Хельмут Ньютон – фотографии и биография

Фотограф Хельмут Ньютон (Helmut Newton)

Хельмут Ньютон – это уже не просто имя, Хельмут Ньютон – один из выдающихся фотографов ХХ века, и он уже давным-давно стал признанным классиком фотографии.

Жанры, в которых работал Хельмут Ньютон, разнообразны: от традиционной фэшн-фотографии до размышлений на тему смерти. Для него позировали такие знаменитости, как Мик Джаггер, Стинг, Серж Гинзбур, Дэвид Ли Рот и многие другие. В его работах непременно присутствует определённый налёт декаданса. Его всегда интересовала тема эротики в фотографии. Его можно отнести к тем фотографам, которых увлекает не только внешняя сторона, но и внутренняя: смысл, содержание. Он создаёт образ сильной и даже властной женщины, женщины, которая способна выбирать сама.

Хельмут Ньютон гораздо больше, чем просто фэшн-фотограф, да и сама «модная» фотография лишь часть его творчества. Тем не менее, начиная с 1960-х годов ХХ века, работы Хельмута Ньютона появляются в таких известных глянцевых журналах, как Elle, Vogue, Marie-Claire, Harper’s Bazaar, и становятся частью мира моды и даже меняют этот мир, меняют саму журнальную фотографию. И да, именно Хельмут Ньютон частью моды, глянцевого мира, делает и эротику, и не просто эротику, а эротику на грани неприличного. Критики работ Хельмута Ньютона не раз отмечали, что: «даже когда в его кадрах нет ничего откровенно неприличного – они всё равно производят весьма «неприличное» впечатление». Не раз фотографии Хельмута Ньютона появлялись и на страницах журнала Playboy.

“Sex sells” («Секс помогает продавать») – фраза Хельмута Ньютона, ставшая хрестоматийной.

Хельмут Ньютон, настоящая фамилия Ньюстадлер, затем он её сменит на более звучную – Ньютон (нем. Helmut Neust?dter) родился 31 октября 1920 года в Берлине. Его отец – фабрикант, по национальности немецкий еврей. Мать – американка. В детстве Хельмут обучался в двух школах – немецкой и затем американской. С 12 лет начинает интересоваться фотографией, ему тогда купили фотоаппарат. И уже в 16 лет поступает учеником к фотохудожнице Иве (Yva) – настоящее имя Эльза Симон, которая в том числе была знаменита и благодаря своим работам в области эротической фотографии. Затем они некоторое время работали совместно.

В декабре 1938 года в связи с событиями, которые происходят в Германии (усиление власти Гитлера, ухудшение отношений к еврейскому населению) Хельмут Ньютон принимает решение покинуть Германию, к слову, его родители к тому времени уже жили в Чили. Хельмут отправляется в Сингапур, где устраивается на работу фотокорреспондентом в газету, но вскоре был уволен за профнепригодность, всего через две недели работы. Он отправляется в Австралию. В Австралии он отслужил в армии (водителем грузовика) и получил гражданство, а также женился на актрисе Джун Браун. И открыл собственную студию в Мельбурне. Джун Браун также вскоре займётся фотографией, свои работы она будет подписывать как Алиса Спрингс (по названию города в Австралии). Она также станет весьма востребованным фотографом. Хельмут и Джун прожили вместе долгую жизнь, но детей у них так и не было. Джун неоднократно появлялась и на фотоработах своего мужа, часто обнажённой.

В 1950-е Хельмут Ньютон возвращается в Европу. Ему предложили поработать для британского Vogue, заметив его фотографии в австралийском аналоге. Он живёт в Лондоне, затем в Париже и Монте-Карло, именно в этот период Ньютон начинает работать для известных глянцевых журналов. Последние годы своей жизни Хельмут Ньютон провёл, живя в Монте-Карло и Лос-Анджелесе.

Он умер в 2004 году, в возрасте 83 лет: по привычке газанул прямо с места и врезался в стену здания, напротив стоянки гостиницы в Голливуде, с которой он выезжал – скончался в госпитале от полученных травм.

Хельмута Ньютона называют «холодно-пламенным» фотографом, ведь на его работах запечатлены «скульптуры женщин», пышущих здоровьем, но именно скульптуры – холодные статуи, которые лишь немного «светятся голубоватым светом арктических льдов».

Хельмут Ньютон

Биография

Хельмут Ньютон – немецко-австралийский фотограф, который произвел революцию в мире модной фотографии, его работы задавали тренды. Он сделал большой прорыв, устроившись на работу во французский “Vogue”, где выполнил свою лучшую работу и получил международную известность и признание.

Хельмут Ньютон

Его стиль характеризуется смелыми, чувственными и визуально захватывающими изображениями женщин, снятых эстетически, с безупречными техническими деталями. Будучи провидцем, Ньютон опередил свое время, и его работы сегодня получают больше признания, чем за всю его жизнь.

Детство и юность

Хельмут Ньютон родился 31 октября 1920 года под именем Хельмут Нойштедтер в семье Клары и Макса Нойштедтеров в Берлине. Его отец, еврей, был богатым владельцем фабрики по производству пуговиц. Хельмут учился в “Генрих-фон-Трайчке-Реалгимназиум” и в Американской школе в Берлине, откуда его отчислили за плохую учебу.

Читайте также:
Самые женственные модные образы для мужчин 2021

Хельмут Ньютон в детстве с няней и родителями

Интерес Гельмута к фотографии начался в 12 лет, когда он получил свою первую камеру. В это время мальчика отчислили из школы за плохую успеваемость, и вместо восстановления учебы он устроился на работу к известному немецкому фотографу Эльзе Симон, также известной как Ива. Но сотрудничество с Эльзой продлилось всего 2 года, так как его семье пришлось покинуть Германию из-за немецкой кампании против евреев.

После реализации Нюрнбергских законов Максу Нойштедтеру пришлось отказаться от владения фабрикой, и в 1938 году он был отправлен в концлагерь.

Хельмут Ньютон в юности и молодости

В том же году родители Ньютона бежали в Южную Америку, им удалось организовать поездку сына в Китай. Однако парень предпочел сойти с корабля в Сингапуре. Там Хельмут нашел работу портретиста для газеты “Стрейтс Таймс”, откуда через 2 недели его уволили. У него были отношения с Жозетт, богатой пожилой женщиной, которая хорошо ему платила. Он также основал свою собственную фотостудию “Маркиз”, но не добился с ней успеха.

В 1940 году британские власти назвали 20-летнего Гельмута “вражеским иностранцем” и отправили в лагерь в Австралии. Проведя там 2 года, он был завербован в Австралийскую армию в качестве водителя грузовика, где служил до конца Второй мировой войны.

Фотохудожник Хельмут Ньютон

После увольнения из армии он приобрел австралийское гражданство и сменил свою фамилию с Нойштедтер на Ньютон. В 1946 году Хельмут создал фотостудию в Мельбурне для работы над модной и театральной фотографиями.

Фотоискусство

В 1953 году Ньютон организовал совместную выставку под названием “Новые взгляды в фотографии” с другим немецким беженцем и фотографом Вольфгангом Сиверсом. В том же году он начал длительное сотрудничество с немецким евреем Генри Тэлботом.

После обретения репутации модного фотографа его работы были включены в австралийское издание журнала “Vogue” в 1956 году. Вскоре Хельмут заключил годовой контракт с “Vogue” и переехал в Лондон, но ушел с должности за месяц до оговоренного срока. Впоследствии Ньютон переехал в Париж, где работал для французских и немецких журналов.

Хельмут Ньютон сотрудничал с журналом Vogue

Вскоре фотограф вернулся в Мельбурн, но в 1961 году снова уехал в Париж, несмотря на подписание контракта с австралийским “Vogue”. В Париже он устроился на работу во французское издательство популярного журнала. Его фирменный стиль включал в себя провокационные, но эстетические фотографии женщин. В своих интервью мужчина не раз отмечал, что его интересует природа власти – сексуальной, политической и финансовой.

После почти смертельного сердечного приступа в 1971 году в Нью-Йорке он начал снимать откровенно сексуальные фотографии, которые были его самыми спорными творениями. Его работы пересекались с темами вуайеризма, фетишизма, гомосексуальности и садомазохизма, женщины Ньютона возмущали одних феминистских зрителей и удовлетворяли других. Одной из самых известных работ того времени стала фотография “Бергстром над Парижем”.

Провокационные снимки Хельмута Ньютона

Его черно-белые фотографии сочетали в себе нуаровую фотожурналистику 1930-х годов с аспектами фильмов “новой волны”, отражая режиссерское мастерство фотохудожника.

На протяжении многих лет работы Хельмута были сосредоточены в основном на моде, эротике и портрете, причем эти три категории часто смешивались. Вместе с Ги Бурденом и Деборой Лу Турбевилль Ньютон стал одним из трех фотографов, изменивших взгляд на модные фотосессии и отошедших от традиционных образов.

Дебора Турбевилль и Хельмут Ньютон – культовые фотохудожники

Портреты знаменитостей стали все более важным аспектом творчества Ньютона. И хотя поначалу он снимал в основном только моделей, за долгие годы работы мастер расширил свое портфолио, включив в него огромное количество людей – художников, актеров, режиссеров, политиков, промышленных магнатов.

В его объектив попали режиссер Дэвид Линч в паре со своей возлюбленной Изабеллой Росселини, итальянская красавица Моника Беллуччи, певец Дэвид Боуи. Многие из портретов звезд были опубликованы в 1980-х годах на страницах “Vanity Fair”.

Моника Беллуччи и Микки Рурк на фото Хельмута Ньютона

В 1975 году в Париже Ньютон организовал свою первую персональную выставку. В следующем году он опубликовал первую книгу “Белые женщины”.

Вышедший в 1981 году альбом фотографий “Большие обнаженные”, получил наибольшую известность. Он изображал моделей в чувственных позах вне студий, часто на улицах, что было достаточно нестандартно для того времени. Эта серия закрепила статус Ньютона как одного из самых выдающихся модных фотографов своего времени. В этом году “Vogue” опубликовал двойную работу под названием “Они идут”, которую продали на аукционе за $662 тыс. в 2008 году.

Читайте также:
Девушки на фоне ковров - фото

Хельмут Ньютон фотографировал для журнала Playboy

В 1989 году вышел немецкий документальный фильм о творчестве фотохудожника “Хельмут Ньютон: Высокая фотография”.

Неким итогом творческой биографии мужчины стала книга “Сумо”, выпущенная в 1999 году. Произведение весом 30 килограмм и стоимостью $3 тыс. содержало все основные работы фотографа.

Хельмут Ньютон тщательно выбирал моделей

В течение следующих 25 лет фотограф работал стабильно и продуктивно, издавая серию книг и создавая бесчисленное множество выставок, наиболее впечатляющей из которых было масштабное празднование его карьеры и выхода автобиографии в Новом Национальном музее в Берлине. Мероприятие произошло в 2000 году, когда фотохудожнику исполнилось 80 лет.

Личная жизнь

В 1947 году, работая в своей студии в Мельбурне, Ньютон встретил Джун Браун, австралийскую модель и актрису. Они практически сразу вступили в отношения и поженились уже в следующем году.

Хельмут Ньютон с женой Джун Браун

Позже Джун сама стала фотографом, она делала снимки мужа во время работы и помогала ему с написанием книг. По словам жены Ньютона, она всегда понимала, что будет второй любовью мужа после фотографии.

Пара была счастлива в личной жизни 56 лет, до самой смерти Хельмута. Интересным фактом является то, что дети за эти долгие годы у них не появились.

Смерть

23 января 2004 года фотограф попал в автокатастрофу – его машина врезалась в стену отеля “Chateau Marmont” недалеко от Сансет-бульвара, где он останавливался в течение нескольких лет.

Могилы Хельмута Ньютона и Марлен Дитрих рядом

Причиной смерти 83-летнего Хьюстон стал инфаркт. Смерть наступила спустя час после аварии. Его прах покоится в Берлине.

Хельмут Ньютон – фотографии и биография

Портрет Хельмута Ньютона

Хельмут Ньютон родился в Берлине в 1920 году. Всемирно признанный фотограф ХХ века. Создатель нового направления современной рекламной фотографии с ярко выраженным эротизмом и откровенной чувственностью. Удостоен многочисленных наград, среди которых Grand Prix National de la Ville de Paris (Франция, 1990) и Большой крест за заслуги (Германия, 1992). Командор Ордена искусств и литературы (1966), почетный член Общества культурного наследия Монако (2001). Скончался в Калифорнии в 2004 году.

Посвящается Максу, Клэр и Джун

Мне было три или четыре года, я лежал в кроватке в квартире моих родителей на Иннсбрукерштрассе. Была ночь, всегда ночь – многие мои воспоминания связаны с этим временем суток.

Моя няня, моя Kinderfräulein, собирается выходить. Она обнажена до пояса. На ней комбинация, она сидит перед зеркалом. Она прихорашивается и выглядит чрезвычайно красивой. Насколько я помню, это первый раз, когда я видел полуобнаженную молодую женщину перед зеркалом.

Мои родители часто посещали вечеринки и ночные клубы, но мама всегда приходила ко мне перед сном, чтобы пожелать доброй ночи. Я помню прикосновение ее обнаженных рук – потому что иногда она носила платье для коктейлей или вечернее – и помню свой восторг и волнение от этих прикосновений. Тогда мама была для меня самой привлекательной и любимой женщиной на свете.

У моей кровати стояла лампа с очень тусклым светом. Иногда мама приходила ко мне до того, как надевала платье: на ней была комбинация с лифчиком и жемчужное ожерелье. Комбинация шелковая, всегда телесного цвета, никогда не черная. Она приходила и садилась у изголовья моей кровати. Ее сопровождал нежный аромат Chanel № 5. Я помню, как обнимал ее и ощущал ее кожу.

Моя мать была довольно пышной женщиной, с большой грудью, округлыми руками и плечами. Она была не так уж молода, поскольку я был поздним ребенком, но я не осознавал этого. Я любил маму; я обожал ее.

Иногда она говорила мне, что на самом деле я не ее ребенок. Меня якобы нашли на заднем крыльце, завернутого в пеленку с вышитой семизубцовой короной и аристократическими инициалами.

Часть I: БИОГРАФИЯ

Автопортрет с друзьями в Халензее, 1935 г.

Я родился в 11.30 утра, в воскресенье, 31 октября 1920 года, в берлинском пригороде Шёнеберг. Мама говорила, что с утра шел дождь, но, когда я появился на свет, неожиданно выглянуло солнце.

Читайте также:
Катя Рашкевич – лучшие фото

Мама происходила из состоятельной семьи. Она вышла замуж за богатого человека, который умер, когда она была еще совсем молодой.

У них был один ребенок – мой сводный брат Ханс. Отец был из бедной семьи, жившей в крошечной деревушке в Силезии. Когда он женился на матери, то стал управлять фабрикой, принадлежавшей ее первому мужу, на которой изготавливали пряжки и пуговицы.

Мама обладала живым воображением и рассказывала мне удивительные истории о знакомстве с отцом, Максом, и как он влюбился в ее прекрасные ноги.

У нее действительно были красивые ноги. Она была привлекательной молодой вдовой, а он бедным солдатом, в 1918 году вернувшимся с русского фронта. Они полюбили друг друга и поженились. Я родился во время блокады Германии странами Антанты после Первой мировой войны, на два месяца раньше срока – слабый и болезненный ребенок. Коровьего молока было не достать, поэтому меня кормили козьим, продававшимся в то время в Берлине. По словам матери, только поэтому мне удалось вырасти здоровым, красивым и сильным.

Мой отец по возвращении с русского фронта после Первой мировой войны

Несколько лет назад мы с моей женой Джун отправились в Берлин и посетили Иоахима, который когда-то был нашим семейным шофером. Он узнал меня по фотографии в немецком журнале и связался со мной. Жена Иоахима много лет служила у моего дяди по фамилии Гольдшмидт, поэтому хорошо знала историю семьи. Думаю, именно через нее Иоахим получил работу шофера у моего отца. И, когда мы с Джун сидели за столом в маленьком загородном доме и пили кофе с пирожными, некоторые семейные легенды обрели реальную основу.

«А знаешь ли ты, Хельмут, что ты вовсе не был недоношенным ребенком?» Я ответил, что не знаю; я всегда верил в историю, которую мне рассказывали, и не имел причин сомневаться в ней. «На самом деле, – сказала жена Иоахима, – твой отец очень настойчиво добивался любви твоей матери и она уже была беременной, когда они обвенчались».

Жена Иоахима твердо настаивала, на том, что это правда. По-видимому, многие члены нашей семьи были в курсе событий. Они знали, что Клэр и Макс очень любили друг друга и спали вместе задолго до того, как поженились.

Мы выслушали еще несколько семейных историй. Оказывается, свадьба дяди Гольдшмидта не обошлась без драматической сцены. В день бракосочетания, пока новобрачные находились в синагоге, в толпе снаружи их поджидала женщина с младенцем на руках. Когда молодые супруги вышли на улицу, женщина подняла младенца над головой и закричала: «Это твой ребенок! Это твой ребенок!»

Род Маркиевичей (по материнской линии моей семьи) был богат эксцентричными личностями. Дедушка Маркиевич, отец моей матери, родившийся в 1840 году, стал так называемым «бродячим студентом» и исколесил всю страну в поисках удачи. В конце концов он оказался в Италии, где попытался присоединиться к Гарибальди в войне за независимость, но получил отказ. Тогда он отплыл в Америку и завербовался в армию юнионистов в 1865 году. Большую часть службы он провел в качестве одного из специальных охранников миссис Грант, жены знаменитого генерала. Она благоволила к нему и отправила в артиллерийское училище в Форт-Монро в штате Виргиния. Он стал американским гражданином и сменил фамилию на Маквис. Потом он вернулся в Берлин, женился и обзавелся тремя сыновьями и пятью дочерями. Одной из них была моя мать Клэр, или Клара.

Дедушка Маркиевич был новатором в области рекламы и сделал состояние на размещении рекламных плакатов на общественном транспорте – автобусах и трамваях. Его любимым увлечением была езда по берлинским улицам на огромной скорости в карете, запряженной шестеркой лошадей. По преданию, он так любил своих коней, что, когда их попоны износились, он отдал их самому дешевому портному, которого смог найти, чтобы тот сшил из них зимние пальто для его дочерей.

В 1938 году мне понадобилась копия свидетельства о рождении, чтобы получить паспорт

Моя мать относилась к окружающим с определенной долей снобизма. Эта черта вообще была характерна для берлинцев. Они свысока смотрели на всех, кто не был искушен в тонкостях столичной жизни. Сам Макс очень быстро приобрел столичный лоск, но остальным членам его семьи это не удалось. Мать презирала родственников мужа. Естественно, что, приезжая из Силезии, они не могли похвастать столичным шиком, зато брали количеством. Мать постоянно жаловалась, что у отца слишком много родственников.

Читайте также:
Парфюмерия и реклама новых ароматов

Мы жили в доме на Иннсбрукерштрассе. На парадной двери нашего дома, как и у всех соседних, была большая черная кнопка звонка, вделанная в блестящую бронзовую тарелку с эмалированным ободком, с надписью: «Aufgang nur für Herrschaften»[1]. Когда кто-нибудь нажимал кнопку, наверху открывалось маленькое окошко, и консьержка выглядывала наружу, чтобы рассмотреть посетителя. Если он не выглядел как Herrschaft, или джентльмен, она кричала, чтобы он пользовался входом для прислуги.

Хельмут Ньютон: гений фотографии или сумасшедший извращенец

«Гений фотографии» и «сумасшедший извращенец» — две характеристики, которые регулярно получал фотограф Хельмут Ньютон. Более полувека — с 1950-х до 2004-го — он снимал для Vogue и других журналов обнаженных девушек с БДСМ-реквизитом: с хлыстами или с пристегнутыми к спинам седлами, закованными в железные медицинские корсеты. Психоаналитик, взглянув на его снимки, скорее всего заключил бы, что их автор мучим комплексами. Возможно, таким бы Ньютон и стал, если бы своевременно не превратил свои «пороки» в ставшее легендарным искусство.

В 1966 году журнал Queen заказал Ньютону съемку. Когда фотографии оказались на столе владельца издания, он в ярости скинул их на пол, а телефон вышвырнул в окно. «Что делают в редакции моего журнала эти мастурбирующие женщины, лежащие на полу, пока за окнами взрываются фаллические символы?» — негодовал он. Удивительно, заказчику следовало бы знать, на что он идет: к тому моменту Ньютон уже делал съемки для Vogue, Harper’s Bazaar и был известен как реформатор модной фотографии. Именно Ньютон первым привнес в нее эротизм, который сейчас на страницах журналов нам кажется чем-то самим собой разумеющимся.

Идеальные женские тела были, кажется, основным интересом Ньютона. Заворожен ими и сексом Ньютон был с детства. В автобиографии он вспоминает о матери, которая приходила пожелать ему спокойной ночи в неглиже, первой эрекции в четыре года и о различимых под купальниками сосках своих сверстниц-подростков в бассейне. В 12 лет Ньютон купил себе первый фотоаппарат и полюбил его так же пылко, как и женщин: «Я буквально помешался на фотографии, а также на сексе — или, по крайней мере, на его возможности», — писал он о своих подростковых годах.

Несмотря на то, что феминистки Ньютона на дух не переносят, считая, что он объективирует женщин и представляет их исключительно как пассивные объекты интереса мужчин, фотограф утверждал обратное. «Меня интересуют только сильные, независимые женщины», — говорил Ньютон. Действительно, модели на его фотографиях — не жертвы, а хозяйки положения. Если рядом с ними и появляются мужчины — то это, как правило, официанты, оркестранты, шоферы или другие «подчиненные» им персонажи. Жертвами на фотографиях Ньютона выглядят именно они — потерявшие над собой власть создания, завороженно наблюдающие за роковыми соблазнительницами. Они, хотя и находятся рядом, смотрят на красавиц будто бы через невидимое стекло и приблизиться к ним не смогут никогда.

Хельмут знал причину своей любви к сильным женщинам. Еврей, родившийся в Берлине в 1920 году, он вынужден был покинуть Германию в 18 лет. Его отъезд организовала мать. Хотя все детство Ньютона она жаловалась на нервы и слабость, в этой ситуации она проявила недюжинную решительность. Воля матери к спасению семьи врезалась в память Ньютона вместе с образом отца, который, пробыв несколько месяцев в концентрационном лагере и выйдя из него, выглядел потерянным и слабым стариком.

Сильным характером обладала (а, скорее всего, обладает и до сих пор — ей больше 90 лет) и жена Хельмута Джун, с которой молодой человек познакомился в 1946 году в Австралии, где он оказался после эмиграции. До конца жизни Джун была не просто «музой», но настоящим партнером Хельмута. Уже после отъезда в Париж в 1957 году супруги ночи напролет обдумывали идеи съемок для Vogue, выкуривая пачки сигарет без фильтра и выпивая бутылки скотча.

Как Джун относилась к сотням молодых моделей с идеальными телами, которые годами вереницей проходили перед объективом мужа? «Хельмут говорил, что с моделями можно или работать, или заниматься сексом — и то, и другое невозможно», — уверяла женщина в интервью The Guardian. Один из самых известных снимков Ньютона называется «Автопортрет с женой и моделями». На нем Хельмут запечатлел, как Джун спокойно наблюдает за ним, снимающим обнаженную девушку, — кажется, в ее словах можно не сомневаться.

Читайте также:
Маленькая принцесса и модель Таисия Дутова

Перечислить культовые снимки Ньютона практически невозможно — их он сделал сотни. И дело тут не только в гениальной способности схватить нужный кадр или поймать настроение — все фотографии Хельмут детально продумывал заранее, а потом заставлял моделей часами позировать, порой замирая в самых неудобных позах. У девушки, которая несколько часов стояла на шпильках, одной ногой на земле, а другой, согнутой в колене, опираясь на капот BMW, однажды начались судороги. Впрочем, Хельмута такие происшествия не останавливали: он считал моделей «сырым материалом» для воплощения своих задумок.

Шпильки — фетиш фотографа и обязательный элемент большинства его снимков вместе с чулками, поясами и БДСМ-атрибутикой. Частое окружение моделей — интерьеры шикарных отелей или ресторанов. На каждой фотографии Ньютона как будто разыгрывается сцена из фильма — о Бонде, гениальных аферах или красивой жизни. Неудивительно, что с такими склонностями сам Хельмут больше 20 лет прожил в столице игроков и великосветских аферистов Монте-Карло.

Фотограф Хельмут Ньютон: «Я ненавижу хороший вкус»

Хельмут Ньютон — всемирно известный фотограф XX века, который создал новое направление рекламной фотографии. Он любил роскошь, буржуазных женщин и красивые машины. Его снимки были смелыми, эротичными и провокационными и оказали большое влияние на модную индустрию.

Из этой статьи вы узнаете:

  • о детстве, юности и первых фотографиях Хельмута Ньютона
  • о его жизни в Сингапуре и Австралии
  • о неудачном сотрудничестве с Vogue
  • о кадрах, повлекших международный скандал
  • о его главных секретах фотографии

Хельмут Ньютон

1920 — 1938. Детство и юность богатого еврейского мальчика в предвоенной Германии.

Хельмут Нойштадтер родился 31 октября 1920 года в берлинском пригороде Шенеберг. Он вырос в состоятельной еврейской семье, которая владела фабрикой по производству пряжек и пуговиц. У семьи были водители, слуги, няни и горничные. Неудивительно, что Хельмут рос избалованным ребенком. Ему покупали все, что он захочет, но даже самые дорогие игрушки интересовали лишь его пару дней.

Юный Хельмут никогда не отличался ни здоровьем, ни успехами в учебе, но с раннего возраста пользовался популярностью у девушек и обожал фотографию. Его отец говорил: «Мой мальчик, ты окончишь свои дни в выгребной яме. Ты думаешь только о девках и фотографиях».

Свою первую камеру Agfa Tengor-Box Хельмут купил на карманные деньги в 1932 году, когда ему было 12 лет. Он сделал восемь снимков, из них семь вышли пустыми, а последнее изображение — смазанным. Тогда мальчик решил, что этот замечательный снимок — начало карьеры знаменитого фотографа.

Тем временем гонения на евреев становились все серьезнее. Вначале родителям Хельмута пришлось перевести его в американскую школу. В 1934 году во всех берлинских кафе появились вывески с надписью «Евреям и собакам вход воспрещен», в парках и на улицах поставили желтые скамейки. В это же время у Хельмута начался роман с чистокровной немкой. Когда об этом узнали его родители, то сильно поколотили мальчика.

После того как Нюрнбергские законы вступили в действие, отцу Хельмута больше не разрешалось управлять фабрикой. Деньги закончились, у семьи Нойштадтер больше не было надежд на нормальную жизнь.

Евреи старались получать навыки, которыми они смогут зарабатывать в эмиграции: профессора учились быть плотниками. Поскольку Хельмут давно интересовался фотографией, его мама, благодаря связям, устроила его учеником к известной женщине-фотографу еврейского происхождения Иве (настоящее имя — Эльза Симон). Чтобы стать фотографом, нужно было пройти официальное обучение: отслужить подмастерьем, а потом получить удостоверение. Через полгода Ива позвонила родителям Хельмута и сказала, что им больше не нужно платить за обучение – теперь она сама будет давать ему деньги как поощрение за успехи.

Поскольку Ива была еврейкой, ее положение становилось все труднее. Она получала приглашения переехать в Нью-Йорк в 1935-м и 1936-м годах, но отказывалась. В 1938 ее отправили в концентрационный лагерь Освенцим, где она погибла.

После «Хрустальной ночи» 9 ноября 1938 года оставаться дальше в Германии стало невозможным. Отца Хельмута, Макса, отправили в концлагерь. Маме каким-то чудом удалось добыть для сына паспорт, позволявший покинуть Германию. Хельмут взял с собой только самое необходимое: одежду и фотоаппараты.

За два дня до отъезда домой вернулся отец. Хельмут был потрясен, когда увидел его. Отцу не нанесли телесных повреждений, но прежнего Макса Нойштадтера трудно было узнать . Родители взяли билеты на корабль до Южной Америки, а Хельмут отправился в Китай.

Читайте также:
Японские девушки Лолиты - фото

1938 — 1946. Жизнь в эмиграции.

Последними подарками мамы стали билет на корабль до Китая и бортовые деньги, которыми можно было пользоваться только на судне. Поскольку евреям было запрещено иметь при себе больше пяти долларов, эти деньги были для него последней возможностью почувствовать себя богачом: на корабле он развлекался, покупал выпивку и гулял напропалую.

Судно проходило мимо Сингапура, и некоторым иностранцам разрешали остаться там. Хельмуту повезло: комиссия выбрала его, поскольку он был молод, знал английский, имел при себе камеры и удостоверение фотографа.

Высадившись в Сингапуре, Хельмут получил работу в газете Straits Times. Спустя две недели он сильно напортачил с пленкой. Хельмута уволили без выходного пособия, и он остался без денег в чужой стране. Какое-то время ему помогал приятель, а позднее 19-летний Нойштадтер познакомился с Жозеттой Фабьен — богатой 34-летней вдовой. Их роман продлился два года, и все это время Жозетта обеспечивала юного любовника.

В Чаньги (Сингапур), 1939

Тем временем японцы подступали все ближе к Сингапуру, поэтому Хельмута как иностранного гражданина выслали в Австралию. Мигрантов поселили в лагере, где Хельмуту приходилось чистить туалеты. Позднее его отправили собирать персики для консервного завода, а затем предложили пойти добровольцами в армию Австралии или вернуться обратно в лагерь. Конечно, Хельмут выбрал первый вариант.

Хельмут работает военным водителем Хельмут с другом в лагере для интернированных

Служба Хельмута продолжалась до окончания войны. Этот период жизни он вспоминает как «совершенно необременительное время»: достаточно было выполнять минимум работы вроде мытья полов и мелкой уборки, а остальное время он и друзья развлекались в городе. Позже Хельмут стал военным водителем, но его жизнь в армии оставалась такой же беззаботной. В 1946 году служба закончилась.

1946 — 1956. Мельбурн.

После окончания войны Хельмут снова мог заняться фотографией, но фамилия Нойштадтер казалась ему совсем не подходящей для знаменитого фотографа. Он выбрал себе новую фамилию Ньютон, получил австралийский паспорт и с тех пор представлялся исключительно как «Хельмут Ньютон».

В 1946 году Ньютон открыл маленькую фотостудию в Мельбурне, где познакомился со своей будущей женой Джун — молодой и подающей надежды актрисой. Он сразу поставил ее в перед фактом, что работа всегда будет на первом месте. К тому же в то время фотографов нельзя было назвать богатыми людьми, и Хельмут предупредил Джун о том, что он вряд ли сможет стать состоятельным.

Когда мама Джун узнала об их решении пожениться, ее первые слова были: «А на что вы собираетесь жить? Твой муж будет стоять на мосту и фотографировать прохожих. Что вы будете есть?» Но Джун непреклонно верила в то, что Хельмут будет знаменитым фотографом. 13 мая 1948 года они поженились в Мельбурне.

Свадебная фотография, 13 мая 1948

Чтобы оплачивать комнату и еду, Хельмут делал портреты и свадебные фотографии, а Джун сидела в студии и продавала снимки. Их это ужасно раздражало: он ненавидел работать на свадьбах, а она — продавать. Дела шли из рук вон плохо. Позднее Хельмут занялся модными фотографиями, каталогами и рекламными съемкам, но и это не приносило хороших денег. Фотография не была прибыльным занятием в те времена.

В Австралии Ньютон стал узнаваемым, но его расстраивало отсутствие перспектив. Поэтому, когда 1957 году Хельмута пригласили работать в английское издание Vogue, он с радостью согласился.

1957 — 1961. Поиски своего места.

Хельмут был на седьмом небе от счастья: сбылась его мечта — он стал фотографом для Vogue. Но эйфорию быстро сменила рутинна. После переезда в Британию у Ньютонов денег все равно не хватало, а съемная квартира находилась в неблагополучном районе Лондона.

Ньютон ощущал себя простодушным пареньком из австралийского буша. Он не понимал британского образа жизни, но панически боялся показаться профессионально непригодным. Снимки получались однообразными и скучными. В отличие от Австралии, где у Хельмута не было конкурентов, в Британии он чувствовал себя деревенщиной, очень далеким от мэтров фотографии.

В Лондоне Ньютону было плохо. Дойдя до крайней точки, он закончил контракт с Vogue и переехал в Париж — город, который давно любил. После нескольких собеседований, он устроился работать в журнал Jardin Des Modes.

Читайте также:
Модная иллюстрация и книга 100 лет моды в иллюстрациях

Атмосфера Парижа заворожила Хельмута: красивые, умные и раскованные женщины, маленькие кафешки и даже шум уличного транспорта — все приводило его в восторг. Жизнь была прекрасна, но зарабатывать достаточно денег все равно не удавалось.

В начале 1959 году Хельмут решил вернуться в Австралию, чтобы заработать. Поработав в австралийском Vogue, он понял, что там не сможет стать знаменитым. Обеспеченным — возможно, но мировая известность ему «не грозила». В 1961 году Хельмут и Джун вернулись в Париж.

Признание.

Хельмут Ньютон снова устроился работать в Vogue, но на этот раз французский, и теперь его карьера пошла в гору. Париж на тот момент был модной столицей мира, а 60-е — эпохой сексуальной революции: девушки носили короткие юбки, телесные бюстгальтеры и раздельные купальники. Кажется, Хельмут оказался в нужном месте в нужный час. В течение двадцати лет он делал свои лучшие снимки.

И хотя сейчас его фотографии вполне безобидны, в то время творчество Хельмута казалось непристойным. Он работал для журналов Vogue, Queen, Elle, Nova, Paris Match и других.

С женой Джун на съемках

В конце 1971 года Хельмуту позвонил Алекс Либерман — редакционный директор глянцевой империи Conde Nast в США, и пригласил его снимать для американского Vogue в Нью-Йорке. Следующие семь лет Хельмут ездил по миру, снимая для французского и американского Vogue, а также коллекции в Милане и Риме. Это было безумное время: он много путешествовал, хорошо зарабатывал, но катастрофически мало спал. Так продолжалось до тех пор, пока из-за изматывающего режима у него не случился инсульт. После этого Хельмут продолжил работать, но в щадящем режиме.

В 2004 году, когда ему было 83, года Хельмут Ньютон умер, выезжая с парковки Лос-Анжелеса. Не справившись с управлением, он врезался в стену и погиб в больнице спустя час.

Фотографии и проекты

После сноса Берлинской стены Хельмута попросили съездить в Берлин и отснять для французского Vogue короткий фильм из фотографий. Хельмут решил рассказать историю о прекрасной русской шпионке.

В одном из снимков его модель — Бригитта Шиллинг — стоит на башне с видом на другую сторону Берлинской стены. К сожалению, Хельмут не заметил, что у подножия стоял крест с табличкой в честь первого человека, который пробовал бежать в Западный Берлин.

Когда эта фотография появилась на страницах журнала, разразился международный скандал: якобы в модном французском журнале потешаются над трагедией. И в качестве ответной меры немцы разорвали контракты с французским Vogue.

К счастью, тогдашний редактор Vogue Эдмон Шарль Руа проявил великодушие и не стал винить Хельмута. Но его модели пришлось тяжело: она больше не могла получить работу, так как у немцев ее образ был связан с русской шпионкой. Двоих полицейских, позировавших на снимке, уволили со службы.

Посмотрев фильм «Сладкая жизнь», Хельмут снял серию, посвященную папарацци. В 60-х это был новый вид газетных фотографов. Хельмут попросил сотрудников итальянского журнала Linea Italiana организовать ему встречу с несколькими папарацци. Он хотел поближе познакомиться с этим жанром, чтобы сделать максимально реалистичные снимки.

Парням, которым предстояло играть этих назойливых фотографов, Хельмут сказал вести себя так же, как при встрече со знаменитостью: максимально агрессивно и безжалостно.

«Папарацци в Риме, 1970»

Весной 1975 Хельмут получил задание от престижного французского журнала Realite сделать фоторепортаж о роскошной гостинице на озере Комо «Вилла д’Эсте».

Хельмут сделал две серии: одну для журнала, а вторую — для личного архива. Позднее, когда вышла первая книга Хельмута Ньютона «Белые женщины», куда он включил кадры из второй серии, директор гостиницы объявил его персоной нон грата.

То же самое произошло после публикации его второй книги «Бессонные ночи». Хельмут опять сделал «официальные» и «личные» снимки в парижском отеле Raphael. Руководство гостиницы, в свою очередь, запретили Ньютону у них появляться.

Спустя долгое время от оба отеля простили Хельмута Ньютона.

Также Хельмута часто приглашали снимать знаменитостей. В его объективе побывали Маргарет Тетчер, президент Автории Курт Вальдхайм, Сальвадор Дали, Палома Пикассо, Моника Беллуччи, Катрин Денев, Энтони Хопкинс и другие.

Известные работы фотографа

Портреты знаменитостей

Снимай как Хельмут

1. Готовься заранее

«Не забывайте, что фотомодели, парикмахеры, стилисты и гримеры обходятся очень дорого. Когда я оказываюсь на съемках со всеми этими людьми, я не могу полагаться на Господа, который пошлет мне искру вдохновения»

Читайте также:
Певица Леди Гага и ее домашние фото

Свои задумки для фотографий Хельмут держал в записной книжке, а с фотомоделями, стилистами и гримерами общался за несколько дней до встречи. Тщательно продумав кадр и подготовив команду, Ньютон проводил съемку быстро, а пленки уходило всего пара катушек.

2. Фотографируй в первую очередь для себя

«Я никогда не старался угодить публике, иначе не стал бы заниматься фотографией. Прежде всего я хочу угодить самому себе»

Задолго до того, как читатели захотели видеть пухлых моделей, Хельмут умолял редакторов журналов достать для «больших» девушек платья. Понадобилось два года, чтобы в модных изданиях стали печатать девушек с нестандартной красотой.

3. Красота в несовершенстве

«Я всегда пытаюсь сделать хорошую “плохую” фотографию. В снимке должно быть ощущение чего-то неправильного. Мне не нравится, когда картинка получается слишком идеальной, гладкой и профессиональной»

В своих работах Хельмут Ньютон старался, чтобы позы, локации и сами фотографии получались повседневными и расслабленными. Хотя каждый снимок был хорошо подготовлен, в нем всегда оставалось много «жизни».

4. Техника — не главное

«Я думаю, что в мире и так много сложностей. Моя техника очень простая. Так у меня остается больше времени на работу с моделью, что гораздо более важно»

Хельмут предпочитал простую технику. Для него было важно, чтобы камеры были не слишком профессиональными, с простыми настройками и не очень тяжелыми.

Следите за нами в социальных сетях, чтобы не пропускать новые материалы: Вконтакте , Facebook , Telegram , Instagram .

Losko — некоммерческий проект без рекламы на сайте. Если вам нравится то, что мы делаем, цените свой и чужой труд, то можете поддержать нас финансово на Patreon . Спасибо.

Хельмут Ньютон (Helmut Newton) биография, фото, его работы

Биография Хельмута Ньютона

Детство Хельмута Ньютона

Хельмут родился в Берлине. Его мать была американкой, а отец немецким евреем. Отец владел фабрикой по производству пуговиц, и семья была далеко не бедной. Во время учёбы в лицее, наступил момент, когда все ученики были поделены на арийцев и евреев.

После разделения, отец забрал сына из этой школы и определили в американскую, где Хельмут на долго не задержался. Учился он без желания, и его исключили за лень, повышенный интерес исключительно к девочкам, плаванию и фотографии. Интерес к фотографии мальчик начал проявлять с двенадцати лет, а именно – с того момента, как познакомился с творчеством фотографа Иве. Он приобрёл дешёвый фотоаппарат и занялся фотографией. На его увлечение имело влияние и то, что семья Ньютонов всегда выписывала большое число иллюстрированных журналов.Фотограф Хельмут Ньютон много работал для журнала PlayboyПосле исключения из школы Хельмут обратился к Иве, с просьбой учиться у неё ремеслу. В её студии он занимался два года, был ассистентом Иве, пока не уехал из Германии. Срочный отъезд произошёл в 1938 году из-за опасности попасть в нацистский лагерь смерти. Ноютон отправился на корабле в Китай, однако сошёл в Сингапуре, где задержался на время, работая портретистом в одном из местных изданий. Надо отметить, что оттуда его уволили через полмесяца по причине непрофессионализма. В 1940 году он был депортирован в Австралию, где какое-то время работал на плантациях. После освобождения, молодой человек записался в армию и проходил службу, будучи водителем.

Начало карьеры фотографа Хельмута Ньютона, журнал Playboy

После войны Хельмут решил не покидать Австралию и открыл в Мельбурне собственную небольшую студию. В изданиях Queen, Playboy и Gardende Mode он работал свободным фотографом.

В 1948 году Ньютон женился на Джун Браун. Его жена была актрисой, однако впоследствии (с 1970 года) стала известным фотографом. Её псевдонимом был Эллис Спринг.Хельмут Ньютон (Helmut Newton) — Контрольные отпечаткиСемья в конце пятидесятых перебралась в Европу, а именно – в Париж. Там Хельмут работал для нескольких журналов: Clair, Elle, изданий Voque. С журналами, с которыми фотограф работал в самом начале своей карьеры, он так же не прекращал сотрудничества.

С французским Voque, мастер начал работать на постоянной основе с 1961-го, снимал он для американского и австралийского Voque, при этом жил великий фотограф то во Франции, то в Мельбурне. Его работы появлялись в популярных журналах с завидной регулярностью.

В 1971-ом Хельмут перенёс инфаркт, после чего темп работы немного снизился. В 1975-ом прошла его выставка в Париже в галерее Nikon. Сам фотограф говорил об этом, что работает вовсе не ради выставок в музеях или галереях, однако, если таковые и будут, он не возражает. Автор работ сравнивал себя с «наёмным пистолетом». Но, так или иначе, а Ньютон в семидесятых годах смог изменить представления о моде, красоте и сексуальности. Он умел при съёмках моды быть на шаг впереди. Притом что современного человека удивить не просто, его работы остаются актуальными и сегодня.Выставка «Воспоминание» Хельмута Ньютона и Фрэнка ВортаНе воспевая мир шоу-бизнеса, он как бы изучал его, стараясь запечатлеть момент не как подглядывающий зевака, а как наблюдатель, стремящийся узнать суть вещей. Многие популярные личности желали позировать мастеру — Серж Гинзбур, Мик Джаггер, Сигурни Уивер, Стинг, Катрин Денев, Шаде и другие.

Читайте также:
Модель Твигги на обложках журналов

Вскоре выставки начали проводиться чаще, кроме того, Ньютон для желающих вёл мастер-классы.

Хельмут Ньютон в журналах мод

С 1881-го Хельмут жил периодически и в Лос-Анджелесе, и в Монте-Карло. Будучи фотографом моды, он стал символом середины прошлого века. Это был переломный момент в истории моды, когда она стала демократичнее, и на смену элегантности начала века пришёл молодёжный раскованный стиль. Именно этот стиль и характерен работам Ньютона.

С шестидесятых годов журналы мод, сократив текст, расширили изобразительный ряд. Большее значение в рекламе начал приобретать цвет. Фотографы же, начали работать и в естественных условиях, а не только в студиях. Это и съёмки на природе, и на безлюдных пляжах, и на помойках, и во дворцах, и на людных рынках. Ньютон, как фотограф, формировался именно в этих условиях.

Хельмут никогда, по его словам, не опускался до съёмки порнографии, хотя все возможности для этого были. Женщины на его фото обычно находятся в подчинённой позе. Автор считал, что женские эротические фантазии как раз и заключаются в господстве мужчин. Он стремился сделать не жестокие эротические снимки, снимки, которые не унижают женщин. Одно время фотограф увлекался садомазохистскими образами.

Модели Хельмута Ньютона

Перед тем, как дать девушке-модели работу, он непременно знакомился с ней, ему было важно увидеть её тело на фото или очно. Мастер не делал проб, он работал с профессиональными натурщицами. По работам фотохудожника можно заметить, что ему нравились высокие, сильные и здоровые девушки, упитанные фигуры, большие спины. Скульптуроподобные образы стали появляться в работах Ньютона в 80-х годах. Он снимал обнажённых девушек на высоких каблуках, считая, что каблуки подчёркивают мышцы бёдер, меняют осанку и форму тела.Фотограф Хельмут Ньютон тщательно отбирал моделейБолее всего Ньютону нравилось работать с журналом «Voque». По его словам, именно этот журнал давал ему «много места» и всегда был в нём уверен.

Ньютона называли «холодно-пламенным» фотографом, но его работы запоминались, не оставляя никого равнодушным. Популярность длилась много лет, Хельмут был самым влиятельным и самым известным фотографом моды. Существовало даже такое выражение, как «женщина Хельмута Ньютона». Он всегда имел свою точку зрения на моду, от которой не отступал всю жизнь.

Он несколько раз приезжал в СССР. Первый приезд состоялся в 1989 году, а последний, уже в Россию, в 2003-ем. В его планах была работа и активное сотрудничество с Россией, с ней у него были связаны два последних проекта. В 2003 году он привёз выставку «Ретроспектива» и провёл несколько мастер-классов для русских фотохудожников. В

2003 году Ньютон подарил родному Берлину тысячу своих работ. А в 2004-ом там открылся его музей.

Личная жизнь Хельмута Ньютона

Ньютон был женат на актрисе, которая через некоторое время стала известным фотографом – на Джун Браун. Она, начиная с 70-х годов, оказывала на его творчество немалое влияние. По словам Джун, когда Ньютон делал ей предложение, она понимала, что всегда будет лишь второй его любовью, так как первое место всегда будет занято фотографией.

Джун не раз фотографировала его во время работы, где можно видеть мастера таким, каким он был в жизни.

Ньютон всегда хотел снять Тэтчер, неоднократно посылал запросы, но ни разу не получил ответа. Ему удалось пообщаться с ней лишь после того, как она оставила пост премьер-министра, во время конференции.

Уже на склоне лет, великий фотограф в своих интервью говорил, что спокойно относится к своей популярности и высоким наградам, а фотографирует только для себя.

Смерть Хельмута Ньютона

Ньютон умер в возрасте 83-х лет. Он перенёс инфаркт, выезжая на автомобиле со стоянки, в результате фотограф врезался в стену. В больнице он умер. Его прах находится в Берлине.

Читайте также:
Стиль Киберпанк в одежде и будущее моды

Фитнес и спорт для женщин

Фитнес и спорт, есть ли между ними разница и что лучше? На эту тему можно много рассуждать и философствовать, но реальность такова, что спорт это не для всех, но лишь для тех, кому хочется принять участие в олимпиаде и завоевать золотую медаль. А фитнес необходим всем, особенно в наше время, когда работа многих людей малоподвижная, а продукты очень доступны.

Лично меня удивляют девушки и женщины с лишним весом, жирными бачками, отвислыми дряблыми животами и толстыми ляжками. Смотрятся они не лучшим образом, и качество жизни тоже страдает. Почему же тогда не сбрасывают вес, не обретают стройную фигуру, где каждая часть тела упругая и имеет идеальную форму?

Объяснение одно – лень и еще раз лень.

Заниматься фитнесом каждый день на самом деле не сложно, я знаю по собственному опыту. Одно время у меня жизнь сложилась таким образом, что мне все легко давалось, имелось множество развлечений и для получения чего либо, не требовалось прилагать усилий. Клубы, вкусные кушанья, возможность поспать сколько угодно принесли свои плоды, и за 3 года я набрала 15 килограмм. При росте 180, вместо 65 стала весить 80 кг.

Для кого-то и 65 килограмм при росте 180 покажется много, но меня устраивал тот вес, а 80 килограмм уже и для меня оказалось слишком много.

Здесь хочу заметить, моя жизнь не стала хуже от приобретенных килограмм. Все по-прежнему хорошо, но есть одно но! Со своими новыми объемами, которые подарил мне мой новый вес, я регулярно испытываю сложности при выборе и покупке вещей. Мне непросто купить красивые модные вещи. Говорят шоппинг это удовольствие, но так далеко не всегда, шоппинг может приносить и разочарование и разочарование это вдвойне сильно, когда ты видишь множество красивых вещей и можешь их с легкостью позволить себе в плане финансовом, но надеть их не получится, они попросту не налезут!

Кушать меньше надо? Начала меньше кушать, но вес не уменьшается и тогда я поняла, без фитнеса мне никогда не одеть вещей из модных коллекций. Начала занятия. Первое время было очень тяжело, но спустя 3 месяца фитнес стал даваться все легче и легче. А через полгода занятия идут в удовольствие. Помимо желанных объемов идеальной фигуры, фитнес дарит много сил, я намного лучше себя чувствую и намного больше успеваю. Вот так интересно получается, каждый день трачу на фитнес более часа (6 дней в неделю), но при этом успеваю сделать больше, нежели тогда, когда не уделяла времени фитнесу.

В 20 лет у меня была идеальная фигура, но идеальна она была только с некоторого расстояния, если не трогать. Если же потрогать, то сразу становилось ясно – девушка вся мягонькая. Подразумеваю не грудь, а руки, ноги, живот. Сейчас мне далеко не 20 лет, но я выгляжу и чувствую себя намного лучше, а самое главное меня можно везде трогать и нигде не будет мягкостей. При этом я не перехожу черту и не стремлюсь к рельефным мышцам, создающим точеную фигурку, которая лишает женственности.

Пройдя весь путь – имея данное от природы хорошее тело, испортив его малоподвижным образом жизни и вкусными блюдами, а затем, воссоздав с помощью фитнеса, в новом лучшем виде, я понимаю, что все у кого фигура неидеальна, просто ленятся или им это не сильно важно, ведь на самом деле не всем важна хорошая фигура, кому-то удовольствия от еды и сна гораздо важнее.

В современной России масса возможностей и сегодня мы можем позволить себе очень многое. Магазины предлагают огромный выбор модных вещей, мы живем в изобилии, какое и не снилось этим советским женщинам, глядящих на нас с фотографий. Они и поверить не могли, что можно так жить, как мы. Возможности, которые мы имеем, для них казались несбыточной сказкой, вся их жизнь прошла в лишениях и нужде, но они верили в некое светлое будущее. Наша нынешняя жизнь, в их понимании и есть светлое будущее…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *