Яркие истории о художнице Наде Леже

Статья о Наде Леже

«Искусство должно быть общедоступным»

Продолжаем знакомить читателей еженедельника с культурными событиями, связанными с именем Надежды Петровны Ходасевич-Леже (1904–1982), яркой и легендарной личности, роль которой в эпоху железного занавеса в искусстве ХХ века трудно переоценить.

23 октября в Минске открылась выставка «Надзя», приуроченная к 115-й годовщине со дня рождения известной художницы. Этот масштабный культурный проект поддержали посольства Франции и Республики Беларусь. В праздничном мероприятии приняли участие заместитель генерального директора Национального художественного музея Республики Беларусь В. С. Вечер; Чрезвычайный и Полномочный посол Франции в Белоруссии Б. Д. Канесс; внук Нади Леже Н. Тенье; владелец Музея-фермы Ф. Леже в Лизоре (Нормандия) Ж. Шатене; автор книги «Надя Леже — необыкновенная история женщины в тени» Э. Шатене и другие официальные лица. С экспозицией выставки гостей познакомила куратор проекта со стороны Национального художественного музея, заведующая отделом русского и зарубежного искусства С. И. Прокопьева.

Мы подробно писали о том, что год назад подобная масштабная выставка, посвященная творчеству Нади Леже, проходила в г. Лодзь (Польша). Ее куратор Каролина Зыхович недавно выпустила книгу о своей героине. Откроем секрет читателю, что и Дубна не остается в стороне: в настоящий момент собирается материал для книги «Французский след. Мозаики Нади Леже в Дубне» об этой неординарной художнице, портретные панно которой более 40 лет назад органично вписались в культурное пространство нашего города и все это время продолжают оставаться одной из главных его достопримечательностей. Многочисленные туристы, которых с каждым годом становится все больше, а также иностранные граждане, работающие в нашем прославленном наукограде, проявляют неподдельный интерес к этим ярким и необычным мозаикам.

Судьба удивительной женщины Нади Леже напрямую связана с четырьмя странами. Родилась она в белорусской деревне. Училась в Варшаве, там же вышла замуж за художника Станислава Грабовского, родила от него дочь. Продолжила обучение в Париже, где работала с Фернаном Леже, который впоследствии стал ее мужем, а Франция второй родиной. Во времена железного занавеса Надя Леже вместе с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой внесла большой вклад в налаживание отношений между Францией и Советским Союзом. Ее деятельность в стирании культурных границ была настолько велика, что в 1972 году она получила высокую советскую награду – Орден Трудового Красного Знамени.

Все четыре страны гордятся творчеством Н. Леже и собирают память о ней. Франция обладает самым большим коллекционным фондом семьи Леже. Также есть собрания работ в Минске и Зембине, на родине матери Нади. В Государственном музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина много работ Фернана Леже, подаренных Надеждой Петровной Москве. Но, наверное, символично то, что самая большая коллекция монументальных мозаик Нади Леже находится именно у нас, в интернациональной Дубне. Наш Институт объединяет множество разных стран (в том числе Белоруссию, Польшу и Францию), содействуя укреплению не только научных, но и культурных связей. Многоликая и многоязычная Дубна способна рассказать широкому кругу людей разных национальностей о творчестве Н. П. Леже.

Мозаики появились у нас осенью 1974 года. Незадолго до смерти Е. А. Фурцевой (24 октября 1974) 28 мозаичных портретов Нади Леже были переданы в ОИЯИ. Долгие годы мы считали, что их число ограничивалось двадцатью. Однако недавно в архиве местного Центра детского и юношеского туризма и экскурсий было найдено приложение к Приказу № 670 по Министерству культуры СССР от 12 сентября 1974 года, где перечислен список, состоящий из 28 мозаик, передаваемых в подмосковную Дубну.

К великому огорчению, к настоящему времени мы сохранили всего 14 мозаик, ровно половину из означенного списка. В ходе работы над книгой и сотрудничества с музеями России и Белоруссии удалось выяснить следующие факты. Из Дубны в Картинную галерею славы деревни Зембин были переданы следующие панно: один из двух портретов В. И. Ленина, М. Шагал, Ф. Леже, один из двух портретов П. Пикассо и Д. Канвейлер. Второй мозаичный портрет В. И. Ленина был отправлен в конце 90-х годов в музей «Ленинский мемориал» (г. Ульяновск). Портрет С. Эйзенштейна, подаренный Дубной Дому ветеранов кино Москвы, долго украшал стену его внутреннего дворика, но 10 лет назад выпал из поддерживающих ремней и разрушился. Дубна безвозвратно потеряла портреты: К. Маркса, Н. К. Крупской, С. Прокофьева, космонавта В. И. Пацаева и второй портрет П. Пикассо. Судьба мозаик с изображением М. Тореза и Ж. Дюкло из списка Минкульта неизвестна.

Читайте также:
Эдит Хэд – эскизы костюмов и биография

Фернан Леже, учитель, соратник и муж Надежды, всегда мечтал о том, чтобы искусство было общедоступным. Его мечта воплотилась в витражах и мозаиках, которыми он украсил церкви, официальные и учебные заведения, а также в настенных росписях и скульптурах огромного формата, стоящих на улицах разных городов Европы. Дубненские мозаики под открытым небом можно воспринимать тоже как часть мечты Фернана Анри Леже. А наша задача — сохранить их в должном качестве.

P.S. Обращаюсь к сотрудникам ОИЯИ с большой просьбой: если в ваших домашних архивах имеются фотографии дубненских мозаик прежних лет, если вы знаете какие-нибудь интересные факты на эту тему, свяжитесь с редакцией еженедельника ОИЯИ и поделитесь ими.

Любовь ОРЕЛОВИЧ,
Минск – Дубна.

Еженедельник ОИЯИ “Дубна: наука, содружество, прогресс”, ноябрь 2019

Яркие истории о художнице Наде Леже

Надя Леже – художница, представительница авангарда начала ХХ века, а также женщина с неординарной судьбой. О жизни Нади Леже запросто можно снимать фильмы в приключенческом жанре. Впрочем, сегодня ее биографию вполне можно бы было публиковать и как историю успеха.

Итак, Надя Леже (в девичестве Ходасевич) родилась в белорусской деревне Осетище, сейчас это территория Витебской области, а в 1904 году, когда родилась будущая художница, это была Витебская губерния Российской Империи.

Семья была бедной крестьянской семьей, как и все семьи в те времена многодетной. В семье было 9 детей. Еще более осложнила жизнь семьи Ходасевичей Первая мировая война, которая началась в 1914 году. Военные действия проходили на территории Беларуси, отец Нади ушел на фронт … И, возможно, если бы не революция 1917 года, шансы Нади Ходасевич стать художницей равнялись бы нулю.

История первая – статья в журнале

Надя Ходасевич рисовала с самого детства. Ни ее родители, ни соседи не могли понять такого увлечения деревенской девочки. Сама Надя Леже, уже будучи известной парижской художницей, вспоминала, что ее всегда привлекал цвет. Зеленый цвет мокрой травы, голубое небо, отражающиеся в лужах – все это она пыталась передать на своих первых зарисовках. Плюс лица знакомых людей. Эти две темы – цвет и портреты – будут присутствовать на картинах Нади Леже в течение всей ее жизни.

В поисках лучшей доли семья Ходасевичей переехала в город Белёв (сейчас это город в Тульской области Россия). И вот в этом городе в руки уже повзрослевшей девушке попался журнал со статьей о французской живописи. Надя Ходасевич вырвала статью из журнала и всегда носила ее с собой. Так зародилась ее мечта – быть художницей в Париже.

В 1919 году Надя Ходасевич покидает семью, которая так и не приняла ее желания во чтобы то ни стало стать художницей, и уезжает в Смоленск. В Смоленске девушка оказалась не случайно, она узнала, что в этом городе открылись Государственные свободные мастерские – «Свомас». В данных мастерских также работал филиал Витебского УНОВИС – объединение художников-авангардистов, созданное Казимиром Малевичем, который в те годы жил и работал в Витебске.

И в Смоленске, и в Витебске в самом воздухе в те годы витали идеи революционного изменения мира посредствам искусства и революции в самом искусстве. Идеи и работы Малевича также повлияли на творчество Нади Леже – геометрические фигуры и цвет – все это будет неизменно присутствовать в работах Нади Леже.

Жизнь в Смоленске не была легкой, помимо учебы Наде приходилось работать нянькой, чтобы прокормить себя.

А вскоре взгляды Казимира Малевича на искусство разочаровали Надю Ходасевич. Пятнадцатилетней девушкой, которая мечтала о живописи, о Париже, о высоком искусстве, идеи Малевича об утилитарной функции искусства были восприняты в штыки. И Надя решила ехать – ехать в Париж.

История вторая – Варшава и модные шляпки

В Варшаву Надя Ходасевич приехала так же, как и в Смоленск – без гроша в кармане. Для нее Варшава была промежуточной остановкой между Смоленском и Парижем, но в итоге в Варшаве Надя Ходасевич проведет гораздо больше времени, чем планировала.

В Варшавскую Академию художеств Надя Ходасевич поступила без экзаменов. Жилье нашла при монастыре. А подрабатывать начала модисткой – шить модные в те времена шляпки.

Читайте также:
История оттенков зеленого цвета в моде и психологии

Шляпки от Нади Леже

Шить шляпы она не умела и поэтому пошла на хитрость. Надя обошла всех варшавских шляпниц, и просила каждую из них научить ее делать какую-то маленькую работу, так как все остальное она умеет, а вот этой малости ей не хватает. В итоге она научилась шить шляпки. Наверное, из нее могла бы получиться отличная модистка, так как клиенток у Нади было много и ее шляпки им нравились, но вот мечта у нее была совсем другой – стать художницей.

Также в Варшаве Надя Леже вышла замуж за своего однокурсника Станислава Грабовского. Вместе с мужем она и уедет в Париж, не зная языка, но уже хотя бы с некоторой суммой денег. В Париже у них родится дочь. Но брак не будет долгим.

Свадьба и Париж

В Париж Надя и Станислав убежали от родителей Станислава, богатых людей, которые резко выступали против деревенской девушки в качестве своей невестки. А уже в Париже Станислав начнет завидовать Наде. Так как Надя Ходасевич, по его мнению, оказалась более талантливой художницей, чем он. Двое художников в одной семье так и не смогли ужиться.

В Париже Надя Ходасевич прошла стажировку в Академии современного искусства, которую возглавлял французский художник Фернан Леже. Но женой Фернана Леже Надя Ходасевич станет гораздо позже – после Второй мировой войны, в 1952 году.

В довоенные же годы Надя Ходасевич пытается обустроиться в Париже – продает свои картины на улице, рисует на заказ, и даже издает журнал – французско-польский авангардный журнал «L’Art Contemporain — Sztuka Wsp??czesna».

История третья – партизанка

И вот начинается Вторая мировая война. Париж оккупируют немецкие войска. А Надя Ходасевич становится участницей французского Сопротивления.

В годы Второй мировой войны Надя Ходасевич участвовала в подпольной работе в оккупированном Париже. И ей даже пришлось убегать от слежки и менять внешность. Это был единственный период в жизни художницы, когда она изменила свою прическу. Некоторое время Надя Ходасевич носила короткую стрижку и белый цвет волос, красила губы яркой красной помадой. И это был очень не привычный для нее имидж. Ведь, как вспоминала Надя Леже, остричь свою длинную косу темных волос для нее было трагическим событием. Звали Надю-подпольщицу в те годы – Жоржетт Пэно.

В итоге Наде Ходасевич пришлось уехать из Парижа, но и во французской провинции она продолжала участвовать в Движение Сопротивления – ходила от деревни к деревне, рисовала портреты для местных жителей, а заодно и передавала информацию от одних подпольщиков другим.

В итоге Надя Ходасевич, как и хотела, стала парижской художницей, вышла замуж за французского художника Фернана Леже, была знакома с Пабло Пикассо и дружила с Екатериной Фурцевой – министром культуры СССР.

Кстати, в 1960-е годы Надя Леже активно участвовала в культурной жизни Советского Союза – привозила выставки французских художников, поддерживала актеров из СССР на международных кинофестивалях, передала ряд своих мозаик в дар СССР. Мозаики работы Нади Леже, кстати, почему-то в итоге оказались в городе Дубна Московской области, хотя изначально должны были находиться на территории родины художницы – БССР.

Умерла Надя Леже в ноябре 1982 года.


Мозаики Нади Леже в городе Дубна, Москавская область

Иллюстрации к статье – фотографии из книги Л. Дубенкской «Рассказывает Надя Леже»

Куда приводят мечты. Как Надя Леже стала известной художницей и меценатом

Благодаря Наде Леже советские граждане смогли увидеть «Джоконду»: картина выставлялась в Пушкинском музее в Москве .

Галина Игнатович проводит экскурсию по музею Народной славы, где выставлены панно Нади Леже . © / Фото автора / АиФ

Надя Леже поддерживала с Советским Союзом тесные связи: посещала Москву и Минск . Художница была хорошо знакома с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой , директором Художественного музея Беларуси Еленой Аладовой . В 60-70-х годах Надя Леже сделала ценнейшие подарки российским и белорусским музеям.

В самом центре агрогородка Зембин располагается музей Народной славы – филиал ГУ «Борисовский объединенный музей». История его создания необычна, как и появление двух экспозиций – репродукций картин известных художников и шести мозаичных панно, выложенных из мальтийского камня и смальты.

Поначалу это была картинная галерея, рассказала «АиФ» зав. филиалом Борисовского объединенного музея Галина ИГНАТОВИЧ : в 1988 году, когда она открылась, ее стены украсили репродукции полотен западноевропейского искусства XV – начала ХХ в. Реплики картин таких художников, как Гоген, Моне, Ван Гог, Веласкес, Мане, Писсарро, еще в 1967 году Зембинской средней школе подарила Надя Леже – гражданка Франции , которая немало сделала для того, чтобы между Западом и Советским Союзом приоткрылся «железный занавес».

Читайте также:
Жемчужное низание и вышивка жемчугом

Заветная мечта

115 лет назад, в 1904 году (так принято считать, хотя, по рассказам родственников, год рождения Н. Леже – 1902-й. – Прим.), в деревне Осетище Витебской области в многодетной небогатой семье Ходасевичей родилась девочка, которую назвали Наденькой . Девочка, откуда-то узнавшая, что Париж – это город, где творят настоящие художники, сызмальства мечтала о том, что станет такой же настоящей художницей и будет жить в городе своей мечты. Соседские дети, знавшие о Надиной мечте, смеялись над ней, но девочка хотела, чтобы мечта во что бы то ни стало осуществилась: даже несколько раз убегала из дому, но ее снимали с поезда.

Когда началась Первая мировая война, семья переехала в российский городок Белев Тульской губернии, где Надя начала заниматься балетом и рисованием. В 15-летнем возрасте она узнала, что в Смоленске открылись художественные мастерские, куда уехала, никого не предупредив. Там она училась живописи у известных супрематистов Владислава Стржеминского и Екатерины Кобро. Там же состоялось ее знакомство с Казимиром Малевичем .

Но через два года Надежда использовала возможность стать ближе к Парижу и уехала в Варшаву со знакомой семьей, у которой первое время работала гувернанткой. Ей пришлось жить при монастыре, потом она стала модисткой, но, о чудо, благодаря таланту девушку зачислили в Академию художеств. Там она познакомилась со Станиславом Грабовским , за которого вышла замуж. Грабовский был из богатой семьи, и его родные были против мезальянса с «простушкой». Однако Надежда старалась не обращать внимания на ехидство и недружелюбие. У нее была цель: Париж ! Уговорив мужа переехать туда, она, наконец, исполнила свою мечту.

Новый этап

Надя , покоренная стилем Фернана Леже , хотела учиться именно у него в Академии современных искусств, и этому было суждено сбыться. А вот брак сошел на нет: после развода Станислав уехал из Франции . Женщина осталась одна с дочкой на руках и, чтобы иметь средства к существованию, подрабатывала в пансионе уборкой. На живопись времени оставалось очень мало, тем не менее, она, только освободившись от хлопот, сразу бежала в студию.

Когда началась Вторая мировая война, Фернан Леже уехал с женой в США . Надя не покидала Францию , участвовала в движении Сопротивления: собирала одежду для военнопленных, приютила английскую девочку.

После войны Фернан Леже вернулся на родину, и Надя продолжила работать его ассистенткой. Когда маэстро овдовел, он предложил соратнице руку и сердце. Новоиспеченная госпожа Леже сразу же занялась обустройством семейного гнездышка: купила в пригороде Парижа дом, устроила там мастерские для себя и мужа, кормила супруга домашними обедами… К сожалению, счастье было недолгим: в 1955 году после перенесенного инфаркта известный художник скончался, оставив все свое состояние супруге. В память о муже Надя решила построить персональный музей художника Фернана Леже в Бьо: когда она подарила его Франции , ее наградили Орденом Почетного легиона.

Мировая знаменитость

Надя Леже поддерживала с Советским Союзом тесные связи: посещала Москву и Минск . Художница была хорошо знакома с министром культуры СССР Екатериной Фурцевой , директором Художественного музея Беларуси Еленой Аладовой . В 60-70-х годах Надя Леже сделала ценнейшие подарки российским и белорусским музеям: Художественный музей получил великолепные факсимильные репродукции с картин известных европейских мастеров (360 предметов); уникальную коллекцию слепков скульптур и рельефов (173 экспоната), ставших классикой искусства; керамику Пабло Пикассо . Также художница преподнесла в дар музею ряд своих графических произведений и работ Фернана Леже . И ведь благодаря Наде Леже советские граждане смогли увидеть «Джоконду»: картина выставлялась в Пушкинском музее в Москве .

– А в Зембин Надя Леже впервые приехала в 1959 году, – рассказывает Галина Игнатович . – Отсюда родом ее мать, с которой французской художнице-коммунистке не запрещали вести переписку, но тогда она уже умерла. Останавливалась художница в доме у своей сестры Евгении Вашкевич .

Двое братьев Нади Леже женились на еврейках. Один из братьев – Александр – был репрессирован в 1937 году. Во время войны его детям чудом удалось избежать смерти в зембинском гетто. Дочь Александра с детьми и внуками переехала в Израиль . А брат-фронтовик Владимир после войны так и не нашел сведений о своей семье: скорее всего, жена с детьми погибли в гетто.

Читайте также:
Костюм и мода Италии эпохи Возрождения

– А это Константин Симонов ? – спрашиваю у Галины Ивановны , указывая на одно из фото в экспозиции.

– Да, они дружили, у нас даже есть их переписка. Сестра Евгения с Симоновым ездили к Наде во Францию в гости.

Уникальная мозаика

– А как к вам в музей попали панно из мозаики?

– Надя Леже решила сделать подарок СССР и отправила, по некоторым сведениям, 60 своих работ – целый вагон. Но он долго просто стоял: не знали, что делать с этой мозаикой. Потом часть работ – порядка двадцати – отправилась в Дубну, где находится Объединенный институт ядерных исследований . Но в Дубне панно стояли под открытым небом, и со временем хрупкая смальта стала разрушаться. В конце 80-х директор нашего Дома культуры Эдуард Чернявский лично ездил в Подмосковье и привез мозаику в Зембин – сейчас это единственные работы (портреты Ленина, Пикассо , Шагала, Ф. Леже, Канвейлера и абстрактная работа) авторства Нади Леже , которые выставлены в нашем музее.

Надя Леже была известна и как меценат: она дарила репродукции картин известных художников в тех уголках Советского Союза , где не было музеев и галерей. Ее сестра была директором школы в Зембине. Однажды Надя приехала, познакомилась с деревенскими детьми и, может, вспомнила себя в детстве, когда она мечтала стать художницей, но возможности познакомиться с творчеством великих мастеров у девочки из простой семьи не было. В подарок школе были переданы 33 репродукции, и они долгое время просто висели в коридорах. Потом уже построили галерею, чтобы возможность познакомиться с прекрасным была у всех. Сейчас репродукций – 21, а экспозиция дополнилась работами белорусских советских художников.

В ТЕМУ

В Национальном художественном музее (НХМ) Беларуси до 24 ноября экспонируется международный выставочный проект « Надя . К 115-летию со дня рождения Надежды Ходасевич » из частных собраний Франции и коллекции НХМ, сообщили в Посольстве Франции в Беларуси .

Роль нашей знаменитой соотечественницы, известной художницы и легендарной личности Надежды Петровны Ходасевич – Леже (1904–1982 гг.) в искусстве ХХ века и культурных взаимоотношениях в эпоху «железного занавеса» неоценима. Будучи своеобразным, разносторонне направленным (станковая живопись, графика, мозаика), обладающим ярким индивидуальным почерком художником, Надежда Ходасевич – Леже колоссальное внимание уделяла вопросам популяризации творческого наследия одного из крупнейших художников Франции первой половины ХХ столетия Фернана Леже (1881–1955 гг.), выступала инициатором и организатором выставок советских художников во Франции , оказывала поддержку соотечественникам.

В экспозиции представлено более 50 произведений (живопись, гуаши, рисунки, литографии и шелкографии) из французских частных собраний, в том числе наследников художницы, и из коллекции НХМ. Часть экспозиции составляют произведения Фернана Леже и Пабло Пикассо , подаренные музею Надеждой Ходасевич – Леже .

Беспокойные затеи Нади Ходасевич-Леже

Окно в Париж

Надежда Ходасевич родилась в 1904 году в Беларуси в бедной семье. У Нади было семь или восемь братьев и сестер ( данные разнятся). Сельский быт , необходимость работать с малых лет… Казалось бы , о занятиях искусством и мыслей быть не должно , однако Надя думала только об этом. Она любила рисовать. Когда началась первая мировая , семья перебралась в российский городок Белев. После революции там открыли Дворец искусств , и тринадцатилетняя Надя записалась в художественный кружок. Два года спустя она оставила семью и поехала учиться в Смоленск. Там она поступила в «Свомас» — Свободные государственные художественные мастерские.

В Свободных мастерских преподавали художники революционных направлений. В течение двух лет Надя Ходасевич учится у супрематистов , знакомится и с самим Казимиром Малевичем.

Надежда Ходасевич в 16 лет. Источник фото

Это был классический мезальянс. Девушка из бедной семьи попала в богатый буржуазный дом. Правда , к меду благополучия был щедро добавлен деготь — пренебрежение свекрови. Но все это было не важно , ведь мечта о Париже никуда не делась. Надя уговорила мужа поехать во Францию , и в 1924-м они , поселившись в хорошем парижском пансионе , начинают учебу в Академии современного искусства у самог о Фернана Леже.

Читайте также:
История моды в Испании XVI - XVII века

Сбежавшая невеста

Верден. Копатели траншей. Фернан Леже. 1916

Когда разразилась первая мировая , Фернан Леже был мобилизован и два года служил в инженерных войсках. В сентябре 1916-го во время газовой атаки под Верденом он получил серьезное отравление и больше года провел в больницах , а затем был демобилизован. Все это время его роман с Жанной Лои продолжался в письмах , а 1 декабря 1919 года они поженились.

Рядом с Леже

В этом была она вся. Почти ребенком оставила родительский дом. Без денег и связей рванула в Варшаву. Не зная французского , отправилась в Париж. Готовила и убирала в пансионе , но в то же время писала картины и строчила статьи для своего журнала. Надя не была красавицей , не могла похвастаться благородными чертами лица , но ее энергии , жизненной силы и очарования хватило бы на десятерых. И вовсе не удивительно , что вскоре рядом с ней появился новый мужчина — Жорж Бокье , чиновник парижского почтового ведомства. Узнав , что Бокье увлекается рисованием , Надя и его затащила в академию Леже.

Энергию и талант Нади к тому времени оценил и сам Фернан Леже. Он предложил Наде должность в академии и сделал ее своей ассистенткой.

Автопортрет. Надя Ходасевич. 1941. Источник

Когда началась вторая мировая , Жорж Бокье ушел на фронт , а Леже с женой уехали в США. Фернан Леже звал с собой и Надю , но она отказалась. Осталась в оккупированной Франции и жила на грани ареста , ведь еще в 1932-м вступила в компартию. И не просто жила , а наладила связь с бойцами Сопротивления , передавала им информацию , расклеивала листовки. Спасаясь от слежки , она остригла свою черную косу и перекрасилась в блондинку. Когда Франция была освобождена , Надя Ходасевич вступила в Союз советских патриотов и устроила аукцион , чтобы собрать средства для бывших советских военнопленных. Она дала для аукциона свои работы и полотна Леже , привлекла к участию Пабло Пикассо , Жоржа Брака , Анри Матисса. Аукцион прошел с успехом , было собрано более трех миллионов франков.

Наверное , Фернан Леже и Надя Ходасевич так и оставались бы лишь товарищами по цеху , если бы не смерть Жанны Леже. Она умерла 1 декабря 1950 года. Фернан Леже овдовел в тот день , когда они с женой должны были отметить 31-ю годовщину со дня свадьбы.

Ему было семьдесят. Спасаясь от одиночества , он стал все больше времени проводить с Надей. Она поддерживала его , помогала во всем. Прошел год с небольшим , и 21 февраля 1952 года Фернан и Надя поженились.

« Я вышла замуж за труд», — как-то сказала Надя , и это было правдой. Всю свою энергию она направила на то , чтобы обустроить для мужа комфортный быт. Их супружество выглядело идеальным , но оказалось недолгим. Через три с половиной года , в августе 1955-го , Фернан Леже умер.

Унаследовав все состояние мужа и его работы , Надя Леже решила , прежде всего , достойно представить его искусство потомкам. За месяц до смерти мастер приобрел небольшой дом в Бьоте на юге Франции. На этом месте Надя создала музей Фернана Леже. В специально спроектированном и построенном здании разместились его полотна , скульптуры , гобелены , витражи

Надежда для СССР

В общем , советским « искусствоведам в штатском» Надя Леже принесла немало головной боли. Но свернуть ее с намеченного пути было невозможно. Она устраивала в СССР выставки работ Фернана Леже , а заодно своих собственных и Жоржа Бокье ( он вновь был с Надей и вместе с ней вел все дела по созданию музея Леже и организации выставок).

Благодаря ее стараниям в СССР привезли « Джоконду» и выставку работ Пикассо.

Надя тесно общалась с Екатериной Фурцевой , опекала советские делегации во Франции , дружила с советскими писателями , актерами и режиссерами. Литературное свидетельство этой дружбы — рассказ Сергея Довлатова « Куртка Фернана Леже» — о том , как вдова советского актера Николая Черкасова встретилась в Париже с Надей , и та передала в подарок молодому писателю вельветовую куртку , принадлежавшую когда-то мэтру.

В общем , «культурный обмен» между СССР и Францией в те годы был во многом делом рук Нади Леже. При этом она умудрялась спорить с той же Фурцевой , заявляя , что в соцреализме , «который существует в СССР , нет живописи». И продолжала смущать советских музейщиков своими шубами. Приходила на выставку и , не глядя , стряхивала очередное норковое сокровище с плеч. Директор художественного музея в Минске приставляла к именитой гостье специальных сопровождающих , которые должны были подхватить шубку в нужный момент. А сама Надя считала , что зрители , глядя на ее наряды , должны понять: работы Фернана Леже , которые она привезла для них, — большая ценность.

Читайте также:
Портреты Екатерины II и Струйской кисти художника Рокотова

Муза из Зембина

Судьба Нади Леже заслуживает романа — таланта, любви и самопожертвования в ее истории было столько, что хватило бы и не на одну захватывающую книгу. Но ее правнучке Натали Самойловой литературная слава не нужна. Написать книгу о своей прабабушке француженка Натали решила совсем с другой целью — восстановить справедливость. Для этого и приехала в Беларусь — встретиться с родственниками, побывать в Зембине, о котором Надя так часто вспоминала, и заодно навестить Национальный художественный музей, чтобы обсудить возможность выставки Надежды Ходасевич–Леже к ее юбилею в 2012 году.

— Живопись Нади осталась малоизвестной, и причиной этого стала жертвенность, свойственная славянским женщинам, — убеждена Натали. — А ведь ее живописные портреты — уникальны, мозаики — феноменальны, у нее был огромный талант, с которым публика так и не познакомилась. Существует прекрасный музей Фернана Леже, но никто так и не создал музея Нади Леже. Моя задача — открыть миру искусства творчество моей прабабушки. Это большой труд, но я делаю его с удовольствием.

Тут она отвлекается на сентиментальные детские воспоминания — как прабабушка брала ее с собой в гости к Марку Шагалу, который просил, чтобы 5–летняя Натали танцевала для него: он любил рисовать движение. Но больше всего она запомнила его глаза — такие же, как у ее Нади, часто повторявшей, как важно стараться сделать в жизни как можно больше добра. Связь с прабабушкой Натали чувствует до сих пор, хотя и считает, что характер у нее совсем другой, — менталитет–то французский. Правда, первые 10 лет своей жизни Натали провела в Москве и сейчас прекрасно говорит по–русски, что, впрочем, неудивительно, когда ее дед — известный советский актер Евгений Самойлов, сыгравший яркие роли в фильмах «Щорс», «Светлый путь», «В шесть часов вечера после войны». А тетя — знаменитая Татьяна Самойлова, получившая в Каннах «Золотую пальмовую ветвь» за фильм «Летят журавли». Сама Натали — пианистка, искусствовед, а с недавнего времени — еще и дипломированный менеджер по искусству. И теперь строит музей Нади Леже в Нормандии, пишет книгу о своей удивительной прабабушке и готовит выставку ее работ, которую хочет провести в Париже, затем — в Москве и в Минске. Показать всем эти неповторимые картины и мозаики. Но для начала ей их нужно. найти.

— Советскому Союзу Надя подарила 72 свои мозаики, — констатирует Натали. — Чтобы выяснить, где они сейчас находятся, я написала письмо в российское министерство культуры. И узнала, что 11 или 12 мозаик остались в Дубне, 3 — в Москве и 6 — в Беларуси. Но где остальные? Возможно, кому–то что–то известно, — сообщите мне, пожалуйста.

На выставке ей хотелось бы показать не только те работы Нади Леже, которые остались во Франции, но и те, которые прабабушка передала в СССР. Ведь увидеть их можно нечасто — в Национальном художественном музее, например, также есть несколько графических работ Надежды Ходасевич–Леже, но в постоянной экспозиции они не выставляются. Однако Натали верит, что успеет организовать достойную выставку (из Минска она сразу же направилась в Москву), несмотря на то, что работа над книгой занимает немало времени. Кстати, издатель Эмар дю Шатене, сопровождающий Натали в этой поездке, обещает, что книга о Наде Леже будет издана не только на французском, но еще на английском и русском языках.

— Меня очень интригует этот проект, — признается Эмар. — В картины Нади Леже я влюбился с первого взгляда, как только их увидел. Поразительно, что ее творчество почти никому не известно!

Великодушный талант

Надежда Ходасевич появилась на свет в 1902 году в захолустном местечке Витебской губернии. Семья была многодетной, бедной, жили трудно. Первая мировая война и вовсе превратила Ходасевичей в скитальцев. Не желая обременять родных, в 15 лет Надя покинула отчий дом и отправилась в Смоленск, где поступила в Государственные мастерские живописи, познакомилась с Казимиром Малевичем — к тому времени она рисовала уже постоянно и на всем, что только подворачивалось под руку. После была Варшавская академия художеств, куда ее приняли без экзаменов. Тогда же Надя впервые влюбилась — в Станислава Грабовского, сына видного местного чиновника. Вскоре они поженились, хотя родители мужа были далеко не в восторге от такого мезальянса. Но молодожены были твердо намерены строить жизнь по собственному сценарию — и написали письмо знаменитому французскому авангардисту Фернану Леже с просьбой принять их в ученики. Как это ни странно, мастер ответил согласием.

Читайте также:
Красивые девушки и стандарты красоты в XV веке

В 1927 году у Нади родилась дочь Ванда. Но это обстоятельство не затормозило ее творчество, напротив — теперь ее талант проявлялся в графике, живописи, мозаике. Скоро она стала помощницей Фернана Леже, начала преподавать в его студии, издавать журнал об искусстве. Когда началась Вторая мировая война, Леже предложил ей уехать в Америку — брак Нади давно распался, терять, казалось, ей было нечего. Но она отказалась — осталась в оккупации, вступила в ряды французского Сопротивления, стала помогать партизанам и советским военнопленным. Война закончилась, Леже вернулся — и, несмотря на значительную разницу в возрасте, предложил Наде выйти за него замуж. «Раньше для меня существовало только искусство, женщины были лишь для отдыха. И вот. Дожил до семидесяти, чтобы впервые полюбить», — записал мастер в своих дневниках. Но свозить его на свою далекую родину, как обещала, она не успела — через три года Фернана Леже не стало.

Однако Надежда Ходасевич–Леже осталась верна его гению — вместе с давно влюбленным в нее Жоржем Бокье она создала мемориальный музей Фернана Леже на юге Франции. Стала частой гостьей в СССР — устраивала выставки Леже в Москве и открывала Парижу советских художников.

В 1972 году Надя решила подарить Советскому Союзу свои мозаики. Однако этому подарку тогдашние чиновники почему–то никак не могли найти должного применения — вагон с ее мозаичными портретами долго стоял на запасном пути. В конце концов, их стали распределять по советским музеям, а в подмосковной Дубне решили устроить выставку, на которую отправили часть работ, — там они и остались. После долгой волокиты мозаики Нади Ходасевич–Леже решили разместить на городских аллеях под открытым небом. Подобное решение изрядно удивило художницу, но что–либо предпринимать для защиты своих произведений она даже не попыталась. Не стала выяснять, почему и до Зембина, где провели свои последние дни Надины родители, добралась лишь часть подаренных ею факсимильных репродукций великих картин. Почему — мы уже едва ли узнаем: в 1982 году Надя умерла.

История женщины в тени

Надя Леже – одна из самых ярких представительниц парижской художественной школы XX столетия. Талантливый живописец и график, она занималась также монументальным искусством и дизайном, создавала работы в самых разных жанрах и направлениях – от кубизма до соцреализма. Недавно в Оружейной палате открылась уникальная выставка под названием «Супрематическое предвидение. Космос в украшениях и графике Нади Леже», посвященная 60‑летию первого полета человека в космос.

Одно из изделий супрематической коллекции Нади Леже.
Фото Анны ЮФЕРЕВОЙ

Судьба урожденной Надежды Ходасевич поистине удивительна. Родилась она в 1904 году в деревне Осетище Минской губернии (ныне Витебская область), в бедной многодетной семье. Надя приходилась двоюродной сестрой известному поэту Серебряного века Владиславу Ходасевичу.

Дар художественного творчества проявлялся у девочки с детства. По ночам она часто рисовала при свете коптилки, а в 1919 году, будучи всего 15 лет от роду, самостоятельно отправилась в Смоленск, где поступила в Государственные свободные мастерские («Свомас») при местном Дворце труда.

Смоленская мастерская, которую называли палитрой конструктивизма, с апреля 1920 года стала первым филиалом Витебского УНОВИС (объединения «Утвердители нового искусства»), возглавляемого Казимиром Малевичем. От него и его соратника Владислава Стржеминского юная художница усвоила идеи восприятия мира как единого космического целого и искусства как отражения космоса. Малевича считают отцом супрематизма – направления абстракционизма, выражавшегося в комбинациях разноцветных плоскостей простейших геометрических очертаний (прямой линии, квадрата, круга и прямоугольника). «Наслушавшись его бесед, – вспоминала о Малевиче Надя, – я часто ходила по улицам, не видя дороги, задрав голову и устремив глаза кверху, словно можно было воочию узреть в далеком сказочном пространстве мчащиеся конусы и прямоугольники будущего». Так родились ее работы «Движение геометрических форм в пространстве», «Полет геометрических форм», «Движение на луне».

Читайте также:
Золотошвейное дело городе Торжок

Затем было поступление в Варшавскую школу изящных искусств, куда ее приняли без экзаменов. Надя бедствовала, ей пришлось работать служанкой, модисткой, жить при монастыре, чтобы свести концы с концами. В 1924 году она вышла замуж за художника Станислава Грабовского, спустя год они вместе приехали в столицу искусств – Париж. Там Надя поступила в Современную академию, которой руководили художники-авангардисты Фернан Леже и Амеде Озанфан.

В 1927 году, вскоре после рождения дочери Ванды, Надя Ходасевич-Грабовская ушла от мужа и с головой окунулась в художественную жизнь. Много лет она проработала личной ассистенткой мэтра Леже, а в 1952 году стала его женой. В августе 1955 года 74‑летний Фернан скончался. В память о нем Надя основала в городке Биот Музей Леже, в котором была представлена масштабная коллекция работ художника. Музей был открыт в 1960 году, а в 1967‑м Надя и ее третий муж Жорж Бокье передали музейное здание вместе с коллекцией в дар Франции.

В 1959 году Надежда Ходасевич-Леже впервые за 40 лет посетила СССР. К ее приезду там отнеслись лояльно, во многом потому что Надя являлась активным членом французской компартии. В 1963 году она устроила в Москве выставку Фернана Леже, причем некоторые его работы подарила советским музеям. Кроме того, Надя неоднократно организовывала выставки советских художников во Франции, принимала у себя советских режиссеров, артистов, художников и других деятелей искусства.

Новый этап в творчестве Нади Леже наступил, после того как она узнала о полете в космос своего знаменитого соотечественника Юрия Гагарина. Это событие буквально потрясло ее. В открытии космической эры художница увидела исполнение пророчества, сделанного когда-то ее учителем Казимиром Малевичем: «В человеке, в его сознании лежит устремление к пространству, тяготение «отрыва от шара земли». Надя даже распаковала коробки со своими ранними рисунками 1920‑х годов и по ним написала новые произведения.

10 апреля 1972 года советское правительство наградило Надежду Ходасевич-Леже орденом Трудового Красного Знамени с формулировкой «за большой вклад в развитие советско-французского сотрудничества». В 1976 году Надя Леже преподнесла в дар Советскому государству коллекцию из тридцати семи супрематических украшений на космическую тематику, выполненных по ее эскизам из золота, платины и бриллиантов. Среди них – броши, кольца, часы-браслеты. В 1980‑м их передали Музеям Московского Кремля, где они хранятся по настоящее время. Сама Надежда Ходасевич-Леже скончалась в 1982 году.

Во Франции ей дали прозвище «красная миллиардерша». Вместе с тем она была подвижницей в искусстве, активно занимаясь развитием культурных связей между СССР и Францией. Дарила музеям работы свои и своего мужа Фернана Леже, создала серию мозаик, в том числе с изображением Гагарина. Во многом именно благодаря ей в советской культуре стало возможным более терпимое отношение к модернизму.

Нынешняя экспозиция уникальна тем, что упомянутая коллекция авангардных изделий впервые показана полностью. По словам куратора выставки, старшего научного сотрудника Музеев Кремля Ларисы Пешехоновой, все представленные в коллекции украшения фактически являются мини-скульптурами. Каждое из них носит имя какой-нибудь планеты или созвездия: «Луна», «Кассиопея», «Андромеда». «В настоящее время это единственная известная коллекция скульптурных ювелирных композиций, созданная знаменитым художником в честь открытия космической эры», – говорит Пешехонова.

Также на выставке можно увидеть портрет художницы работы Фернана Леже, несколько супрематических композиций из Государственного музея изобразительных искусств имени А.С.Пушкина и карандашный рисунок Пабло Пикассо из собрания семьи Карисаловых, выполненный в 1961 году, на котором портрет первого космонавта Юрия Гагарина вписан в силуэт летящего голубя.

В 2019 году в Париже вышла монография под названием «Надя Леже. Необыкновенная история женщины в тени». Казалось бы, она и впрямь всю жизнь находилась в тени Фернана Леже… Но если рассматривать факты ее биографии более тщательно, то видно, что это не так – Надя была яркой и самодостаточной личностью с уникальным талантом в самых различных художественных сферах, позволившим ей не кануть в небытие и даже в следующем столетии продолжать заявлять о себе.

Константин Маковский – картины и биография художника

Константин Маковский – известный русский художник, написавший множество картин боярской Руси XVII века. Обстановка боярских хором, одежда героев картин, да и сами бояре и боярышни воспроизведены настолько достоверно, что по картинам художника можно изучать отдельные главы истории Руси.

Читайте также:
Лучшие Украшения из нефрита обладают свойствами

Точность в написании отдельных деталей и мотивов узоров, сотканных руками русских вышивальщиц, или четких орнаментов на резных кубках и чашах удивляет и восхищает зрителей прошедшего и настоящего времени.

Роскошные одежды, расшитые жемчугом, удивительной красоты головные уборы, того времени, красавицы-боярышни, украшенные драгоценными ожерельями, бояре в парчовых кафтанах – во всем чувствуется, с какой любовью к русской национальной красоте и культуре, к богатому наследию наших предков, писались эти картины. Долго можно стоять возле каждой из них – любоваться русским узорочьем и ощущать в себе гордость и в то же время печаль, печаль о том, что многое утеряно, не сохранилось и не сохраняется сегодня. Поэтому такие картины, в которых остались уникальные свидетельства культуры Русской земли, для нас особенно ценны.

Биография художника Константина Маковского

Константин Егорович Маковский (1839 – 1915гг.) родился в семье, где была атмосфера поклонения искусству. В их доме бывали многие известные деятели культуры и искусства. Отец художника, Егор Иванович Маковский, был одним из крупнейших коллекционеров Москвы второй четверти XIX века. Его увлечением были произведения изобразительного искусства, в основном старинная гравюра.

А Константин Егорович, унаследовав увлечённость отца, собирал все шедевры русского старинного мастерства, но это была «красивая старина». Что-то он умело пристраивал в жилых комнатах и мастерских, а потом использовал в своих картинах, а что-то просто выставлял в свой старинный большой шкаф из чёрного дерева, чтобы потом любоваться и восхищаться красотой и умением русских мастеров.

На карнизе камина стояла старинная домашняя утварь: серебряные ковши, кубки, рукомойники, опахала – предметы боярских времён. Старинные боярские парчовые костюмы, разноцветные сарафаны, унизанные жемчугом поручи, кокошники, расшитые жемчужными кружевами – все это можно увидеть на картинах художника. А кроме вещей, с любовью собранных Константином Егоровичем, в его картинах принимали участие и люди, собиравшиеся вокруг него. Иногда разыгрывали сцены из боярского быта, которые затем переносились на холст. И это вызывало, несомненно, горячий интерес зрителей, ведь они через картины Маковского приобщались к познанию истории Руси и культуре предков.

Дочь художника в своих воспоминаниях рассказывала, как «… ставились роскошные «живые картины» из боярского быта…». Приглашённых на эти вечера иногда было до 150-ти человек, среди которых были и представители старинных родов, потомки тех, кого изображал художник. Они «…ловко и красиво облачались в парчовые и бархатные одежды…» с тем, чтобы воспроизвести в них сцену, задуманную художником. Так появились картины – «Свадебный пир», «Выбор невесты» и многие другие картины.

Картины Константина Маковского

На полотнах К.Е. Маковского в ярких роскошных костюмах из собственной коллекции созданы образы прекрасных женщин, современниц художника. Смотришь на картину и ощущаешь, будто светится русское узорочье, поблёскивает шёлком и серебром расшитый сарафан русской красавицы. А если обратить внимание, то увидим, что на каждой картине на девушках боярышнях совершенно разные головные уборы. Действительно, у художника коллекция кокошников и головных уборов была наиболее богатым и ценным приобретением.

Коллекционированием предметов русской старины К.Е. Маковский продолжал заниматься всю жизнь. Собирая шедевры русских мастеров, художник приобщался к истории России и, любуясь ими, воодушевлялся новыми идеями. Теперь же его полотна вызывают и в нас не только восхищение богатейшим наследием наших предков, но и стремление узнать более и более о своей родине.

О том, как К.Е Маковский использовал свою коллекцию в работе, рассказывала писательница Е.И. Фортунато, которой посчастливилось быть у него в качестве модели.

К.Е Маковский был не только художником. Общаясь с крупными учеными-историками, он стал сам большим специалистом в области русской старины. К.Е. Маковский стремился сберечь художественное достояние России. Поэтому неслучайно в 1915 он стал членом Общества возрождения художественной Руси, основной задачей которого было сохранение, изучение и пропаганда русской старины.

Горько и печально, что коллекция, собиравшаяся в течение полувека, занимавшая столь важное место в жизни художника, ставшая отражением целой эпохи в русской культуре, всего через полгода после его смерти будет пущена с торгов. В сентябре 1915 года К.Е Маковский был сбит уличной пролёткой на одной из улиц Петрограда. Получив тяжёлую травму головы, художник скончался через два дня. Внезапная смерть разрушила все задуманные планы…

Читайте также:
Женские образы на картинах художника Тропинина

На аукционе было перечислено более 1000 предметов, некоторые из них достались столичным музеям: Русскому музею, Эрмитажу, Музею Училища технического рисования барона Штиглица, московским музеям. Многие предметы были скуплены представителями московских антикварных фирм. Подлинные костюмы, серебряные кубки, ковши, бокалы перешли в руки видных московских коллекционеров.

Но не все восхищались картинами К.Маковского и его манерой работать.

В начале своего творческого пути К. Маковский разделял взгляды художников-передвижников, он писал крестьянских детей («Дети, бегущие от грозы», «Свидание»), но уже в 1880-е годы художник бесповоротно отошёл от них и стал устраивать персональные выставки.

В 1883 году он создал картину «Боярский свадебный пир в XVII столетии», за ней последовали «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем» (1886), «Смерть Ивана Грозного» (1888), «Одевание невесты к венцу» (1890), «Поцелуйный обряд» (1895,). Картины пользовались успехом, как в России, так и на международных выставках. За некоторые из них на Всемирной выставке 1889 года в Париже К.Маковский был удостоен золотой медали.

На его картины цены были всегда высокими. П.М. Третьяков иногда не мог приобрести их. А вот иностранные коллекционеры охотно покупали полотна «боярского» цикла, поэтому большинство работ художника ушло из России.

Благодаря такому успеху К.Е.Маковский стал одним из самых богатых людей. В течение всей жизни его окружала роскошь, какая не снилась ни одному русскому художнику. Маковский с одинаковым блеском выполнял любой заказ на любую тему. Именно последнее вызывало у многих непонимание, и даже осуждение. Одни, видимо, завидовали успеху, другие считали, что в картинах должен присутствовать народ со своей повседневной жизнью. Но такие картины раскупались не столь охотно, и многие считали, что Маковский писал на те темы, которые были востребованы, то есть ради собственного обогащения.

Однако он всегда жил, как ему хотелось и писал то, что хотел. Его видение прекрасного просто совпали с требованиями и запросами тех людей, которые готовы были платить за его картины большие деньги. Его лёгкий успех стал основной причиной отрицательного отношения к нему и его творчеству художников-передвижников. Его обвиняли в том, что он ради материальных благ использовал искусство и свой талант.

К.Е. Маковский начинал свой художественный путь вместе с художниками- передвижниками, выставляя картины на тему жизни народа. Однако со временем его интересы стали иными, и с 1880-х он стал успешным салонным портретистом. О том, что это произошло ради материальных благ, нельзя поверить. Ведь об этом говорят его многочисленные коллекции и многогранный талант. Но нельзя отрицать, что Маковский не искал признания за рубежом. К тому же европейцы интересовались русской историей, поэтому его работы быстро продавались.

В личной жизни Маковский также был счастлив. Его приятная внешность, общительность, всегда открытый и улыбчивый взгляд ясных глаз делали Константина Егоровича всегда желанным гостем. Он был трижды женат. Его первая жена Леночка Буркова, актриса Александринского театра, прожила с ним недолгую жизнь. Обаятельная и нежная девушка внесла в его жизнь много радости и тепла. Но из земной жизни ее рано унесла болезнь.

Беззаботный и жадный к утехам жизни Константин Егорович быстро утешился, увидев на балу необыкновенной красоты девушку – Юленьку Леткову. Девушке шел всего лишь шестнадцатый год, а обворожительному живописцу – тридцать шестой. Вскоре состоялась свадьба. Прожив двадцать лет счастливой семейной жизни, Константин Егорович написал множество картин, в большинстве из которых встречается милый образ его молодой жены. На протяжении долгих лет Юлия Павловна Маковская была его музой и моделью для портретов.

В 1889 году Константин Маковский отправился на Всемирную выставку в Париж, где экспонировал несколько своих картин. Там он увлекся молодой Марией Алексеевной Матавтиной (1869-1919). В 1891 году родился внебрачный сын Константин. Пришлось признаться во всем жене. Юлия Павловна не простила измены. Через несколько лет был оформлен развод. А Константин Егорович продолжал счастливую семейную жизнь с третьей женой, которую также использовал в качестве модели. Своих детей и от второго, и от третьего брака, он также часто изображал на своих полотнах.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: