередко шел мех… кошки.

Читайте также:
Фотограф Тим Уолкер – фотографии и биография

Буржуа же и вовсе, облегченно вздохнув, вновь облачилась в любимые шубки, коверкоты, бриллианты и шляпы-котелки. Самые обеспеченные дамы выписывали себе готовые туалеты прямо из Франции, остальные шили на заказ в «Мезон де люкс» на Петровке или самостоятельно — швейная машинка была практически в каждом доме. Настроение тех лет в Советском союзе можно охарактеризовать одним словом — «дорвались».

30-е годы: «Все идет по плану»

Праздник непослушания закончился в 1928 году: НЭП свернули, страну накрыл железный занавес. Французский Vogue больше не появляется на прикроватных тумбочках совдеповских модниц, а женщина, часто меняющая наряды тут же привлекает внимание партийных органов: «Много наряжается? Значит, мало работает!» Элегантный полушубок или с трудом добытая меховая горжетка могли стоить карьеры, а то и свободы. Идеологически выдержанным считалось шерстяное пальто с широкими плечами и крупными накладными карманами, которое полагалось бережно хранить и носить десятилетиями. Допустимым украшательством могла быть баска или каракулевый воротник. На текстильных заводах план на штамповку подобной верхней одежды был расписан на пять лет вперед.

Интересно, что модный террор не распространялся на самих партийных руководителей (хотя им настоятельно рекомендовали не дразнить народ купленными за валюту нарядами), так в шифоньере народного комиссара НКВД Генриха Ягоды хранилось двадцать одно заграничное пальто отменного качества.

В самом конце 30-х годов, когда к СССР присоединились прибалтийские страны и Западная Белоруссия, модная жизнь в Союзе немного встрепенулась: из Риги, называемой «маленьким Парижем», стали завозить в Ленинград журналы с европейскими выкройками и фотографиями западных кинодив, а из Таллинна — новые фасоны верхней одежды. Признаком стиля и достатка считается длинное пальто из шерсти «бостон» или «фуле» с рукавом реглан и отороченные мехом сапоги и шапки.

Первая половина 40-х годов

Не до нарядов — война на дворе.

Вторая половина 40-х: «Трофейная мода»

Символами красивой жизни становятся вещи из солдатских вещмешков: трофейные меха, немецкие кожаные перчатки, польские шляпки. Уставшие от военных будней, серых телогреек и овчинных тулупов женщины не жалеют денег на дорогие наряды, особой популярностью пользуются меховые изделия. Те, кто побогаче, приобретают в комиссионках «престижного» котика и каракуль, средний класс довольствуется кроличьими шубами и беличьими воротниками.

У мужчин в моде стиль милитари и создаваемый им образ победителя, сурового защитника Родины: погоны, двубортные кожаные пальто, широкие отложные воротники и плотные тренчкоты.

50-е: «Эпоха перелома»

Вначале 50-х в Советском Союзе вновь вводятся строгие стандарты пошива верхней одежды, исключительно по отечественным лекалам («Нечего перед Западом преклоняться!»). Приветствуются только максимально простые по крою и недорогие костюмы.

А вот среди молодежи, благодаря кино и иностранной литературе уже почувствовавшей пикантный вкус заграничной жизни, зарождается новая субкультура — стиляги. Сначала их вызывающе броские вещи, купленные у фарцовщиков, вызывают осуждение, а после VI Всемирного фестиваля студентов, прошедшего в Москве летом 1957 года — подражание и восхищение. Оказалось, для европейской молодежи клетчатые стиляжьи пальто и пиджаки, темные очки и пышные юбки, дразнящее выглядывающее из-под разноцветных нейлоновых плащей вовсе не китч, а вполне обычная одежда.

Второе событие, ставшее переломным для моды СССР — приезд в Москву в 1959 году легендарного Ив Сен-Лорана с дюжиной манекенщиц и сотней комплектов одежды. Проведя десяток показов для жен послов, партийных бонз и крупных чиновников, он неожиданно отправляет своих моделей с подиума на прогулку по Москве, чтобы простые граждане тоже смогли познакомиться с новинками европейской моды. Так в СССР зарождается стиль New Look: пальто удлиняются и украшаются рукавами-кимоно, талия непременно подчеркивается поясом, а сам силуэт становится более мягким и наконец-то по настоящему женственным.

Читайте также:
Леди Гага новые фото

О том, как развивалась советская мода дальше, читайте в материале «Верхняя одежда в СССР (1960-1991)»

Как русские красавицы покоряли мир парижской моды: три легенды подиумов от-кутюр

История моды была бы совсем иной, если бы не революция – и не толпы бывших россиянок, которым срочно пришлось зарабатывать на жизнь в чужом краю. Задолго до Натальи Водяновой они покорили модные подиумы и журналы, положив начало позитивному стереотипу о русской женщине как о красавице. Многое из того, что сейчас стало каноном модных дефиле – находки беженок от революции.

Ходить по половичке

Нередко прогресс толкает вперёд большая беда. С миром моды произошло то же самое. Два события начала двадцатого века серьёзно повлияли на него. Геноцид армян в Турции в 1915 году – благодаря беженкам из Армении появилась модная империя Эльзы Скиапарелли, которая ввела в классику одежды свитера, трикотаж, контрастные молнии на спортивных костюмах и многое другое.

До двадцатого века мир высокой моды был миром, где наряды шили только на заказ. Переломить тенденцию смогла французская кутюрье Жанна Пакен. Она стала продавать дорогие уже готовые платья через универмаги и придумала концепцию модного дефиле. Собственно говоря, в нём назрела острая необходимость. В Европе царил стиль ар-нуво, наряды стали очень причудливы по покрою, и многие дамы не понимали, как такие платья будут сидеть на них и как в этих платьях держаться.

Одной из причин, по которой Пакен прибегала к дефиле, была также конкуренция. Модницы пищали от платьев Пуаре, с юбками, зауженными у щиколоток. Силуэт придавал даме вид статуэтки. Однако двигаться в таких нарядах было непросто. Даже походка изменялась – женщине приходилось мелко семенить. Пакен разработала платья такого же силуэта, но не стесняющие движение за счёт скрытых для стороннего наблюдателя складок. Дефиле помогли ей продемонстрировать их удобство.

Но для дефиле нельзя было взять и нарядить случайную женщину. Представительницы разных сословий и классов серьёзно отличались в манере держаться. Дамы, готовые выкладывать серьёзные суммы за предложенные кутюрье наряды, не могли ассоциировать себя со швеями, прачками, цветочницами и другими милыми молодыми особами – но с совершенно иной осанкой и походкой.

Вопрос поиска и обучения манекенщиц некоторое время был постоянной головной болью для тех модельеров, что делали ставку на готовые платья, пока октябрьская революция его не разрешила. Париж наполнился молодыми девушками со внешностью и манерами барышень и дам из лучших семей Парижа, но притом готовых за совсем небольшие деньги изображать из себя ходячий манекен. Имена многих из них вошли в историю.

Манекенщицы из России знали о жизни и эстетических представлениях клиенток кутюрье куда больше, чем сами кутюрье. Они внесли в процесс дефиле ряд профессиональных приёмов, например, стали ходить «по половице» — именно так традиционно обучали барышень ходить в России. При такой походке ноги ставятся не параллельно, а словно одна за другую.

Отстранённый мечтательный взгляд в никуда соответствовал моде начала двадцатого века и к тому же помогал модели не выглядеть рыночным зазывалой. Возможно, с эмигрантками из России в модельном мире появилась и худоба – многие из них недоедали. Поскольку манеры помогали им при этом выглядеть утончённое, и не измождённо, то склонность выбирать в модели скорее худеньких барышень закрепилась в мире от-кутюр, а в шестидесятые превратилась в гротеск.

Читайте также:
Fashion Иллюстрации – история и модные картинки

Можно ли внучке российского императора замуж по любви?

Двоюродная сестра Николая II по отцу, Наталья Павловна Палей фамилию Романовых не получила: брак её отца был морганатическим. В первый раз Великий князь Павел Александрович женился на греческой принцессе, но второй его избранницей стала женщина не просто незнатная, но ещё и разведённая. Скандал был большим, Павла Александровича лишили всех титулов и простили только через десять лет. Дети в этом браке – после полученного отцом прощения – получили титул князей Палей.

Как часто бывало со скандальными связями, родители Натальи долго жили за границей, во Франции. Именно там Наталья и родилась. Большую часть детства она провела в разных странах Европы, пока, наконец, не попала в Россию. В год революции ей исполнилось двенадцать лет. Её брат, князь Палей, был арестован и расстрелян вместе с её отцом. Матери удалось бежать в Финляндию вместе с двумя дочерьми. Кроме Натальи, ей пришлось заботиться об Ирине – двумя годами старше. Из Финляндии они перебрались во Францию.

Наталья Палей росла настоящей красавицей. Многие, описывая её, использовали слова «ослепительная». Умная, эрудированная, приятная и интересная в разговоре, плавающая в европейских реалиях как рыба в воде, она производила впечатление равно на соотечественников и французов. Неудивительно, что Наталья легко получила место манекенщицы.

Увы, пережитое сильно сказалось на Наталье и её сестре. Их было нелегко втянуть в разговор, лица их часто были печальны. Но характером обе оказались очень сильны. Натали даже пошла наперекор семье. От неё ждали, что она выйдет замуж за русского аристократа, как сделала её сестра. Натали, однако, сначала предпочла всякому замужеству яркую карьеру, а потом внезапно вышла замуж за кутюрье – Люсьена Лелонга.

Для французов всё выглядело так, будто беженке сказочно повезло – будучи никем, всего лишь манекенщицей, она вдруг отхватила себе в мужья главу модного дома. Но для русских брак был неравным по иной причине. Внучка императора – за портного?!

Палей надолго стала лицом дома Лелонг. Муж посвящал ей новые духи и коллекции . Брак этот для старшего поколения, однако, выглядел несчастным. Ведь вскоре у Натали появились, один за другим, яркие любовники. Кокто, Дали, Челищев, Лифарь, Ремарк. Надо думать, Лелонг тоже не отставал. Открытые браки как раз были в моде. Кстати, не только в Европе – в СССР их практиковали многие тоже.

Так и вышло. Палей, известная в США как Пэйли, прожила всю оставшуюся жизнь в Америке. Звездой кино она не стала, но карьеру модели успешно продолжила. Вышла замуж по дружбе за знакомого гомосексуала-кинопродюсера – такими браками тогда прикрывали репутацию многие. Дожила до семидесяти шести. Детей не заводила.

Из тех самых Ге

Родственница знаменитого художника Николая Ге родилась в Славянске в 1897 году. Её родители разошлись, когда она была совсем ребёнком, и воспитывал Ию отчим, Георгий Вуич. Она выросла в Санкт-Петербурге, но известия о революции застали её в Германии, где Ия находилась с матерью. До Парижа, на историческую родину далёких предков, она добралась в двадцать первом году и сразу отчаянно принялась искать работу: на руках у неё был маленький сын от только что распавшегося короткого брака с одним голландским предпринимателем.

Многие русские дворянки сами открывали ателье – шить учили каждую из них. Но доходы этих ателье были более, чем скромны. Ия по совету знакомого попытала счастье в одном из французских домов мод, но не задержалась. Можно только представить, чем она не угодила хозяину-мужчине – но следующий кастинг она предпочла пройти в доме моды, которым заправляли женщины.

Читайте также:
Самые красивые фэшн Иллюстрации Сары Ханкинсон

Fashion иллюстрация – история, упадок и возрождение

Начало ХХI века – это наше время, время, в которое мы все живём, время развития техники и новых веяний, не менее техничных, в искусстве, но именно это время, начало ХХI века, уже называют временем возрождения, ренессанса, fashion-иллюстрации, модной иллюстрации. Той самой старой доброй иллюстрации, которая в ХХ веке была вытеснена фотографией.

На обложках и страницах модных журналов так привычно видеть фотографии, но теперь рядом с фотографиями вполне себе уживаются и иллюстрации. В целом, они выполняют одинаковые функции – показывают, передают нам изображение, внешний вид той или иной вещи, рекламируя её. Фотография – современна, иллюстрация – стара, ведь именно она в те времена, когда мир ещё не знал, что же такое фотоаппарат, выполняла и весьма успешно функции фотографии. Но есть между ними и различия. В иллюстрации гораздо больше места для проявления таланта, индивидуальности, своего представления о чём-то, творчества, и, следовательно, гораздо больше самого автора. В конце концов, фотографировать сегодня умеют практически все, рисовать – нет. И это тоже придаёт модной иллюстрации определённую магию.

Прообразами первых fashion-иллюстраций можно считать гравюры и офорты XVI века, на которых изображены дамы и кавалеры, модники и модницы. А вот сама fashion-иллюстрация появляется в XIX веке. XIX – первая половина XX веков – время её расцвета. Активно поддерживает fashion-иллюстраторов французский модельер Поль Пуаре, работает с fashion-иллюстрацией и Коко Шанель. В начале ХХ века фоном для модной иллюстрации служили многочисленные растительные орнаменты, которые в народе называли «шпинатом». Затем фон либо убирается вовсе, либо становится более разнообразным.

fashion-иллюстрации разных эпох


В первой половине ХХ века в fashion-иллюстрации работают не только узкие специалисты, те, чей хлеб именно иллюстрация, но и многие широко известные, художники. Так в Vogue появляются модные рисунки работы Сальвадора Дали. А русскому художнику Роману Тыртову (более известному как Эрте) в 1914 году предлагают сотрудничество сразу два модных журнала: Vogue и Harper’s Bazaar. Говорят, что Эрте поступил совершенно банально – дабы не мучиться проблемой выбора, он просто бросил монетку: «орёл или решка». И судьба в виде монетки указала на Harper’s Bazaar.

Fashion-иллюстрация процветает, украшая обложки и страницы модных журналов, вплоть до 30-ых годов ХХ века. Именно в это время её начинает вытеснять фотография.



Но новым дыханием, небольшим возрождением, для fashion-иллюстрации становится творчество французского fashion-иллюстратора Рене Грюо. Грюо долгое время работает с Домом Диор, для которого он оформлял каталоги, упаковки (духи) и даже объявления и пригласительные. Рене Грюо работал с Диор и в 40-е, и в 50-е, и в 60-е, и в 70-е. Вполне можно сказать, что имидж Дома Диор определял, в том числе, и Рене Грюо. Впрочем, работал он не только в модной графике, но и в рекламной, даже больше в рекламной. В 60-е годы Грюо также сотрудничал с Валентино. Его иллюстрации появлялись в журналах Vogue и L’Officiel. Фактически в середине ХХ века иллюстрации Грюо победили фотографию, но это было всего лишь приятное исключение, нежели правило. Интерес к fashion-иллюстрации вновь пробудился лишь в начале ХХI века.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.