Лев Бакст – картины, биография и костюмы

5 особенностей творчества Льва Бакста, которые сделали его таким, какой он есть и актуальным до сих пор

Получайте на почту один раз в сутки одну самую читаемую статью. Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте.

Бакст был на самом деле белорусским евреем

Хотя многие считают Льва россиянином из-за его участия в проекте, но это верно только в историческом смысле — в год его рождения нынешние белорусские города были частью Российской Империи. Кроме того, он долго жил непосредственно в России, в Санкт-Петербурге, и учился в Академии художеств — это делает его в том числе российским художником, как французской художницей была уроженка Украины Мария Башкирцева. В родном городе, кстати, одна из улиц носит имя Бакста.

Родился же Лейб Розенберг — таково настоящее имя художника — в городе Гродно, в семье настолько ортодоксально-иудейской, что представить в мальчике будущего Леона Бакста, рисующего дерзкие полуобнажённые силуэты, было трудно. В общем-то, он и имя сменил на менее «еврейское» не только для того, чтобы снизить давление дискриминации, но, как делали тогда многие молодые евреи, чтобы символически отделиться от традиционной среды. Притом он вовсе не отказался от корней. Бакст — это сокращение от девичьей фамилии матери, Бакстер. Лев и Леон — имена, нарочно выбранные за схожесть с Лейбом. Кроме того, почти всю жизнь художник оставался иудеем.

Дедушка Льва был отцом и его отцу, и его матери

Никакой «клубнички». Через некоторое время после того, как Розенберг-старший женился на Бакстер-младшей, тесть решил его усыновить. По каким-то причинам так было удобно. Кстати, мадам Бакстер-старших было две. Когда дедушка Льва переехал в Санкт-Петербург и перевёз с собой семью, в сердце его на склоне лет ударила новая любовь. Он развёлся с бабушкой Льва и немедленно женился на петербургской пассии.

Никто не знает, что сделал дед для того, чтобы еврейской семье разрешили поселиться в столице — до революции это было очень непросто. Позже, в 1909 году, когда Бакст решил в очередной раз вернуться в Петербург, то обнаружил, что ему это запрещено как еврею. Хотя евреем он был и до того. Впрочем, ради брака с дочерью Третьякова он перед тем принимал лютеранство, а потом развёлся с ней и официально вернулся в иудаизм. Тем, вероятно, и напомнил о своём происхождении.

Чтобы Бакст мог свободно въезжать в столицу, его выбрали академиком Императорской академии художеств, но Лев уже обиделся и уехал жить во Францию.

Его имя постоянно всплывает, когда мы читаем о звёздах начала века

Зять того самого Третьякова. Товарищ Александра Бенуа и Пабло Пикассо. Знакомый Зинаиды Гиппиус (и множества других поэтов и писателей). Собутыльник Модильяни. Преподаватель детей из царской семьи. Учитель Марка Шагала. Друг и попутчик Серова. Официальный потомственный и почётный житель Петербурга. Преподаватель в школе-студии Званцевой.

Царь Николай II заказал ему патриотическое полотно — очень иронично, с учётом выбора Бакстом Франции как новой родины. Впрочем, это было до того, как художника перестали впускать в Петербург.

Чуть не все проекты с участием Бакста — чрезвычайно громкие. Он иллюстрировал тот самый «Сатириконъ», делал эскизы к сезонам Русского балета, которыми засматривается интернет и в наши дни, рисовал Павлову, Нижинского, Кокто, Дебюсси, Рубинштейн — и многие статьи о них украшены именно его портретами. Прославился в моде начала века — создавал не только оригинальные текстильные узоры, но и концепции костюмов. Так, например, знаменита многим по «Двенадцати стульям» модница, дочь миллионера, мисс Вандербильт одевалась в наряды, спроектированные Бакстом. Подражая ей, Бакста «носили» все богатые американки.

Бакст произвёл настоящую модную революцию, введя в актуальные образы такие элементы, как туфли на платформе, ярких цветов парики и волосы (красного цвета можно было добиться с помощью стрептоцида, без париков), тюрбаны и шаровары, обилие прозрачных вставок и низкое длинное декольте. Американские модницы так любили Бакста, что даже устроили в двадцать третьем году бал костюмов по его эскизам. Театральным. И смотрелось совершенно нормально и актуально. Кстати, именно на эскизы Бакста ориентировался Голливуд, создавая «восточный стиль» для своих картин о приключениях в мусульманских странах.

Строго говоря, он и французский художник тоже

В юности Лев Самойлович бросил гимназию, чтобы вольнослушателем (то есть не ради диплома, без экзамен) заниматься в Академии художеств, и бросил Академию художеств, чтобы уехать во Францию и закончить Академию Жюлиана — ту самую, из которой выпустилась и Башкирцева. Да, эти знаменитые живописцы были современниками, хотя и не ровесниками.

Во время обучения у Жюлиана Бакст как будто попривык к Парижу и постоянно потом подолгу жил. Окончательно он переселился в Париж после запрета на въезд в Петербург. Умер он в пригороде французской столицы, в двадцать четвёртом году, от отёка лёгких — а значит, считался жителем Франции четверть века. И всё это время — творил.

Читайте также:
Прически в стиле барокко – фото, картины и история

Изящество и провокация

После первого же балета с костюмами и декорациями от Бакста в прессе прозвучало слово «провокация». Прозрачные ткани, рискованные или вовсе откровенные декольте, очень нестандартные, непривычной эстетики, решения. Одни негодовали, видя в костюмах Бакста
«порнографию», другие говорили о тонкой чувственности или даже возвышении над телесным. И все хвалили изящество.

Личные художественные вкусы Бакста шокировали бы многих современных почитателей его таланта: сам он в картинах ценил как раз вовсе не изящество. Ему интересны были многие работы Пикассо и Модильяни, да и вообще любил кубистов, но самый-самый фаворит был примитивист Анри Руссо. Многие современные любители эскизов Бакста противопоставляют их «грубому» искусству двадцатого века — взгляни они на картины Руссо, которые так ценил Лев Самойлович, и были бы крайне шокированы. Но если бы Бакст не любил дерзость, он не стал бы новатором и не вошёл бы в историю. А так — когда умер Бакст, весь мир говорил о том, что умер сам модерн.

Одной из последних провокаций Бакста можно назвать то, что он, кумир миллионерских жён и дочек, официально приветствовал советскую власть в России. Правда, покидать Париж не спешил. Впрочем, скорее всего, это был принципиальный манифест: власть, которая не загоняет своих подданных на окраину за то, что они не той национальности, более законна была для Бакста, чем власть, которая могла сказать прославившему Россию еврею «вход в столицу пархатым запрещён».

Текст: Лилит Мазикина.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

Лев Бакст — многогранный талант эпохи модерна

Лев Самойлович Бакст (Leon Bakst; родился 8 февраля 1866 — умер 27 декабря 1924 гг.) был российским художником XIX-XX вв., ярким представителем модерна. Творчество Льва Бакста очень многогранно: он писал портреты, пейзажи, создавал книжные иллюстрации, театральные декорации, эскизы костюмов. Картины мастера завораживают техникой, достоверностью передачи состояния персонажа.

Биография Льва Бакста

Лев Бакст, уроженец белорусского города Гродно, появился на свет 8 февраля 1866 г. в семье евреев. Свое настоящее имя Лейб-Хаим Розенберг он позднее сменил на псевдоним в 1889 г., взяв за основу девичью фамилию матери — Бакстер. С детства мальчик любил рисовать, хотя отец не относился к этому серьезно. И только дедушка, поклонник театра, поддерживал увлечение внука.

Лев Бакст после окончания гимназии в родном городе в 1883 г. уехал в Петербург. Там он вольнослушателем посещает Академию художеств, однако не закончил ее. Затем будущий мастер учился живописи у Александра Бенуа, работал иллюстратором детских изданий. В 1889 г. состоялась первая экспозиция начинающего художника.

В 1893 г. Лев Бакст отправился в Париж, где совершенствовал свои знания, продавал картины. По возвращении в российскую столицу художник стал посещать кружок Бенуа, участники которого позднее сформировали объединение под названием «Мир искусства». Оно выпускало собственный журнал, редактором которого выступал Сергей Дягилев, а Бакст стал руководителем художественного отдела. Кроме того, великий князь Владимир Александрович пригласил живописца обучать рисованию его детей.

В 1910-е гг. Бакст писал портреты многих известных современников, пейзажи, произведения на мистические темы. Он начал создавать декорации для спектаклей, эскизы костюмов, проявляя незаурядный дизайнерский талант.

В 1903 г. живописец женился на дочери Павла Третьякова Любови Гриценко. Ради этого брака он стал лютеранином. Первое время любовный союз приносил мастеру радость, однако спустя несколько лет супруги расстались. Тем не менее Лев Бакст тепло общался с бывшей женой, помогал материально ей и сыну Андрею.

В 1907 г. мастер вместе с Валентином Серовым побывал в Греции. Там он увлекся античной тематикой, писал средиземноморские пейзажи, которые стали основой для многих театральных декораций.

После развода Бакст снова принял иудаизм, из-за чего по новому закону Российской Империи был вынужден покинуть Петербург. Художник перебрался в Париж. Здесь он оформлял балеты Дягилева, прославился на весь мир своими уникальными декорациями, костюмами для знаменитых артистов. Мастер тщательно продумывал цветовую палитру, орнаменты, чтобы подчеркнуть гибкость и пластику актеров.

В 1914 г. Лев Бакст был избран членом Академии художеств, получил право проживать в любом месте независимо от вероисповедания. Однако Первая мировая война отрезала живописца от России. Его последней значимой работой стало оформление в 1921 г. балета «Спящая красавица» для Сергея Дягилева. 27 декабря 1924 г. мастер скончался в парижской больнице от отека легких.

Самые известные картины Льва Бакста

Картины Льва Бакста демонстрируют его изысканный стиль, очаровывают сочетанием эпатажности с едва уловимым налетом академичности. Среди хрестоматийных работ можно назвать следующие:

  • «Ужин» (1902) — портрет представляет собой версию на тему прекрасной незнакомки, популярную в то время. Чуть скучающая, но экстравагантная дама с бледным лицом сидит за столом. Красивый абрис фигуры в черном — любимые линии модерна.
  • «Портрет Зинаиды Гиппиус» (1906) — с работы на зрителя смотрит известная поэтесса, хозяйка литературного салона, неутомимая спорщица. Автор мастерски передает резкость ее лица, выражение насмешки, дерзость характера, уверенность в себе.
  • «Портрет Сергея Дягилева с няней» (1906) — персонаж создает впечатление яркой, импозантной личности. В раскрытии замысла произведения важен второй план: сидящая старушка символизирует традиционность уклада жизни современного денди, которая соседствует с эпатажем.
  • «Древний ужас» (1908) — Бакст изображает разрушение мира, и над этим бедствием возвышается статуя античной богини с загадочной улыбкой. В ее облике чувствуется мудрость, которая не погибнет.
Читайте также:
Туфли и сапоги на красном каблуке

Материалы о биографии и творчестве живописцев представлены на портале Very Important Lot. Здесь же ценители прекрасного принимают участие в аукционах, пополняют свои коллекции антикварными картинами. Интересны и работы современных художников, тем более что сайт позволяет недорого купить полотна напрямую у авторов.

Лев Самойлович Бакст – биография и картины

Историки моды утверждают, что в начале 20-х годов Лев Самойлович Бакст стал законодателем моды в Париже. Именно в это время художники Русского балета озарили яркими красками театральные декорации и костюмы, и несомненно, перенесли свое влияние со сцены на витрины парижских магазинов.

Прозрачные шаровары гаремных одалисок, цветастые одеяния, эгреты и тюрбаны, драпировки восточных дворцов и гаремные подушки, яркие сверкающие камни и нити жемчуга – вся эта экзотика поразила воображение публики. Поэтому никого не осталось равнодушным к новым тенденциям.

Цветовые контрасты и яркость красок шли вразрез с теми представлениями о красоте, которые предпочитались в стиле ар нуво. Лев Бакст стал декоратором многих спектаклей Русского балета, и каждый из них имел грандиозный успех. Восточная экзотика нахлынула в парижские магазины, растворяя все вокруг своими красочными узорами и необычными цветовыми сочетаниями костюмов, повторяя созданные Львом Бакстом, который оказал огромное влияние на моду в начале ХХ века.

Бакст Лев Самойлович (1866–1924) – художник и сценограф родился в Гродно в 1866 году. Его настоящая фамилия и имя – Розенберг Лейб-Хаим Израилевич. О нем можно сказать, что дарование художника в нем проявилось с детских лет.

Он обладал не только способностями к рисованию, но и ощущал уверенность в своем даровании, умел прочувствовать то время, в котором жил. А потому, когда поступил вольнослушателем в Академию Художеств, через некоторое время покинул это заведение, разочаровавшись в академической подготовке. Бакст начал заниматься живописью самостоятельно, одновременно подрабатывая иллюстратором детских книг и журналов.

Художник впервые представил свои работы на выставке в 1889 году, выбрав псевдоним Бакстер, сокращенную фамилию бабушки по матери.

В начале 1890-х годов он неоднократно выставлял свои пейзажные работы, в «Обществе акварелистов», а в середины 1890-х примкнул к кружку художников, объединившихся вокруг С. Дягилева и А. Бенуа. Здесь в журнале «Мир искусства» он получил известность благодаря своим графическим работам, ярким краскам, архитектурным перспективам и драпировкам. Он был самым активным среди всего содружества «Мира искусств».

С 1909 года Бакст уже работал в спектаклях Русского балета, а летом 1911 года в Лувре открылась персональная выставка художника, включавшая около 70 работ. Выставка имела потрясающий успех. Слава его росла не только в Париже, картины раскупались почти мгновенно различными европейскими музеями, но он с горечью признавался, что признания ему хотелось в России. Однако именно в Париже, в столице мировой моды, Бакст заслужил большой успех.

В 1909 году всемирно известный художник был выслан из Петербурга как еврей, не имеющий права по законодательству проживать там. Этим объясняется его постоянное жительство в Европе. Только после избрания его в академики, он получил это право. Художник был избран членом Императорской Санкт-Петербургской Академии Художеств в 1914 году. И в этом же году он посетил Россию, а возвратившись в Европу, ему больше не удалось увидеть родину – война, затем революция…

В 1909-1914 годах Бакст оформил более десяти спектаклей. Его работами стали балеты «Тамар», «Дафнис и Хлоя», «Синий бог», «Клеопатра», «Нарцисс», «Шехеразада», «Видение розы». Все они – подтверждение таланта Льва Бакста, и в то же время слава русского декорационного искусства.

Оформляя спектакли, он отчётливо представлял себе костюм в движении актера, в соединении с фоном декорации, тем самым способствовал выявлению пластики тела актёра.

В балете «Шехеразада» Бакст одел танцовщиц в гаремные шаровары и тюрбаны, украшенные эгретами, снял с них корсеты. «Шехеразада» настолько прославилась, что стала нарицательным словом, а в Париже было создано великолепное кабаре под этим названием, и оставалось известным более четверти века, кстати, описанное в романе Ремарка «Триумфальная арка».

Льва Бакста и Михаила Фокина в то время обвиняли критики – моралисты, но при этом публика буквально ломилась на представления. Скандальная слава принесла успех многим спектаклям балета, особенно это коснулось «Шехеразады».

Читайте также:
Галстук-бабочка – история и как носить

Многие яркие контрасты, предложенные Бакстом, были приняты с восторгом. В домах моды использовались мотивы из «Шехеразады». Поль Пуаре, сестры Калло, Пакен, Люсиль попали под влияние ориентального преобразования. Поль Пуаре создал свои модели с юбками-туниками и шароварами из полупрозрачного муслина.

В Доме Пакен, куда пригласили сотрудничать Бакста, художник создал целую серию эскизов для вечерних и дневных платьев. Пуаре – один из тех, кто постоянно находил для себя все новые и новые идеи, используя их не только в одежде, но и в интерьере домов и квартир. На долгие годы элементами украшения в быту даже у самых простых обывателей остались абажуры с бахромой и диванные подушки, перекочевав когда-то со сцены Русского Балета. Лев Бакст оставался одним из самых модных художников в Париже до Первой мировой войны.

Костюмы к «Менуэту», «Умирающему лебедю» и «Музыкальному моменту» Бакст разработал для труппы Павловой, а для Иды Рубинштейн он был одним из ведущих декораторов. Бакст везде поражал зрителей своей фантазией и утонченной изысканностью костюмов.

Что такое «Клеопатра» или «Шехеразада» в Париже знали все – от меломанов, до таксиста и консьержки. Перед Бакстом распахнулись двери крупнейших театров Европы. С ними начали искать сотрудничества знаменитые кутюрье того времени.

Лев Бакст и мода


Яркие краски костюмов и декораций в спектаклях, которые оформлял Бакст, производили на публику поистине гипнотический эффект. После закрытия Русских сезонов текстильные фабриканты начали переименовывать свой товар, называя их: «Шехеразада», «Альмея», «Одалиска».

Бакст заслужил репутацию не только талантливого сценического дизайнера, он разрабатывал эскизы для именитых заказчиц. Ими были княгини и балерины Большого театра.

Бакст был не только художником-декоратором и модельером, он увлекался фотографией, стал дизайнером драгоценностей, дамских сумочек и даже париков, а в конце жизни заинтересовался кино. Лев Бакст обладал многогранным талантом, который проявил во многих областях искусства.

В живописи он пробовал себя как портретист и пейзажист. Его кисти принадлежат портреты Зинаиды Гиппиус, Василия Розанова, Александра Бенуа и портрет С. Дягилева – «Портрет Сергея Павловича Дягилева с няней», признанный вершиной портретного творчества.

Портрет был написан в 1906 году, когда подходил к завершению петербургский период дягилевской деятельности. Баксту удалось проникнуть в сущность своего персонажа, создать тот сложный и многогранный образ, которым обладал Сергей Павлович.

И ко всему Бакст владел писательским даром, который проявился у него в автобиографическом романе «Жестокая первая любовь», где художник рассказывает о своих чувствах к актрисе Марсель Жоссе, ради которой уехал в Париж. Однако женился он на дочери Павла Третьякова, Любови Гриценко, совместная жизнь с которой продлилась всего лишь семь лет.

В своих работах Бакст сумел выразить то время. В последние годы жизни Бакст оформлял спектакли театров «Гранд-опера», «Мишель», труппы Иды Рубинштейн, продолжал писать портреты.

Но вернемся на сцену Русского балета, над оформлением спектаклей которого работало немало людей. Спектакли Русского балета создали поистине потрясающее театральное зрелище. В них были достигнуты цельность и единство живописи, музыки, танца и литературы. Этому способствовали художники, балетмейстеры, композиторы, и конечно, сами актёры.

Художники, можно сказать, впервые стали изображать эскиз костюма и актёра в нём, в движении, содействуя, таким образом, работе балетмейстера. А потому каждый участник постановки работал над всем спектаклем в целом. Впоследствии Бенуа вспоминал: «балет, … самое красноречивое из зрелищ… В нём можно добиться … такой гармонии, такой красоты, такого смысла, которые недоступны даже драме». Поэтому на протяжении многих лет выдающиеся деятели культуры и искусства Европы восторженно отзывались о постановках Русского балета.

Краски и цветовые сочетания Бакста ошеломили зрителей и оказали на моду ХХ века огромное влияние: синий и лиловый, красный и жёлтый, оранжевый и зелёный. Фейерверк красок «Русского балета» заставил посмотреть на мир другими глазами. Князь Пётр Ливен писал в своей книге «Рождение русского балета»: « Влияние русского балета чувствовалось далеко за пределами театра. Создатели мод в Париже включали его в свои творения…»

В 1909 году имя Бакста стало всемирно известным. Театральный художник вдруг стал законодателем моды в Париже. Перед ним распахнулись двери лучших театров Европы, знаменитые кутюрье искали с ним сотрудничества. Утонченная эротика и роскошь костюмов сводили с ума весь Париж. Чем так воздействовал Бакст на публику? Текстильным орнаментом и яркими смелыми красками.

Художник черпал свои идеи в собственных фантазиях и неисчерпаемом кладезе своей эрудиции. А еще, Бакст использовал мотивы и орнаменты, которые можно было увидеть в Музеях Акрополя в Афинах или на фресках Кносского дворца на Крите. Все подлинники Бакст видел своими глазами во время путешествия по Греции и на Крит в 1907 году.

Читайте также:
Губная помада от простой до матовой и стойкой

Влияние Бакста на моду, и в том числе на орнамент ткани, началось с 1910 года. В этом году он заключил контракт с Полем Пуаре. С 1912 по 1915 годы художник работал в сотрудничестве с домом Жанны Пакен. Когда он рисовал эскизы, он просто прорисовывал фактуру ткани данной модели. По его рисункам было видно, где и какая требуется материя – тканая, с вышивкой или аппликацией. Текстильная промышленность Франции быстро реагировала на запросы времени.

Л.С.Бакст оказал огромное влияние на текстильный орнамент. Успех спектаклей, которые оформлял Бакст, вызвали повальное увлечение Востоком, появились ткани «в стиле Бакста». Витрины магазинов Парижа были оформлены, как сцены из спектаклей «Русского балета»: разбросанные подушки и оттоманки, яркие сочетания цветов, где были синий с зеленым, а розовый с оранжевым – все это вызвало интерес к появлению тканей.

В годы Первой мировой войны наблюдается спад в театральном творчестве художника. Европейские театры закрываются. В это время Бакст работает для труппы Анны Павловой и С.П.Дягилева.

В 1922 году Бакст посетил Америку, где состоялось знакомство с американскими фабрикантами. К этому моменту Нью-Йорк, да и вся Америка уже знала Бакста, ведь в 1913 году Анна Павлова там исполняла балет «Восточная фантазия», а в 1916 году – балет «Спящая красавица». К тому же Дягилевская труппа побывала в Америке в 1916 – 1917 годах, в ее репертуаре было 14 балетов, восемь из которых – в оформлении Бакста.

Во время второго посещения Америки в начале 1924 года Бакст пытался укрепить сотрудничество с американскими текстильными фабрикантами. В Америке он продал около 100 эскизов текстильным фабрикантам.


Бакст создавал абстрактный, растительный, тематический орнамент, особенной виртуозности он достиг в геометрическом. Он пользовался различными методами создания орнаментов на ткани: вышивкой, набивкой, плетением, ткачеством. По эскизам Бакста вышивку для спектаклей Иды Рубинштейн выполняли дома моды Пакен и Ворта. В 1923 году Бакст удостоился чести экспонировать свои эскизы орнаментов по текстилю и гобелену в парижском Музее моды и костюма Гальера.

Бакст собирался открыть свой собственный дом театрального костюма и моды, дизайна интерьера…

Лев Самойлович Бакст умер 27 декабря 1924 года в Париже от отека легких.

Новая эпоха театрального костюма. Л.Н. Бакст

Лев Николаевич Бакст – один из моих самых-самых любимых художников сценического костюма. На Ярмарке Мастеров были публикации, посвященные этому художнику, была отличная публикация с выставки «Открытие материи», в Москве в галерее «Наши художники» в 2013 г. Но хотелось бы более подробно рассказать о его биографии и показать все великолепие его театральных костюмов. Красота линий, динамика движений, декоративность летящих тканей – художественное совершенство, соединенное с глубоким знанием культуры античности и Востока – это театральные эскизы Льва Николаевича Бакста.

Лев Николаевич Бакст (Лев Самойлович Розенберг) родился 10 мая 1866 года в Гродно. Его детство прошло в Петербурге, но в среде далекой от искусства и совершенно к нему безразличной. Отец Льва был против увлечения мальчика искусством и даже запретил ему рисовать, но, преодолев сопротивление отца, (родные послали его рисунки скульптуру М. Антокольскому и получили благосклонный отзыв), он поступает вольнослушателем в Академию Художеств. Однако академическая подготовка разочаровала его, и он покидает учебное заведение. Но именно в стенах академии он знакомится с В. Серовым и А. Бенуа.

На первой своей выставке (1889 г.) принял псевдоним Бакст — укороченную фамилию бабушки (Бакстер). С середины 90-х Бакст очень легко входит в группу молодых людей, формировавшуюся вокруг Дягилева и Александра Бенуа, с легкостью воспринимает их взгляды и становится активным участником кружка. Позднее этот кружок превратился в известное всем нам объединение «Мир Искусства».

Сферы деятельности Льва Николаевича и его энергия поражают – он занимается иллюстрацией, пишет портреты, даже занимается оформлением интерьеров и выставок.

Его картина «Ужин» (1902 г.), становится своеобразным манифестом стиля модерн в русском искусстве.

Одна из моих самых любимых картин «Древний ужас» (1906-08 гг.), в которой воплощена символистская идея неотвратимости судьбы.

Но, конечно же, в первую очередь, имя Бакста связано с театром. Его театральные эскизы декораций и костюмов были воистину революцией и оказали огромное влияние на сценическое искусство XX века.

Я думаю, все слышали о знаменитых «Русских сезонах» С. П. Дягилева. Оформление и эскизы костюмов, выполненные Бакстом для балетов «Клеопатра» (1909 г.), «Шехерезада» и «Карнавал» (1910 г.), «Нарцисс» (1911 г.), «Синий бог», «Дафнис и Хлоя» и «Послеполуденный отдых фавна» (1912 г.) до сих пор остаются восхитительным источником вдохновения не только для театральных художников, но и модельеров, художников по ткани.

«Нарцисс и Эхо». Этот балет на античную тему написан Николаем Черепниным для «Русских сезонов» Дягилева.

Читайте также:
История прически в Ассирии и Вавилоне

Две беотийки – динамика линий и контраст цвета!

Нимфа Эхо. Очень красивый костюм.

«Клеопатра» – это единственный балет, музыку к которому создал Антон Степанович Аренский.

Эскиз костюма Клеопатры для Иды Рубинштейн

«Елена троянская» балет на музыку и сюжет оперетты Ж. Оффенбаха «Прекрасная Елена».

Красота строгих линий и совершенство декора.

«Послеполуденный отдых фавна» — одноактный балет, премьера которого состоялась в 1912 года в Париже в рамках показов Русских балетов Дягилева. В качестве музыкального сопровождения использовалась симфоническая поэма Клода Дебюсси «Прелюдия к Послеполуденному отдыху фавна»

«Жар-птица» — одноактный балет Игоря Стравинского.

«Пери» — одноактный балет. Композитор П. Дюка.

Эскиз костюма Пери для Н. Трухановой. Один из моих самых любимых костюмов! Такие красивые линии и цветовое решение.

«Синий бог» — одноактный балет Р. Ан.

Костюм невесты — легкость и воздушность.

«Шехераза́да» Непередаваемая красота — эскизы к балету на сюжет сказки из «Тысяча и одной ночи. Балет поставил Михаил Фокин на музыку симфонической сюиты Николая Андреевича Римского-Корсакова «Шехеразада»

Костюм Серебрянный негр. Очень красивое цветовое решение — шоколад, желток, малина.

«Карнавал» – одноактный балет-пантомима на музыку одноимённого фортепьянного цикла Р. Шумана.

С 1907 года Бакст жил в основном в Париже и работал над театральными декорациями, лишь изредка возвращаясь на родину. Интересный штрих законов того времени — он, как еврей, не имевший права на жительство, не мог оставаться надолго в Петербурге. Даже после того, как в 1914 году Бакст был избран членом Академии художеств.

Очень интересны его отношения с Марком Шагалом. В период 1908-1910 годов Шагал был одним из его учеников, но в 1910 году они разорвали отношения. Бакст запретил Шагалу ехать в Париж, поскольку, по его мнению, это пошло бы во вред его искусству, а в финансовом отношении привело бы молодого художника к голодной смерти. Шагал, тем не менее, поехал, не умер с голоду и нашёл свой стиль живописи.

Первая мировая война окончательно отрезала Льва Николаевича от родины. Отношения его с С. П. Дягилевым изменились и в 1918 г. Бакст покинул труппу, но в 1921 году возобновил свою старую дружбу. Последняя крупная работа художника — балет «Спящая красавица» П. И. Чайковского.

27 декабря 1924 года умер в Париже от отёка лёгких.

Разработанные Бакстом оформительские приемы положили начало новой эпохе в балетной сценографии.

Очень красивые и неожиданные цветовые сочетания, изысканные линии, продуманность до совершенство орнамента и украшений – надеюсь многие найдут в этом идеи и вдохновение для своего творчества.

Лев
Самойлович Бакст (Леон Бакст)

Биография и информация

Когда Бакст еще не был Бакстом

Лейб-Хаим (Лев) Израилевич Розенберг. Именно так звали ребенка, родившегося в 1866 году в провинциальном городке Гродно в многодетной семье еврейского коммерсанта. Именем неприятности не ограничивались. За карандаш мальчишка схватился совсем маленьким, а поскольку Тора не позволяет изображать людей, обнаруженные в стопке бумаги нарисованные человеческие фигурки не обрадовали отца.

Бакст – это сокращенное от Бакстер, фамилии деда по материнской линии, оказавшего на будущего художника неоспоримое влияние. Дед был известным портным, достаточно долго прожил в Париже, свой дом в Петербурге обставил по парижской моде. Когда родители обнаружили этот кошмар и ужас – малец вздумал рисовать людей, Левушка попросил защиты у деда, и получил ее. Дед не только позволял у себя дома вволю рисовать и любоваться развешанными по стенам картинами, но сумел заронить зерно сомнения у родителей: может, у ребенка и правда талант? А талантом мальчик обладал несомненным, в связи с чем Петербургская академия художеств, куда его взяли (правда, только вольнослушателем), стала логичным следующим шагом.

Через несколько лет из Академии ему пришлось уйти, потому что его работа на религиозную тему «не соответствовала канонам». А что же скрывалось за казенной формулировкой? Лев Розенберг писал сюжет «Оплакивания Христа» (работа не сохранилась), и все герои его картины отличались характерными еврейскими лицами. Конечно, он не пошел этим ни против исторической, ни против художественной правды, однако руководству Академии такая вольность очень и очень не понравилась. Впрочем, оно было и к лучшему. Родители расстались, и юноша сам обеспечивал семью. Требовалось немедленно применять талант, дабы зарабатывать деньги, и он подыскал место оформителя детских книг.

Леон Бакст и «Мир искусства»

Еще во время учебы Лев Розенберг вступает в общество аквалеристов Альберта Бенуа. Впрочем, важнее другое: там он знакомится с младшим братом Альберта, Шурой. Да-да, тот самый Александр Бенуа, с которым вместе они станут организаторами «Мира искусства», а позже совместно с Дягилевым, тоже входившим в кружок Бенуа, будут издавать одноименный журнал. Собственно, в доме Альберта Бенуа ядро «мирискусников» и составилось. «Мир искусства» противостоял нравоучительным и обличительным интонациям передвижников и ратовал за чистую красоту. А когда же Розенберг стал Бакстом? В 1889 году его пригласили участвовать в совместной выставке российских и финских художников. Помня о своем провале в Академии, Лев серьезно задумался. Хотелось запомниться, но, как показала его жизнь, излишне подчеркивать национальность для этого не стоило… Он урезает фамилию деда и становится Бакстом. Тогда же художник «выбрал» и отчество более благозвучное. А во Франции позже Лев сменился Леоном.

Читайте также:
Женские комбинезоны 1970 годов – винтажные фото

Первое заграничное турне Бакста состоялось в 1891 году. Деньги принес заказ для царского двора. И до 1900-х годов при малейшей возможности жить в Париже он жил в Париже, а в Петербурге бывал наездами. Впрочем, во время этих наездов писал замечательные портреты, приобрел славу талантливого портретиста, преподавал в художественной школе Званцевой, где самым знаменитым его учеником стал Марк Шагал. Ну, и заодно прославился для потомков как тот самый человек, который вроде бы активно отговаривал Шагала от переезда в Париж: мол, никому ты там не нужен, с голоду пропадешь. Разные есть версии по этому поводу (вплоть до того, что Бакст дал Шагалу денег на поездку в Париж), но нельзя не признать, что призывы Бакста внимательно относиться к линии явно не прошли мимо его знаменитого ученика.

Личная жизнь Бакста

Бакст был человеком страстным. Не пускаясь в излишние детали, отметим, что в богемном обществе (в частности, в среде «Русских сезонов») помимо художественных пылали страсти чувственные, в том числе и – по тем, не ведающим о нынешней корректности временам – не традиционные. Бакст ни в чем таком замечен не был, его интересовали исключительно женщины. В Париже молодой художник, новичок в любовных делах, страстно увлекся некой актрисой французской труппы петербургского Михайловского театра. Бенуа со смехом вспоминал, что она весьма старалась «просветить» своего неопытного друга, проводя через «все круги эротического ада».

В Петербурге Леон Бакст по большой любви женился на дочери Павла Третьякова, Любе. До Бакста она была замужем за художником-аквалеристом, морским офицером Николаем Гриценко, родила от него дочь Марину. В 1898 году скончался ее отец, а через два года – муж. А что же Бакст? Он был буквально одержим Любовью Гриценко. Ради женитьбы на ней перешел из иудаизма в лютеранство. В 1907 году у них родился сын Андрей. Бакст очень любил свою семью. Нельзя с уверенностью сказать, что послужило причиной раскола, но через несколько лет отношения разладились, и брак распался. Леон Бакст на всю жизнь сохранил теплые отношения с бывшей женой и детьми, поддерживал их материально. Кстати, после развода он вернулся в иудаизм.

«Париж был пьян Бакстом» (А.Левинсон)

1909 год. Первые «Русские сезоны» Сергея Дягилева в Париже близятся к завершению. Дают балет «Клеопатра» в театре Шатле. Ничего особенного на этот раз избалованная публика не ждет, хотя в высоком классе представления сомнений нет. Наверняка, будут пирамиды и сфинкс, балетные юбки украшены лотосами, артисты представят достаточно банальный сюжет. «Но техника у этих русских великолепна, вы согласны, месье?» – в зале вполголоса обсуждают «Сезоны».

Занавес взмывает вверх, и зал замирает. Перед зрителями раскинул воды Нил, черные рабы, обжигаемые палящим солнцем, выносят драгоценный паланкин. Из него извлекается мумия, рабы разматывают яркие одеяния: красный огонь, изумрудная волна, жар пустыни, темная ночь, еще, еще, еще. Сбрасывают одиннадцатый наряд и… вот она, Клеопатра! Скорее обнажена, чем одета в этом прозрачном синем уборе, словно магнит, приковавшая к себе взгляды всего зала. Кажется, зрители забыли о том, что людям свойственно дышать? Сергей Дягилев об этом выступлении сказал так: «Успех? Триумф? – эти слова ничего не говорят и не передают того энтузиазма, того священного огня и священного бреда, который охватил всю зрительную залу» .
Театральная эпоха Леона Бакста началась. Париж им опьянен. Современники говорили, что быть Бакстом – это и есть быть парижанином. Его боготворят. Каждое представление, к которому он прикладывает руку, становится событием. Марсель Пруст пишет: «. Передайте Баксту, что я испытываю волшебное удивление, не зная ничего более прекрасного, чем «Шахерезада»» . Ида Рубинштейн, богатая и безумно влюбленная в театр, желает видеть только его своим декоратором (1, 2, 3). Впрочем, его желают все.

По сути, Бакст произвел революцию не в российском, и не в парижском театре, а в мировом театральном искусстве. Декорации, костюмы, сюжет, движение – перестали быть разрозненными частями целого, соединились и образовали то, чего не было никогда раньше.

В какой-то мере «Русские сезоны» сделали Бакста. Их с Дягилевым отношения не были безоблачными, но они многое дали друг другу как профессионалы. В 1910 года Бакст поселился в Париже. Известный как автор великолепнейших декораций, в столице мировой моды он стал к тому же желанным и очень востребованным создателем орнаментов для тканей. Короли моды сотрудничали с ним, его имя не сходило с обложек журналов. Америка за океаном сходила с ума, желая заполучить Бакста, Париж был пьян. А что же Бакст? Работал без продыху. Он помогал братьям-сестрам, бывшей жене с двумя детьми. Несмотря на признание и благополучие, возможности выдохнуть и остановиться у него не было.

Читайте также:
Крем для кожи в истории косметики и красоты

Кое-что о черте оседлости

Успех, еще успех, нервы, снова нервы. И очень много работы

Последовало длительное лечение в Швейцарии. Дальше жизнь Бакста шла по этой колее: успех – нервный срыв, снова успех, снова истощение. Благодаря Джону и Алис Гаррет в его жизнь прочно вошел Новый Свет. Он – дипломат и банкир, она – одаренная умница, меценат. На долгие годы они стали верными друзьями Леона Бакста. Благодаря им художник неоднократно прилетал в Америку (впервые – в конце 1922 года), у них он находил столь недоступные ему обычно покой и отдохновение, они же помогали осуществиться его идеям, а своей стране – узнать Леона Бакста. Он расписал их особняк, оформил домашний театр, благодаря активной помощи Гарретов выступал в американских университетах с лекциями, в Америке постоянно проходили его выставки.

В 1924 год он вошел наполненный новыми идеями. Он мечтал открыть Дом моды и универсального дизайна. Бакст давно создавал театральную одежду, у него были заключены договоры с домами моды. Но в этом проекте он мечтал соединить всё, что умеет, и даже то, чем раньше не занимался: разрабатывать для заказчиков в единой концепции архитектуру здания, интерьер, мебель, посуду, одежду, ювелирные украшения, автомобили. Наверняка, это получилось бы столь же блистательно, как и всё, за что брался Леон Бакст. Он просто не успел.

Человек театра Лев Самойлович Бакст 1866-1924

ИЗ МАТЕРИАЛОВ ВАЛЕРИЯ КОЙФМАНА

Лев Самойлович Бакст, художник эпохи модерна, человек театра — одна из наиболее ярких фигур блистательного художественного мира начала ХХ века.
Лев Бакст (Лейб-Хаим Израилевич Розенберг) родился 8 февраля 1866 года в Гродно, в семье небогатого буржуа, не слишком успешно занимавшегося торговлей. Вскоре семья переехала в Петербург. Самые яркие впечатления детства — книги и театр.
А еще — квартира деда на Невском проспекте, полная старинных красивых вещей из другой «волшебной» жизни: старший Бакст, эксклюзивный и очень дорогой портной, светский человек, большую часть жизни проведший в Париже, пытался и в России сохранить шик французского быта.
В старших классах гимназии романтичный и честолюбивый мальчик неожиданно для всех решает стать художником и поступает вольнослушателем в Академию художеств. Но четыре года обучения дают ему лишь основы технических, профессиональных навыков вместе с уверенностью в том, что академическое искусство лишено всякой актуальности и интереса.
С 1889 подписывал свои работы под эффектным псевдонимом “Бакст” (от Бакстер – фамилии бабки по материнской линии).
Среди прочего Бакст создает в эти годы альбом «15 литографий русских художников».
Наиболее содержателен и совершенен в техническом отношении портрет Левитана.
Бакст рисовал Левитана за год до его смерти, когда тот прибыл в 1899 году в Петербург на открытие первой выставки «Мира искусства».
Полный творческих замыслов, художник был безнадежно болен.
Бакст всеми силами старался передать его эмоциональную нервную натуру. Для этого он усиливает светотеневые контрасты, делает беспокойным силуэт.
Потом была книжная и журнальная работа, участия в выставках, творческие поездки в Италию, Францию, Испанию.
Все это давало опыт, знания и связи, но определить свой путь позволило сближение с группой творческой молодежи, сплотившейся вокруг Александра Бенуа. Это были ставшие широко известными К. Сомов, Д. Философов, С. Дягилев, В. Нувель,
Е. Лансере, М. Добужинский.
Очень быстро эта группа из кружка по самообразованию превратилась в самое значительное художественное объединение России начала ХХ века – «Мир искусства».

Бакст, наряду с А. Бенуа стал одним из организаторов и наиболее деятельных членов объединения, принимая участие во всех творческих проектах «мирискусников»: устройстве крупных международных выставок, популяризации современного искусства, издании литературно-художественного журнала «Мир искусства» (утонченный и изысканный образ журнала – во многом его заслуга) и, конечно, театрально-декорационной деятельности.
Параллельно он занимался педагогической деятельностью, и ученики частной художественной школы (среди них и М. Шагал) не только очень ценили Льва Самойловича как преподавателя, но и любили.
Побывав вместе с В.А.Серовым в Греции (1907), Бакст создал ряд пейзажей, а также знаменитое панно “Древний ужас” ((Terror Antiquus 1908), где античность представлена в ее пугающем облике.
В этой картине отразились впечатления Бакста, связанные с его поездкой в Грецию. Это было путешествие не только в пространстве, но и во времени: художник увидел места, где рождались мифы о богах и героях, где создавались знаменитые поэмы Гомера. Но не только Греция вдохновила мастера, немалую роль, несомненно, сыграла и популярная тогда легенда о гибели Атлантиды.
Резкий светящийся зигзаг молнии, словно некое грозное знамение, разрезает небосвод на огромном, почти квадратном полотне картины. Взбунтовавшаяся морская стихия стремительно поглощает скалистый архипелаг. Среди статуй и архитектурных сооружений в панике мечутся маленькие беспомощные фигурки людей. И над всем этим ужасом, миром, проваливающимся в бездну, в центре полотна, возвышается статуя архаической Афродиты с синим голубем в руке, как символ вечности и нетленности красоты.
Своими художественными приемами картина вызывает ассоциации с театральной декорацией, и это не случайно: Бакст много и успешно работал в театре, оформлял спектакли, что определенно повлияло и на его панно «Древний ужас», которое было подарено Русскому музею сыном живописца в 1965 году.
В 1910 году Бакст поселился в Париже. Накануне отъезда из России он развелся с женой – Любовью Пав¬ловной Гриценко (дочерью П. М. Третьякова и вдовой художника Н. Н. Гриценко), ради брака с которой в 1903 году принял христианство. Вернувшись после развода в иудаизм, Бакст навлек на себя нападки черносотенной прессы. После 1910 года, работая в Европе и Америке, в России он бывает лишь наездами.
Посещение Петербурга в конце 1912 года окончилось скандалом: ему предписано в 24 часа покинуть столицу как еврею, не имеющему права на жительство.
Ходатайство о предоставлении вида на жительство (октябрь 1913), поддержанное великой княгиней Марией Павловной, было отклонено императором (февраль 1914). «Облетевший все газеты случай с Бакстом. характерный показатель, до какой степени у нас еще мало ценят искусство, художников и вообще талантливых людей», — сетовал хроникер журнала «Аполлон».
«Увы, в Петербурге я не гожусь, — писал С. Маковскому художник в 1913 году после того, как император отказал в прошении на получение права на жительство. – Это был позор для страны, которую я изо всех сил пытался прославить в целом мире».
В мае 1914 года, усилиями друзей, членов Академии художеств, Бакст был избран ее действительным членом и получил право жить в Петербурге, но этим уже не воспользовался и уехал в Париж.
В Париже о Баксте заговорили еще в мае 1909 после его первой большой работы для парижского театра Шатле – оформление балета “Клеопатра”.
Уже первая постановка Бакста – “Клеопатра” (1909) произвела на зрителей огромное впечатление.
Многоцветная красочность увлекала зрителя. Как писал А. Бенуа, “на этом странном (гранитно-розовом и мрачно-фиолетовом), действительно южном, горячем и душном фоне так богато загорались пурпуры костюмов, блистало золото, чернели парики, так грозно надвигались. испещренные письменами носилки Клеопатры. На этом суровом твердом фоне такими искристыми, нежными и кошачьими казались пляски тоненьких египтянок и такими мощными – плавные движения бронзовых мускулистых египтян”.
Эскиз костюма “Бегущая Клеопатра” для Иды Рубинштейн из балета “Клеопатра” 1909 года, Париж. Маленькая акварель 30×20 см стала наиболее воспроизводимой работой Бакста, начиная с открыток, обложек каталогов и заканчивая крупноформатными афишами.
Лев Бакст, 1908 год – эскиз к костюму Клеопатры для Иды Рубинштейн в балете Дягилева “Ночь Клеопатры”. Изначально костюм предназначался для роли Саломеи в пьесе Оскара Уайлда, но этот спектакль был запрещен к показу в России, Станиславский и Мейерхольд разрешения на постановку не получили, а в постановке Евреинова он дошел до генеральной репетиции, но по распоряжению Синода был запрещен к показу за несколько часов до премьеры.
Чувство стиля, владение сценическим пространством, богатство палитры, в “Клеопатре” принесла Баксту славу, какой не знал до него ни один декоратор.
В декорации к “Шехерезаде” (1910), напротив, краски буйствуют в изображении – тяжелых изумрудно-зеленых драпировок, устилающего пол кроваво-красного ковра и таинственного синего сумрака в глубине сцены.
В эскизах к костюмам Бакст создал свой собственный законченный стиль. Он изображал фигуры в движении, очень активном, энергичном. От этого волосы разметываются в стороны, легкие ткани одежд развиваются. Декоративное
искусство Льва Бакста было высшей точкой “Русских сезонов” в Париже.
После оформления балета «Шехерезада», показанного во Франции в 1910 году во
время «Русских сезонов» Дягилева, началась европейская слава Бакста.
Друг и коллега Бакста Пабло Пикассо, как свидетельствовал Стравинский, считал «Шехерезаду» шедевром, она была единственной балетной постановкой, которой он восхищался.
С тех пор непревзойденная манера оформления театральных спектаклей, которую художник показывает не только в Париже, но и в Лондоне, в Риме, безоговорочно принимается критикой.
Бакст стал центральной фигурой среди художников знаменитых «Русских сезонов» Сергея Дягилева, которые стали целой эпохой балетного искусства. «Восточные феерии» («Клеопатра», «Саломея», «Шехерезада», «Жар-птица») вызывали фурор у публики и театральной критики: «Париж опьянен Бакстом», «Это много роскошнее и красочнее, чем можно себе представить», — писали газеты.
Успех Бакста, необычайная продуманность и декоративность костюмов, побудили владельцев домов мод обратиться к нему с заказами на эскизы костюмов. Началась совместная работа Бакста с тогдашним диктатором мод Полем Пуаре.
Для России такая сфера приложения художественного таланта была еще непривычна, публика удивлялась по поводу его “странного” и “малопонятного” интереса к обыденным вещам – одежде. Но Бакст серьезно подходил к созданию моделей.
Костюм для него означал нечто большее, чем просто необходимый предмет.
И в прошлые времена, и в современности костюм, – говорил он, – “это утонченная и одухотворенная форма целого периода цивилизации”. Поскольку дома моделей обслуживали лишь определенный, весьма узкий круг лиц, то изысканная необычайность, даже экстравагантность модели считалась необходимым ее качеством.

Читайте также:
Меховые муфты для рук – винтажные фото и гравюры

Бакст выполнил рисунки для циклов костюмов в “восточном”, “индийском”, “античном” стилях. Бакст чувствовал себя не ремесленником-портным, но художником, наделяющим свои творения собственной жизнью, скрытым смыслом, особым языком, пробуждающим ассоциации и воспоминания.
В театре Бакст (наряду с А. Бенуа) — неоспоримый лидер. Он придерживался принципов исторической достоверности действия, единства и цельности сценического образа и особенно — его заостренной эмоциональности. Непременное требование — высокий профессионализм каждого из участников спектакля.
Живописность — основное выразительное средство Бакста-декоратора. Созданные им костюмы своим кроем, формой, цветом содействуют выявлению сценического движения, сущности образа каждого персонажа.

Итак, Париж признает Бакста «арбитром элегантности» и хорошего вкуса, он член французского музыкального общества, Осеннего салона и Королевской академии в Брюсселе, в 1914 году удостоен ордена Почетного легиона, правда он постоянно скучает по родине, мечтает вернуться в Петербург.
Но начинается первая мировая война, потом гражданская, массовая эмиграция, и надежды на светлое будущее уходят, уступая место болезням и творческим кризисам.

После Первой мировой войны Бакст переезжает в Америку, но через несколько лет возвращается во Францию уже всемирно обласканным и знаменитым.
Истинной же наградой он считал общение и дружбу с величайшими художниками, философами, поэтами и писателями, музыкантами хореографами и актерами.
Он оставил немало портретов близких или интересных ему людей — С. Дягилева,
А. Бенуа, А. Белого, К. Дебюсси, М. Балакирева, А. Павлова, А. Дункан,
В. Нижинского, И. Рубинштейн.
Зинаида Гиппиус. Портрет графический, выполненный на бумаге.
Художник использовал карандаш, использовал сангину. Более того, лист бумаги склеенный.
Изначально это был набросок, который Бакст позже закончил. Зинаида Николаевна имела совершенно удивительную фигуру и дивные ноги. Показать ее длинные, бесконечные ноги Бакст смог только подклеив еще немного бумаги.
Портрет изначально рассматривался как скандальный и неприличный из-за костюма, в который была одета Зинаида Гиппиус.
Это костюм маленького лорда Фаунтлерой, героя повести, написанной англо-американской писательницей Френсис Бернет в 1886 году, которая была переведена на 17 иностранных языков, включая русский.
Героем повести является семилетний американец, бывший убежденным республиканцем, который волею судеб оказался в Англии. Более того, даже узнав, что по рождению он является лордом, герой ведет демократично и дружелюбно со всеми.
Этот золотоволосый мальчик появился перед читателями и перед своим дедушкой-лордом в черном бархатном костюме, в коротких панталонах, в рубахе с кружевным жабо, и эта мода потом подвижных мальчиков всего конца Х1Х века.
Уже то, что Зинаида Николаевна примеряет на себя подобный костюм, который ей чрезвычайно шел, содержало в себе элемент иронии и провокации.
Портрет Зинаиды Гиппиус работы Бакста поступил в Третьяковскую галерею в 20-м году.
В 20 веке в странах Европы и Азии состоялось около 30 персональных выставок произведений Льва Бакста, неизменно имевших большой успех.
Его работы находятся в самых знаменитых музейных собраниях мира, во многих престижных частных коллекциях.
Широкая эрудиция, острое чувство времени, неуемное воображение, дар колориста, музыкальность и огромное трудолюбие позволили художнику создать истинные шедевры театрального искусства. Деликатный, изящный и обаятельный, он был широко эрудирован в вопросах искусства, свободно владел тремя европейскими языками.

Читайте также:
Яркие ткани и платья Сони Делоне

В нем не было снобизма и самоуверенности, множество людей вспоминали о нем как об очень искреннем и доброжелательном человеке. Популярность, бесконечная напряженная работа, сроки, договоры, постоянные поездки тяготили, его мечта — тихая семейная жизнь рядом с женой и любимым сыном, работа в саду, где он собрал богатую и интересную коллекцию растений.
В 1924 году художника, находившегося в расцвете творческих сил, настиг апоплексический удар, случившегося во время работы над балетом «Истар» (музыка Венсана д’Энди) для труппы Иды Рубинштейн, а его работу продолжил сын Андрей Бакст.
Сын Бакста и дочери П. Третьякова — Андрей Львович Бакст (1907—1972), театральный художник, с 1928 г. жил и работал в Париже.
Умер Леон Бакст 27 декабря в больнице Риэль-Мальмезона через 5 месяцев и похоронен на кладбище Батиньоль в Париже.
Оно было одним из основных мест захоронения русской эмиграции до Сент-Женевьев-де-Буа (начали регулярно хоронить в этом месте с 1929 г.).

С чем носить ботильоны в викторианском стиле?

Тем, кто любит, чтобы женственно; тем, кто любит эклектику; тем, кто любит, чтобы модно. Всем нам стоит присмотреться к ботильонам в викторианском стиле. Ведь это один из основных обувных трендов весны 2019.

Как выглядят ботильоны в викторианском стиле?

Ботильоны на шнуровке, плотно облегающие щиколотку, очень похожи на обувь, которую носили во времена правления королевы Виктории. Именно поэтому их и называют викторианскими (Victorian boots). У современных моделей узкий или закругленный мыс и невысокий каблук: устойчивый или шпилька – не имеет особого значения.

Это очень женственная модель, которая ассоциируется с пышными юбками, бархатом и воланами. Конечно, в эпоху спорта и оверсайза вещи в романтическом стиле с трудом набирают популярность. Модницы начали носить ботильоны на шнуровке еще два года назад. И возможно они так и остались бы незамеченными, если бы не Celine. Как и все, что делала Фиби Файло для этого бренда, бежевые ботиночки в викторианском стиле стали мастхэвом всех модниц. Ну а за Celine подтянулись и другие бренды. И сегодня у нас есть хороший выбор моделей в любом ценовом сегменте.

Читайте также:
Румяна для лица в истории и современные компактные румяна

Ботильоны в викторианском стиле: 1 – Chloe, 2 – Uterque, 3 – Reike Nen, 4 – Sam Edelman, 5 – Dorateymur, 6 – Tervolina, 7 – Ulla Johnson, 8 – Berkonty, 9 – Chloe, 10 – Alexandre Birman, 11 – Betsy, 12 – Zara.

С чем носить ботильоны в викторианском стиле?

Совершенно не важно, выбрали мы модель в сегменте люкс или остановились на бюджетном варианте, чтобы проверить, насколько он впишется в наш гардероб, стилизовать и те, и другие мы будем одинаково.

С джинсами

Стоит помнить, что мы живем не в 19 веке. Поэтому модные ботильоны на шнуровке мы будем носить с современными повседневными вещами. А что может быть более повседневным, чем джинсы?

На сегодняшний день наиболее актуальные образы – с широкими джинсами. Во-первых, потому что широкие джинсы в моде. Во-вторых, такое сочетание – широкие штанины и плотно облегающая щиколотку обувь – наиболее выгодно преподносят фигуру, что бы мы не надели сверху. Но по большому счету джинсы могут быть любые – какие нравятся, и какие подходят.

С костюмами и пиджаками в мужском стиле

Современная мода построена на контрастах. И если мы надеваем костюм в мужском стиле, то к нему непременно нужно добавить что-то женственное. Такой женственной вещью в образе могут стать ботильоны в викторианском стиле.

Стритстайлеры часто используют этот прием: пиджак или пальто с мужского плеча + ботильоны на каблуке, объемный пуховик + все та же романтичная обувь.

С комбинезонами

Один из главных трендов весны 2019 – комбинезоны в рабочем стиле – прекрасно смотрится с ботильонами на каблуке. Потому что используется тот же контраст мужского и женского, спортивного и романтичного.

С юбками и платьями

Да, пышные юбки и платья первыми приходят на ум, когда мы думаем, с чем надеть ботильоны в викторианском стиле. Но это и самые коварные категории. Потому что очень легко получить морально устаревший образ. Особенно, если приправить его цветочками. На фото пример образов из категории «так уже не носят».

Чтобы наряд выглядел современно, лучше всего выбрать лаконичную юбку и дополнить ее другими вещами актуального кроя. Или надеть мини, уж королева Виктория точно не ходила в миниюбке, так что ассоциаций с давно минувшей эпохой не возникнет.

С трикотажем

Пожалуй, это одно и самых женственных и при этом современных сочетаний. Трикотажные платья и костюмы с юбками сейчас на пике популярности. С длиной миди получаются элегантные образы, с мини – игривые.

С одеждой в викторианском стиле

Если хочется больше романтики в образе, можно дополнить ботильоны на шнуровке другой вещью, отдаленно напоминающей викторианский стиль. Здесь нет прямого цитирования, одежда выглядит современной, но по небольшим деталям читаются отсылки к 19 веку.

Самый простой вариант: широкая блуза с воланами / свободными рукавами + джинсы / брюки. Более смелые модницы могут поэкспериментировать с вещами, напоминающими корсет, – топами поверх рубашки, поясами.

С одеждой в спортивном стиле

Высший пилотаж – надеть викторианские ботильоны со спортивной одеждой. Вернее, с повседневной одеждой в спортивном стиле. Достаем худи, трикотажную мастерку или тренировочные штаны – и становимся звездой стритстайла. Почему бы и нет.

Ботильоны в викторианском стиле: фото

И еще несколько красивых примеров, чтобы не думать, с какой одеждой носить свои модные ботильоны.

Ну а в нашем инстаграм есть примеры образов с вещами из Zara. Не забудьте сохранить подборку и подписаться.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: