Костюм белорусской шляхты – картины и история

История моды. Белорусский народный костюм

Беларусь очень богата разнообразием национальных костюмов. Всего их насчитывается 22 варианта. История каждого белорусского женского костюма зависит от регионов страны – Приднепровье, Центральная Беларусь, Восточное и Западное Полесье, Наддвинье и Панеманье. В стародавние времена можно было без труда определить, из какой местности человек. Белорусские костюмы преимущественно отличались друг от друга цветовой гаммой, орнаментами и даже способами носки отдельных частей костюма.

Женские народные белорусские костюмы

Белорусский женский национальный костюм состоял из нескольких частей – передник, юбка (спадница), рубаха (кашуля), пояс, безрукавка и головной убор. Кашуля шилась изо льна, домотканого полотна. Красной или красно-черной пряжей украшались рукава костюма. Спадница шилась также изо льна и, как правило, была украшена клетчатым или полосатым рисунком. Передник или фартук всегда гармонировал по цвету и рисунку с рубахой.

Кстати, фартук был показателем не только домовитости, но и того, что девочка стала старше. Было принято, чтобы юная девушка сама сшила свой первый передник. Как только она его заканчивала, она могла быть принята компанией молодежи постарше.

Женские белорусские костюмы и платья были как повседневными, так и праздничными.

Пояс был как тканым, так и плетеным или вязаным. Он всегда украшался цветным орнаментом, чаще зелено-бело-красным.

Головной убор был неотъемлемой частью национального костюма. Замужние дамы никогда не показывались на люди с непокрытой головой. Одним из самых распространенных вариантов была намитка, которая напоминала повязку-рушник. Белорусская девушка или женщина всегда дополняла свой костюм бусами.

Стилизованный белорусский народный костюм

И по сей день во многих деревнях Беларуси можно встретить мастериц, которые умело вышивают всю ту неземную красоту, которой щедро украшены и нынешние костюмы и платья. Правда, эти узоры уже скорее стилизованные. В большинстве своем теперь используются не геометрические фигуры, а растительные мотивы, но принцип их расположения на наряде по-прежнему остался тем же.

Сегодня очень модно проводить различные торжества в определенной стилистике. Многие молодые пары организовывают свадьбу в белорусском стиле. И костюм невесты и жениха, конечно, является первым отличительным знаком на торжестве.

Стилизованный белорусский женский национальный костюм чаще всего отличается длиной юбки. Немаловажную роль играет обувь, модницы подбирают красивые сапожки или туфли, подходящие к костюму. И, как правило, в образе не используется традиционный головной убор. Предпочтение отдается красивой прическе.

Традиционный белорусский костюм

По традиционному народному костюму прочитываются многие стороны жизни его носителей – этническая принадлежность, историческое влияние других народов, семейное и социальное положение. Цветовые предпочтения и особенности орнамента могут рассказать о точном месте изготовления одежды и возрасте ее носителей. Праздничный костюм зачастую таит в себе многие сакральные и обрядовые моменты, является воплощением эстетических представлений народа. В основе единый белорусский костюм имел небольшие местные различия. В нем преобладал белый цвет – естественный цвет льна, из которого изготовлялась основа мужской и женской одежды.
Женский комплекс костюма состоял из рубахи с отложным или стоячим воротом, полосатой или клетчатой юбки, передника и безрукавки. Рубаха и передник украшались вышивкой и узорным тканьем по рукаву и подолу. Замужние женщины прятали волосы под чепец, предварительно накручивая их на лубяной обруч, а поверх чепца навивали “наметку” – старинный головной убор в виде длинного льняного полотенца. В XIX веке наметки постепенно вытеснились фабричными головными платками. Девушки заплетали косы, ходили с непокрытой головой или носили венки, оставляя непокрытой макушку На свадьбу невеста также надевала венок из бумажных цветов украшенный шелковыми лентами и шелковой тесьмой. Любимым украшением белорусок были стеклянные бусы и бисерные низки.

Белорусский национальный костюм — сложившийся на протяжении веков комплекс одежды, обуви и аксессуаров, который использовался белорусами в повседневном и праздничном обиходе.

Белорусский костюм, имея общие корни с украинским и русским национальными костюмами и формируясь на основе взаимовлияния литовской, польской, русской и украинской традиций, тем не менее отличается самобытностью и является самостоятельным явлением. Кроме этого, он вбирал в себя тенденции интернационального городского костюма и таким образом вписывался в общеевропейский контекст.

При изготовлении костюма использовались такие виды декоративно-прикладного творчества, как ткачество, плетение, ювелирное искусство, обработка кожи и другие.

История костюма
Формирование белорусского традиционного костюма и его особенностей началось во времена средневековья. К концу XIX — началу XX веков его облик устоялся, сложились ярко-выраженные этнические особенности. Одна из важнейших характеристик белорусского костюма — необыкновенная устойчивость традиции. Вбирая в себя многообразные веяния на протяжении столетий, белорусский костюм долгое время сохранял неизменным крой некоторых предметов одежды, ёё форму, отдельные атрибуты костюма восходят ещё к языческой старине, в нём сохранились архаические черты, например, старинный орнамент и полосатый декор. Технологии изготовления тканей также сохранились с древнейших времён.
Не смотря на устойчивость традиционного облика, костюм многовариантен в образном и композиционном проявлениях.

Локальные разновидности

На территории Белоруссии исследователи выделяют более 30 разновидностей народного костюма, достаточно строго привязанных к определённой местности.

Мужской костюм

Белорус в национальном наряде

Повседневная одежда
Мужской костюм обычно состоял из рубахи, вышитой по вороту и низу, брюк, жилета, наговиц (поясная одежда). Рубаха носилась навыпуск, подпоясывалась цветным поясом.
Карманы отсутствовали, их заменяла кожаная сумочка, которую носили через плечо или подвешивали к кожаному поясу.
Верхняя одежда
В качестве верхней одежды использовались кожухи из овчины, которые у зажиточных людей сверху обшивались дорогой тканью и украшались вышивкой и аппликациями. Очень богатые люди носили шубы из меха. Также существовала верхняя одежда из сукна, которая называлась по-разному: «епанча», «кирея», «бурка», «чуя».
Головные уборы
Существовало большое разнообразие мужских головных уборов: магерка из валяной шерсти, брыль из соломы, зимой — меховая шапка (аблавуха). Головные уборы также делали из домашней овчины коричневого, чёрного или серого цвета.
Обувь
Мужчины носили лапти в качестве повседневной одежды, кожаные постолы, по праздникам надевали сапоги. Беднейшие слои крестьянства иногда носили лапти круглый год, утепляя их с помощью подкладывания соломы внутрь и обматывая ноги полотняными онучами.
Постолы изготавливались из куска кожи, края которой отлого изгибались и стянуты вверху лыком, бечевкой или ремешком.
Очень редко на северо-западе Белоруссии крестьяне носили деревянную обувь.

Женский костюм

Белоруска в национальном наряде

Повседневная одежда
Женский костюм более разнообразен, с выраженной национальной спецификой. Выделяются четыре комплекса: с юбкой и фартуком; с юбкой, фартуком и безрукавкой (гарсетом); с юбкой, к которой пришит лиф-корсет; с понёвой, фартуком, безрукавкой (гарсетом). Два первых известны по всей территории Белоруссии, два последних в восточных и северо-восточных районах. Имеется три типа рубах: с прямыми плечевыми вставками, туникообразная, с кокеткой; большое внимание уделялось вышивкам на рукавах. Поясная одежда — разнообразного фасона юбки (андарак, саян, палатняник, летник), а также понёвы, фартуки. Юбки — красные, сине-зелёные, в серо-белую клетку, с продольными и поперечными полосами. Фартуки украшались кружевами, складками, вышитым узором; безрукавки (гарсет) — вышивкой, кружевами, декоративными нашивками и аппликациями. Существовало большое количество различных вариантов юбок, которые отличались кроем и носили различные названия: андарак, саян, понёва, летник и другие.
Верхняя одежда
Женская верхняя одежда чаще и богаче, чем мужская украшалась вышивкой и аппликацией, но по виду и крою не очень сильно отличалась от мужской.
Головные уборы
Женские головные уборы имели важное социальное и обрядовое значение. По их виду можно было определить семейное положение, возраст женщины, её материальное положение. Головные уборы использовались в обрядах и ритуалах, например, на свадьбах девушке торжественно меняли девичий убор на женский.
Коренные отличия существовали между женскими и девичьими головными уборами. Девушки носили венки, узкие разноцветные ленты (скидочка, шлячок), а женщины прятали волосы под чепец, надевая сверху головной убор полотенчатого типа, например, намитку или платок.
Существовало большое количество способов завязывания намиток. Свадебная намитка часто хранилась женщиной всю жизнь и надевалась на неё при похоронах. Зажиточные женщины изготавливали свои намитки из дорогого тонкого полотна и украшали их кружевом, вышивкой золотыми и серебряными нитями, а женщины более бедного положения использовали более дешёвые ткани и более простые украшения, при этом разнообразие орнамента, как правило, сохранялось.
Также женщины использовали такие головные уборы, как платки, коптуровые (чепцовые) и рогатистые головные уборы.
Обувь
Женщины в крестьянских семьях чаще всего носили лапти. В холодную погоду носили постолы. Сапоги и женские башмаки (чаравики) в деревнях носились только по праздникам или в наиболее зажиточных семьях. Такую обувь чаще изготавливали специальные ремесленники на заказ.

Читайте также:
Луиза Лотарингская – Золушка, королева и монахиня

Пояса
Пояс, который использовался в мужском костюме, изготавливался из дорогих шёлковых нитей с вплетением золотых и серебряных нитей. Он нёс не только функциональную нагрузку, но также имел обрядовое, религиозное и социальное значение. Его изготовлением занимались мастера ткачества, каждый пояс являлся практически произведением искусства и ценился во многих странах.

Ткани и материалы
В белорусском национальном костюме использовались только натуральные ткани, которые изготавливались в домашних условиях, в основном это были лён и шерсть, также применялась ткань из волокон конопли. Для окраски пряжи использовались натуральные красители: настои трав, коры, листьев деревьев, болотной руды.
Для изготовления верхней одежды применялись сукно и овчина.
Красные нитки для вышивки покупались, но после уже в домашних условиях докрашивались в коричневый и бордовый.
Оформление
Чаще всего одежда была белого цвета, в качестве украшения она оформлялась вышитым красным орнаментальным узором, который объединял весь образ в единую композицию. В орнаменте использовались геометрические узоры, позднее стали применяться также растительные узоры и их сочетание с геометрическими. В обязательном порядке оформлялись орнаментом рукава, ворот, фартук и головные уборы.
При изготовлении костюма использовались вышивка, браное, выборное, перевыборное, закладное, ремизное, переборное и узорное ткачество, кружево и аппликация.
Для изготовления поясной одежды широко применялись полихромные суконные ткани.
На фартуки пришивали покупное или самодельное кружево.
Особенности кроя
В белорусском костюме использовалось три типа рубах: с прямыми плечевыми вставками, туникообразная, с кокеткой. Сорочки всех типов имели прямой разрез (пазуху) по центру, длина которого достигала 35-40 см.
В старину чаще всего сорочки кроили без швов на плечах, просто перегибая ткань, но к XIX веку такой покрой считался устаревшим и использовался только в обрядовой одежде. Крой стал поликовым, при котором переднее и заднее полотница соединялись с помощью прямоугольных вставок — поликов, вставок из того же самого материала.
Воротник присутствовал только в праздничной одежде крестьян, его высота была около 2-3 см. Среди мелкой шляхты был распространен отложной воротник. Стоячий воротник застегивался на пару пуговиц сбоку или спереди, отложной — на запонку (шпонку) или стягивался лентой или полоской цветной ткани.
При раскрое юбки из полотна делали два полотнища, а при шитье юбки из сукна использовали от трёх до шести продольных полотнищ, которые сшивались вместе и собирались в складки около пояса.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Шляхта Великого княжества

Слово «шляхта» происходит от средневерхненемецкого Geschlecht (род, порода), или от Schlaht (битва). Из немецкого языка в XIII веке оно вместе с многими другими терминами из области государственно-правовых отношений проникло сначала в чешский, а затем в польский язык. В Польше в XIII – XIV веках словом «шляхта» стали называть формирующееся в это время военно-служилое сословие.

С заключением в 1385 году Кревской унии и началом публикации первых земских привилеев этот термин распространился также и на территории Великого княжества Литовского (ВКЛ). Здесь в это время имели хождение другие термины для обозначения военно-служилого сословия, среди которых важнейшая роль принадлежала «боярам». В течении XV – XVI веков различные термины в государственно-правовых документах бытовали параллельно. Но по мере эволюции политического устройства ВКЛ и оформления шляхты как единого сословия произошла постепенная унификация терминологии.

Происхождение шляхетского сословия ВКЛ

В процессе становления шляхетского сословия на территории ВКЛ можно выделить несколько этапов. Первый соответствует периоду с середины XIII до конца XIV веков. В это время в продолжение традиции Древнерусского государства княжеские дружинники и воины, происходившие с территории Полоцкого, Туровского и Смоленского княжеств по-прежнему именовались «баляры», или «бояре». Со второй половины XIII века так же именовались дружинники великого князя литовского, а также дружинники удельных князей и даже крупных землевладельцев.

Принадлежность всех этих людей к общей группе определялась общей для всех обязанностью служить своему князю, что, в свою очередь, давало им права на получение от него кормлений и возможностей приобретения и держания земельной собственности. В состав этой категории входили лица различной социальной и имущественной принадлежности. Среди них были как потомки мелких литовских князей, а также старшей дружинной знати, являвшиеся богатыми наследными собственниками-вотчинниками своих земель, так и находящиеся в личной зависимости слуги князя, за службу получавшие от него стол, содержание, одежду, оружие и подарки, а также часть военной добычи.

Исследования показывают, что подавляющее большинство бояр по своему имущественному положению были людьми небогатыми. Как правило, они владели лишь небольшой усадьбой и одним-двумя зависимыми людьми-челядинами, или вовсе не имели своей земельной собственности.

Второй этап датируется временем между окончанием XIV и первой половиной XVI веков и связан с правовым оформлением военно-служилого сословия. Начало этому процессу было положено в 1387 году изданием великим князем литовским Ягайло первого земского привилея в ознаменование заключения Кревской унии с Польшей. В нем говорится, что воинская повинность в ВКЛ распространяется не только на «людей, носящих оружие, или бояр» (armigeri sive boyarines), но на всех мужчин, к этому способных.

Те из бояр, которые принимали католическую веру, а также их наследники, получали права владеть, держать, продавать, дарить, менять свои земли по собственной доброй воле. Жившие на этих землях крестьяне должны были выполнять в его пользу те повинности, которые полагалось выполнять в пользу князя. Они также освобождались от выполнения всех других принудительных работ, за исключением замковой повинности. Привилей гарантировал эти права как в отношении самих бояр и их прямых наследников, так и в отношении их вдов.

В 1413 году был издан Городельский привилей, адресатом которого являлись «паны, шляхтичи и бояре» (nobiles, barones, boyares) католического вероисповедания. Привилей подтверждал их старые владельческие права и предоставлял новые: занимать земские и придворные должности, участвовать в заседаниях великокняжеской Рады и в деятельности общих сеймов, распоряжаться доходами с полученных в качестве пожалований великокняжеских имений, т.е. те же права, которыми к тому времени уже пользовалась польские паны и шляхта. С целью укрепления боевого братства поляки даровали литовским боярам свои гербы. Семьи, пользующиеся одним гербом, рассматривались как родственники друг друга.

Читайте также:
Красота или уродство – кто победит в нашем мире?

Хотя вышеназванные права предоставлялись первоначально лишь боярам-католикам, в результате междоусобной войны 1430 – 1434 годов в ВКЛ они оказались распространены также и на православных. Соответствующие решения были проведены в привилеях Ягайлы 1432 года и Сигизмунда Кейстутовича 1434 года.

Закрепление привилегированного характера военно-служилого сословия ВКЛ произошло в привилее Казимира IV Ягеллона, изданном в 1447 году. В этом документе нашли подтверждения права бояр на земли и собственность, дарованные им предками Казимира, были гарантированы основные права на владение, наследование, продажу, залог и обмен имений. После смерти боярина его владения не могли быть конфискованы, а передавались его наследникам. Кроме того, дочери и родственницы бояр могли выходить замуж без ведома князя или его наместника.

Одним из важнейших положений привилея было освобождение живших во владениях бояр зависимых крестьян от уплаты любых повинностей в пользу государственной власти с передачей права на получение соответствующего дохода за их владельцем. На боярские владения распространялось также права судебного иммунитета, что делало их владельца единственным судьей для своих крестьян. Привилей подтверждал личную свободу и неприкосновенность бояр, гарантировал принцип личной ответственности при судебных конфликтах, предоставлял боярам ряд других привилегий, в том числе свободу выезда за границу для службы.

Права и обязанности шляхты

Правовое положение шляхетского сословия, созданное великокняжескими привилеями XIV – XVI веков и получившее окончательное оформление в Статутах ВКЛ 1529, 1566 и 1588 годов, резко отличалось от правового положения иных категорий населения. Шляхта могла владеть землей на правах личной собственности, имела право беспошлинно торговать продукцией своих имений, в том числе вывозить их за границу, была освобождена от выплаты таможенных пошлин на товары, приобретенные за границей для личного пользования, а также от всех других налогов и повинностей, кроме обязанностей несения военной службы во время войны и выплаты денежных средств на военные нужды, которые собирались по решению общего сойма.

Шляхтич имел право оставлять службу у одного магната и переходить к другому, а также свободно выезжать за пределы страны. Он сохранял свободу независимо от того, как долго находился на службе у того или иного магната или проживал на арендованной у него земле. В законодательных актах провозглашались неприкосновенность личности шляхтича, которого было нельзя заключить в тюрьму до суда. Судить его могли только равные ему другие шляхтичи. Только шляхта имела право занимать государственные должности и участвовать в заседаниях сойма. Для защиты общих интересов шляхта имела право объединяться в политические союзы-конфедерации.

Основной обязанностью шляхты являлась военная служба. В 1502 году на сейме в Новогородке было установлено, что каждый землевладелец должен переписать своих людей и списки отдать Великому князю под присягою, что ничего не утаил. С каждых десяти имевшихся у него служб (крестьянских дворов) шляхтич должен был выставить с собой ратника в «зброе» (вооруженного – прим. ред.), на коне и с копьем. Начиная с 1528 года ратник в полном вооружении должен был выставляться с каждых восьми служб. Кто имел только восемь, обязан был выезжать сам. В документах их называли «конные бояры, якия людей не маюць», или «пешая шляхта». У кого людей было меньше или совсем не было, должны были снаряжать воина вскладчину от соответствующего числа крестьянских дворов в их собственности.

Было установлено, что не явившийся к сроку на сборный пункт подвергается штрафу в 100 грошей, кто не выедет неделю спустя, теряет имение, а за дезертирство полагалась смертная казнь. В 1528 году было установлено, как должен быть снаряжен воин в походе: «на добром кони во зброи з древом, с прапором, на котором бы был панцер, прылъбица, меч, або корд, сукня цветная, павеза и остроги две». В том же году был составлен список, кто и сколько всадников по призыву к ополчению должен выставить. Наибольшее число воинов выставляли Виленское воеводство (3605 человек, из которых 466 всадников со всех своих имений должен выставить виленский воевода Гоштовт), Трокское воеводство (2861 человек, из которых трокский воевода выставлял 426 всадников), а также Жмудская земля (1839 человек, из них 371 всадника выставлял жемайтский староста). Общая численность посполитого рушения могла достигать 10 178 воинов.

Эти и другие данные переписей войск ВКЛ в 1528, 1565 и 1567 годах явно показывают огромную имущественную разницу между различными представителями одного сословия. В то время, когда крупные феодалы могли выставить в армию целые конные отряды, представители мелкой шляхты не имели даже положенного вооружения. По количеству выставленных шляхтой воинов их можно разделить их на пять основных категорий в зависимости от величины земельных владений. К первой группе относятся самые мелкие шляхтичи (1 всадник), затем мелкие (2 – 10 всадников), средние (11 – 50 всадников), крупные (60 – 100 всадников), магнаты (более 100 всадников).

Абсолютное большинство военнообязанных шляхтичей принадлежит к группе самых мелких и мелких землевладельцев. В 1528 году они составляли 2562 человек, или 81 процент всех шляхтичей, явившихся на смотр из белорусских поветов (уездов). При этом они выставляли 53,6 процента всех ( 3873 ) лошадей из белорусских поветов, или 10,5 % всех ( 19817 ) лошадей ВКЛ.

Категории шляхты

Наиболее заметной группой господствующего сословия являлась высшая знать, в состав которой вошли потомки удельных русских и литовских князей и старших дружинников, богатые вотчинники, и крупные землевладельцы, крупнейшие иерархи церкви. Примерно с середины XV века для ее обозначения в государственно-правовых актах начинает использоваться термин «паны». В Статутах ВКЛ и других документах выделяются следующие их категории:

  • «Паны радные» – высшая знать, представители которой занимали придворные должности и заседали в составе Рады ВКЛ;
  • «Паны хоруговные» – крупнейшие землевладельцы, выступавшие в поход под своими знаменами (хоругвами) во главе собственных отрядов;
  • «Панята» – богатые землевладельцы, выступавшие на войну под особой хоругвой в составе особого отряда, отдельно от поветового ополчения шляхты.

Как правило, панами-радой и панами хоруговными являлись представители одних и тех же семей. Во второй половине XVI века эта группа по польскому образцу стала называться «магнатами». «Попис войска ВКЛ» 1528 года насчитывал 23 магнатских рода, аналогичный документ 1567 года – уже 29 родов, каждый из которых владел более чем тысячей крестьянских дымов.

На более низкой в сравнении с этой группой ступени находились «бояре-шляхта», или со второй половины XVI века – просто «шляхта», – которые также были внутренне весьма неоднородной группой. Ее костяк составляли средние и мелкие собственники, которые обладали хорошей оседлостью и владели одним или несколькими имениями с собственными землями и обрабатывавшими их зависимыми крестьянами. Они, как правило, имели наследственные гербы, или наделялись ими, получив шляхетство от короля. Впоследствии, в XVII – XVIII веках, эта группа получила название «фольварочной шляхты».

Еще ниже ступенью находилась наиболее многочисленная группа малоимущей шляхты, владевшей лишь 5 – 10 волоками земли (волока — 21,36 га), которые, при отсутствии зависимых крестьян, они обрабатывали собственными силами. Совершенно не отличаясь от крестьянства в имущественном плане, малоземельная шляхта пользовалась всеми основными привилегиями своего сословия и обладала характерной корпоративной культурой. Зачастую образовывались целые шляхетские поселения, так называемые «застенки» или «околицы», которые были обособлены от соседних крестьянских поселений. Их население известно как «застенковая», «околичная» или «загоновая» шляхта.

Читайте также:
Образы Алисы в Стране чудес к 150-летнему юбилею

Наконец, в самом низу находилась безземельная шляхта («голота»), которая жила за счет аренды государственных или магнатских земель на условиях выплаты оброка («чиншевая шляхта»), или за счет службы («служилая шляхта»).

Особенностью Великого княжества Литовского являлось наличие значительной по численности промежуточной группы, занимавшей положение между шляхтой и крестьянами. Таким промежуточным статусом, например, обладали «панцирные бояре», или «панцирные слуги», набиравшиеся из вольных людей, крестьян и мещан и селившиеся в пограничных с Московской державой районах. На условиях бесплатного пользования наделами и рядом других привилегий они должны были участвовать в походах «с имений своих поспол (наравне – прим. ред.) с бояры», а также нести пограничную и гарнизонную службу. Между походами они должны были подчиняться местному каштеляну.

Другой подобной группой являлись «путные бояре» («путные слуги», «сельские путники»), выполнявшие «путную службу», т.е. поездки по поручениям администрации и за это получавшие аналогичные права пользования полученным от Великого князя земельным наделом. Пока границы шляхетского сословия оставались открыты, эти военнообязанные крестьяне часто стремились, – и в большинстве случаев им это действительно удавалось, – попасть в его ряды. Известны, однако, и противоположные случаи, когда бояре-слуги, которые не могли выполнять свои обязанности, переводились в категорию зависимых крестьян.

  • Любавский М.К. Очерк истории Литовско-Русского государства до Люблинской унии включительно. – Мн.: Беларуская навука, 2012, – 397 с.
  • Лойка П. А. Шляхта беларускіх зямель у грамадска-палітычным жыцці Рэчы Паспалітай другой паловы ХVІ – першай трэці ХVІІ ст. – Мн., 2002. – 99 с.
  • Саганович Г. М. Войска Вялікага Княства Літоўскага ў ХVІ – ХVІІ ст. – Мн.: Навука i тэхнiка, 1994. – 79 с.
  • Селицкий А. И. Польская шляхта в социально-правовой системе Российской империи // Поляки в России: XVII – XX вв.: Материалы Международной научной конференции. – Краснодар: «Кубань», 2003. – с. 105–128.
  • Грицкевич А.П. Формирование феодального сословия в Великом княжестве Литовском и его правовые основы (ХV – ХVІ вв.). // Первый Литовский Статут 1529 г. Вильнюс, 1982.
  • Грыцкевiч А.П. Шляхта. // Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi, т.6, кн. 2. – Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2003. – с.220 – 223.
  • Грыцкевiч А.П. Баяры. // Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi, т.1. – Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2003. – с.338.
  • Ткачоў М. А. Баяры панцырныя. // Энцыклапедыя гiсторыi Беларусi, т.1. – Мн.: Беларуская энцыклапедыя, 2003. – с.339.

По западной моде. Что носили белоруски до XX века?

В прошлый раз мы говорили о белорусских крестьянках. О том, что аутентичные национальные наряды, искусные и строгие, зародились именно в этой среде и мало менялись с XI и почти до XX века. Но что же горожанки? Посмотрим на белорусских шляхтянок и мещанок. Что такое система двойного платья, как линии талии и декольте прыгали в зависимости от века, почему мещанки чаще, чем шляхта, «были в тренде»?

За ответами мы обратились к кандидату исторических наук, доценту кафедры народного декоративно-прикладного искусства Белорусского государственного университета культуры и искусств Людмиле Домненковой.

И восток, и запад

С IX века в летописях упоминаются белорусские города. И уже тогда здесь начинает развиваться городская мода. Людмила Домненкова говорит, что мы можем реконструировать костюмы, опираясь на раскопки и летописи. И с учётом этих данных можно сказать, что в период с X по XIII век здешние девушки с интересом смотрели и на запад, и на восток. И (может быть, именно поэтому?) образы получались очень яркими.

Так, археолог Людмила Дучиц в своей книге в своей книге «Костюм жителей Беларуси X-XIII века» пишет, что летняя одежда горожанок шилась в основном изо льна, зимняя – из овчины, козьей и медвежьей шерсти. Византия поставляла сюда и шёлк, а с запада привозили сукно. Из украшений женщины предпочитали стеклянные кольца, разнообразные бусы и колты.

Знатные горожанки одевались пышно. По писанию Людмилы Дучиц, богачка носила хитон голубого или красного цвета, подол которого украшался драгоценными камнями, золотой тесьмой или бахромой с жемчугом. Наверх дама надевала короткое платье с широкими рукавами и перехватывала талию поясом. Кстати, система двойного платья использовалась по всей Европе до XVIII века. Впрочем, на самом деле платьев было даже три, ведь мы не посчитали нательную сорочку. Наконец четвёртый слой – это плащ-накидка, подбитая мехом. Зимнюю одежду шили из меха рыси, бобра, белки, росомахи, лисицы и соболя. Головной убор – повой или мафорий, представлял собой покрывало с орнаментальной полоской на краях. Украшения были роскошными, особенно любили рясны или бармы.

Просто восточная сказка, не правда ли? Однако, судя по миниатюрам Радзивилловской летописи, пишет Людмила Дучиц, и знать, и простые горожанки интересовались и западноевропейской модой. При отличии нюансов формы одежды часто совпадали. Возьмём, например, такой вариант: верхняя часть платья обтягивает торс, нижняя – от бедер – шьётся из другой ткани. Очень длинный и узкий сверху рукав расширяется от локтя. Низ рукавов украшается вышивкой. Юбка и широкая часть рукава плиссируется. Это абсолютно европейский образ.

Абсолютно все белоруски, даже аристократки, после замужества покрывали голову. Возможная причина – вера в то, что волосы притягивают «плохую энергетику». Совершенно языческая, конечно. Городские расстанутся с ней раньше, чем сельские, но всё равно очень нескоро.

Без претензии на уникальность

Со временем эклектичность исчезла. К XVI веку наши горожанки ориентировались только на западноевропейский образец. И это удивляет.

Да, к тому времени мы жили в Речи Посполитой. Но у мужчин-шляхтичей как раз тогда формируется самобытный национальный костюм. Да такой, что перепутать наших с кем-то ещё было решительно невозможно. Это связано с сарматизмом – целой культурой, в которой жила шляхта (мы писали о ней подробнее). Сегодня про сарматизм сказали бы, что это «стиль жизни». Но на женском наряде он никак не отразился. Почему?

«Мужчина-шляхтич в заграничных поездках или здесь, встречая западные делегации, представлял страну и род, – говорит Людмила Домненкова. – Женщина большую часть времени проводила дома, и совсем небольшое культурное пространство составляло её жизнь. Она ограничивалось хозяйством, детьми и церковью. Не потому, что женщина была такой уж бесправной. Напротив, она оставалась дома, чтобы за всем проследить и в случае чего защитить имение. Так что это были отношения на равных». Но самобытной городской женской моды здесь, к сожалению, не получилось. Дама одевалась в заграничные подарки мужа и в то, что привозили с запада купцы.

Кстати, аристократки чаще всего были «не в тренде». В смысле не поспевали за модой так быстро, как мещанки. «Город – это всегда торговцы, огромное количество иностранцев, это открытое пространство, где все друг у друга на виду, – говорит Людмила Домненкова, – девушки постоянно общались и копировали друг друга. А поместье жило более замкнуто. Опять же, шляхетская мораль. Дама, конечно, выезжала в церковь и на рынок и могла насмотреть там новомодное платье, но если наряд не одобрит семья, женщина его носить не будет».

Читайте также:
Гжель – роспись посуды вышивка и история

Не тонкая, а очень тонкая талия

Что же изменилось в женской одежде в последующие столетия? Прямой крой постепенно отошёл в прошлое, и почти ровные туникоподобрые платья сменились комплектом юбка-лиф, подчёркивающим фигуру. А к XVI веку появился кардинально новый ренессансный женский силуэт – с тонкой-претонкой талией.

Как добиться такой формы, если анатономически талия у женщины самая обычная? Правильно – широченной юбкой, которая создаст необходимый контраст. Из Испании в городскую моду Беларуси пришла португала – нижняя юбка из плотной ткани, в которую вшивались огромные металлические обручи. Поверх надевалась ещё одна юбка, которая прятала этот жёсткий каркас. Выше – лиф либо платье, которое застёгивалось до середины. Лиф непременно удлинялся книзу, что вытягивало силуэт. Завершали образ широкие окорокоподобные рукава и кружевной воротник из тончайшего хлопка или льна. Самый замысловатый его вариант – так называемый «мельничный жернов», поддерживать форму которого помогал проволочный каркас. Верхняя одежда в холода – конечно, шуба и меховая шапка, покрашенная в чёрный цвет.

Испанская мода захватила Европу на полвека. И не только пышными юбками, но и чёрным цветом. Так что Коко Шанель как минимум вторая, кто «затемнил» Европу. Чтобы в конце XVI века выглядеть сногсшибательно, вам следовало одеться в чёрный бархат, оттенив его золотыми или жемчужными украшениями.

Пусть вас не обманет живописная воздушность тогдашних костюмов. Это ведь не одно платье, а слои из сорочек, юбок, лифа и разнообразных накидок. В среднем такая одёжная «капуста» весила около 25 килограммов. «При этом женщине нужно было улыбаться, кланяться и порхать по дворцу, – говорит Людмила Домненкова». Одна радость, что это представительский костюм. Будничный был попроще и полегче.

Мещанки, как мы уже выяснили, не отставали. Концептуально их наряды были более или менее такими же, но из дешёвых тканей. Кое-что из городской моды подхватили и крестьянки. Например, шерстяную юбку, по-белорусски «андарак». Изначально селянки повязывали на талию фартуки – спереди и сзади. Но со временем перешли на юбку. Ведь она так здорово подчёркивает фигуру.

Французская мягкая линия

После Испании европейские модницы переключились на Голландию, но в Беларуси её влияние как-то не прижилось. А вот Франция почти полностью переодела наших горожанок.

В первой половине XVII века жёсткую испанскую геометрию вытеснили мягкие линии. Плечи стали покатыми, талия поднялась выше, ноги визуально удлинились, смягчился переход от талии к юбке, и (событие!) появилось декольте. Хотя пока оно задрапировано прозрачным воротником. Ещё одно событие – открытые волосы. Женщины продолжают носить головные уборы, но они становятся всё более номинальными и всё чаще напоминают просто украшение. Что ещё входит в моду в XVII веке? Кружева и аксессуары: веера, платки, перчатки.

Возможно, вы удивитесь, но платья на разные сезоны женщинам в этот период предложила именно Франция. Раньше так не барствовали. И если в моду входил, например, бархат, его носили и зимой, и летом.

Цветы рококо

Век спустя по Европе шагает рококо, и его известная фривольность отражается, конечно, и на одежде. Открылось, а потом и решительно углубилось, декольте, что внесло понятную пикантность в отношения полов. По воспоминаниям поэта Франтишека Карпинского, однажды он познакомился с дамой из рода Радзивиллов, она была как раз в таком новомодном платье. Поэт начал было произносить длинный комплимент, но закончить его так и не смог. Её декольте оборвало нить его мыслей.

Адам Мальдис в исследовании «Беларусь в зеркале мемуарной литературы XVIII столетия» пишет, что в XVIII веке одежда шляхтянок менялась так часто, что все трансформации трудно даже посчитать. Среди главных: юбка, которая снова разрослась вширь. Её называли роговка, и выглядела эта конструкция как трёхслойный «пирог»: сначала нижняя тканевая юбка, потом вторая – со вшитыми овальными обручами из китового уса, и наконец третья, верхняя юбка. «В такой неудобно было ни ходить, ни ездить, ведь она едва помещалась в карете, – пишет исследователь. – Разве что мужчинам был с этой юбки прок: в случае военной опасности под неё можно было спрятаться». Роговка считалась исключительно шляхетской одеждой. Если в такой появлялась мещанка, ей могли сделать какую-нибудь пакость.

Декольте и преогромная юбка дополнялись соответствующей причёской. В моду вошли парики и шиньоны. И если в предыдущие века европейские женщины выбирали тяжёлые плотные ткани и тёмные насыщенные цвета, то сейчас их сменила светлая гамма и легкий цветочный рисунок. Людмила Домненкова называет даму того времени «женщиной-цветком». Это, кстати, не столько метафора, сколько синекдоха. Цветы были повсюду: в прическах, на украшениях и на одежде в виде декоративной отделки и узора.

А ещё именно в XVIII веке в повседневную жизнь горожанок вошла косметика: пахучие мази и масла, пудра, краска для бровей и румяна. И это не случайность, а мировоззрение, по крайней мере, у аристократок. В эпоху рококо естественность отождествлялась с грубой дикостью. Отсюда и напудренность, и высоченная причёска, и мушка над губой.

От широкой юбки к хитону и обратно

Но история – это спираль. И вот воздушная девушка-цветок уже в прошлом. Под влиянием классицизма мода кардинально меняется. Теперь она имитирует античность. И через пять веков в Беларусь возвращается прямой крой. Платья вновь похожи на хитоны, но уже кружевные. Линия талии поднимается под грудь. Появляется новая деталь гардероба – бюстгальтер. Цвета теперь чистые, без рисунка. «В моде очень тонкая муслиновая ткань, – говорит Людмила Домненкова, – меняется даже обувь, вместо кожаных туфелек носят тканевые балетки. Поэтому женщины часто болеют – очень холодно в таком наряде».

К XIX веку стиль преобразуется в так называемый имперский классицизм, или ампир, – ткани утяжеляются, а на платьях появляется декоративная отделка.

После периода эклектики, когда отовсюду брали по чуть-чуть, приходит новый стиль. И широкая юбка (в который раз!) возвращается. Но до роговки ей далеко, и шляхтича под такой не спрячешь. И хотя мы снова видим кружева, полупрозрачные ткани, светлые тона и открытое декольте, это уже не кокетливое рококо, а романтизм, живой и мятущийся. Повседневные платья более закрытые, в бальных – оголяются руки и плечи. В моду входят шали, шарфы и зонтики. И конечно, «романтичная» девушка не выходит из дома без локонов – сложной причёски, в которую вплетали ленты и цветы.

Середина XIX века ознаменовалась коротким, но в очередной раз безумным возвращением очень широкой юбки. Теперь под платье надевают кринолин – жёсткий каркас изо льна и конских волос – придающий юбке форму колокола.

По легенде одна юная англичанка из Бристоля решилась покончить с собой, прыгнув с моста. Несчастная любовь. Девушка прыгнула, но выжила. Потому что кринолин, говорят, сработал как парашют. Верить этому или нет, решайте сами.

Читайте также:
Елизавета Федоровна – лучшие портреты и фотографии

Кринолин продержался лет двадцать, и в 80-е годы XIX века форма юбки снова причудливо поменялась. В моду вошло платье с турнюром – специальной подушечкой, которая создавала объём в месте пониже спины.

В целом женский наряд меняется радикально – юбка сужается, появляется огромное разнообразие цветов и тканей, ключевым элементом костюма становится замысловатая шляпка. Всё это предвосхищает новый стиль и новую эпоху, которая, конечно, захлестнула и Беларусь – модерн.

Много платьев и много шляп

Формальное начало модерна – самый конец XIX века. Однако его важнейшая предпосылка, без которой модерн как стиль был бы невозможен, – это изобретение и распространение швейной машинки. «Если мы начнём анализировать каждую форму стиля модерн, нам нужно будет писать отдельный артикул, – говорит Людмила Домненкова, – настолько их стало много». Именно поливариантность – основа модерна. Однако общие черты зафиксировать можно: узкая талия, юбки с удлинённым подолом, снова (привет из XVI века) окорокоподобные рукава, а потом опять узкие, сначала маленькая, а затем огромная широкополая шляпа с перьями и цветами.

«Благодаря швейной машинке шить стало легко, – говорит Людмила Домненкова. – Теперь у женщины есть как минимум по одному платью для разных дел: прогулки, пикника, выхода в свет». И необязательно шить самой или на заказ, ведь всюду открываются магазины одежды.

К концу XIX века любая белорусская девушка могла пойти в магазин и купить себе платье по европейской моде. Это стало делом пяти минут. Главное, чтобы хватило денег.

XX век, который изменил всё

Почему мы обрываем ретроспективу здесь? Ведь мода не закончилась. Наоборот, она стала развиваться в сто крат быстрее.

До XX века образ женщины менялся только слегка. Одежда делала её более романтичной, или сдержанной, или строгой, но более деловой – нет, более независимой – нет. Всегда было некое «нет», за которое не заступали. А XX век его стёр. Женщина (и наша, конечно, тоже) впервые в известной истории обрезала волосы и надела брюки. Теперь пространство её жизни везде, а не только дома или на пикнике. И об этой, удивительно новой, женщине мы поговорим как-нибудь в другой раз.

Как одевалось привилегированное сословие на территории Беларуси

После языка важнейшей этнической приметой считается костюм: он отражает менталитет, характер, уровень духовной и материальной культуры народа. Впервые эволюцию одежды основных социально-сословных групп городского и сельского населения Беларуси с раннего средневековья до современности проследили ученые-этнологи Валентина Белявина и Любовь Ракова в фундаментальной работе «Белорусский костюм». Исследователи собрали огромный материал. Корреспондент агентства «Минск-Новости» попросила старшего научного сотрудника отдела народоведения Центра исследований белорусской культуры, языка и литературы НАН Беларуси, кандидата исторических наук Валентину Белявину совершить небольшую экскурсию в прошлое и дать представление о том, как одевалось привилегированное сословие.

Влияние восточно-византийских традиций

Парадно-церемониальный костюм князей и княжеской знати на территории Беларуси до конца XIII века развивался под влиянием восточно-византийских традиций. Этому содействовали древние торговые пути, пролегавшие через Беларусь, принятие христианства, родственные связи полоцких князей с византийским императорским двором. Характерные черты как мужского, так и женского византийско-древнерусского парадного костюма – закрытые верхние и нижние конечности, грудь, плечи.

Парадно-церемониальный княжеский костюм XI века

Сочетание длинной одежды с роскошью шелковых и парчовых восточных тканей, затканных или вышитых золотыми либо серебряными нитями, обилие ювелирных украшений, пышность декоративной отделки подчеркивали богатство и божественное происхождение княжеской власти, символом которой была пурпурная мантия на горностаевой подшивке с застежкой-фибулой на правом плече.

Парадный костюм времен древнерусского государства: «Владимир и Рогнеда». Художник А. Лосенко

Повседневный костюм князей и знати был более простым и удобным. Он состоял из рубахи, нешироких штанов, верхней распашной одежды типа кафтана, шапки со сферическим верхом и меховой опушкой, безрукавного плаща – корзно.

В XIII веке под воздействием промышленного и торгового развития городов в Западной Европе длинная, византийского покроя одежда феодальной знати сменилась принципиально новым типом мужского костюма, известного под названием «готический европейский костюм». Его отличали короткий облегающий жакет, узкие штаны-чулки из эластичного сукна, кожаная обувь с низким голенищем и длинными острыми носами, шляпа с высокой тульей и узкими полями.

Влияние Европы и местные традиции

В XIII – первой половине XIV века белорусские земли вошли в состав Великого княжества Литовского. Феодалы, которые формировали военно-служилое сословие, постепенно стали именоваться шляхтой. Понятие «шляхта» (от нем. slahte – род, порода) объединяло в единое сословие магнатов, владевших огромными земельными угодьями, владельцев поместий и деревень с зависимыми крестьянами, обедневших безземельных представителей служилого сословия, своими силами обрабатывающих землю.

Королевский костюм с жупаном и делией середины XV века: «Король польский и великий князь Литовский Казимир IV Ягеллончик с супругой среди бернардинцев»

Согласно историческим источникам, великий князь Витовт в конце XIV – начале XV века и его придворные носили как местные, так и западноевропейские наряды. Однако массовое распространение на территории ВКЛ среди знати различных форм западноевропейского костюма исследователи связывают со временем правления Сигизмунда I Старого и приездом в Польшу из Италии его второй жены Боны Сфорцы. С нею прибыли и приглашенные Сигизмундом архитекторы, скульпторы, поэты, ученые.

Портрет Сигизмунда I Старого в капюшоне Костюм по польско-литовской моде. Бона Сфорца

Западноевропейское влияние на костюм ВКЛ усилилось при Сигизмунде II Августе. В книгах счетов его двора за 1544–1567 годы зафиксированы три группы стилистически разных костюмных комплектов. К первой относились костюмы по местной польско-литовской моде, вторую составляли по итальянской и испанско-немецкой моде, третью – по венгерской моде. Дворцовую и европейскую моду подхватывали богатые горожане. Беднейшая часть горожан одевалась в основном в местных народных традициях.

Шляхта, первая половина XVI века

В XVI веке в Европе самой влиятельной стала испанская дворцовая мода, сформировавшаяся под жестким диктатом католической церкви, запрещавшей женщине открывать шею, руки и ступни ног. Особенностями этого костюма, затягивавшего фигуру женщины, как в футляр, были колоколообразная юбка на обручах из ивовых прутьев, проволоки или китового уса, туго затянутая корсетом грудь, узкие рукава с буфами на плечах и круглый, накрахмаленный воротник-фреза, на котором голова лежала как на блюде.

Костюм по испанско-австрийской моде. Портрет Констанции Австриячки, второй жены короля Жигимонта III Вазы Костюм по испанско-польской моде. Портрет Катажины Острожской Костюм по испанско-польской моде. Портрет Гризельды Сапеги

Мужчины носили короткие обтягивающие кафтаны, подбитые ватой в области груди и плеч, и воротник-фрезу, мода на который продержалась в Европе до 1630-х годов. Костюм украшали серебряными и золотыми пуговицами, драгоценными камнями, жемчугом.

Костюм с воротником-фрезой горожанина Речи Посполитой. Портрет Генриха Стробанда Старшего

В середине XVI века в Европе стала распространяться немецкая мода. На мужском и женском костюме появились многочисленные разрезы-насечки для демонстрации богатства тонких тканей подкладки и нижних одежд. Разрезы делали на головных уборах и даже перчатках, чтобы продемонстрировать драгоценные кольца и перстни. Для дворцовой женской моды того времени характерны пышные съемные рукава, украшенные многочисленными насечками, золотой вышивкой, драгоценными камнями. При помощи завязок и заколок их прикрепляли к лифу то одного, то другого платья, что позволяло разнообразить гардероб.

Читайте также:
История моды в Испании XVI - XVII века

Костюм по испанско-немецкой моде. Елизавета Австрийская Костюм по испанско-немецкой моде. Барбара Радзивилл

С XVII века на мужской костюм европейской знати сильное влияние стал оказывать французский придворный костюм. Он состоял из короткой курточки-пурпуэна с завышенной незафиксированной талией и расклешенными полами, большого отложного воротника, украшенного кружевом, пышных рукавов и кружевных манжет-раструбов. Зауженные вниз штаны заправляли в сапоги, отвороты голенищ которых тоже украшали кружевом.

Западноевропейский дворцовый костюм. Портрет Владислава Доминика Острожского Западноевропейский дворцовый костюм. Портрет Альбрехта Станислава Радзивилла Западноевропейский дворцовый костюм. Портрет Януша Радзивилла

Если костюм знати ВКЛ развивался в русле европейской дворцовой моды, то костюм служилой шляхты в XVI–XVIII веках сохранял восточно-византийские черты, постоянно пополняясь во время войн и стычек с татарами и турками предметами их одежды. Для этого костюма характерен длинный, расширенный книзу от линии талии силуэт. На рубаху и штаны шляхтичи надевали подпоясанный жупан, а сверху различные виды верхней одежды (делии, ферези, газуки, чуги, чамары, шубы и т. д.) из восточных узорчатых тканей, подбитые мехом рыси, бобра, куницы, белки, лисы.

Служилая шляхта, конец XVIII века Королевский костюм с жупаном и делией. Портрет короля Речи Посполитой и великого князя Литовского Яна II Казимира

Верхней одеждой для верховой езды служили суконные армяки, подшитые мехом бекеши, безрукавные плащи (епанчи). Обязательно дополняла костюм шляхтича сабля. Головные уборы – различной формы шапки, украшенные пером черной цапли, коршуна или плюмажем из перьев.

В 1640-е годы в моду шляхты и магнатерии (аристократии) Речи Посполитой вошел кунтуш, заимствованный у венгров. Это был кафтан с разрезными рукавами, которые забрасывали за плечи и сзади заправляли за пояс. Костюм с кунтушом, надетым на жупан и подпоясанным широким восточным или слуцким поясом, быстро стал основным комплексом этнично неоднородной шляхты Речи Посполитой до конца XVIII века. Его носили и богатые горожане, служащие городских магистров.

Кунтуш с откидными рукавами. Портрет Августа III

В стиле рококо

В XVIII веке господствующим стал стиль рококо. У женщин в моду вошли широкие юбки на каркасе из китового уса. Надеть их самостоятельно, без горничной, было невозможно. Чтобы сесть в экипаж, тоже требовалась помощь. Платья этого периода имели глубокое декольте, жесткий корсет, чтобы туго затягивать талию, узкие до локтя рукава, украшенные внизу пышными оборками из кружева.

Платье по французско-немецкой моде. Портрет Теофилии Вишневецкой, 1750 год Костюм по дворцовой французской моде. Портрет Кристины Магдалены Радзивилл Платье на широком каркасе-панье

Мужчины начали носить кафтан-жюстокор без воротника с широкими обшлагами-раструбами на рукавах, узкие штаны, заправленные в высокие сапоги.

Парадный костюм высшего сословия с жюстокором. Портрет Михала Казимира Огинского

С 1780-х годов в среде магнатов и верхушки горожан в моду вошел европейский костюм с фраком. В комплексе с ним стали носить жилетки, узкие штаны-панталоны, ботинки.

Костюм высшего сословия конца XVIII – начала XIX века. Павел I освобождает Костюшку из Петропавловской крепости

Культ женственности и строгой мужской элегантности

На рубеже XVIII–XIX веков в женской моде началось увлечение античностью, греческим стилем.

Греческий стиль Греческий стиль

Аристократки носили платья свободного силуэта с пояском под грудью. Но уже в середине XIX века вернулись к нарядам, состоявшие из сформированного корсетом лифа и пышной на обручах юбки, с узкими у плеча и расширенными к локтю рукавами, под которые надевали дополнительные рукавчики из тонкого материала или кружева.

Костюм дворянки. Гродно, 1863 год

В 70-х годах XIX века им на смену пришли платья с турнюром (приспособлением в виде подушечки, которая подкладывалась ниже талии, делая фигуру более пышной).

Костюм с турнюром. Гравюра из журнала 1884 года

У горожанок конца XIX века были четыре обязательные формы туалета: утреннее домашнее платье; платье для прогулок, похода по магазинам и визитов; для домашних приемов; для балов, званых обедов, театра.

Бальный костюм Вечернее платье в стиле модерн. Начало ХХ века Городской костюм для улицы Городской женский костюм. Гродно, конец XIX – начало ХХ века

В деловой жизни XIX века фрак у мужчин заменился сюртуком, оставаясь праздничной одеждой для театра, званых обедов. Сверху надевали редингот, плащ-каррик с несколькими пелеринами и шубу. Головной убор — цилиндр.

Городской свадебный костюм с фраком. Гродно, конец XIX — начало XX века Костюм мужской с сюртуком. Гродно, 1863 год Летний комплект мужской одежды. Гродно. Первая половина 1860-х

С середины XIX века в мужской гардероб входят пальто и пиджак, фетровая шляпа, а летом шляпа, плетенная из соломки.

Костюм с сюртуком. Гомель, конец XIX – начало ХХ века Костюм дворянина. Гродно, 1863 год

С начала ХХ века костюм высшего сословия и горожан становится полностью европейским.

Костюм для прогулки, начало ХХ века Мужской костюм, начало XX века

Фото автора и предоставлено В. Белявиной

От магнатов со своими городами до голоты с саблей. Разговор с историком о том, какой была шляхта

Кто это?

Сергей Тарасов — историк, археолог, писатель. Кандидат исторических наук. Проводил раскопки во многих городах Беларуси, самые значимые — в Полоцке и Минске. Автор более 50 научных работ, художественных и научно-популярных книг. Сегодня преподаватель, доцент кафедры политологии и экономики коммерческого Института парламентаризма и предпринимательства. Ведущий научный сотрудник Музея истории города Минска.

Потомки патрициев или сарматы?

— Что такое шляхта, откуда появился этот термин?

— Термин произошел от старонемецкого «шляхт», что означало либо «род», либо «сражение, битва». Это слово было распространено в Чехии, после в Польше, а оттуда попало к нам. На территории Беларуси оно появляется только в XIV веке — после Кревской унии 1385 года. До этого представители высшего сословия на землях Полоцкого княжества назывались князьями либо боярами.

После Кревской унии, когда Ягайло стал королем Польши и формально объединились ВКЛ и Польское королевство, очень большие шляхетские привилегии давались католикам, но не распространялись на белорусскую шляхту. И только после 1413 года, когда была подписана так называемая Городельская уния, шляхетское дворянство Беларуси и Польши было уравнено в правах.

Любопытная деталь — все дворянство Западной Европы, которое в определенном смысле тоже можно назвать шляхтой, помимо юридических прав, имело некоторые другие привилегии: в частности, у него было право иметь свой герб. На наших шляхтичей это не распространялось. Гербы у нашей знати появились как раз только после Городельской унии.

— А как белорусская шляхта сама себя идентифицировала?

— На самом деле, было две версии происхождения нашей шляхты. Первая отсылает нас к хронике летописей белорусских и литовских, где появляется запись про князя Полемона. Суть этого рассказа в том, что после нападения на Римскую империю орд язычников целая группа патрициев была вынуждена бежать на острова, а после по Средиземному морю к Балтике, далее — к Неманскому морю (могу предположить, что речь здесь о Куршском заливе) и оттуда через устье Немана до Жмуди. То есть, по этой версии, римские патриции осели на белорусских землях, поэтому часть шляхты считала, что берет свое начало именно от них.

Читайте также:
История XIX века в красивых женских портретах

Согласно второй легендарной версии происхождения белорусской шляхты, она имеет сарматские корни. Это ярко проявилось в том, что шляхта очень любила надевать одежду с сарматскими элементами: жупан, кунтуш, знаменитые слуцкие пояса и другие специфические украшательства. Сарматское происхождение связывали уже конкретно с нашей землей, подразумевая под сарматами людей, населявших южную часть Беларуси, в том числе Полесье — огромные болота, которые тогда называли «морем Геродота».

— Как различалась между собой шляхта, существовала ли в этом сословии иерархия, и если да, то какая?

— В XV—XVI веках шляхта была совершенно неоднородная. Самыми богатыми являлись магнаты, к числу которых относились такие знаменитые фамилии, как Сангушки, Радзивиллы, Сапеги, Острожские и другие. Эти магнаты могли иметь в собственности даже города. Так, Несвижем и Миром владели Радзивиллы, Быховом — Сапеги.

На негласной иерархической лестнице ниже магнатов находилась так называемая «заможная (или зажиточная) шляхта». У нее были свои деревни с крестьянами. Чуть ниже располагалась «фольварковая шляхта», владеющая собственными фольварками — усадьбами, при которых работали слуги и крестьяне.

Затем шла так называемая «застенковая шляхта» — та, что жила в «застенках», то есть вела собственное хозяйство, но не располагала крестьянами. Ниже всего стояла шляхта, которую называли голотой, — безземельная, не имеющая фактически ничего.

«Шляхтич на загроде равен воеводе»

— Сильно ли различались возможности магната и голоты?

— Если говорить о финансовых возможностях, авторитете, конечно, между ними лежала пропасть. Но с формальной точки зрения разницы между ними не было абсолютно никакой, и в этом главный феномен белорусской шляхты.

Человек, принадлежавший к шляхте, был по определению неприкосновенным: никто не имел права посягнуть на его жизнь, имущество и свободу. Помимо этого, шляхтич был абсолютно свободен в своем волеизъявлении и перемещении. То есть, если его что-то не устраивало на службе у одного магната, он имел полное право перейти к другому. Особенным для шляхтича было такое понятие, как честь: «шляхетский гонор» не просто так стал притчей во языцех.

Известная польская пословица гласит: «Шляхтич на загроде равен воеводе». (Загрода — шляхетский двор за пределами крупного населенного пункта.)

То есть формально абсолютно все шляхтичи, независимо от своего благосостояния, были равными между собой братьями. А это значит, что все они обладали одинаковым по значимости голосом, правом избираться на уездные сеймики и государственные сеймы.

Главной обязанностью белорусского шляхтича перед государством была служба в армии. В Европе также существовало нечто подобное, но все же там армия в основе своей была тогда наемной. У нас же шляхтич освобождался абсолютно от всех налогов, но при этом должен был сам себя содержать, а в случае войны обязательно пойти в армию в полной амуниции и, если позволял достаток, выставить определенное количество солдат (примерно так: с 10 крестьянских дворов требовалось полностью экипировать одного человека).

По большому счету существовало негласное правило: во время войны шляхта воевала, проливая кровь за родину, а все остальное время проводила в таких благородных делах, как охота, балы, пиры и т. д. Конечно, если позволяли финансы. И вот здесь различия между магнатом и голотой становились особенно заметными. Временами доходило до смешного. У Адама Мальдиса я читал, что иногда в мирное время практиковалась такая форма общения знати: шляхтич, проев все свои запасы, собирал семью, садился на повозку и ехал в гости к соседу. Шляхетский гонор не позволял не пустить гостя во двор или прогнать его, пока тот сам не уедет. Нагрянувшие гости на длительное время садились на шею соседу, полностью вычищали его запасы, а после уже двумя семьями ехали к третьему соседу. Таким образом могли колобродить по округе месяцами.

— Как сформировались шляхетские свободы?

— В первую очередь они обусловлены воинскими традициями. Ведь изначально знать выступала в роли княжеской дружины — людей, которые проявляли себя прежде всего на поле битвы. Важно понимать, что уже к XIV веку князь считался владельцем земли своего княжества. Являясь ее хозяином, князь распоряжался своим недвижимым имуществом, раздавал его вассалам для того, чтобы они могли прокормиться этим имуществом. Любопытно, что шляхте категорически запрещалось заниматься торговлей, ростовщичеством или ремеслом, не говоря уже о том, чтобы пахать землю. Все это запрещалось под страхом лишения статуса шляхтича, за такое могли даже отдать под суд!

Это не значит, что шляхетские хозяйства такой деятельностью не занимались. Все это представлялось как ведение домашнего хозяйства и делегировалось управляющим. В результате шляхтич был как бы ни при чем. В начале XIX века ходили нехорошие слухи об одном из белорусских шляхтичей: мол, он на карточной игре, шулерстве нажил огромные состояния. Спустя время, после смерти этого человека выяснилось, что источником богатства стала торговля лесом. То есть шляхтич предпочел получить себе репутацию картежника и шулера, лишь бы не слыть спекулянтом.

Одним из распространенных способов заработка являлась сдача своих земель в аренду. Например, часто можно услышать, что всеми шинками (корчмами) в ВКЛ заведовали евреи, якобы спаивавшие народ. Это удобная картинка, за которой стоит неудобная правда: все эти заведения стояли на шляхетских землях, строились и работали с позволения шляхты и являлись одним из важных источников обогащения элиты. Просто шляхтичи отдавали евреям право гнать горелку, как бы оставаясь в стороне (на самом деле — нет). Также шляхта получала свой процент от продажи леса, зерна и т. д.

— Как появлялась голота? Сочетание «нищий шляхтич» звучит как оксюморон.

— В Беларуси по сравнению с Западной Европой дворянского сословия было очень много: если в Московии (России) — 2—3%, то у нас — 10—15%. А ресурсы на это количество людей распределялись примерно одинаковые — что там, что здесь. Вот и хватало далеко не всем.

— Откуда появились эти 15 процентов?

— В армии служили! Все войско ВКЛ было либо шляхтой, либо солдатами, которые выходили на поле боя в составе отряда шляхтича. Отличившись в сражении, любой рядовой солдат мог получить дворянский титул. Эта система сильно отличалась от системы Московской Руси, где существовало обыкновенное рекрутство и на войну шли одни холопы, и от системы Западной Европы с наемным войском. Наша шляхта шла защищать родину потому, что это было ее святой обязанностью.

Гражданами страны (их называли просто «людьми») считалась только шляхта. Лишь она имела право участвовать в политической жизни, занимать государственные посты. Все это было закреплено в Статутах ВКЛ 1529, 1566, 1588 годов. Мало того, в ВКЛ запрещалось занимать государственные посты выходцам из других стран.

Самое страшное — струсить или стать ростовщиком

— Как можно было стать шляхтичем и лишиться этого статуса?

— Путей попасть в высшее сословие было всего два. Первый — родиться в шляхетской семье — тогда статус присваивался автоматически. Второй — получить великокняжескую привилегию за заслуги. Как я уже говорил ранее, можно было пойти на войну крестьянином и, проявив себя, стать шляхтичем. Но практика показывала, что уже после XVI века второй вариант был скорее исключением — в подавляющем большинстве случаев статус передавался только по наследству. С XVI века проводилась перепись войска ВКЛ — составлялся перечень всех тех, кто должен был выходить на войну в случае необходимости. В общем-то, в этих документах вся белорусская шляхта была уже переписана.

Лишиться шляхетского статуса можно было, проявив трусость, став изменником родины или занявшись ростовщичеством. Человек, которого лишали шляхетского статуса, просто переходил в другое сословие — например, мещан.

— Какие отношения возникали у белорусской шляхты с соседями в частности, с теми, что жили на востоке?

Читайте также:
Какая бывает красота и как отличить настоящую красоту

— Я в таком случае часто привожу в пример переписку между российским дворянином (после — шляхтичем ВКЛ) Михаилом Глинским и российским царем Иваном Грозным. Это происходило как раз в период, когда Грозный организовал так называемую опричнину, терроризируя свой народ. Глинский убежал от Грозного из Москвы, понимая, что над его головой уже занесен дамоклов меч. Оправдывая свое бегство, он написал царю письмо, где обвинял его в деспотизме, сатрапстве и пренебрежении людьми. Таких писем было два-три. В ответ Грозный написал чуть ли не десяток писем (так задели его эти обвинения). Основное различие в положении московского дворянства и шляхты заключалось в том, что в Москве абсолютно все, в том числе дворяне, независимо от социального положения и уровня богатства, были царскими холопами. Иван Грозный при этом говорил, что он имеет право любого казнить или миловать, убить и забрать его собственность. Мол, никто царю-батюшке не судья, кроме Бога. Это значит, что, даже если царь поступил бы несправедливо, решение о его наказании могли вынести только высшие силы.

В ВКЛ же положение было совершенно противоположным. Шляхтич, независимо от того, богатый он или бедный, имел одинаковые права. В том числе право на неприкосновенность жизни и имущества, право участвовать в выборах короля, занимать любую государственную должность (включая королевскую) и свободно высказывать свое мнение. Шляхтича можно было отличить от простого человека, даже если он был лишь в одной ночной рубахе, потому что у шляхтича на поясе всегда находилось оружие.

— То есть он всегда мог себя защитить?

— Да, но в этом крылась и большая проблема. Шляхта ходила с оружием везде, даже в церковь, на сеймы (государственного масштаба) и сеймики (регионального масштаба). Сеймики проходили в разных местах, в том числе в корчме или монастырском здании. Очень часто дебаты заканчивались буйными спорами, которые после могли перерасти в поножовщину в буквальном смысле этого слова. Доходило до убийств. Шляхетская честь являлась высшей духовной ценностью.

При этом, когда уже произошли разделы Речи Посполитой и белорусские земли были инкорпорированы в Россию, наша шляхетская «годнасць» постепенно стала прототипом дворянской чести, которую так отчаянно начало отстаивать высшее российское сословие, еще не так давно называвшее себя царскими холопами.

— Звучит тревожно, но все же заставляет гордиться предками…

— Чтобы не возникало излишне восторженных представлений о наших предках, важно понимать, что пресловутая шляхетская «годнасць» в итоге стала для страны большой внутренней проблемой. Так называемые Генриховы артикулы, появившиеся в 1573 году и закрепленные в Статутах ВКЛ, гласили, что одним из прав любого шляхтича на съезде или сейме являлась возможность сказать замечательную фразу Liberum veto и единолично своим протестом ликвидировать постановление сейма, так как для принятия решения требовалось единогласие.

Демократия здесь сыграла злую шутку, ведь любой шляхтич, исходя из личных соображений и амбиций, мог в одиночку блокировать принятие важнейших и жизненно необходимых государственных решений. Есть исторический пример, когда один из шляхтичей в Полоцке начал оспаривать решение, с которым согласились все остальные. Пытаясь обойти традицию, его выкинули из зала заседаний и начали голосовать вновь. Шляхтич в окно прокричал: Liberum veto. Закрыли ставни, начали голосовать еще раз, но дворянин умудрился пролезть по дымоходу в камин и, вылезая оттуда чумазым, но довольным собой, вновь в самый ответственный момент радостно произнес: Liberum veto.

Думаю, вам понятно, во что это выливалось: результативность многих сеймов была практически близка к нулю.

Этот пример прекрасно демонстрирует, что, допустим, в ситуации, когда своей армии уже не хватало и требовалось нанять войско, возникали проблемы. Необходимо было собрать деньги, дополнительные налоги должны были лечь на плечи шляхты, соответственно, от шляхты, по сути, требовалось голосовать себе в убыток. Здесь Liberum veto начинало действовать наиболее активно, реформы буксовали, армия не справлялась. Показательна война 1654—1667 годов с Алексеем Михайловичем. Вольности постепенно приводили к упадку государства, а после и к трем разделам Речи Посполитой. Да, была принята Конституция 1791 года, которая отменила Liberum veto, но просто было уже поздно.

— Какие события можно считать началом конца нашей шляхты?

— Началом конца я бы назвал разделы Речи Посполитой, хотя можно сказать, что тогда к шляхте относились еще достаточно спокойно. Даже несмотря на восстание Тадеуша Костюшко, за шляхтой по-прежнему оставались права, ничем не отличавшиеся от прав аристократии Российской империи. А вот после восстания 1830 года, которое по праву называют шляхетским, начался так называемый «разбор шляхты». Российские власти стремились свести количество шляхты к скромной, малозначимой цифре. Для этого было решено всем, кто претендует на принадлежность к дворянскому, шляхетскому сословию, подтвердить свое происхождение. Понятно, что при «правильном» подходе сделать это для многих было не просто сложно, а, можно сказать, невыполнимо. Те, кто не подтверждал свой статус, переводились в сословие мещан или горожан, а порой даже и в разряд обыкновенных крестьян.

Так перестала существовать шляхта в том виде, в каком мы ее представляем. Но она переросла в российское дворянство. В Минске дворянское собрание возглавлял не кто иной, как потомственный шляхтич Гуттен-Чапский. Окончательно все завершилось в 1917 году, после того как власть захватили большевики. Дворянство вместе с буржуазией тогда объявили враждебным классом. Однако их не просто лишили влияния. Большевики поставили перед собой страшную цель — физически уничтожить всех дворян, буржуазию и монашество — и фактически осуществили ее. Если кто-то из потомков шляхты и выживал, то скорее каким-то чудом, успев убежать за рубеж или тщательно скрывая свое происхождение. Все остальные рано или поздно были убиты, сгноены в тюрьмах, отправлены в лагеря. Даже тех, кто переходил на сторону большевистской власти и начинал с ней сотрудничать, к 1937—1938 годам постигла печальная участь.

Читайте также:

Хроника коронавируса в Беларуси и мире. Все главные новости и статьи здесь

Наш канал в Telegram. Присоединяйтесь!

Быстрая связь с редакцией: читайте паблик-чат Onliner и пишите нам в Viber!

Самые оперативные новости о пандемии и не только в новом сообществе Onliner в Viber. Подключайтесь

Каждый десятый белорус является шляхтичем

Казалось бы, давно прошли времена, когда Беларусь была страной замков и гордых рыцарей. Но это лишь на первый взгляд, так как дух и кровь старинного рыцарства сохранились и по сей день.

Если копнуть историю, шляхтичем может оказаться каждый десятый белорус. И сейчас появилась возможность найти своих знаменитых предков. Как это сделать? За ответом корреспондент «Знаменки» обратилась к председателю Минского собрания наследников шляхты и дворянства Игорю Чекалов-Шидловскому, а заодно узнала о и своих корнях.

Читайте также:
Китайская вышивка шелковыми нитками по шелку

Во времена Великого княжества Литовского шляхта составляла 10-15 процентов населения – задайся целью, приблизительно столько же найдется сейчас их потомков. Но чтобы отыскать свои корни и составить родовое древо, придется основательно потрудиться.

– Отправная точка для поисков – Шляхетские энциклопедические словари, которые содержат более 20 000 фамилий, то есть визитных карточек рода. Также в этих книгах размещен герб, – пояснил Игорь Чекалов-Шидловский. – Следует помнить, что практически вся эта литература на польском языке. Поэтому перед поисками лучше узнать, как пишется фамилия на нескольких языках. Не так давно появились и украинские гербовники. В 2002 году Национальный исторический архив Беларуси начал издавать «Гербовник белорусской шляхты». Пока изданы тома на буквы «А» и «Б», но из-за небольших тиражей эти книги находятся в ограниченном доступе.

Открыв огромный талмуд, который не то что держать в руках, но и поднять тяжело, Игорь Владимирович профессионально пробежался по фамилиям. Не прошло и пяти минут, как он нашел мою фамилию, а вместе с ним и два герба. С удивлением узнаю, что принадлежу к известному роду Прокоповичей! Углубляться в символику цвета и изображений специалист не стал, зато подробно рассказал дальнейшие шаги по поискам предков.

Потерянные люди

– Следующий шаг – поиск документальных подтверждений дворянских корней в Национальном историческом архиве. Но и здесь не все так просто – документы охватывают только небольшую часть шляхетских фамилий. Все дело в том, что после раздела Речи Посполитой началась перерегистрация шляхты в российское дворянство. В результате этой перерегистрации около 75 процентов шляхтичей (бедные представители, однодворцы. – Прим. авт.) были вычеркнуты из благородного сословия и переписаны в мещан и крестьян.

В России дворян было меньше одного процента населения, поэтому российское правительство беспокоила большая концентрация шляхты, которая привыкла к своим правам, требовала к себе уважения, имела свой гонор. К тому же в течение более чем четырех веков именно шляхтичи выбирали всю вертикаль власти, включая короля.

Полностью подчистила шляхту Октябрьская революция 1917 года. Тогда многие потомки древних родов спешно покидали Беларусь или меняли фамилии и уничтожали документы, удостоверяющие их принадлежность к благородному сословию. Поэтому сейчас так много белорусов, которые даже и не догадываются о своем благородном происхождении.

Дворянская грамота в… снаряде?

Сегодня в Минское собрание наследников шляхты и дворянства зачастую обращаются люди, которые заинтересовались семейными преданиями и решили их проверить. Или же нашли оригинальную семейную вещицу – брошь, шкатулку, выцветшую фотографию.

– Кто-то помнит, как после смерти бабушки дворянскую грамоту нашли за иконой, – вспоминает Игорь Чекалов-Шидловский. – Достали… А она рассыпалась в прах – бумага от старости истлела. Другие вспоминают, как в течение нескольких лет искали закопанную гильзу от снаряда, в которой была спрятана дворянская грамота. У третьих в 70-е годы родители сожгли свой дворянский архив. Уже не расстреливали, не сажали, не высылали за дворянство, но отец семьи занял номенклатурную должность и боялся за свою карьеру.

Остались семейные предания и в семье корреспондента «Знаменки». После Октябрьской революции прошло поголовное раскулачивание, под которое попал и наш род: поместье с усадьбой отобрали, конюшни с чистокровными скакунами отдали колхозу. Единственное утешение, что семью оставили в покое. Но впрок отобранное «лишнее роскошество» не пошло. Все благородные кони отказались тягать плуги. Не помогал ни кнут, ни пряник, поэтому пришлось их колхозникам отправить на мясокомбинат. Поместье без хозяина пришло в запустение. Теперь едва можно найти и фундамент.

Липовые документы

Как отметил Игорь Владимирович, даже если фамилия есть в шляхетских гербовниках или найдена натуральная грамота начала XIX века о признании предка дворянином, то вероятность шляхетности все равно не равна 100 процентам.

Как только в XVIII веке шляхту заставили предъявить документы, удостоверяющие их происхождение, появились «мастера», подделывающие грамоты. И подтверждающий документ мог быть выдан на основании обманки.

О фамилиях, содержащихся в дворянских списках Российской империи, нельзя сказать ничего определенного, так как дворяне давали свои фамилии целым поселкам, крестьянам и слугам. Шляхта же свою фамилию держала как знамя.

Современная шляхта

– Прежде всего под шляхетством мы понимаем наследование этой традиции, – отметил Игорь Владимирович. – В идеале шляхтич – это человек с твердыми моральными принципами, ответственный и деятельный, живущий в соответствии с кодексом шляхетской чести. Шляхетность – в отношении к своему прошлому. Шляхетность – в соблюдении кодекса шляхетской (рыцарской, дворянской) чести. Шляхетность – в поведении. Шляхетность – в чувстве собственного достоинства.

Поэтому председатель Минского собрания наследников шляхты и дворянства уверен, что шляхетские традиции могут стать фундаментом для национальной идеи:

– Память о своих предках гарантирует связь времен, превращает историю из сухих страниц учебника в живую часть семьи, рода. Человек проникается ощущением общей истории и земли, на которой жили его предки и будут жить его потомки. Это и есть то, что называется патриотизмом. Люди начинают все чаще руководствоваться следующими кодексами: служу – Отечеству, отвечаю – Богу; добру – награда, злу – возмездие, достоинство и благородство; великодушие и справедливость.

Интерес белорусов к истории своей семьи увеличивается. За несколько лет в Минское общество обратилось более трех тысяч человек. Многие остались активными участниками тематических вечеров, балов, экскурсий, дальнейших исторических изысканий. И это не может не радовать. Вместе с поисками предков тщательно изучаются история и государства, культура, духовные ценности. Возрождаются истинные традиции рыцарства: идеи чести, благородства, служения высоким идеалам.

Ищем предков

Специалисты Минского собрания наследников шляхты и дворянства для каждого желающего могут бесплатно проверить фамилию на принадлежность к шляхте. В случае положительного результата может быть выслан бланк заявки на реконструкцию шляхетской грамоты и родового герба.

Проверка проводится в материалах Литовского, Польского, Российского, Украинского геральдических обществ, публикациях Национального исторического архива Беларуси.

Также можно уточнить часть родословной книги и номер дворянского дела для родов, подтвердивших свое дворянское достоинство на территориях Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской и Смоленской губерний Российской империи.

Адрес Минского собрания наследников шляхты и дворянства: 220030, Минск, ул. Я. Купалы, 21, офис 326.

Тел./факс: (017) 328 45 39,

Е–mail: encyclopedix@tut.by

Мария ШПИТАЛЕВА, «ЗН», фото предоставлено Минским собранием наследников шляхты и дворянства

150 лет «Алисе в Стране чудес»

Алиса Лидделл — прототип персонажа Алисы, 1858 год

В пятницу 4 июля 1862 года Чарльз Лютвидж Доджсон (он же Льюис Кэрролл) гулял по верховью Темзы в обществе 10-летней Алисы Лидделл и ее сестер, рассказывая сказку. Этот день, как скажет английский поэт Уистен Хью Оден, «так же памятен в истории литературы, как 4 июля в истории Америки». Алиса была дочерью вице-канцлера Оксфордского университета Генри Лидделла. Сохранились фотографии этой милой девочки: хорошенькая брюнетка с короткой стрижкой, совсем не похожая на трансцедентную златовласку, которая плавает в море из собственных слез. Занятно, что в первой рукописи Льюиса Кэрролла «Приключения Алисы под землёй» уже есть портреты Алисы – их сделал сам писатель, подаривший этот экземпляр мисс Лидделл с подписью «Рождественский подарок дорогой девочке в память о летнем дне». В 1928 году Алиса Лидделл была вынуждена продать рукопись на аукционе Сотбис за 15 400 фунтов стерлингов. В 1946 году рукописная сказка снова попадает на аукцион, где оценивается в 100 тысяч долларов. Сегодня этот экземпляр хранится в Британской библиотеке.

Читайте также:
Необычные истории со знаменитыми изумрудами

Первая публикация книги «Алиса в Стране чудес» состоялась 4 июля 1865 года. Иллюстрации для издания сделал художник Джон Тенниэл. Судя по письмам Кэролла, результатом писатель оказался не слишком доволен: «Мистер Тенниел, единственный из иллюстрировавших мои книги художников, наотрез отказался рисовать с натуры, сказав, что она ему так же не нужна, как мне для решения математической задачи — таблица умножения! Я склонен думать, что из-за этого некоторые рисунки в «Алисе» непропорциональны — голова слишком велика, а ноги — слишком малы».

В 1898 году Кэролл умер, а в 1907 году права на исключительную публикацию книги истекли. Двенадцать различных художников тут же создали свои версии иллюстраций. Наиболее замечательными и довольно часто переиздаваемыми являются двадцать иллюстраций, выполненных Артуром Рэкхемом.

Также из известных авторов книгу иллюстрировали Сальвадор Дали (1969 год, 13 иллюстраций), Туве Янссон (1966 год, 56 иллюстраций), Грег Хильдебрандт (1990).

Первые экранизации «Алисы»

Фильм 1903 года

В 1903 году вышла первая экранизация Алисы – немой британский черно-белый блокбастер эры начала кинематографа. Его снял Сесиль Хэпуорт, использовав первые спецэффекты. Например, Алиса уменьшается и растёт, находясь в кукольном домике. Чудом сохранилась одна копия этого фильма продолжительностью 8 минут — некоторые части фильма утеряны. В оригинале фильм длился около 10—12 минут.

В 1915 году В. В. Янгом был снят уже второй немой черно-белый фильм «Алиса в стране чудес». Алису сыграла Виола Савой.

Фильм 1933 года

Следующая экранизация появилась в 1933 году. Это был американский черно-белый фильм для детей. На роль Алисы в течение пяти месяцев пробовались около семи тысяч претенденток. На роль Черепахи Квази приглашали Бинга Кросби, но тот счёл её «унизительной для своей карьеры». Несмотря на звёздный состав, фильм провалился в прокате, это было вызвано, в частности, тем, что известных актёров и актрис было не узнать под толстым слоем грима и громоздкими костюмами.

Алиса Уолта Диснея

Новая версия образа Алисы появилась лишь в 1951 году. Ее создала мультипликационная студия Уолта Диснея: девочка стала канонической блондинкой в голубом платьице с передничком. Как и в случае с Белоснежкой или Золушкой, для Алисы студией мультипликации была назначена живая модель: 10-летняя англичанка Кэтрин Бомонт, которую снимали на плёнку, чтобы с её помощью аниматоры создали правдободобные движения мультперсонажа. Мультфильм номинировался в 1951 году на Золотого льва на Венецианском кинофестивале.

В 1972 году Великобритания выпустила на экраны музыкальный кинофильм со звёздным составом актёров: Фиона Фуллертон играет Алису, Майкл Кроуфорд – Белого Кролика, Ральф Ричардсон – Синю Гусеницу, Рой Киннир – Чеширского Кота.

Эротические фантазии по Алисе

Фильм 1976 года

Через четыре года в 1976-м вышло то, о чем грезили взрослые зрители – американский порнофильм «Alice in Wonderland: An X-Rated Musical Comedy». Продюсер Билл Оско решил сделать вольную экранизацию сказки, когда обнаружил, что она не охраняется авторскими правами.

Сюжет прост: Алиса отвергает ухаживания своего возлюбленного Уильяма и засыпает за чтением «Алисы в Стране чудес». Во сне к ней является Белый Кролик и сопровождает ее в пешее эротическое путешествие. Одним из дистрибьюторов стала компания 20th Century Fox, вырезавшая из фильма три минуты с самыми жесткими сценами.

В 1980 году в культовом сериале Маппет-Шоу появился спектакль-пародия на «Алису в стране чудес» с участием кукол и живых людей, включая красотку Брук Шилдс, которая исполнила роль Алисы. Чтобы найти постановку, достаточно загуглить 5 сезон, 6 серию Маппет-Шоу.

Советская Алиса

В 1981 году на экраны вышла та версия Алисы, которую знают люди, чье детство прошло в Советском союзе: мультфильм Ефрема Пружанского в трех сериях, созданный на Киевской киностудии научно-популярных фильмов. Сюжет мультфильма укорочен: здесь нет ни Мыши, ни Додо, ни Кухарки с младенцем-поросенком. Реплики оставшихся героев являются цитатами из русского перевода Нины Демуровой, которая выступила для мультфильма консультантом.

В 1983 году свою версию «Алисы в Стране чудес» выпустили японцы. В Стране восходящего солнца у Алисы русые волосы и рыжее платье. Аниме из 52 серий называлось ふしぎの国のアリス или «Фусиги но Куни но Арису» и было показано по телеканалу TV Osaka.

В 1985 году вышел телефильм из двух частей, где Алиса по возрасту, пожалуй, слишком юна – моложе всех возможных Алис в разных интерпретациях сюжета. Девочке всего 7 лет и она часто плачет, по причине чего взрослые отказываются общаться с ней на равных: старшая сестра задирает нос, а мама не приглашает на чаепитие для взрослых.

Депрессивная Алиса Яна Шванкмайера

Через три года свою версию «Алисы в стране чудес» снял Ян Шванкмайер – самую безумную и сююреалистичную интерпретацию. Чешский фильм ужасов известен также под именем «Сон Аленки». Это не сказочный сон, который снился девочке Алисе, а болезненная галлюцинация Аленки, которая проваливается не просто к центру Земли, а в самый настоящий ад.

Зверушки, которых зовет Белый Кролик, чтобы «выкурить» Алису из своего домика, представляют собой дикие коллажи из черепов и костей, а и сам Белый Кролик приобретает у режиссёра жутковатую внешность. Сама Алиса на протяжении всего повествования несколько раз преобразуется в куклу и обратно.

В 1999 году в Британии вышла очередная телевизионная экранизация «Алисы в Стране чудес», получвшая 4 премии Эмми за дизайн костюмов, грим, музыку и визуальные эффекты. В данной версии Алса – уже уверенная брюнетка.

Фильм 2009 года

Через 10 лет тот же режиссер Ник Уиллинг экранизировал сказку для совместного канадско-британского мини-сериала 2009 года. Ник сделал логичный вывод: за 10 лет девочка могла подрасти, поэтому Алиса в телефильме – уже далеко не ребенок. Это молодая черноволосая женщина, которая встречает Шляпника — хитрого парня, работающего то ли на Королеву, то ли на Сопротивление. Шляпник ведет её к Додо, одному из лидеров Сопротивления, и они узнают, что кольцо на её пальце — ключ к Зеркалу, порталу между миром людей (устриц) и Страной чудес.

Алиса в роли воина-освободителя

Наконец, в 2010 году вышла экранизация Тима Бёртона, который превратил Алису в воина, спасающего Страну чудес от диктатуры Красной Королевы. В фильме Алисе 19 лет, и она случайно возвращатся в страну, где была 13 лет назад. В фильме играют Джонни Депп, Энн Хэтэуэй, Стивен Фрай и Хэлена Бонем Картер, и картина, скорее, является продолжением книги Льюиса Кэррола, нежели интерпретацией ее. Фильм занимает семнадцатое место среди самых кассовых фильмов мира.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: